УДК 343.82

О ПОНЯТИИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ СОБСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ

Д.А. Косоногов

Соискатель Владимирского юридического института ФСИН России, старший оперуполномоченный по особо важным делам управления собственной безопасности ГУФСИН России по Пермскому краю
614990, г. Пермь, ул. Н.Островского, 25
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье проанализированы определения понятия «безопасность» и подходы к ее обеспечению. Предложен авторский вариант определения понятий «обеспечение безопасности» и «собственная безопасность уголовно-исполнительной системы». Раскрывается содержание обеспечения собственной безопасности в уголовно-исполнительной системе. Представлена логическая последовательность категорий (формула), позволяющая сформулировать понятие «безопасность УИС». Рассматривается соотношение уголовно-исполнительного и оперативно-розыскного законодательства РФ на предмет определения компетенции оперативно-розыскных органов уголовно-исполнительной системы.


Ключевые слова: безопасность; собственная безопасности; угроза; защищенность; уголовно-исполнительная система; оперативно-розыскная деятельность

 

Современное состояние уголовно-исполнительной системы (далее – УИС), а также ее реформирование в контексте развития и интеграции Российской Федерации в мировое сообщество приводит к возникновению новых угроз. В связи с этим, возникает необходимость в повышении ее готовности противостоять возникшим внешним и внутренним, реальным и потенциальным, влияющим на конкретный объект и общую обстановку угрозам.

Концепция развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года [4] в качестве приоритетов указывает на установление комплекса жестких мер, направленных на искоренение: коррупции и должностных злоупотреблений в Федеральной службе исполнения наказаний (далее – ФСИН); содействия незаконному доступу в места лишения свободы предметов, как разрешенных, так и запрещенных к использованию осужденными, подозреваемыми, обвиняемыми (далее – спецконтингент); нарушений в сфере закупок для нужд ФСИН; незаконного содействия условно-досрочному освобождению. Предусмотрена также разработка научнообоснованных нормативов нагрузки сотрудников оперативных служб; совершенствование мер обеспечения личной безопасности персонала учреждений и осужденных.

В словаре В. Даля безопасность определяется как «отсутствие опасности, стабильность, сохранность, надежность; безопасный – неопасный, неугрожающий, не могущий причинить зла или вреда, безвредный, сохранный, верный, надежный» [1, с. 44].

Указанное понятие не в полной мере соответствует действительности. Наличие критерия «отсутствие опасности» не всегда свидетельствует о состоянии безопасности. Объекты безопасности находятся в постоянной динамике. Соответственно, прогнозирование возникновения новых угроз, мониторинг внутренней и внешней сред системы являются одним из элементов обеспечения безопасности.

Безопасность рассматривается как свойство (или атрибут) системы. В основе данного понимания заложено предположение о естественной защищенности любой системы (начиная от элементарных частиц и атомов до человека и далее) от разрушительного воздействия каких-либо сил [10, с. 13]. Безопасность также понимается как специфическая деятельность [13, с. 30].

В настоящее время некоторые ученые указывают на появление теории безопасности как науки о предвидении режимов функционирования системы, угрожающих ее существованию, и о мерах по их предотвращению [6, с. 86].

Современная трактовка термина «безопасность» звучит следующим образом: состояние, ситуация спокойствия, проявляющаяся в результате реальной опасности (как физической, так и моральной), а также материальные, экономические, политические условия, соответствующие органы и организации, способствующие созданию данной ситуации [16, с. 13−14].

Попытка закрепить законодательно общее понятие безопасности предпринята в законе РФ «О безопасности» [7]. Статья 1 названного закона, определяла безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Однако видов безопасности огромное множество, и не все они подпадают под признаки общего определения безопасности. Таким образом, настоящее определение не прижилось по понятным причинам и в действующем Федеральном законе «О безопасности» [7] отсутствует.

Федеральный закон определяет основные принципы и содержание деятельности по обеспечению безопасности государства, общественной безопасности, экологической безопасности, безопасности личности, иных видов безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Следует согласится с Н.М. Самородовым в том, что «…Федеральный закон по своему предмету регулирования значительно отличается от ранее действовавшего Закона, не содержит излишней детализации и в этой связи, по существу, является рамочным, требующим принятия специальных нормативных правовых актов Президента Российской Федерации. Несмотря на ведущиеся в научных кругах по его структуре и содержанию споры, является шагом вперед в развитии законодательства в области обеспечения национальной безопасности…» [11, с. 22].

В научной литературе выделяют такие виды безопасности, как государственная, международная, экономическая, общественная, оборонная, информационная, экологическая, национальная, военная, энергетическая, ядерная и радиационная. Также говорится о безопасности труда, дорожного движения, малого города и региональной безопасности [2, т. 1, с. 359−361].

В рамках классификации видов безопасности могут применяться различные критерии, в зависимости от того, какой объект подлежит защите от угрожающих ему опасностей. Так, возможно выделить безопасность государства, общественную безопасность, безопасность населения, личную безопасность конкретного человека, гражданина, безопасность города, региона. В зависимости от сферы, в которой необходимо создать условия для устранения угроз, выделяются такие виды безопасности, как экономическая безопасность, политическая безопасность, социальная безопасность, энергетическая безопасность и т.д. [3, с. 34−37].

«Понятие “безопасность”… предполагает существование такой системы взаимоотношений личности, общества, государства (Российской Федерации и ее субъектов) и международного сообщества, которая представляет собой основу для организации условий предотвращения и ликвидации опасности для существования и прогрессивного развития личности, общества и государства… сущность безопасности заключается в такой организации системы, при которой она могла бы длительное время стабильно функционировать и противодействовать как угрозам, заключенным в рамках нее самой, так и угрозам извне [3, с. 34−37].

Таким образом, следует, что все существующие определения безопасности несовершенны в смысле абсолютности отражения описываемого ими явления.

Наиболее близким к пониманию понятия безопасности является определение безопасности, которое сформулировал Р.Г. Халиуллин – «…состояние защищенности объекта от различных угроз, обеспечивающее его устойчивое существование и развитие. Всевозможная деятельность по достижению и поддержанию этого состояния есть обеспечение безопасности. Совокупность экономических, политических, экологических, информационных и иных условий и факторов, способствующих достижению и поддержанию этого состояния – это условия безопасности. А подобные условия и факторы, создающие опасность и наносящие ущерб равновесию, дестабилизирующие объект, есть угрозы безопасности» [15].

Очевидно, что «…изучение проблем безопасности должно проводиться комплексно применительно к конкретному объекту исследования – системе (совокупности элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство)» [3, с. 34−37].

С.В. Кортунов указывает на два основных укоренившихся в науке подхода к обеспечению безопасности [6, с. 35].

В рамках первого (натуралистического) подхода предполагается, что безопасность системы есть защищенность от внутренних и внешних воздействий на нее с целью изменения, а вектор опасности мыслится как направленный снаружи на систему, безопасность которой хотят обеспечить.

В рамках другого подхода, носящего наименование деятельностного (системно-деятельностного), картина представляется прямо противоположным образом: «опасность-безопасность» выступает как характеристика нашей собственной деятельности, а системное представление о последней объединяет воедино источник опасности и угрожаемый объект.

Полагается, что в рамках натуралистического подхода вектор опасности необходимо мыслить не только как направленный снаружи на систему, но и угрозу «болезненного поражения» самой системы изнутри, поскольку с момента любого зарождения организма (системы) заложены (существуют) элементы самоуничтожения. Объединение источника опасности и угрожаемый объект в рамках системно-деятельностного подхода также не в полной мере раскрывает их сущность, поскольку системный подход является более широким по своей сути и охватывающим своим содержанием как натуралистический, так и деятельностный подходы. Следует согласится с А.Ю. Кирьяновым, который считает, что системный подход должен рассматриваться в качестве самостоятельного [3, с. 34−37].

В рамках системного подхода к обеспечению безопасности выделяются две стороны данного явления:

  1. Внутренняя безопасность есть критерий целостности системы и показатель ее гомеостаза, т.е. безопасность характеризует способность системы поддерживать свое нормальное функционирование в условиях воздействия среды и внутренних возмущений [3, с. 34–37].

  2. Внешняя безопасность в данном контексте есть способность системы взаимодействовать со средой без нарушения гомеостаза последней, т.е. воздействие системы на среду не приводит к необратимым изменениям или нарушениям важнейших параметров, характеризующих состояние среды, принятое за допустимое [6, с. 83]. В данном случае следует говорить о «состоянии внутренней среды», от качественной характеристики которой зависит воздействие на внешнюю среду.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года [12] закреплено понятие национальной безопасности как состояния защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства. В указанном понятии под «национальной безопасностью» понимается также «безопасность государства» как ее разновидность. Основными приоритетами национальной безопасности Российской Федерации являются государственная и общественная безопасность.

Федеральная служба исполнения наказаний, как орган государственной власти, в которой предусмотрена правоохранительная служба, выполняет государственные функции:

  1. по исполнению уголовных наказаний в отношении осужденных;

  2. по содержанию лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, и подсудимых, находящихся под стражей, их охране и конвоированию;

  3. по контролю за поведением условно осужденных и осужденных, которым судом предоставлена отсрочка отбывания наказания;

  4. по обеспечению правопорядка и законности в учреждениях, исполняющих наказания, и следственных изоляторах, а также безопасности лиц, находящихся на их территориях; безопасности объектов УИС; защиты сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну, в УИС [9].

Таким образом, предлагается логическая последовательность категорий, которые позволяют уяснить содержание «безопасности УИС»: заградительные меры (защита) от негативных факторов (опасность), влияющие на систему с целью недопущения негативного воздействия (внешнего и внутреннего), способного оказать влияние на нормальное существование и развитие системы (позитивная цель).

Предложенная последовательность позволяет сформулировать понятие безопасности УИС как состояние защищенности ее объектов; лиц, находящихся на территориях учреждений и органов, персонала; инфраструктуры жизнеобеспечения; телекоммуникационных сетей и информации; ее права и интересы, которое позволяет обеспечить нормальное функционирование и развитие учреждений и органов УИС, выполнение возложенных законодательством РФ на нее задач и функций.

Защищенность в данном случае понимается как процесс непрерывного мониторинга, противодействия неправомерному вмешательству в деятельность УИС. Защищенность не может носить статичный характер по причине постоянного воздействия на нее внешних и внутренних факторов. Противодействие включает в себя профилактику (превентивные, предупредительные меры), борьбу (непосредственное применение мер воздействия) и минимизацию негативных последствий (ущерба).

Состояние защищенности – уровень действенности предпринимаемых мер и как следствие (результат) – стабильное функционирование и развитие УИС.

Обеспечение безопасности – деятельность субъекта по созданию и соблюдению требований, необходимых и достаточных противодействию угрозам, контроль над их исполнением. Условие достаточности имеет существенное значение, поскольку при его несоблюдении говорить о надлежащем обеспечении не приходится. Так, например, несоблюдение нормативной численности сотрудников, обеспечивающих конвоирование осужденного, способствует трансформации потенциальной угрозы нападения в реальную. Обеспечение безопасности всегда процесс – непрерывное, упорядоченное функционирование субъекта безопасности.

Статья 3 Федерального закона «О безопасности» [7] определяет содержание деятельности по обеспечению безопасности как:

  1. прогнозирование, выявление, анализ и оценку угроз безопасности;

  2. определение основных направлений государственной политики и стратегическое планирование в области обеспечения безопасности;

  3. правовое регулирование в области обеспечения безопасности;

  4. разработку и применение комплекса оперативных и долговременных мер по выявлению, предупреждению и устранению угроз безопасности, локализации и нейтрализации последствий их проявления;

  5. применение специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности;

  6. разработку, производство и внедрение современных видов вооружения, военной и специальной техники, а также техники двойного и гражданского назначения в целях обеспечения безопасности;

  7. организацию научной деятельности в области обеспечения безопасности;

  8. координацию деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления в области обеспечения безопасности;

  9. финансирование расходов на обеспечение безопасности, контроль за целевым расходованием выделенных средств;

  10. международное сотрудничество в целях обеспечения безопасности;

  11. осуществление других мероприятий в области обеспечения безопасности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

ФСИН, как федеральный орган исполнительной власти, выполняет задачи в области обеспечения безопасности в соответствии с законодательством РФ. Следует ли понимать, что УИС, как правоохранительный орган, обязан (уполномочен) обеспечивать собственную безопасность посредством имеющихся в его распоряжении сил и средств?

Чтобы ответь на этот вопрос, необходимо уяснить природу понятия собственной безопасности. Под категорией «собственная» следует понимать принадлежность чего-либо (материальных и нематериальных благ, прав и обязанностей) к субъекту, обладающему относимостью, компетенцией к ней. При этом отношения не сводятся только к экономическим (например, собственность).

При сопоставлении понятий «собственная» и «безопасность» следует говорить об административных, государственных отношениях, так как УИС является органом государственной власти и обладает государственно-властными полномочиями. Перечисленные функции ФСИН как государственного органа возложены на те или иные учреждения и органы УИС. Однако следует отграничивать функции, которые позволяют обеспечивать достижение цели, для которой в принципе и создавался рассматриваемый государственный институт – исполнение уголовных наказаний, от частных функций учреждений и органов, цель которых – обеспечивать удовлетворение внутренних потребностей самой системы.

Понятие «собственная» подразумевает прежде всего личное, непосредственное, направленное на себя. Направленность в рассматриваемой категории имеет ключевое значение. Именно направленность на внутреннюю потребность в стабильности функционирования самой системы определяет внутреннее состояние такой системы, способной взаимодействовать с внешней средой. Обеспечение потребности системы в ее целостности и стабильности является ничем иным, как потребность в самосохранении.

Таким образом, собственная безопасность УИС – это внутриорганизационная система мер, средств, условий, характеризующих готовность учреждений и органов УИС противостоять неправомерному вмешательству в их деятельность при взаимоотношениях с внешней средой и негативным внутренним процессом с целью нормального функционирования и развития УИС, и позволяющих выполнять поставленные задачи и функции.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года ФСИН, как правоохранительный орган, является субъектом обеспечения национальной безопасности, принимает участие в обеспечении национальной безопасности государства и сосредоточивает свои усилия на обеспечении государственной и общественной безопасности.

В целях обеспечения собственной безопасности учреждений и органов УИС, как подвида государственной безопасности, образованы и функционируют специально уполномоченные оперативно-розыскные органы, наделенные соответствующей их статусу компетенцией, – подразделения собственной безопасности.

Традиционно считается, что деятельность оперативных подразделений УИС регламентирована ст. 84 УИК РФ [14] и имеет направленность (объект) на спецконтингент: обеспечение личной безопасности осужденных, персонала исправительных учреждений и иных лиц; выявление, предупреждение и раскрытие готовящихся и совершаемых в исправительных учреждениях преступлений и нарушений установленного порядка отбывания наказания; розыск в установленном порядке осужденных, совершивших побег из исправительных учреждений, а также осужденных, уклоняющихся от отбывания лишения свободы; содействие в выявлении и раскрытии преступлений, совершенных осужденными до прибытия в исправительное учреждение.

Согласно статье 1 Федерального закона об оперативно-розыскной деятельности [8] оперативные подразделения УИС являются органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (далее – ОРД) в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Содержание ОРД, осуществляемой на территории Российской Федерации, определяет названный выше закон (ч. 8 ст. 13), который устанавливает субъектом такой деятельности, без каких-либо ограничений (т.е. общим субъектом ОРД), – оперативные органы ФСИН. Соответственно на оперативные подразделения распространяются все названные в законе задачи ОРД.

В нашем понимании, задачи, перечисленные в ч. 1 ст. 84 УИК РФ, установлены исключительно для конкретизации, установления их приоритета над общими задачами ОРД. Кроме того, название и содержание ч. 1 ст. 84 УИК РФ указывает, что ОРД осуществляется только в исправительных учреждениях. Это также не в полной мере соответствует действительности.

Таким образом, обеспечение собственной безопасности УИС – деятельность (непрерывное, упорядоченное, последовательное функционирование) специального субъекта (оперативно-розыскного подразделения ФСИН) по созданию, соблюдению требований (контроль над их исполнением) и условий, необходимых и достаточных для прогнозирования, выявления и противодействия угрозам УИС.

Нормативно-правовое закрепление собственной безопасности УИС и ее обеспечение позволили бы значительно конкретизировать задачи ОРД в УИС; основания и субъекта применения мер безопасности; расширить правовую основу деятельности. Все это, несомненно, усовершенствует нормативную правовую основу, оптимизирует практическую деятельность, исключит разночтения действующего уголовно-исполнительного и оперативно-розыскного законодательства в части ОРД в УИС.

 

Библиографический список

  1. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М., 2002. С. 44.

  2. Калина Е.С. Понятие безопасности и право на безопасность как одно из личных прав // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 4: В 3 т. Т. 1. М.: Издательская группа «Юрист», 2004. С. 359–361.

  3. Кирьянов А.Ю. Общая характеристика понятия «безопасность». Подходы к определению и виды // Безопасность бизнеса. 2010. №1. [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  4. Концепция развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года [Электронный ресурс]: распоряжение Правительства Рос. Федерации от 14 окт. 2010 г. №1772-р // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. №43, ст. 5544. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  5. Кортунов С.В. Становление политики безопасности: Формирование политики национальной безопасности России в контексте проблем глобализации. М.: Наука, 2003. С. 35.

  6. Могилевский В.Д. Системная безопасность: формализованный подход // Материалы конф. «Проблемы внутренней безопасности России в XXI веке» / науч. ред. В.А. Возжеников. М.: ЗАО «ЭДАС-ПАК», 2001. С. 83−86.

  7. О безопасности: закон Рос. Федерации от 5 марта 1992 г. №2446-1 // [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  8. Об оперативно-розыскной деятельности: Федера. закон от 12 авг. 1995 г. №144-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1995. №33, ст. 3349.

  9. Положение о Федеральной службе исполнения наказаний: указ Президента Рос. Федерации от 13 окт. 2004 г. №1314 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. №42, ст. 4109.

  10. Рыбалкин Н.Н. Философия безопасности: учебное пособие. М., 2006. С. 13.

  11. Самородов Н.М. Совершенствование правовой базы обеспечения национальной безопасности в Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2011. №5. С. 22.

  12. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года [Электронный ресурс]: указ Президента Рос. Федерации от 12 мая 2009 г. №537 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2009. №20, ст. 2444.

  13. Тимохин П.П. К формированию концепции безопасности России // Безопасность. 1993. №6. С. 30.

  14. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. №1-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. №2, ст. 198.

  15. Халиуллин Р.Г. Безопасность: многообразие подходов и проблемы определения понятия [Электронный ресурс] // Юрид. образование и наука. 2007. №4. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  16. Экономическая и национальная безопасность: учебник / под ред. Е.А. Олейникова. М., 2004. С. 13−14.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.