УДК 347.440

НАТУРАЛЬНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В СОВРЕМЕННОМ ЗАРУБЕЖНОМ ГРАЖДАНСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

М.О. Быкова

Аспирант, преподаватель кафедры гражданского права
Кубанский государственный университет
350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена анализу гражданско-правового закрепления категории «натуральные обязательства» в зарубежных правопорядках. Автор исследует значение данного правового института в гражданском праве Франции, Германии, Австрии, Нидерландов, Португалии, Аргентины, Колумбии, Филиппин. Опыт применения этой конструкции в зарубежных странах свидетельствует о непосредственной связи натуральных обязательств с моралью, а также о том, что тенденцией законодательного регулирования является переход от противопоставления натуральных обязательств цивильным к их трактовке как полноправных гражданско-правовых обязательств.


Ключевые слова: гражданское право; гражданское законодательство; обязательство; натуральные обязательства; цивилистика

 

В настоящее время гражданское законодательство Российской Федерации подвергается серьезному реформированию. Президент РФ В. В. Путин 4 января 2013 года подписал Федеральный закон «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором реализуются некоторые положения Концепции развития гражданского законодательства [9]. В числе прочих новелл в Концепции упоминаются натуральные обязательства. Возможность включения данной конструкции в кодифицированный гражданский закон России делает актуальным обращение к зарубежному опыту оформления этого института.

Следует констатировать, что категория «натуральные обязательства» довольно часто встречается в текстах гражданских кодексов многих стран мира. Они являются неотъемлемым элементом правовой материи государств всех частей Света – Европы, Азии и Америки. Первоначально из ныне действующих гражданских законов положения о натуральных обязательствах были закреплены во Французском гражданском кодексе 1804 г. Затем они заняли свое законное место в кодексах стран Латинской Америки. Во второй половины XIX в. и в XX столетии они появились в Гражданском кодексе Филиппин (1949 г.), Португалии (1966 г.), Нидерландов (1994 г.).

В целом прослеживались два варианта закрепления правил о натуральных обязательствах. В первом случае в текстах законов фигурировал непосредственно термин «натуральные обязательства». Такой подход обнаруживается в ГК Франции (ст. 1235), ГК Аргентины (ст. 515), ГК Колумбии (ст. 1527), ГК Португалии (ст. 402), ГК Нидерландов (ст. 3 кн. 6). В другом случае, закон специально не упоминает сам термин «натуральные обязательства», но закрепляет правовую конструкцию, согласно которой устанавливается, в частности, запрет возврата исполненного по обязательству с истекшим сроком исковой давности. Такой вариант регулирования присущ Германскому гражданскому уложению (§814), ГК Австрии (§1432).

Во Французском гражданском кодексе 1804 г. натуральные обязательства упоминаются в ст. 1235, в соответствии с которой не возможно потребовать возврата добровольного исполнения такого обязательства [8]. При этом ни определения, ни примеров натуральных обязательств Кодекс Наполеона не содержит. Формуле, закрепленной в ст. 1235, корреспондируют положения ст. 1340 и 1906. Так, ст. 1340 устанавливает, что если наследники добровольно исполнили договор дарения после смерти дарителя, то это лишает их права возражать в отношении порока формы договора или предъявлять другие претензии. В соответствии со ст. 1906 заемщик, уплативший проценты по договору займа, не предусмотренные в договоре, не может требовать возврата уплаченного. В приведенных примерах законодатель прямо не указывает, что это примеры натуральных обязательств, но применение к ним ст. 1235 осуществляется путем систематического толкования данных норм.

Но все же проблема натуральных обязательств во Франции получила дальнейшее развитие в правоприменительной практике. Так, французские судьи называют натуральным обязательство, не облаченное в необходимую форму, по выплате вознаграждения за помощь в продаже недвижимости риэлтору уже после заключения договора купли-продажи [12, p. 52–52]. Натуральное обязательство составляют выплата гонорара бывшему хирургу за профессиональную помощь и участие в проведении операции после расторжения трудового договора [11], а также обязательство по выплате ежемесячной субсидии на время обучения юноше лицом, являющимся ответчиком по иску об установлении отцовства, до принятия судебного решения [10]. В приведенных примерах должника обязывает к совершению необходимых действий только чувство исполнения морального долга.

Определенной спецификой обладает подход к проблеме натуральных обязательств в Австрии и Германии. Гражданский кодекс Австрии 1811 г. содержит §1432, согласно которому «все платежи долга по сделке, недействительной из-за дефекта формы, а также обязательства, для взыскания исполнения которого по закону нет права на иск, нельзя истребовать обратно, даже если должник знал, что может не платить» [2]. Германское гражданское уложение 1896 г. в §814 гласит: «Имущество, предоставленное с целью исполнения обязательства, не может быть истребовано к возврату, если лицо, исполнившее обязательство, знало, что оно не обязано исполнять его либо если исполнение было осуществлено для исполнения морального долга или для соблюдения приличий» [1]. Австрийский и немецкий законодатели в тексте гражданских кодексов не употребляют термин «натуральное обязательство», но один говорит об особенностях исполнения морального долга и правил приличия, а другой – о последствиях исполнения обязательства, не обладающего исковой формой защиты, и сделки, недействительной только из-за того, что стороны не уделили должного внимания форме, в которую они решили облачить свою волю. В данном случае законодатели едины во мнении, что не только закон силой принуждения и договор защитой иском могут понуждать лицо к исполнению обязательства. Особо отмечается связь данной правовой категории с нравственностью. Из смысла нормы Германского гражданского уложения можно сделать вывод об отождествлении натурального обязательства с моральным долгом. Побудителем правомерного поведения здесь выступают мораль и правила приличия.

В XX столетии европейские законотворцы также не забыли об институте натуральных обязательств. Гражданский кодекс Португалии 1966 г. раздел 2 книги 2 называет «Натуральные обязательства», а ст. 402 разделяет обязательства гражданские (цивильные) и натуральные. Здесь говорится, что обязательство считается натуральным, «если оно содержит обязанность уплатить моральный или социальный долг, соблюдение которых не является законодательно обязательным, но соответствует справедливости»[6]. В статье 403 особо указывается на то, что желание исполнить натуральное обязательство должно формироваться у лица свободно, без какого-либо принуждения. Натуральные обязательства, в соответствии со ст. 404, подвержены правовому режиму гражданских обязательств во всех положениях, кроме норм о принудительном исполнении.

Гражданский кодекс Нидерландов 1994 г. в общей части обязательственного права определяет натуральное обязательство как обязательство, исполнение которого невозможно требовать в рамках правового порядка (ст. 3 кн. 6) [5, c. 281]. Случаи возникновения натуральных обязательств закон строго ограничивает и называет в ч. 2 ст. 3. Во-первых, когда закон или сделка не предусматривают возможности истребования исполнения обязательства. Во-вторых, когда какое-либо лицо имеет в отношении другого лица моральную обязанность такого характера, что ее исполнение по общепринятому мнению рассматривается как удовлетворение обязательства в отношении этого лица. По голландскому гражданскому праву в отношении натуральных обязательств применяются те же нормы, что и к гражданским обязательствам, если только это не противоречит их природе (ст. 4). Натуральное обязательство может стать обязательством, имеющим судебную защиту, по договору между должником и кредитором. При этом предложение, направленное должником кредитору, считается принятым, когда кредитор узнал о нем и не объявил об отказе. К данным положениям по ст. 5 не применяются нормы о дарении.

Традиции противопоставления гражданским обязательствам натуральных придерживаются и законодатели стран Латинской Америки. Гражданский кодекс Аргентины 1869 г. содержит главу 2, названную «Натуральные обязательства». В статье 515 указывается на различие обязательств гражданских и натуральных. При этом подчеркивается, что «натуральные обязательства основываются только на естественном праве и на справедливости, не предоставляя никакой возможности потребовать их исполнения. Однако если долг уплачен, должник не обязывается его вернуть» [3]. Статья 515 содержит перечень натуральных обязательств. Во-первых, это гражданские обязательства с истекшим сроком исковой давности. Во-вторых, это обязательства из актов с нарушением формы. Например, обязательство по уплате легата, содержащегося в завещании, составленном в ненадлежащей форме. В-третьих, это обязательства, не признанные судом за неимением доказательств, а также по ошибке или порочности судьи. В-четвертых, это обязательства, которым закон отказывает в защите для общественной пользы. ГК Аргентины таковыми считает обязательства карточного долга. В статье 516 говорится о правовых последствиях добровольного исполнения натурального обязательства о невозможности потребовать возврата уплаченного. Частичная оплата натурального обязательства не превращает его в гражданское, и кредитор не может требовать дальнейшего исполнения (ст. 517). При этом провозглашается, что залог, ипотека и неустойка, установленные для обеспечения исполнения натурального обязательства, являются действительными (ст. 518).

В Гражданском кодексе Колумбии 1873 г. натуральным обязательствам посвящена ст. 1527[4]. В ней, как и в гражданских законах Аргентины, Португалии, проводится разграничение обязательств гражданских и натуральных на том основании, что натуральные обязательства не предоставляют права требовать их исполнения. Специально указывается, что исполнение должно быть осуществлено добровольно лицом, свободно распоряжающимся своим имуществом. Натуральные обязательства – это:

1) обязательства лиц, не способных заключать сделки по закону (несовершеннолетние);

2) гражданско-правовые обязательства с истекшим сроком исковой давности;

3) обязательства из сделок с пороками формы;

4) обязательства, не признанные судом по причине их недоказанности.

Законодатель особо подчеркивает, что судебное решение, отклонившее иск в отношении натурального обязательства, не уничтожает само обязательство (ст. 1528). В соответствии со ст. 1529, залог, ипотека, неустойка, обеспечивающие такое обязательство, имеют силу.

Среди кодификаций государств Азии особый интерес для изучения представляет ГК Филиппин 1949 г., а конкретно раздел 3 «Натуральные обязательства». Статья 1423 этого закона определяет натуральное обязательство как обязательство, основанное на праве справедливости и естественном праве, не предоставляющее исковой защиты, однако при добровольном исполнении дающее право лицу сохранить все полученное по нему[7]. Выделены в филиппинском законодательстве и разновидности натуральных обязательств:

а) гражданские обязательства с истекшим сроком исковой давности (ст. 1424);

б) добровольное возмещение расходов лицу, которое даже без ведома и против воли должника оплатило долг, в данный момент не существующий или погашенный исполнением (ст. 1425);

в) обязательство несовершеннолетнего в возрасте от 18 до 21 года, заключившего сделку без согласия родителей или опекуна. И опять законодатель подчеркивает, что добровольный возврат несовершеннолетним всего полученного по сделке после ее аннулирования лишает его права потребовать переданное обратно, а также нельзя вернуть имущество, переданное несовершеннолетним, если кредитор «израсходовал или употребил его в духе доброй воли» (ст. 1426, 1427);

г) добровольное исполнение обязательства ответчиком после того, как иск с требованием об исполнении гражданского обязательства суд не поддержал (ст. 1428);

д) добровольная оплата наследником долга, превышающего стоимость наследуемого имущества (ст. 1429);

е) выплата законным наследником доли в наследстве лицу, указанному в завещании, которое признано недействительным вследствие порока формы (ст. 1430).

Обязательным условием для натурального обязательства в соответствии с законодательством Филиппин является добровольность исполнения.

Изучение опыта гражданско-правового регулирования натуральных обязательств в зарубежном законодательстве позволяет сформулировать следующие выводы. Почти во всех гражданских кодексах натуральные обязательства противопоставляются гражданско-правовым (цивильным), при этом в текстах законов не встречается конкретного объяснения этого явления, кроме указания на невозможность требования принудительного исполнения натурального обязательства. На наш взгляд, данное разделение обязательств – это традиция законодательной техники, юридический атавизм, унаследованный гражданскими правопорядками из римского частного права, так как в современной действительности натуральные обязательства являются такими же гражданско-правовыми обязательствами, как и все остальные в гражданском праве. Подтверждением этого являются нормы гражданских кодексов Португалии, Нидерландов, Аргентины, Колумбии о правовом режиме натуральных обязательств, о возможности применения в их отношении залога, ипотеки, неустойки. Поэтому первый вывод заключается в том, что тенденцией законодательного регулирования является переход от противопоставления натуральных обязательств цивильным к их трактовке как полноправных гражданско-правовых обязательств с установлением их специального правового режима, специфики применения в их отношении залога, ипотеки, неустойки.

Второй вывод. Поскольку натуральные обязательства непосредственно находятся под воздействием не только гражданского права, но и таких социальных регуляторов, как мораль, предполагается их добровольное исполнение, без какого-либо вида принуждения (ст. 403 ГК Португалии; ст. 1423–1430 ГК Филиппин) как исполнение морального долга (§814 ГГУ). При этом связь натуральных обязательств с нравственностью является взаимной. Само существование натуральных обязательств обусловливается нравственностью, так как одновременно правила и ограничения, установленные гражданским правом в отношении последствий исполнения натурального обязательства, способствуют формированию и укреплению нравственных норм общества.

Третий вывод. Сущностное значение имеет воспитательная функция натуральных обязательств. Она заключается в том, чтобы сформировать у субъектов гражданского оборота нравственные установки, направленные на необходимость добровольного исполнения принятых на себя обязанностей. Не случайно законодатель устанавливает правило о невозможности переменить решение, вернуть назад уплаченное и т.д. Норма права стимулирует участников гражданского оборота к тому, чтобы воля их участников была исполнена. А цель установленных отношений была реализована, в том числе нравственная. Здесь важным является мотив, закладываемый в гражданско-правовое регулирование, состоящий в ориентации на нравственно верное поведение.

Взращенный римским частным правом институт натуральных обязательств получил в современном гражданском праве новое содержание, помогающее решать актуальные проблемы общественного развития. Институт натуральных обязательств можно сравнить с мифологической птицей Феникс. В новой правовой реальности он возродился обновленным, при этом не стал менее актуальным.

 

Библиографический список

  1. Германское гражданское уложение (1896). URL: http://www.gesetze-im-internet.de/bgb/index.html (дата обращения: 06.01.2013).

  2. Гражданский кодекс Австрии (1811). URL: http://www.ris.bka.gv.at/GeltendeFassung.wxe?Abfrage=Bundesnormen& Gesetzesnummer=10001622 (дата обращения: 06.01.2013).

  3. Гражданский кодекс Аргентины (1869). URL: http://www.infoleg.gov.ar/infolegInternet/anexos/105000-109999/109481/texact.htm (дата обращения: 06.01.2013).

  4. Гражданский кодекс Колумбии (1873). URL: http://www.secretariasenado.gov.co/senado/basedoc/codigo/codigo_civil.html (дата обращения: 06.01.2013).

  5. Гражданский кодекс Нидерландов (1994) / пер. М. Фрейтман; отв. ред. Ф.Й.М. Фельдбрюгге. Лейден, 2000.

  6. Гражданский кодекс Португалии (1966). URL: http://www.confap.pt/docs/codcivil.PDF (дата обращения: 06.01.2013).

  7. Гражданский кодекс Филиппин (1949). URL: http://www.chanrobles.com/civilcodeofthephilippines.htm (дата обращения: 06.01.2013).

  8. Гражданский кодекс Франции (1804). URL: http://www.legifrance.gouv.fr/affichCode.do;jsessionid=F77D9B0F759B8B50E2134533E6E15223.tpdjo16v_3?cidTexte=LEGITEXT000006070721&dateTexte=20121219 (дата обращения: 06.01.2013).

  9. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации: одобр. решением Совета при Президенте Рос. Федерации по кодификации и совершенствованию гражд. законодательства от 7 окт. 2009 г. // Вестн. ВАС РФ. 2009. №11.

  10. Cass. civ. 1re, 3 octobre 2006, №04-14.388 // Bulletin d’information de la Cour de cassation du 1 fevrier. 2007. №654.

  11. Cass. civ. 1re, 21 novembre 2006, №04-16.370 // Bulletin d’information de la Cour de cassation du 15 mars. 2007. №657.

  12. Cass. civ. 1re, 6 janvier 2011, №09–71.243 // Bulletin des Arrets des chambres civiles. Les editions des Journaux Officiels. 2011. №1. P. 52–53.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.