УДК 347.73/.76

К ВОПРОСУ О ПРАВОВОЙ ПРИРОДЕ ДОГОВОРА ФРАХТОВАНИЯ

О.С. Юренкова

Старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса юридического факультета
Ульяновский государственный университет
432700, г. Ульяновск, ул. Гончарова, 40/9
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Обозначены проблемы правовой квалификации договора фрахтования. Показаны отличительные черты чартера, позволяющие его отграничить от договора перевозки грузов и от договора перевозки пассажиров и багажа, а также от договора аренды транспортных средств. Исследуется правовая природа услуги по фрахтованию. Определяются цели сторон договора и его направленность. Автор приходит к выводу о том, что фрахтование является разновидностью услуг по перевозке. Поставлен вопрос о соотношение понятий бронирование и предоставление вместимости транспортных средств.


Ключевые слова: договор фрахтования; перевозка; аренда транспортных средств

 

Вопрос о правовой природе договора фрахтования является крайне дискуссионным. Одна из причин такого положения дел – несовершенство действующего законодательства. В Гражданском кодексе Российской Федерации (далее – ГК РФ) договору фрахтования посвящена всего лишь одна статья. Транспортные уставы и кодексы не только не имеют общей платформы для унификации правовых норм в данной сфере правового регулирования, но и создают предпосылки для многочисленных научных дискуссий. 

На протяжении многих лет, а в последнее время особенно, часто поднимается вопрос о том, является ли чартер договором на оказание услуг либо на передачу имущества. Если ставить вопрос более конкретно, то его суть будет сводиться к тому, является ли договор фрахтования разновидностью услуг по перевозке либо представляет собой разновидность аренды транспортных средств (тайм-чартер)? В действующем ГК РФ договор включен в гл. 40 «Перевозка», что формально позволяет его отнести к группе договоров на оказание услуг. Кроме того, экономической целью и того и другого является перемещение груза из одного пункта в другой.

Вместе с тем предмет чартера не совпадает ни с предметом договора перевозки грузов, ни с предметом договора перевозки пассажиров. Во-первых, договор фрахтования может быть связан как с перевозкой грузов, так и с перевозкой пассажиров. Во-вторых, чартерные рейсы являются нерегулярными, а следовательно, не относятся к перевозкам транспортом общего пользования. Это влечет определенные правовые последствия, которые отражены в судебной практике. Так, в определении ВАС РФ от 29 декабря 2010 г. № ВАС-17823/10 отмечено, что договор фрахтования не относится к договорам перевозки транспортом общего пользования и не является публичным договором для перевозчика, что лишает истца права на обращение в суд с требованием о понуждении заключить договор в порядке предусмотренном статьей 445 ГК РФ [10].

В-третьих, отличие договора перевозки грузов и договора фрахтования можно обнаружить в том, что фрахтовщик не принимает на себя ответственность за груз. На данном этапе исследования мы не пытаемся дать оценку верности такой позиции. Однако она берет истоки в ранее действующем законодательстве, предусматривающем, что товарно-транспортная накладная не оформляется при перевозке грузов, по которым не ведется складской учет и не организован учет замером, взвешиванием, геодезическим замером осуществлялась. В советской юридической литературе подчеркивалось: «Поскольку в подобных случаях отпадают два основных элемента, определяющих правоотношения сторон как договор грузовой перевозки (вверенность груза перевозчику и обязанность последнего передать его управомоченному лицу), следует считать, что подобные отношения не являются договором перевозки. Учитывая, что при таких условиях работа автотранспорта оплачивается обычно не по тоннам (кубометрам), а повременно, имеются все основания рассматривать его как договор имущественного найма» [1, с. 207].

Развитие подобных взглядов и нормативных установлений получило в современном транспортном законодательстве. В п. 1. ст. 18. Устава автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта от 08.11.2007 №259-ФЗ установлено, что перевозка груза с сопровождением представителя грузовладельца, перевозка груза, в отношении которого не ведется учет движения товарно-материальных ценностей, осуществляются транспортным средством, предоставляемым на основании договора фрахтования, заключаемого в письменной форме [11].

В-четвертых, при чартере перевозчик (фрахтовщик) не принимает у отправителя определенное число мест груза к перевозке и не обязуется предоставить определенное количество мест в транспортном средстве в соответствии с приобретенным последним провозным билетом. Предмет обязательства перевозчика (фрахтовщика) при чартере составляют действия по предоставлению всей или части вместимости транспортного средства на один или несколько рейсов [3, с. 898].

Несмотря на важность отмеченных отличительных признаков, определяющим является все же ответ на вопрос: что представляет из себя услуга по фрахтованию? Исходя из легального определения договора фрахтования, его предметом являются действия фрахтовщика по предоставлению другой стороне (фрахтователю) за плату всей или части вместимости одного или нескольких транспортных средств на один или несколько рейсов для перевозки грузов, пассажиров и багажа (ст. 787 ГК РФ). Данная формулировка стала источником многочисленных дискуссий. Неоднозначность толкования понятия «вместимость транспортных средств» позволила некоторым авторам отождествить его с имуществом, а именно с самими транспортными средствами, и, как следствие, отнести чартер к разновидности договора аренды.

Причем в некоторых публикациях такое смешение перевозки с арендой происходит неумышленно. Например, В.М. Коссак отмечает, что согласно КТМ Украины судно может быть укомплектовано экипажем (тайм-чартер) по договору фрахтования судна [3, с. 789]. При буквальном толковании чартер и тайм-чартер оказываются тождественными понятиями, хотя автор имел в виду совершенно иное. Но есть и более категоричные утверждения, которые не оставляют сомнений в позиции. Так, В.А. Косовская утверждает, что рейсовый чартер представляет собой сочетание элементов договора фрахтования и договора морской перевозки груза. Это ей дает основание говорить о наличии арендных отношений, разновидностью которых является договор фрахтования судна [5, с. 16]. Такого же мнения, но уже в отношении воздушного чартера придерживаются А.Ю. Пиджаков и О.И. Аксаментов, которые полагают, что в тех случаях, когда ст.104 ВК говорит об обязанности фрахтовщика предоставить одно или несколько воздушных судов, то имеет место договор аренды воздушного судна [6, с. 19].

Более верной представляется все же точка зрения тех ученых, которые разграничивают чартер и тайм-чартер. Так, следует согласиться с Е.В. Вавилиным в том, что договор аренды транспортных средств регулирует исключительно арендные отношения [2, с. 288], не противоречит конститутивным элементам, сущности гражданско-правового института аренды, а предоставление услуг арендодателя по управлению и технической эксплуатации – особенность данного договора [2, с. 311].

То, что фрахтование является разновидностью услуг по перевозке, а не предметом договора аренды, наиболее определенно отражено в морском законодательстве. В литературе обоснованно отмечается, что «российское морское законодательство не признает самостоятельного существования договора фрахтования на рейс, а устанавливает лишь два вида договора морской перевозки груза... При этом, устанавливается, что договор морской перевозки грузов может быть заключен: с условием предоставления всего судна, его части, или определенных судовых помещений (чартер); без такого условия» [8, с. 93]. Исходя из презумпции соответствия положений КТМ РФ ст. 787 ГК РФ следует констатировать, что и на остальных видах транспорта фрахтование и перевозка являются, если не совпадающими, то, по крайней мере, неразрывными понятиями.

Не в пользу признания чартера договора аренды выступает еще одно обстоятельство, на которое обращено внимание в литературе. Фрахтовщиком и отправителем могут быть разные лица в одном морском правоотношении. В.Ю. Шемонаев отмечает следующее: «Так фрахтователем по некоторым условиям заключенного контракта может являться покупатель. В этом случае продавец товара будет обязан доставить и загрузить товар на борт зафрахтованного покупателем судна, т.е. выступить в роли отправителя. И самому отправителю перевозчик выдаст коносамент на предъявление для перевозки груза. И сам он является ответственным перед перевозчиком за убытки, причиненные несвоевременным предъявлением груза… и за иные недостатки, в результате которых были причинен вред грузу. Соглашение, заключенное покупателем товара с судовладельцем, в таком случае будет представлять собой договор фрахтования» [8, с. 93–94].

Это обстоятельство подтверждено практикой Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ, который в своем решении по делу №385/1998 от 18 октября 1999 г. обратил внимание на следующее: «После отгрузки товара продавец совершал действия, направленные на выяснение судьбы товара, направлял своего представителя в место, где проходило судебное разбирательство в отношении спорного груза, а также информировал покупателя о возможных мошеннических действиях перевозчика. Это свидетельствует о том, что продавец не считал себя освобожденным от ответственности за судьбу груза и его сохранность» [7].

Применительно к договору аренды такая ситуация с «раздвоением» контрагента владельца транспортного средства, на наш взгляд, представляется невозможной.

Основные отличия от договора аренды применительно к морскому чартеру назвал А.Г. Калпин:

  1. через подчиненных членов капитан судна осуществляет владение судном, не разделяя этого правомочия с фрахтователем;

  2. в отведенных для перевозки помещениях груз размещается по усмотрению капитана. Фрахтовщик должен поддерживать их в состоянии, обеспечивающем сохранность груза, следить за температурным и вентиляционным режимом этих помещений и т.п. Добиться всего этого он сможет лишь при условии, если будет владеть помещениями судна;

  3. убедительным подтверждением того, что фрахтовщику временно принадлежит правомочие владения грузом, может служить факт выдачи фрахтовщиком коносамента в подтверждение приема груза от отправителя;

  4. размеры доходов от перевозки (фрахт) не меняются в зависимости от того, какими оказались расходы фрахтовщика по перевозке. Коммерческая эксплуатация судна есть не что иное, как реализация фрахтовщиком правомочия пользования имуществом.

  5. провозная плата (фрахт) взимается за пройденное расстояние, в то время как арендная плата зависит от ценности и свойств сдаваемого в имущественный найм судна [4, с. 24–26].

Полностью разделяя мнение автора, обратим внимание на то, что при определении правовой природы чартера, прежде всего, стоит исходить из его направленности. На наш взгляд, данный договор все же направлен на перевозку, а не на передачу имущества во временное владение и пользование. Фрахтуя такси, пассажир имеет цель попасть в пункт назначения, а не для того, чтобы использовать транспортное средство для сидения. Фрахтователь, владеющий грузом, также не имеет цели использования, например, воздушного судна для складирования. Целью фрахтования всегда является перевозка. Договору аренды транспортных средств, присущи иные цели, о чем свидетельствует судебная практика. Между ЗАО «Акрос» (судовладельцем) и ООО «Роскамрыба» (фрахтователем) заключен договор фрахтования судна с экипажем (тайм-чартер БМРТ «Акрос»), по условиям которого судовладелец обязуется предоставить фрахтователю за плату во временное пользование (тайм-чартер) морское судно БМРТ «Акрос» с целью использования его для промышленного рыболовства [10].

В заключение отметим две важных проблемы, связанных с правовой квалификацией рассматриваемого договора. Во-первых, если предметом договора фрахтования является услуга, необходимо ответить, в чем она заключается. Для того чтобы квалифицировать предоставление вместимости транспортного средства как услугу, следует произвести ее разграничение с передачей транспортных средств. При этом необходимо ответить на вопрос о соотношении данной услуги с перевозкой.

Во-вторых, нужно исследовать соотношение понятий «бронирование» и «предоставление вместимости транспортных средств». При этом следует определить правовую природу бронирования: является ли оно услугой, предварительным договором или преимущественным правом? Однозначной позиции по данному вопросу нет.

Эти и иные вопросы ждут своего дальнейшего исследования. Тем не менее уже сейчас с определенностью можно сказать, что предметом договора фрахтования (чартера) является транспортная услуга, а не передача имущества. Несомненным является также необходимость совершенствования транспортного законодательства в данной сфере правового регулирования.

 

Библиографический список

  1. Александров-Дольник М.К., Лучанский Ф.М. Грузовые перевозки разными видами транспорта. М.: Юрид. лит., 1971. 306 с.

  2. Вавилин Е.В. Договор аренды транспортных средств по гражданскому законодательству России // Альманах цивилистики: сб. ст. / под ред. Р.А. Майданника. К. Алерта: ЦУЛ, 2011. Вып. 4. 430 с.

  3. Гражданский кодекс Украины: науч.-практ. коммент. 4-е изд., доп. и перераб. / под ред. д.ю.н., проф. Е.О. Харитонова. Х.: ООО «Одиссей», 2007. 1280 с.

  4. Калпин А.Г. Договор фрахтования судна (чартер) как институт морского права: теоретические и практические проблемы: дис. … д-ра юрид. наук. М., 1989. 401 с.

  5. Косовская В.А. К вопросу определения понятия договора морской перевозки груза // Транспортное право. 2002. №3. С. 16.

  6. Пиджаков А.Ю., Аксаментов О.И. Договор фрахтования вместимости воздушного судна (воздушный чартер) // Транспортное право. 2004. №2. С. 19.

  7. Решение Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ от 18 окт. 1999 по делу № 385/1998. [Электронный ресурс]. Справ.-правовая система «КонсультантПлюс».

  8. Харитонов Є.О., Харитонова О.I. Сафончик О.I.та in.. Правове регулювання перевезень в Україні: навчальний посiбник / за ред. Є. О. Харитонова. Харкiв: Одiссей, 2006. 560 с.

  9. Определение ВАС РФ от 29 декабря 2010 г. № ВАС-17823/10 [Электронный ресурс]. Справ.-правовая система «КонсультантПлюс».

  10. Определение ВАС РФ от 27 нояб. 2009 г. №ВАС-15088/09 [Электронный ресурс]. Справ.-правовая система «КонсультантПлюс».

  11. Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта: Федер. закон Рос. Федерации от 8 нояб. 2007 г. №259-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2007. №46, ст. 5555.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.