УДК 343.1:347.918 (73)

Медиация в уголовном процессе США

А.С. Василенко

Аспирант кафедры уголовного права и процесса
Российский университет дружбы народов
117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье анализируются рассмотрены программы медиации, применяемые в уголовном судопроизводстве таких американских штатов, как Огайо и Северная Каролина. Особенностью этих программ примирения является то, что они применяются на том этапе уголовного процесса, когда материалы уже поступили в суд и успешная медиация сможет послужить заменой судебному разбирательству, а не уголовному процессу в целом.

Сказано о принципе конфиденциальности, рассмотрен круг лиц, которые могут присутствовать на медиации, а также их права и случаи ограничения их участия.

Автором сделано предположение о том, что приведенная модель посредничества, в качестве альтернативы судебному следствию может быть использована и в нашей стране.


Ключевые слова: медиация; восстановительное правосудие; примирение сторон; примирительная процедура; медиативное соглашение

 

В 70-е годы прошлого столетия в США, в результате практикуемой общественными и религиозными организациями восстановительной работы с преступниками, стали появляться различные программы примирения в уголовном судопроизводстве. Примером такой программы является Victim-Offender Mediation program (медиация между жертвой и преступником), которая работала настолько успешно, что к концу 80-х годов действовала, по крайней мере, в 42 судебных округах (к слову, вся территория США поделена на 94 судебных округа).

В городе Гамильтон штата Огайо с 1974 года работает частная служба медиации (ThePrivateComplaintMediationService). Эта служба субсидируется и контролируется судебной системой штата и занимается только не тяжкими преступлениями (миздиминорами). Около половины всех материалов о миздиминорах направляются полицией в эту организацию для внесудебного разрешения. А в городе Цинциннати полицейский наделен правом направлять стороны деликта на медиацию сразу после получения сообщения о преступлении.

Хотя, как уже было сказано выше, в эту службу материалы попадают на досудебной стадии, суд так же нередко (около 10% всех судебных дел) [9] направляет дела в эту организацию на примирительные процедуры и, как правило, происходит это по просьбе прокурора или адвоката.

Но не совсем правильно утверждать, что в 70-80-х годах ХХ века эта программа была какой-то новацией,правильнее сказать, что в конце ХХ века эта модель получила статус программы восстановительного правосудия. В то время как коренные индейцы (например, народы Лакота и Дакота) аналогичную модель используют уже давно:в присутствии одного или нескольких старейшин лицо совершившее преступление и жертва этого преступления обсуждают произошедшее. Старейшина вступительным словом начинает процесс примирения, после чего в своей речи он уделяет особое внимание реакции общества на преступление и последствиям преступления (как материальным, так и психологическим и т.д.). Затем сторонам предоставляется возможность высказать свою позицию и задать друг другу вопросы. Кроме того, в таком обсуждении случившегося участвуют все те, кто считает себя заинтересованным лицом (друзья, соседи, родственники жертвы и преступника). Все присутствующие имеют возможность высказать свое мнение. После совместного обсуждения сторонам предоставляется возможность поговорить друг с другом тет-а-тет, и как только они придут к какому-либо решению, оно сообщается старейшине, а затем и обществу [3].

Несмотря на то, что программы восстановительного правосудия не являлись новинкой, они прошли долгий путь до признания и законодательного закрепления.

После того как в 1989 году в штате Миннесота общественными организациями началась активная пропаганда восстановительного правосудия, в 1990 Общественным советом по вопросам преступности и правосудия совместно с Церковным советом г. Сент-Пола была организована конференция по вопросам восстановительного правосудия. В начале интерес к такому не карательному ответу на преступность проявили совсем небольшое количество профессиональных юристов, тем не менее в начале 90-х годов департамент исполнения наказаний создал специальный комитет по изучению восстановительного правосудия. И уже в 1992 году этот комитет организовал еще одну конференцию, в которой приняли участие большинство руководителей исправительных учреждений по всему штату. Постепенно восстановительное правосудие получало общественное признание, и со временем стали появляться образовательные программы в первую очередь для сотрудников служб пробации, полицейских, судей, юристов вообще, а также для служителей церкви и обычных граждан. В результате с 1994 года в Миннесоте работает программа посредничества в уголовных делах [7]. Этот штат не зря признан лидером инноваций в восстановительном правосудии [6, с. 262]. С 1995 года здесь в ряде полицейских участков начали практиковать семейные конференции, в качестве альтернативы уголовному процессу для несовершеннолетних, а с 1996 был запущен общественный совет восстановительного правосудия, который работал не только с несовершеннолетними, но и со взрослыми преступниками.

Программы примирения потерпевших и правонарушителей являются самой распространенной формой восстановительного правосудия. В качестве основной технологии в таких программах используется посредничество (медиация) [1].

Разумеется, нет и не может быть полного перечня всех используемых медиаторами программ медиации. Разнообразием программ медиации определяется численность и дифференциация медиаторов, а любая из используемых программ может быть в равной степени эффективна [4].

Единой схемы, по которой должна работать программа медиации, нет, и сотни программ действуют под разными названиями, но используют они, как правило, тот же основной подход, что и первая программа примирения жертвы и правонарушителя. Помимо этого существует ряд аналогичных подходов, схожих по существу, но с некоторыми вариациями [2].

В первые годы на медиацию направлялись материалы по преступлениям небольшой тяжести, совершенные несовершеннолетними преступниками, в последнее время все сильнее обнаруживает себя иная тенденция: на медиацию все чаще направляют материалы о преступлениях более тяжких или совершенных взрослыми преступниками. Например, в штате Огайо законодательно закреплены следующие положения: «…в любом уголовном процессе стороны и суд могут обратиться к медиации по всем или некоторым вопросам уголовного дела…» (Idaho Criminal Rules. Rule 18.1. Idaho Juvenile Rules. Rule 12.1.), «…на медиацию могут быть направлены уголовные дела о миздоминорах и фелониях если суд сочтет, что посредничество может быть успешным…» (Idaho Criminal Rules. Rule 18.1.(2). Idaho Juvenile Rules. Rule 12.1.(2). При этом стоит отдельно отметить, что вышеуказанные нормы распространяются как на несовершеннолетних, так и на взрослых преступников.

Так как же на практике происходит посредничество в уголовном процессе? В штате Северная Каролина действует интересная программа медиации районного уголовного суда. Эта программа предусматривает посредничество в суде и работает как альтернатива судебному разбирательству, но не уголовному процессу в целом.

В Северной Каролине такая программа закреплена в нормах NorthCarolinaGeneralStatutes– Собранием законодательства Северной Каролины, а Верховным судом приняты правила – SupremeCourtRules для реализации этих норм (N.C.G.S. §7A-38.3D(d)). В §7A-38.3D(а) N.C.G.S. прямо сказано, что Генеральная Ассамблея считает внедрение посредничества в окружные уголовные суды деятельностью в интересах общества. Для этого в окружных судах создаются сертифицированные программы посредничества. Судьи и окружные прокуроры должны поощрять посреднические процедуры по любым уголовным делам, если они усматривают пользу от таких процедур (N.C.G.S. §7A-38.5(с).

Кроме указанных выше документов, в этом штате действуют «Правила осуществления посредничества по делам находящимся на рассмотрении в окружном уголовном суде»[8].

В соответствии с этими правилами суд, руководствуясь внутренним убеждением и внешними факторами, такими как: готовность сторон принять участие в примирительной программе; отказ от судебного разбирательства не нарушит права третьих лиц, участвующих в процессе; возможность в этом конкретном случае прекращения уголовного дела за примирением сторон и т.д. может рекомендовать сторонам принять участие в этой программе.

При этом суд поощряет проведение медиации и достижение примирительного соглашения в кратчайшие сроки. Несмотря на то, что в правилах не обозначен срок, признаваемый кратчайшим, из чего можно сделать вывод о том, что этот срок «индивидуален» для каждого случая, Rule 3.C.(3) указанного документа гласит, что превышение этого срока возможно только с разрешения суда: «…суд может продлить срок для завершения медиации по собственной инициативе или по ходатайству представителей сотрудников центра медиации…». Например, причиной продления этого срока может служить заявление посредника о том, что медиация «зашла в тупик», в этой ситуации, медиатор должен выяснить позицию сторон: желают ли они продолжить поиск консенсуса (тогда посредник ходатайствует о продлении срока) или прекратить примирительную процедуру (в этом случае дело возвращается в суд) и сообщить о принятом решении суду.

После того как материалы дела вместе с обвинительным документом поступили в суд, окружной прокурор (а иногда и судья) информирует стороны о возможности участия в программе медиации. Если жертва и преступник соглашаются принять участие в этой программе, то медиация может быть проведена прямо в здании суда. В случае если в деле участвуют несколько обвиняемых или несколько жертв, то по усмотрению суда эти лица могут быть объединены для участия в медиации.

Если стороны согласились на участие в медиации, суд уведомляет их в устной или письменной форме о следующем:

  1. срок, отведенный судом на медиацию;

  2. имя медиатора или название посреднической организации;

  3. требование об уплате преступником пошлины в размере 60 дол. США для осуществления посреднических услуг.

В NorthCarolinaGeneralStatutes §7A-38.3D(m) сказано, что суд по своему усмотрению может разрешить третьему лицу совершить уплату пошлины или ее часть за преступника. А в §7A-38.7(b) отмечается, что посредническая организация должна получить документальное подтверждение произведенной оплаты.

После этого суд передает материалы дела в посредническую организацию или определенному медиатору. К слову медиатор обязан пройти обучение по специальной программе, которая включает не менее 24 часов подготовки к посреднической деятельности. В числе прочего в процессе обучения будущим медиаторам разъясняют положения рассматриваемых нами документов. По завершению обучения состоится квалификационный экзамен и в случае успешного его прохождения медиатор может приступить к практике. В качестве отступления, хотелось бы заметить, что количество часов в образовательной программе в разных штатах установлено разное. К примеру, в Огайо медиатор должен пройти минимум 12-часовой обучение (Idaho Criminal Rules. Rule 18.1.(3). Idaho Juvenile Rules. Rule 12.1.(3).

В Северной Каролине предусмотрено право сторон ходатайствовать перед судом или посреднической организацией о замене медиатора.

Если все стороны изъявили желание участвовать в примирительной процедуре и устранены все формальности, медиация может проходить в посреднической организации, в здании суда или в любом другом месте, о котором договорятся посредник и стороны.

До начала процедуры посредник обязан разъяснить сторонам этапы медиации, ее принципы, права и обязанности сторон и особенности примирительного соглашения.

В соответствии с «Правилами осуществления посредничества по делам, находящимся на рассмотрении в окружном уголовном суде» участники, согласившиеся на медиацию должны физически присутствовать на примирительной процедуре. Но из этого правила есть исключения: по соглашению сторон и посредника или по решению суда лицу может быть разрешено участвовать в медиации по телефону или быть представленным своим адвокатом или представителем.

Вообще «Правила осуществления посредничества по делам, находящимся на рассмотрении в окружном уголовном суде» разрешают присутствие на примирительной процедуре и участие в ней родителей и опекунов несовершеннолетних, адвоката стороны (разрешены консультации до, после и во время медиации, а также контроль за соблюдением достигнутых договоренностей) и третьим лицам если посредник считает, что их присутствие поможет достижению целей медиации. Но посредник имеет право ограничить участие вышеперечисленных лиц в любой момент, как только посчитает, что их участие отрицательно влияет на процесс медиации.

Сама примирительная процедура проходит в условиях конфиденциальности. Вышеуказанные Правила содержат прямой запрет на осуществление стенографической, аудио или видео записи любым участником медиации. Особо отмечено, что этот запрет распространяется на осуществление записи с согласия сторон.

Кроме этого, принципу конфиденциальности отвечает правило свидетельской привилегии, которой обладает посредник, в вопросах, касающихся проведенной медиации. Смысл этой привилегии сводится к следующему: если в результате медиации стороны не примирились и примирительное соглашение не заключено, уголовное дело возвращается в суд и продолжается обычный уголовный процесс. Здесь стоит сказать о том, что при направлении материалов из суда посреднику окружной прокурор приостанавливает уголовное судопроизводство по делу (N.C.G.S. §7A-38.3D(b). После возвращения уголовного дела в суд и возобновления процесса, в судебном заседании в соответствии с NorthCarolinaGeneralStatutes §7A-38.3D(k) медиатор не может быть принужден к даче показаний о проведенной примирительной процедуре или предоставлении доказательств, о которых ему стало известно в результате медиации.

Но и у этого правила есть ряд исключений. Посредник может обратиться в правоохранительные органы, в случае если ему становится известно о том, что какому-либо лицу или принадлежащему ему имуществу грозит опасность. Также медиатор может отступить от принципа конфиденциальности, если в процессе медиации он убедится в том, что взрослыми членами семьи нарушаются права несовершеннолетних. Кроме этого, суд может обязать посредника раскрыть доказательства, если суд приходит к выводу о том, что раскрытие этого доказательства необходимо для надлежащего отправления правосудия и у суда нет возможности получить доказательства из других источников (N.C.G.S. §7A-38.3D(k)(4).

Идеальным результатом медиации должно стать медиативное соглашение, содержащее все условия, о которых договорились стороны. При этом обязательным условием является письменная форма соглашения и наличие подписей обеих сторон. В Северной Каролине такое соглашение вступает в силу, как только он подписано сторонами. В штате Огайо к медиативному соглашению отнеслись более серьезно и для вступления в силу соглашение должно быть утверждено судом (18.1(8)/12.1(8).

В заключение хотелось бы сказать, что на сегодняшний день Victim-Offender Mediation program получила распространение и законодательное закрепление не только в ряде штатов Америки, но и за ее пределами и теперь успешно работает в Канаде, Англии и Новой Зеландии, а также и в других странах. Как правило, программу осуществляют частные некоммерческие или общественные организации, которые в своей работе тесно сотрудничают с местным судом [3].

Полагаем, что приведенная модель посредничества в качестве альтернативы судебному следствию могла бы прижиться и в нашей стране. Несомненно, все необходимо делать постепенно и очень обдуманно, но по делам возбужденным в отношении несовершеннолетних, думается, уже сегодня такая схема была бы очень эффективна. Тем более, что в ряде городов Российской Федерации созданы Районные службы примирения, которые уже сейчас в сотрудничестве с Комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав практикуют различные восстановительные программы в разного рода конфликтах (семейных, школьных, личностных и т.д.), указанные службы нередко работают с несовершеннолетними, совершившими преступления, в отношении которых не возбуждено уголовное дело только по причине не достижения ими возраста уголовной ответственности.

К сожалению, пока такая деятельность не распространяется на уголовные дела, хотя для этого существует все необходимое (разработаны методики, изучен зарубежный опыт примирения, подобраны квалифицированные специалисты, проводятся тренинги и обучающие семинары), кроме законодательного закрепления, что, безусловно, является главным препятствием развития восстановительных практик в России.

 

Библиографический список

  1. Восстановительное правосудие [Электронный ресурс]. URL: http://4prison.ru (дата обращения: 23.03.2012).

  2. Лорейн Стутсман Амстутс, Ховард Зер. Конференция жертвы и правонарушителя в системе ювенальной юстиции. Пенсильвания, 1998.

  3. Gehm, John R. 1998. «Victim-Offender Mediation Programs: An Exploration of Practice and Theoretical Frameworks». Western Criminology Review 1 (1) [Электронный ресурс]. URL: http://wcr.sonoma.edu/v1n1/gehm.html (дата обращения: 23.03.2012).

  4. Hill R.TheDispute Resolution Journal. Non-adversarial Mediation. July 1995.

  5. Idaho Criminal Rules [Электронный ресурс]. URL: http://www.isc.idaho.gov/ rulestxt.htmIdaho Juvenile Rules (дата обращения: 23.03.2012).

  6. Liebmann M. Restorative justice: how it works. Printed and bound in Great Britain by Athenaeum Press, Gateshead, Tyne and Wear2007.

  7. Restorative justice in Minnesota and the USA [Электронный ресурс]. http:// www.unafei.or.jp/english/pdf/RS_No63/No63_17VE_Pranis1.pdf (дата обращения: 23.03.2012).

  8. Rules implementing mediation in matters pending in district criminal court [Электронный ресурс]. http://www.aoc.state.nc.us/www/public/html/pdf/Dispute_Resolution/DistrictCriminalCourt.pdf (дата обращения: 23.03.2012).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.