УДК 328.185:343.9

КОРРУПЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: СОСТОЯНИЕ И БОРЬБА С НЕЙ

А.Г. Антипьев

Доктор социологических наук, профессор кафедры социологии и политологии
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

К.А. Антипьев

Кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии и политологии
Пермский национальный исследовательский политехнический университет
614000, г. Пермь, ул. Комсомольский просп., 29
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье анализируется состояние коррупции в современной России, ее роль и место в различных сферах общества. Раскрываются пути и методы борьбы с ней. Делается вывод не только о необходимости ужесточения наказания за коррупционные преступления, но и о неотвратимости наказания. Авторы считают, что при всей значимости правового, экономического, политического факторов в борьбе с коррупцией нельзя игнорировать роль культуры, социальных норм и общественных ценностей; необходима также независимая антикоррупционная экспертиза принимаемых законов.


 Ключевые слова: коррупция; антикоррупционные структуры и институты; гражданское общество

 

Среди целого ряда острейших проблем, тормозящих развитие современной России, сдерживающих модернизацию экономики и общества, особо выделяется проблема коррупции.

Согласно статьи 1 Федерального закона 273-ФЗ от 25 декабря 2008 г. «О противодействии коррупции»: «Коррупция: а) это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц, либо незаконное предоставление такой выгоды, указанному лицу, другими физическими лицами или в интересах юридического лица» [9].

Из словаря С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой: «Коррупция – это моральное разложение должностных лиц и политиков, выражающееся в незаконном обогащении, взяточничестве, хищении и срастании с мафиозными структурами» [8, c. 298].

Коррупция проявляет себя во всех странах мира, в том числе развитых. Однако в современной России коррупция в силу своего характера и масштабов – это не просто какое-то отдельное локальное явление в области экономики, политики, морали и государственного и муниципального управления. Это система отношений, которая пронизывает все сферы общества, его институты и ведет к многочисленным негативным последствиям, деформирует экономические отношения, ломает политическую систему, элиту превращает в свою противоположность – в антиэлиту, отторгает духовно-нравственные ценности.

В ходе двадцатилетней трансформации российского общества коррупция приобрела масштабный характер, стала нормой жизни граждан, и не только чиновников. Коррупция дискредитирует право, как основной инструмент регулирования жизни государства и общества, угрожает общественной и национальной безопасности, разрушает демократические институты государства и общества. Она отрицательно влияет на имидж страны в мировом сообществе, ставит барьер на пути притока в страну необходимых инвестиций. Высокая степень коррумпированности была обозначена как одно из препятствий вступления России в ВТО.

Коррупция в нашей стране поглощает значительную часть секторов государственной и частной экономики, делает их не прозрачными, уводя из налоговой базы средства, так необходимые для модернизации экономики и повышения качества жизни россиян. Через коррупционные отношения крупный бизнес реализует не только экономические, но и политические цели и задачи, воздействует на гражданские институты, влияет на политические партии и движения. Коррупция, вторгаясь в средний и мелкий бизнес, не дает ему полнокровно развиваться.

Известные отечественные специалисты этого негативного явления М. Левин и Г. Сатаров утверждают: «…коррупция – главный и динамично растущий сектор российской экономики» [6, с. 4]. Ими подсчитано, что годовой доход только в сфере деловой коррупции в 2005 г. более чем в два раза превысил суммарный доход от экспорта сырой нефти, нефтепродуктов и газа. Высокий уровень коррупции в России подтверждается многочисленными международными рейтингами. Так, в мировом рейтинге СРI наша страна находится в числе наиболее коррумпированных стран: согласно данным за 2011 г. российское государство заняло 143-е место из 183 стран, охваченных исследованием [2, с. 171].

Председатель Конституционного суда РФ В. Зорькин с тревогой пишет о том, что наша страна сползает в «криминальную и коррупционную пропасть» [16, с. 7].

Особо стоит обратить внимание на то, что о необходимости борьбы с коррупцией российская власть заявляла практически с первых лет образования независимого государства. Так, в самом первом Послании Федеральному собранию РФ (1994 г.) Президент Б.Н. Ельцин поставил перед государством одну из главных задач: «…нанести удар по преступности, перейти в наступление на коррупцию» [11] (выделено нами. – А.А., К.А.). Аналогичные задачи ставились практически во всех восемнадцати последующих посланиях глав российского государства., включая последнее (12 декабря 2012 г.). В нем Президент России В.В. Путин особо подчеркнул, что главные проблемы в нашей стране – низкая эффективность государственной власти и коррупция. При этом он признался: «… ничего нового здесь тоже не скажу» [12], т.е. это старые и плохо решаемые проблемы нашего общества и государства.

К проблеме коррупции приковано внимание политических партий. На выборах все они в числе приоритетных мер называют борьбу с коррупцией. К коррупционерам очень решительно настроено общественное мнение. Так, идею конфисковывать их имущество поддерживают 84% опрошенных, 80% считают необходимым привлекать к уголовной ответственности за посредничество при даче взятки. Больше половины респондентов (56%) согласны с проведением узаконенных провокаций для выявления коррупционеров. То, что идея узаконенных провокаций пользуется популярностью, считает бывший военный прокурор и первый заместитель министра юстиции А. Савенков, говорит очень о многом – люди готовы поддержать нетривиальные меры, считая, что обычными способами коррупционера не запугать [17, с. 17].

В последние годы практически ни один документ, характеризующий социально-экономическую и политическую ситуацию в современной России, а также положение дел с преступностью, не обходится без упоминания о коррупции.

В этом плане нельзя не согласиться с тем, что главная проблема не в коррупции самой по себе, а в отсутствии у власти способности влиять на ее масштабы [8, с. 8].

Нельзя сказать, что федеральная, региональная и местные органы власти ничего не делают реально, а только констатируют наличие высокого уровня коррупции. Они принимают определенные меры по ее минимизации, в первую очередь посредством ужесточения законодательства. Так, известно, что Государственная дума ведет работу над поправками в административный и уголовные кодексы об ужесточении наказания за коррупцию. С 2013 года вступает в силу закон, который вводит ротацию чиновников. В первую очередь под ротацию попадут руководители контрольных и надзорных органов. По замыслу, постоянная ротация не позволит чиновникам обрастать коррупционными связями на местах [5, с. 1]. Президент России В.В. Путин подписал пакет законов о контроле за соответствием расходов чиновников их доходам [13, с. 1]. Пакет антикоррупционных законов вступил в силу с 1 января 2013 г. Однако проверяться будут только сделки, совершенные с 1 января 2012 г.

Кроме законодательных инициатив в борьбе с коррупцией появились реальные факты этой борьбы. В борьбу кроме правоохранительных и надзорных органов активно включились институты гражданского общества: антикоррупционные советы, общественные палаты, независимые средства массовой информации, включая Интернет, и др. В последние месяцы 2012г. и начале 2013 г. почти каждый день российская общественность узнает о новых разоблачениях коррупционных дел высокопоставленных чиновников.

Тем не менее политики, ученые, да и простые граждане неоднозначно оценивают начавшуюся борьбу с коррупцией. Одни считают, что это лишь имиджевый ход для повышения рейтинга власти. Другие видят в этом перераспределение властных полномочий и активов между различными группировками и кланами, не очень верят в неотвратимость наказания за коррупцию. Третьи полагают, что причина не так важна – главное, что этот повод вполне реален.

Кстати, далеко не все политические деятели и эксперты считают коррупцию одним из главных препятствий и вызовов России в развитии ее экономики и общества. Так, А. Кудрин в одной из своих статей выделил десять основных задач по созданию новой экономической модели нацеленной на модернизацию и инновации. Среди них нет задачи борьбы с коррупцией [4, с. 59–72].

О коррупции в нашей стране сейчас известно многое, но не все. Нет ясного понимания ее причин, путей и методов ее искоренения, и меры, направленные на борьбу с ней, пока не дают ощутимых результатов. Поэтому повышается и усиливается стремление науки к практики и изучению социальной природы коррупции.

На этом пути есть свои трудности и проблемы. Во-первых, коррупционные действия чаще всего носят латентный характер. Во-вторых, особенно сложно изучать и влиять на коррупцию в условиях «архаичного», переходного общества, каковым является Россия [1]. В третьих, во многих исследованиях упор делается на верхушечную коррупцию, но явно недооценивается низовая коррупция. Закон о контроле за расходами чиновников и соотнесении их с реальным заработком, при всей его значимости, касается ограниченного круга лиц. В то время как коррупционные схемы формируются значительно ниже, там, где выделяются квоты и лицензируется деятельность, оказываются услуги в сфере образования, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства и т.п. В-четвертых, в стране началась борьба с коррупционерами, а порядок, который создает условия для воровства, почти не меняется.

В силу многоликости коррупции необходимы ее комплексное и системное исследование и на этой основе разработка соответствующих мер по ее искоренению.

Истоки коррупции лежат прежде всего в экономике. Коррупция почти всегда экономически мотивирована. Этот процесс в нашей стране приобрел реальную систематизирующую силу с началом разгосударствления собственности, с воплощением известного лозунга «Берите суверинетета столько, сколько проглотите». Государство в этот период не просто занимало нейтральную позицию, а являлось мощным инструментом криминальной приватизации наиболее прибыльной собственности, переходившей в частные руки за бесценок или по символической стоимости, не имевшей экономического обоснования.

Таким образом, бюрократией и бизнесом было приватизировано и само государство. Произошло смыкание государственной и муниципальной власти с криминальным бизнесом. Это привело к тому, что в России по своей социально-политической сути сформировался режим победившей коррумпированной бюрократии. «На ней, – считает В. Стародубровский, – держится вся так называемая вертикаль власти. В этих условиях логично ожидать вероятность стремления вернуться к имитационным мерам, которые и проще, и привычнее, и безопаснее…» [14, с. 182]. Коррумпированная бюрократия профессионально овладела этим видом деятельности. Частично этому способствует ошибочный стереотип (миф), сформировавшийся в нашем обществе, согласно которому коррупция является часть российской ментальности. Отсюда вольно или невольно делается вывод, что казнокрадство и другие сходные преступления и злоупотребления властью лежат в природе русского национального характера. А раз так, то и относиться к ним можно снисходительно и терпимо. Такой стереотип ведет к оправданию самоустраненности от реальной борьбы с коррупцией, к ее имитации [7, с. 68]. Руководство этим стереотипом особенно опасно для политических и государственных деятелей, принимающих важные для общества решения.

Безусловно, в борьбе с коррупцией надо ужесточать законодательство. Необходимо сделать неотвратимым наказание за коррупцию. Заслуживает внимания, например, предложение некоторых юристов по узакониванию запрета на профессию человека, который, обладая специальными знаниями, использовал их в преступных целях [17, с. 17].

Коррупция генерирует поколение специалистов, которые не способны профессионально решать общественные и производственные вопросы. А начинается это, как правило, в системе образования. В силу высокого уровня ее коррумпированности, в первую очередь вузовского образования, в стране падает качество подготовки специалистов. По данным Рособрнадзора ежегодно покупается до 500 тыс. дипломов с высшим образованием, в том числе около 100 тыс. с так называемой «проводкой». По некоторым данным почти треть защищенных в последние годы кандидатских и докторских диссертаций написаны за деньги. В стране наблюдается масштабный поход за научными степенями и званиями чиновников и бизнесменов.

Из-за коррупции образование как важнейший социальный институт не выполняет своих функций. Она деформирует развитие личности. Студент, освоив опыт коррупции в вузе, переносит его на другие отрасли общества и структуры государства.

Теневой сектор высшего образования постоянно расширяется, и, как показывает практика, серьезного препятствия этому процессу пока не видно. Хотя в нашей стране есть соответствующие санкции. Так, «за использование заведомо подложного документа», по статье 327 УК РФ, грозит штраф до 80 тыс. руб., арест до 6 месяцев или исправительные работы сроком до двух лет, а также санкции по ст. 159 «Мошенничество». Но как показывает практика, эти статьи применяются крайне редко. Показателен в этом плане пример бывшего руководителя администрации губернатора Пермского края Ф.Алиева. В ходе проверки у него был обнаружен поддельный диплом о высшем образовании. В одном из районных судов г. Перми состоялось судебное разбирательство. Судом было вынесено решение, что «диплом не поддельный, так как он напечатан на простой, а не на гознаковской бумаге», т.е. он был оправдан. И после этого он какое-то время продолжал работать в этой же должности. Подобные факты свидетельствуют о том, что даже самые продуманные антикоррупционные меры могут оказаться малоэффективными при плохом правоприменении, слабой координации антикоррупционных структур и институтов. Ныне эта координация, по словам Председателя счетной палаты С.Степашина, осуществляется в ручном режиме [10, с. 4].

В нашем обществе почти отсутствует независимая экспертиза принимаемых законов. Так, к проекту закона «Об образовании» в качестве экспертов были привлечены органы управления образованием и частные предприниматели. Аналогично произошло и с внедрением известного всем ЕГЭ. Что в результате получили?

«…За этот срок, что ЕГЭ проводится, рост коррупции в образовательной сфере, – по данным директора Института социологии РАН, академика М. Горшкова, – составил почти полтора раза – просто "адресаты" у взяток сменились» [3, с. 11].

Борьба с коррупцией в нашей стране осложняется еще и тем, что в право нередко вмешивается политика. Нет ни одной сколько-нибудь сложной проблемы, которую можно было бы эффективно решить в условиях низкого доверия общества к власти. Это положение в полной мере относится и к коррупции.

При всей значимости экономического, политического, правового факторов в борьбе с коррупцией нельзя не учитывать роль культуры, социальных норм и ценностей. В демократическом обществе, наряду с законодательством, они способны минимизировать коррупционную деятельность. Следовательно, успех в борьбе с коррупцией во многом будет зависеть от степени сформированности гражданского общества, наличия антикоррупционной атмосферы, высокого уровня правосознания и правовой культуры населения, от духовно-нравствен­ных норм и ценностей. К сожалению, современное российское общество подошло к такому состоянию, что впервые за двадцать лет реформ глава государства в своем Послании Федеральному собранию РФ (12 декабря 2012 г.) вынужден был констатировать: «…в начале ХХI века мы столкнулись с настоящей … ценностной катастрофой …» [12] (выделено нами. – А.А., К.А.). Заметим, катастрофа – это внезапное бедствие, событие, влекущее за собой тяжелые последствия. В переводе греческого языка – конец, гибель.

Такое заявление главы нашего государства вселяет некоторую надежду на то, что у власти есть осознание состояния катастрофы и она не на словах, а на деле займется решением обозначенной проблемы. В условиях нарастания социальных, демографических и экономических угроз необходимо уделить больше внимания проблеме гуманитарной экспертизы принимаемых законов с целью более тщательного учета их социальных последствий.

Следует также принять жесткие политические решения по кардинальному обновлению элиты, часть из которой погрязла в коррупции. Кроме этого, без активизации самих граждан добиться реального успеха в борьбе с коррупцией невозможно. В условиях глобализации цензура становится все менее возможной. Поэтому чем активнее люди, общественные организации будут заявлять о тех или иных проблемах и фактах произвола, используя для этого СМИ и Интернет, тем быстрее они будут решаться.

Таковы только некоторые размышления по заявленной в статье теме. Авторы осознают, что за ее рамками осталось достаточно большое число нерассмотренных проблем и вопросов. Особого внимания требует, например, анализ специфики коррупции в конкретных сферах общества и отраслях экономики, изучение субъектов и объектов коррупции. Есть своя специфика на уровне отдельных регионов и муниципальных образований. Все это свидетельствует о многоаспектности явления коррупции и сложности ее изучения.

 

Библиографический список

  1. Антипьев А.Г. Российское общество: пути модернизации и инновации // Проблемы теории и практики управления. 2011. №5. С. 104–110.

  2. Афанасьева О.В. Доступ к информации. Мировой тренд в реформировании государства // Вопросы гос. и муницип. управления. 2012. №3. С. 171.

  3. Добрынина Е. Предел погрешности // Рос. газ. 2012. 14 нояб. С. 11.

  4. Кудрин А. Чего мы ждем от правительства // Экон. политика. 2012. №2. С. 59–72.

  5. Куликов В. Сдаю портфель. Не дорого // Рос. газ. 2012. 27 июля. С. 1.

  6. Левин М., Сатаров Г. Коррупция в России: классификация и динамика // Вопросы экономики. 2012. №10. С. 4.

  7. Оболенский А.В. Наука на пути новой модели бюрократии (доклад на семинаре «Российское государство сегодня: легитимность и историческая идентичность», ИНИОН РАН, 26 янв. 2012 г.) // Вопросы гос. и муницип. управления. 2012. №1. С. 68.

  8. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов фразеологических выражений / Рос. акад. наук. Ин-т рус. языка им. В.В.Виноградова. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1997. С. 298.

  9. О противодействии коррупции: Федер. закон Рос. Федерации от 25 дек. 2008 г. №273-ФЗ: в ред. постановления Правительства Рос. Федерации от 11 июля 2011 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2008. №52, ч. 1, ст. 6288.

  10. Панина Т. Берем в расчет // Рос. газ. 2013. 11 янв. С. 4.

  11. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. М., 1994.

  12. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию // Рос. газ. 2012. 13 дек.

  13. Российская газета. 2012. 5 дек. С. 1.

  14. Стародубровский В. Куда несет нас рок событий? Российская экономика в 2011 году // Экон. политика. 2012. №2. С. 182.

  15. Терентьев Д. Проверка на заводах // Аргументы недели. 2012. 1 нояб.

  16. Яковлев Ф. Борьба с коррупцией вышла на международный уровень // Аргументы недели. 2012. 7 июня. С. 7.

  17. Ямшанов Б. Взятка с занесением // Рос. газ. 2012. 28 сент. С. 17.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.