УДК 342.57
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-1-18-22

АНАЛИЗ ПРАВОВОЙ СУЩНОСТИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА ПРАВА НАРОДОВ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

З.Т. Абасова

Аспирант кафедры конституционного права

Российская академия народного хозяйства  и государственной службы  при Президенте Российской Федерации

119571, г. Москва, просп. Вернадского, 82, стр. 1

Еmail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. .

 

Введение: статья посвящена анализу правовой сущности принципа права народов на самоопределение. Цели и задачи: автор анализирует правовую сущность принципа права народов на самоопределение. Методы: методологическую основу исследования составляет совокупность общенаучных (диалектика, анализ и синтез, конкретизация, сравнение) и частнонаучных методов исследования (формально-юридический, сравнительно-правовой). В ходе научного поиска особое внимание уделялось сравнительному, системному методам исследования. Результаты: автором изучены различные подходы к определению сущности права народов на самоопределение, проанализированы различные мнения в отношении данного вопроса и сделана попытка выявить сущность конституционного принципа права народов на самоопределение. Выводы: изучение различных подходов к пониманию сущности права народов на самоопределение позволяет нам сделать вывод о том, что право народов на самоопределение является неотъемлемым, истинным и безусловным правом народов, принадлежащим им безоговорочно. Требуется четкое определение круга субъектов, имеющих право на самоопределение, как на международном, так и на национальном законодательном уровнях. Необходимо выработать четкие критерии, когда право народов на самоопределение может быть реализовано в форме отделения от государства, а когда попытка отделиться от государства лишь «прикрывается» реализацией права на самоопределение.

 

 

Ключевые слова: права народов; право народов на самоопределение;
конституционный принцип равноправия и права народов на самоопределение

 

 

Введение  

Право народов на самоопределение – проблема, волнующая мировое сообщество в течение долгих лет, является одной из самых острых и противоречивых.

Принцип равноправия и права народов на самоопределение содержится в Основном законе нашей страны – Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 года.

Идея национального самоопределения восходит к эпохе Просвещения и связана с именами таких мыслителей, как Макиавелли, Локк, Гроций, де Ваттель, Руссо. Общественная мысль передовых европейских стран пришла к отрицанию абсолютизма и пыталась теоретически обосновать «суверенитет народа» через теорию «естественного права» [6, с. 21].

На современном этапе право народов на самоопределение представляет собой, на наш взгляд, неправильно оформившееся, недостаточно регламентированное, шаткое, но при этом очень достойное с моральной и правовой точки зрения право.

 

Анализ различных походов
к определению сущности права
народов на самоопределение

Зарубежный ученый А. Этциони, положительно рассматривая принцип самоопределения наций (народов) в его историко-правовом контексте, полагает, что на современном этапе он уже не может восприниматься как абсолютная ценность, ибо часто поощряет сепаратизм [12, с. 34].

Аналогичного мнения придерживается и А. Кассезе, полагающего, что какие-либо гарантии автономии или представление права на самоопределение национальным меньшинствам наносит ущерб территориальной целостности и может привести к распаду государства [9, с. 47].

Профессор Ш. Вишер отвергает наличие принципа самоопределения народов. Он утверждает, что этот принцип в «той полной неопределенности, в которой он пребывает сейчас, не представляет ни в какой степени принцип права» [14, с. 166].

Справедливый недоуменее: «У права на самоопределение много противников, но никто из них не предложил другого, основанного на защите прав человека и избавляющего мир от уже идущих и назревающих войн за самоопределение» [5, с. 108].

Существует много проблем, витающих вокруг и внутри самого права на самоопределения, такие, как, например, наличие различных подходов к определению круга субъектов данного права (народы, нации, этносы, государства и т.д.), отсутствие единого подхода к определению форм реализации народами права на самоопределение (возможно ли самоопределение народа в виде отделения от государства?) и др. Наличие вопросов и отсутствие единообразного подхода к ответу на них создает огромную пропасть между существующим формально правом народов на самоопределение и возможностью использовать данное право в рамках юридически дозволенных.

Н.А. Устименко говорит о том, что принцип права нации (народов) на самоопределение с самого момента своего возникновения обладал существенными недостатками, которые затрудняли его реализацию. Сложность в реализации принципа самоопределения заключается в отсутствии точных формальных критериев его применения. В итоге каждый субъект, отстаивающий право на самоопределение, трактовал и трактует его по-своему, в зависимости от конкретных интересов, чаще всего политических [8, с. 115–116].

По мнению французского профессора М. Сибера, принцип самоопределения наций и народов содержит в себе «зародыш борьбы и разрушения» государства и нации, что этот принцип «гипотетический и ложный» [13, с. 304–305].

Безусловно, на наш взгляд, наличие «зародыша борьбы», но спорно, что принцип является «ложным», принцип права на самоопределение в том виде, в котором он изначально задумывался, является прекрасным воплощением идей справедливости и равенства.

И.В. Сталин писал, что раньше принцип самоопределения наций истолковывался неправильно, сводился нередко до права наций на автономию, а иногда на культурную автономию. Ленинизм расширил понятие самоопределения, истолковав его как право угнетенных народов зависимых стран и колоний на полное отделение, как право наций на самостоятельное государственное существование [4, с. 68].

Энциклопедический словарь «Конституционное право России» определяет право на самоопределение как относящееся к общепризнанным нормам международного права коллективное право народов (наций) самостоятельно определять форму своего государственного существования, которое предполагает свободное установление нацией различных форм отношений с другими народами на основе добровольного объединения в федеративное государство или создания автономии; правомочность отделения и образования независимого государства; определение его внутреннего устройства (право определять общественный строй, форму государственного устройства, форму правления и т.п.) [2, с. 250].

И.В. Тиунчик в своем научном исследовании приходит к выводу о том, что самоопределение народа – это процесс определения, установления и обеспечения политического, экономического, социального, культурного статуса народа, а также его статуса собственника «естественных» и социальных богатств и ресурсов страны [7, с. 8].

Достаточно интересным представляется мнение Н. Бердяева о том, что индивидуальная ценность национальности отражается прежде всего в ее культуре, а не в государстве: «Государство, с которым связывает себя национализм, менее всего оригинально и индивидуально. Все государства очень походят на себя в организации войск, полиции, финансов, международной политики, государственный национализм сплошь и рядом оказывается не национальным. Национализм неразрывно связан с государствами и гораздо более дорожит государством, часто лишенным всех индивидуальных национальных свойств, чем культурой действительно национальной» [1, c. 316].

Нельзя упускать и тот момент, что принцип самоопределения народов имеет не только юридический, но и моральный и политический аспекты.

Французский юрист-международник Нгуен Куок Динь так говорит о праве народов на самоопределение: «Быстро вышедший за границы Франции, принцип национального самоопределения приносит … национальному государству рациональное обоснование, имеющее всемирное значение. Согласно этому принципу, основанному на праве народов на самоопределение, для того, чтобы суверенитет был действенным, каждый, каждая нация имеет право образовать независимое государство. Должно быть столько государств, сколько и наций. Государство, охватывающее несколько наций, рискует расчленится до такой степени, которая как раз и нужна для обеспечения такого совпадения границ. И, наоборот, нация, поделенная на части, включенные в разные государства, имеет право на восстановление своего единства в одном и том же государстве» [3, с. 27]. .

Также под сомнение ставит возможность существования права наций на самоопределение английский юрист А. Коббан [10, с. 47].

Американский ученый К. Игитон обходил вопрос о самоопределении народов как принципе международного права, стараясь свести его к моральному принципу. По его словам, принцип самоопределения народов – «благородный идеал», однако дискуссию в ООН о распространении этого принципа на все народы и нации он называл «дикими разговорами». К. Игитон предостерегал против «безрассудного применения принципа самоопределения народов», он призывал подождать с реализацией данного принципа на практике, пока ООН выработает соответствующие «критерии и методы» [11, с. 91–93].

Изучение различных подходов к пониманию сущности права народов на самоопределение позволяет нам сделать следующие выводы:

– право народов на самоопределение является неотъемлемым, истинным и безусловным правом народов, принадлежащим им безоговорочно;

– требуется четкое определение круга субъектов, имеющих право на самоопределение, как на международном, так и на национальном законодательном уровнях;

– необходимо выработать четкие критерии, когда право народов на самоопределение может быть реализовано в форме отделения от государства, а когда попытка отделиться от государства лишь «прикрывается» реализацией права на самоопределение.

 

Библиографический список

  1. Бердяев Н. Судьба России. М.: Эксмо, 1990. 640 с.
  2. Иванец Г.И., Калинский И.В, Червонюк В.И. Конституционное право России: энцикл. словарь / под общ. ред. В.И. Червонюка. М.: Юрид. лит., 2002. 432 с.
  3. Нгуен Куок Динь, Патрик Дайе, Алэн Пелле. Международное публичное право: в 2-х т. Т. 1. Кн. 1: Формирование международного права. Кн. 2: Международное сообщество / пер. с фр. К.: Сфера, 2000. 150 с.
  4. Сталин И.В. Сочинения. М.: ОГИЗ; Гос. изд-во полит. лит., 1947. Т. 6. 652 с.
  5. Ступишин В. Самоопределение народов: традиции и действующее право // Обществ. науки и современность. 1997. № 2. C. 107–113.
  6. Сулейманова Ш.С. Самоопределение народов Северного Кавказа в процессе трансформаций российской государственности: историко-политологический
    анализ: дисс. … д-ра полит. наук. М., 2011. 361 с.
  7. Тиунчик И.В. Проблемы самоопределение народов: общепризнанные международные политико-правовые нормы и российская модель: дисс. … канд. полит. наук. М., 2012. 200 с.
  8. Устименко Н.А. Конституционно-правовые аспекты территориальной целостности Российской Федерации: дисс. … канд. юрид. наук. М., 2005. 167 с.
  9. Cassese A. Self-Determination of Peoples. A Legal Reappraisal. Cambridge, 1995. 365 p.

10. Cobban A. National Self-Determination. Oxford, 1945. 108 p.

11. Eagleton C. Self-Determination in the United Nations.// American Journal International Law. 1953. Vol. 47. Pp. 91–135.

12. Etzioni A. The Evils of Self-determination // Forein Policy. № 89. Pp. 27–30.

13. Siberr M. Traite de droit international public. Vol.L.P., 1952. Pp. 304–305.

Visscher Ch. De.Theorities at realites en droit international publc. Paris, 1952. 166 p.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.