УДК 339.543.328

ВТО и урегулирование антидемпинговых споров: общая характеристика

Р.А. Шепенко

Доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры административного и финансового права
МГИМО (У) МИД России
119454, Москва, просп. Вернадского, 76
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: Под эгидой ВТО участники исполняют принятые на себя обязательства. В их числе Соглашение о выполнении ст. VI ГАТТ (более известное как Антидемпинговый кодекс 1994 года). Положения данного Соглашения регулируют применение ст. VI ГАТТ 1994 года, когда мера принимается на основании антидемпингового законодательства участника ВТО. Применение антидемпинговых мер является потенциальным источников конфликтов. В этом случае подлежит применению Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров. На основании этой договоренности участники ВТО могут оспорить наложение антидемпинговых мер, в том числе предварительных, и поднять вопросы соблюдения требований Антидемпингового кодекса 1994 года. Ключевые решения в рамках механизма урегулирования споров ВТО принимаются на основе правила негативного консенсуса.

В настоящей статье содержится общая характеристика нормативных основ, институциональной системы и механизма урегулирования споров ВТО, рассмотрены некоторые антидемпинговые прецеденты третейских групп.


Ключевые слова: ВТО; охваченные соглашения; антидемпинговое законодательство; механизм урегулирования споров; правило негативного консенсуса; прецеденты третейских групп

 

ВТО начала свою деятельность в 1995 году в результате соглашений, достигнутых в ходе Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров ГАТТ (1986–1994).

Хотя ВТО была учреждена относительно недавно, лежащая в ее основе торговая система действует уже более 50 лет, поскольку ранее правила системы обеспечивало ГАТТ (Женева, 1947 г.). В значительной степени ГАТТ заполнило пробел между мертворожденной в 1948 году Международной торговой организацией и возникшей де-факто общемировой торговой организацией, роль которой на протяжении почти полувека выполняло ГАТТ. С учреждением ВТО названный институт был формально трансформирован в международную организацию со статусом, равным Международному валютному фонду и Всемирному банку, как изначально было задумано в 1944 году на Бреттон-Вудской конференции, когда было достигнуто соглашение о создании этих органов [9,p. 1].

ВТО занимается преимущественно вопросами международной торговли. Она является инструментом глобализации, содействует уменьшению барьеров для торговли и снятию ограничений в различных отраслях экономики, включая услуги и интеллектуальную собственность [8,p. 95]. Основная философия ВТО заключается в том, что открытые рынки, недискриминация и конкуренция в международной торговле способствуют национальному благосостоянию всех государств [16,p. 175].

Участниками (членами) ВТО являются государства и их территории (например, Гонконг и Макао). Такие таможенные территории, как ЕС также рассматриваются в качестве участников ВТО. В пункте 2 статьи XXIV ГАТТ определено, что под таможенной территорией понимается территория, в отношении которой действуют отдельные тарифы или другие меры регулирования торговли для существенной части торговли такой территории с другими территориями. По состоянию на 2013 год ВТО насчитывает 159 участников.

Каждый участник ВТО подписал универсальные кодексы, подлежащие применению в отношении экспорта товаров, когда они достигают границы, и после того, как товары ввезены на территорию импортирующего государства [15,p. 2]. Таким образом, участники руководствуются одними и теми же правилами.

Торговые отношения между участниками подчинены соглашениям и юридическим документам, включенным в приложения к Соглашению об учреждении ВТО. В их числе:

– многосторонние соглашения по торговле товарами, включая Антидемпинговый кодекс 1994 года, Соглашение по субсидиям и компенсационным мерам, Соглашение по защитным мерам и ГАТТ 1994 года (Приложение 1а);

– Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров (приложение 2).

Многосторонние соглашения по торговле товарами, в свою очередь, включены в перечень охваченных соглашений Приложения 1 к Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров. Это означает, что споры из охваченных соглашений рассматриваются в соответствии с данной договоренностью.

Важно учитывать, что формальная трансформация ГАТТ (как организации) в ВТО не означает прекращения действия ГАТТ (как нормативной основы). ГАТТ 1994 года состоит лишь из трех пунктов. В силу п. 1 ГАТТ 1994 года это соглашение включает в себя ГАТТ 1947 года. Соответственно, ГАТТ продолжило свое существование как базовое соглашение, устанавливающее ряд правил торговой политики участников ВТО. В их числе и ст.VI, которая посвящена антидемпинговым и компенсационным пошлинам.

Общая институциональная основа ВТО образована несколькими уровнями.

Первый уровень — Конференция министров, которая должна проходить не реже одного раза каждые два года.

Конференция министров может принимать решения по любому из многосторонних торговых соглашений; она назначает генерального директора, который возглавляет Секретариат ВТО (п. 1 ст. IV, п. 1 и 2 ст. VI Соглашения об учреждении ВТО).

Второй уровень состоит из органов, отвечающих за ежедневную работу между конференциями министров, а именно:

– Генерального совета;

– Органа урегулирования спора;

– Органа обзора торговой политики.

На самом деле все эти 3 органа — фактически одно и то же лицо — Генеральный совет, меняющий свое название в зависимости от сферы действий. Он состоит из всех участников ВТО. Генеральный совет действует от имени Конференции министров по всем делам ВТО и подотчетен ей.

Он заседает как Орган урегулирования спора и Орган обзора торговой политики для наблюдения за процедурами урегулирования споров между участниками и анализа торговой политики участников (п. 3 и 4 ст. IVСоглашения об учреждении ВТО).

Третий уровень образован тремя советами, находящимися под общим руководством Генерального совета (п. 5 ст.IVСоглашения об учреждении ВТО), а именно:

– Советом по торговле товарами;

– Советом по торговле услугами;

– Советом по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности.

Их названия указывают на то, что они ответственны за работу соглашений ВТО, связанных с определенными сферами торговли. Членство в советах открыто для представителей всех участников.

Четвертый уровень образован, по классификации п. 6 ст.IVСоглашения об учреждении ВТО, вспомогательными органами.

Так, у Совета по торговле товарами 11 комитетов, занимающихся определенными вопросами.

Антидемпинговыми вопросами занимается Комитет по антидемпинговой практике. Впервые он был учрежден в соответствии со ст. 17 Антидемпингового кодекса 1967 года (Женева, 1967 г.) на прошедшей 12-29 ноября 1968 года 25-й сессии договаривающихся сторон. С принятием Антидемпингового кодекса 1994 года он утратил предоставленное ему п. 5 ст. 15 Антидемпингового кодекса 1979 года (Женева, 1979 г.) право учреждать по требованию стороны спора третейскую группу для изучения вопроса.

В состав Комитета по антидемпинговой практике входят представители от каждого участника ВТО. Заседания проводятся не реже двух раз в год, а также по просьбе любого участника. Комитет предоставляет участникам возможность проводить консультации по любым вопросам, касающимся функционирования Антидемпингового кодекса 1994 года или реализации его целей. Секретариат ВТО выступает в качестве секретариата Комитета по антидемпинговой практике (ст. 16.1 Антидемпингового кодекса 1994 года).

Положения ст. 16.4–16.5 Антидемпингового кодекса 1994 года предписывают участникам ВТО докладывать этому комитету обо всех принятых предварительных или окончательных антидемпинговых мерах и уведомлять о властях, компетентных инициировать и проводить расследования, а также о национальных процедурах инициирования и проведения расследований.

Участники ВТО представляют в Комитет по антидемпинговой практике тексты нормативных правовых актов, акты вторичного права и международные договоры с их участием. При этом необходимо учитывать следующее:

– в большинстве случаев это неофициальные тексты и иногда они сопровождаются ограниченными исходными данными (как в случае с Актом Малави(Cap. 42:01) «О таможенных пошлинах и акцизах») [6], а в самих текстах допускаются ошибки (ст. 11 (абз. 1) закона Турции 1989 года №3577 «О предотвращении нечестной конкуренции при импорте») [7];

– последующие изменения (например, закона Мексики 1993 года «О внешней торговле») [5] и подзаконные акты представляются не всегда (не представлены, в частности, 5 постановлений Министерства торговли Таиланда, принятых после вступления в силу Акта Таиланда B.E. 2542 [1999 года] «Об антидемпинге и компенсациях») [34,p. 133].

Комитет по антидемпинговой практике может, если потребуется, создавать вспомогательные органы (ст. 16.2 Антидемпингового кодекса 1994 года). Примером такого органа может служитьНеформальная группа по антиобману.

С учреждением ВТО был не только заключен ряд международных договоров, но и усовершенствован процесс отправления правосудия в целях разрешения споров, возникающих на основании новых правовых предписаний. По оценкам специалистов, в мире торговли наличие механизма урегулирования споров – это необходимое условие для осуществления предпринимательской деятельности на международном уровне [25, p. 145].

Механизм урегулирования споров действовал и в рамках ГАТТ. Причем, наработана достаточно большая практика. Однако этот механизм был далек от совершенства по разным направлениям, но прежде всего из-за своего необязательного характера, что стало причиной реформирования. К. Томас охарактеризовал прежний механизм как торговую дипломатию или квази-судебный процесс с двумя отчетливыми возможностями. Решение об учреждении третейской группы зависело от договаривающихся сторон. Выводы находились в ведении этих групп, но их рекомендации не были обязательными для сторон, между которыми возник спор. Проигравшая / обвиняемая сторона могла всегда заблокировать принятие доклада на уровне Совета ГАТТ [20, p. 56–57].

Н. Комуро выделяет две инновации нового механизма урегулирования споров [12, p. 39].

Первая инновация – операционная. В свою очередь, она также образована двумя составляющими. Первая составляющая – это правило негативного консенсуса. Суть правила состоит в том, что решения об учреждении третейских групп, о принятии докладов третейских групп и Апелляционного органа, о включении вопроса выполнения рекомендаций в повестку дня Органа урегулирования спора, о предоставлении права на приостановление уступок или других обязательств принимаются, если только Орган урегулирования спора не решит на основе консенсуса иначе (ст. 6, 16, 17, 21 и 22 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров). Вторая составляющая — временные рамки, информационная открытость, запрет одностороннего ответного действия.

Вторая инновация – институциональная. В свою очередь, она также образована двумя составляющими. Первая составляющая – Орган урегулирования спора, который, по словам Л. Ванга, является зонтичным органом для управления правилами и процедурами [24, p. 174].Этот орган имеет право учреждать третейские группы, принимать доклады третейских групп и Апелляционного органа, осуществляет наблюдение за толкованием решений и рекомендаций, а также уполномочивает на приостановление уступокили другихобязательств на основании охваченных соглашений (п. 1 ст. 2 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров).Вторая составляющая — Апелляционный орган. Он слушает апелляции, касающиеся дел, представленных на рассмотрение третейских групп: в п. 4 ст. 16 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, предусмотрено, что в течение 60 дней после распространения доклада третейской группы среди участников доклад принимается на заседании Органа урегулирования спора, если какая-либо из сторон спора официально не уведомит Орган урегулирования спора о своем решении апеллировать или если Орган урегулирования спора не решит, на основе консенсуса, не принимать доклад.

В отличие от решений третейских групп ГАТТ, в отношении правительств, которые не выполняют заключения, вынесенные в рамках механизма урегулирования споров ВТО, могут быть применены санкции. Смещение от необязательного к обязательномупроцессу отправления правосудия предназначено для того, чтобы национальные правительства больше не могли игнорировать режим международной торговли или решения[13,p. 3].

Уже первые 5 лет практики нового механизма урегулирования споров ВТО подтвердили его центральную роль в многостороннем режиме международной торговли. Несмотря на недовольство проигравших сторон, в том числе при рассмотрении антидемпинговых дел, механизм урегулирования споров пользуется широкой поддержкой участников и активно применяется, что само по себе является доказательством его привлекательности [19, p. 275]. Как верно подмечено в одной из публикаций, мы, вероятно, не знаем значения многих положений Кодекса Уругвайского раунда до тех пор, пока они не объяснены третейскими группами и Апелляционным органом и не приняты Органом урегулирования спора [17, p. 45].

Правовой основой механизма урегулирования споров ВТО является названная ранее Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров. Она заменила прежнюю Договоренность об уведомлении, консультации, разрешении спора и наблюдении (Женева, 1979 г.).

При рассмотрении дел третейские группы и Апелляционный орган руководствуются такими принципами, как принцип добросовестности, эффективности, согласованности в толковании, неретроактивности международного договора, избежания конфликтов и юридической экономии.

Основными стадиями механизма урегулирования споров ВТО считаются [12, p. 44–63]:

– консультации и посредничество;

– процесс третейских групп;

– апелляция;

– выполнение рекомендаций;

– компенсация и ответное действие, как временные меры;

– ответное действие.

В нормативных правовых актах участников ВТО:

– может быть указано на возможность обращения к механизму урегулирования споров ВТО (в ст. 23 Центрально-амери­канских постановлений о нечестной предпринимательской практике (утв. решением Совета Министров 1995 года №12) провозглашено, что участник имеет ресурс региональных процедур урегулирования спора или корреспондирующихся процедур ВТО);

– определен порядок обращения (постановление Совета (ЕС) 1994 года №3286 «Об установлении процедур Сообщества в сфере общей торговой политики в целях обеспечения осуществления прав Сообщества на основании международных торговых правил, в частности предусмотренных под эгидой ВТО»);

– регламентируются вопросы выполнения рекомендаций и решений Органа урегулирования спора (ст. 76.1 Акта Канады 1984 года «О специальных импортных мерах»; ст. 129(a) Акта США 1994 года «О соглашениях Уругвайского раунда»).

При возникновении споров, связанных с антидемпинговым регулированием, действуют положения ст. 17.4–17.7 Антидемпингового кодекса 1994 года. Причем в случае различия, подлежат применению специальные правила и процедуры, закрепленные в кодексе (п. 2 ст. 1 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров). Как отмечают исследователи, хотя Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, дает право на третейскую группу, в демпинговых делах действуют более формальные требования для применимости процедуры третейской группы [22,p. 150].

Механизмом урегулирования споров ВТО не установлено правило исчерпания национальных средств защиты.

Споры на основании ГАТТ связаны с правами и обязательствами между участниками ВТО, но не физическими лицами, и считается, что доктрина исчерпания не применяется к спорам между нациями. Ни ГАТТ, ни ВТО никогда не принимали практику, требующую исчерпания местных средств защиты до передачи вопроса третейской группе [18, p. 126–127]. При этом исследователи подчеркивают, что третейские группы могут рассматривать антидемпинговые дела до национальных процессов. Обосновывается это тем, что третейская группа может поставить вопросы юридической силы, которые многие национальные трибуналы попросту не могут рассматривать [11, p. 330]. Для этого правила, по мнению П.Дж. Куиджпера, важна практика тяжб договаривающихся сторон в сфере антидемпинга и субсидий. Япония, ЕС и США начинали процедуры третейских групп как параллельно с административными и судебными процедурами, так и без обращения к данным процедурам вообще [14,p. 67].

При рассмотрении антидемпинговых дел третейские группы применяют специальные стандарты пересмотра.

Впервые вопрос о таких стандартах был поднят США в 1990 году при рассмотрении третейской группой ГАТТ дела «United States–ImpositionofAnti-dumpingDutiesonImportsofSeamlessStainlessSteelHollowProductsfromSweden» (п. 3.11 доклада (не принят)) [2]. В Антидемпинговом кодексе 1994 года стандарты пересмотров закреплены в ст. 17.6. В других охваченных соглашениях стандартов пересмотра не предусмотрено.

В Решении о пересмотре ст. 17.6 Соглашения о выполнении ст.VIГАТТ 1994 года (Марракеш, 1994 г.) определено, что закрепленный стандарт пересмотра, должен быть пересмотрен по истечению трех лет с целью выяснения вопроса о том, может ли он иметь всеобщее применение. Пока никаких изменений участниками ВТО не согласовано.

Должностные лица Департамента торговли и офиса Торгового представителя США считают, что терминология этой статьи признает множество допустимых толкований. По мнению комментаторов, это заявление подлежит оценке в свете ст. 31 и 32 Конвенции о праве международных договоров (Вена, 1969 г.) [10,p. 30]. Одновременно исследователи указывают на некоторые недостатки ст. 17.6. Отмечается, что в отношении стандарта оценки факта (подп.ii) очевидно, что третейские группы не уполномочены на новую оценку фактов. Менее четкими являются понятия «правильная», «беспристрастная и объективная» (оценка фактов) [23,p. 16].

Вопрос о средствах защиты права, которые подлежат применению, если антидемпинговые меры признаны нарушением, пока не является определенным.

В пункте 5.24 доклада (не принят) по делу «United States – Imposition of Anti-dumping Duties on Imports of Seamless Stainless Steel Hollow Products from Sweden» третейская группа ГАТТ предложила Комитету по антидемпинговой практике потребовать от США отменить антидемпинговые пошлины и возвратить уплаченные антидемпинговые пошлины [2]. В п. 459 доклада (не принят) по делу «EC – Antidumping Duties on Audio Tapes in Cassettes Originating in Japan» отмечено, что, по мнению третейской группы, если пересмотр (определения) приведет к определению того, что импортированный товар не был демпинговым, то тогда ЕС следует отменить свою антидемпинговую пошлину и возвратить собранные пошлины [1].

В сфере антидемпингового регулирования основная часть практики урегулирования споров приходится на 90-е годыXX века. На начало Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров ГАТТ было рассмотрено только два антидемпинговых дела: в 1955 году дело «SwedishAnti-DumpingDuties» [4] и в 1985 году дело «New Zealand–Imports of Electrical Transformers from Finland» [3].

Со временем отдельные договаривающиеся стороны стали рассматривать механизм урегулирования споров ГАТТ как альтернативу затратной юридической защите по антидемпинговым делам в иностранных юрисдикциях. Существует даже мнение, что через механизм урегулирования споров некоторые государства пытались изменить национальные процедуры оппонентов, которые не удалось согласовать на прошедших раундах переговоров [23, p. 8–9].

Таким образом, можно предположить, что антидемпинговое регулирование оказало влияние на совершенствование и формирование нового механизма урегулирования споров ВТО.

В последние годы торговые споры в отношении применения антидемпинговых пошлин составляют существенную часть объема работы третейских групп и Апелляционного органа ВТО [21, p. 336].

На сегодняшний день третейскими группами и Апелляционным органом ВТО сформированы, в частности, следующие правовые позиции:

– Антидемпинговый кодекс 1994 года не требует налагать предварительные меры, как предварительное условие окончательных мер (п. 4.88 доклада по делу «Guatemala–Definitive Anti-dumping Measure son Grey Portland Cement from Mexico») [33];

– ст. 3.4 Антидемпингового кодекса 1994 года требует от властей должным образом установить, существует ли основанная на фактах основа для поддержки аргументированного и важного анализа состояния промышленности и обнаружения ущерба (п. 7.236 доклада по делу «Thailand–Anti-dumping Dutieson Angles,Shapes and Sections of Ironor Non-Alloy Steeland H-Beams from Poland») [26];

– возмещение убытков, наложение штрафов или лишение свободы вместо установления антидемпинговых пошлин является нарушением п. 2 ст. VIГАТТ (п. 6.228(е) доклада по этому делу «United States – Anti-dumping Act of 1916») [27];

– наложение меньшей пошлины или принятие обязательства по ценам образует категорию «конструктивные средства защиты» для целейст. 15 Антидемпингового кодекса 1994 года (п. 6.229 доклада по делу «European Communities–Anti-dumping Duties on Imports of Cotton-type Bed Linenfrom India»)[28];

– английский термин «should» в обычном значении является необязательным, т.е. его использование в ст. 2.4 Антидемпингового кодекса 1994 года указывает, что от участника ВТО не требуется делать поправки для расходов и прибыли при составлении экспортной цены (п. 6.93 доклада по делу «United States—Anti dumping Measures on Stainless Steel Platein Coils and Stainless Steel Sheet and Strip From Korea») [29];

– распределение доходов от антидемпинговых пошлин затронутым национальным производителям не соответствует ст. 5.4, 18.1 и 18.4 Антидемпингового кодекса 1994 года (п. 8.1 доклада по делу «United States–Continued Dumping and Subsidy Offset Actof 2000») [30];

– анализ ущерба властями, основанный на данных, охватывающих только 6 месяцев каждого из трех проверенных лет не соответствует ст. 3.1 Антидемпингового кодекса 1994 года, так как данный анализ не основан на положительном доказательстве и не позволяет объективно изучить, как это необходимо, и без надлежащегооправдания показывает только часть картины сложившейся ситуации (п. 7.86 доклада по делу «Mexico– Definitive Anti-dumping Measures o nBeefand Rice») [31].

Безоговорочного признания прецедента в праве ВТО нет. Однако названные и другие прецеденты третейских групп, равно как и правовые позиции Апелляционного органа необходимо учитывать при обращении к механизму урегулирования споров. Участники ВТО активно используют этот источник права для подкрепления своих аргументов, что необходимо учитывать представителям России.

Еще следует обратить внимание на то, что при ознакомлении с нормативными основами, институциональной системой и механизмом урегулирования споров ВТО может создаться обманчивое впечатление о «необъятных» возможностях. Это было заметно, в том числе по заявлениям комментаторов перед вступлением России в ВТО. Как показывает практика, «агрессивность» новых участников, подкрепленная надеждой использования инструментария права ВТО, ведет к ответным действиям, которые заканчиваются обычно не в пользу новичков. Пример тому Меморандум между КНР и США о понимании в отношении китайского налога на добавленную стоимость на интегральные схемы (Женева, 2004 г.) [32].

В заключение остается, в частности, констатировать, что ВТО является формальной институциональной основой, которая образована несколькими уровнями. Торговые отношения между участниками ВТО подчинены определенным международным договорам. ГАТТ 1947 года продолжило свое существование. При возникновении споров, связанных с антидемпинговым регулированием, подлежит применению не только Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, но и положения Антидемпингового кодекса 1994 года. Механизмом урегулирования споров ВТО не предусмотрено правило исчерпания национальных средств защиты. В некоторых вопросах (например, о средствах защиты) пока имеет место неопределенность.

 

Библиографический список

  1. ADP/136. 28.04.1995.

  2. ADP/47. 20.08.1990.

  3. BISD 32S/55 (1985).

  4. BISD 3S/81 (1955).

  5. G/ADP/N/1/MEX/1.18.05.1995.

  6. G/ADP/N/1/MWI/1.15.12.1995.

  7. G/ADP/N/1/TUR/2,G/SCM/N/1/TUR/2. 01.12.1995.

  8. Global Institutions and Development: Framing the World? / by M. Boas, D. Mcneill. N.Y.: Routledge, 2003. 253 p.

  9. Hoekman B.M., Kostecki M.M. The Political Economy of the World Trading System: From GATT to WTO. Oxford University Press, 1995. 320 p.

  10. Horlick G.N., Shea E.C. The World Trade Organization Anti-dumping Agreement // Journal of World Trade. 1995. Vol. 29,№1. P. 5–31.

  11. Jackson J.H., Sykes A.O. Implementing the Uruguay Round. Oxford University, 1997. 510 p.

  12. Komuro N. The WTO Dispute Settlement Mechanism. Coverage and Procedures of the WTO Understanding // Journal of World Trade. 1995. Vol. 29,№4. P. 5–96.

  13. Krikorian J.D. International Trade Law and Domestic Policy: Canada, the United States, and the WTO. UBC Press, 2012. 290 p.

  14. Kuijper P.J.The New WTO Dispute Settlement System. The Impact on the European Community // Journal of World Trade. 1995. Vol. 29, №6.P. 49–71.

  15. Landau A. The International Trade System. N.Y.: Routledge, 2004.155 p.

  16. Lloyd P.J., Vautier K.A. Promoting Competition in Global Markets: A Multi-National Approach. Cheltenham: Edward Elgar, 1999. 232 p.

  17. Palmeter D. A Commentary on the WTO Anti-dumping Code // Journal of World Trade. 1996. Vol. 30, №4. P. 43–69.

  18. Petersmann E.-U.Settlement of International and National Trade Disputes Through the GATT: The Case of Antidumping Law /Petersmann E-U.,Jaenicke G., eds.Adjudication of International Trade Disputes in International and National Economic Law. FribourgUniversityPress, 1992. 405 p.

  19. SpeyerB. Dispute Settlement. A Gem in need of Polish and Preservation /The World Trade Organization Millennium Round: Freer Trade in the Twenty-First Century / by K.G. Deutsch, B. Speyer. L.: Routledge, 2001. 332 p.

  20. Thomas C. Litigation Process under the GATT Dispute Settlement System // Journal of World Trade. 1996. Vol. 30, 2. P. 53–81.

  21. Trebilcoock M., Howse R., Eliason A. The Regulation of International Trade. Taylor & Francis, 2013. 912 p.

  22. Vermulst E, Driessen B. An Overview of the WTO Dispute Settlement System and its Relationship with the Uruguay Round Agreements. Nice on Paper but Too Much Stress for the System? // Journal of World Trade. 1995. Vol. 29,№2. P. 131–161.

  23. Waincymer J. Implication for Anti-dumping and Countervailing / Free Trade Agreement – Opportunities & Challenges. Canberra, 2001. 30 p.

  24. Wang L. Some Observations on Dispute Settlement System in the World Trade Organization // Journal of World Trade. 1995. Vol. 29,№2. P. 173–178.

  25. William J.D. The WTO Dispute Settlement System / Trade, Environment and the Millennium / by W.B. Chambers, G.P. Sampson. N.Y.: United Nations University Press, 2002. 450 p.

  26. WT/DS122/R. 28.09.2000.

  27. WT/DS136/AB/R, WT/DS162/AB/R. 28.08.2000.

  28. WT/DS141/R.30.10.2000.

  29. WT/DS179/R.22.12.2000.

  30. WT/DS217/R, WT/DS234/R. 16.09.2002.

  31. WT/DS295/R.06.06.2005.

  32. WT/DS309/7, G/L/675/Add.1, S/L/160/Add.1. 16.07.2004.

  33. WT/DS60/AB/R.02.11.1998.

  34. Yoshida T., Ito K. Thailand / Antidumping Laws and Practices of the New Users / by J. Nakagava. L.: Cameron May, 2007. 389 p.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.