УДК 347.72.01

Предпринимательские и непредпринимательские организации: вопросы терминологии и классификации

Ю.А. Кицай

Кандидат юридических наук, преподаватель кафедры гражданского права
Юридический институт Иркутского государственного университета
664082, г. Иркутск, мр-н Университетский, ул. Улан-Баторская, 10
E-mail: juliana_kn666@mail.ru

Аннотация: Построение четкой классификационной системы юридических лиц является важным шагом в нахождении оптимального пути при предстоящем реформировании в России института юридического лица в гражданском праве. По мнению автора, длившаяся десятилетиями дискуссия о видах и конструкциях юридического лица должна найти свое разрешение в самое ближайшее время.

Отмечается, что в настоящее время в ГК РФ закреплено деление юридических лиц исходя из соотношения: 1) прав учредителей (участников, членов) и самого юридического лица на имущество последнего (п. 2, 3 ст. 48 ГК РФ); 2) цели извлечения прибыли с другими целями деятельности юридических лиц, а также разрешения или запрета распределения полученной прибыли между участниками организации (ст. 50 ГК РФ). Во втором случае законодатель, проводя разграничение юридических лиц, использует такие термины, как «коммерческие организации» и «некоммерческие организации». Автор последовательно критикует существующий подход к классификации юридических лиц.

Изменения в Гражданском кодексе Российской Федерации существенно меняют содержание отдельных правовых институтов. Применительно к системе юридических лиц вводятся новые классификации, изменяются уровни правового регулирования. Однако некоторые дискуссионные вопросы так и не нашли своего решения в проекте изменений Гражданского кодекса. В частности, несмотря на все критические замечания, не устранены многие противоречия в делении организаций на коммерческие и некоммерческие юридические лица. Логические объемы данных терминов не совпадают, не соответствуют характеру осуществляемой деятельности.

Творчески развивая взгляды известных российских ученых (Б.И. Пугинский, Л.В. Андреева, В.С. Белых, А.Г. Быков, Е.П. Губин, М.А. Егорова, М.Н. Илюшина, О.А. Серова, В.Е. Чиркин), обосновывается необходимостью использования понятий предпринимательских и непредпринимательских организаций как комплексных, межотраслевых категорий, опирающихся на достижения науки предпринимательского права.

В связи с этим предложено разграничивать и понятие юридического лица в узком смысле (учитывая цивилистический подход) и в широком – как межотраслевую категорию. Именно данное понимание сегодня поддерживается наукой предпринимательского права и соответствует специфике регулируемых правом отношений.


Ключевые слова: юридические лица; некоммерческие организации; коммерческие организации; предпринимательская деятельность; коммерческая деятельность

 

Построение четкой классификационной системы юридических лиц является важным шагом в установлении оптимального пути в условиях предстоящего реформирования института юридического лица в гражданском праве в России. Длившаяся десятилетиями дискуссия о видах и конструкциях юридического лица должна найти свое разрешение в самое ближайшее время, о чем свидетельствуют как положения Концепции развития гражданского законодательства РФ, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию законодательства от 7 октября 2010 г.[6], так и нормы разработанного на ее основе проекта Федерального закона №47538-6/2 «О внесении изменений в главу 4 части первой ГК РФ, статью 1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов РФ» (далее – Проект изменений в ГК РФ)1. Тем не менее, на наш взгляд, названные попытки, как, впрочем, и ныне действующее гражданское законодательство РФ, требуют критического теоретического переосмысления в плане конструктивного оформления оснований для классификации юридических лиц.

В настоящее время в ГК РФ закреплено деление юридических лиц, исходя из соотношения: 1) прав учредителей (участников, членов) и самого юридического лица на имущество последнего (п. 2, 3 ст. 48 ГК РФ); 2) цели извлечения прибыли с другими целями деятельности юридических лиц, а также разрешения или запрета распределения полученной прибыли между участниками организации (ст. 50 ГК РФ). Во втором случае законодатель, проводя разграничение юридических лиц, использует такие термины, как «коммерческие организации» и «некоммерческие организации».

Извлечение прибыли является основной целью не только коммерческой деятельности, но и предпринимательской деятельности, причем коммерческая деятельность традиционно рассматривается как вид предпринимательской, хозяйственной, экономической деятельности, связанный с торговлей, товарооборотом [11, с. 23]. При этом в юридической литературе встречается позиция, согласно которой понятие «коммерческая организация» равнозначно понятию «предпринимательская организация», точно так же как термин «предпринимательская деятельность» идентичен термину «коммерческая деятельность» [9], а предложения о введении взамен деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие новой градации юридических лиц – предпринимательской (прибыльной) организации и непредпринимательской (бесприбыльной) организации [3] воспринимаются только как фонетически отличающиеся друг от друга [5]. На наш взгляд, высказанные точки зрения не согласуются, прежде всего, с относительно давно утвердившейся (с 90-х гг. ХХ в.) тенденцией возрастания роли и значения коммерческого права (инициатором возрождения торгового права после «советского» периода стал профессор Б.И. Пугинский), его отличия от предпринимательского права, соотношений понятий субъект коммерческого права от субъектов гражданского и предпринимательского права [8]. Стоит согласиться с Л.В. Андреевой в том, что «в некоторой степени смешение понятий “коммерческая деятельность”, “предпринимательская деятельность” и “торговая деятельность” вызвано терминологически неверным обозначением в Гражданском rодексе РФ юридических лиц, основной целью деятельности которых является получение прибыли в качестве коммерческих организаций. …. Можно сделать неверный вывод, что Гражданский кодекс РФ подразделяет всех юридических лиц на торговые и неторговые организации…» [2]. Ученый также отмечает, что «вследствие ошибочного использования такой терминологии может сложиться впечатление, что коммерческой является любая деятельность, направленная на систематическое получение прибыли. Однако коммерческая деятельность является только одним из видов предпринимательской деятельности, поскольку получение прибыли является целью любого вида предпринимательской деятельности (строительной, аудиторской, оценочной и др.)» [1]. А.Г. Быков, допуская тот факт, что законодатель в ст. 2 ГК РФ построил определение предпринимательской деятельности по модели торговой, считал, что законодатель допустил ошибку, а «коммерсант» и «предприниматель» - не одно и то же [4, с. 74].

Действительно, не что иное, как обывательское отождествление категорий предпринимательской и коммерческой деятельности не может быть правилом, закрепленным в законе, четкость формулировок, а также совпадение содержания и терминологии – основа построения любого законодательства, в том числе о юридических лицах. Вряд ли стоит не учитывать того, что коммерческая деятельность – это разновидность предпринимательской деятельности (безусловно включающая в себя все ее признаки), осуществляемая на оптовых рынках с целью продвижения товаров от изготовителей к оптовым потребителям. Более узкое значение понятия «коммерческий» по сравнению с понятием «предпринимательский» не может не отражаться на характеристике той содержательной сути, которую оно привносит при выяснении признаков коммерческой и (или) некоммерческой организация. Заметим, что в настоящее время термин «коммерческий» применяется и к договорам, в юридической литературе высказана позиция о разграничении коммерческих, предпринимательских, гражданских договоров [10]. И во всех этих случаях в качестве основного критерия определения «коммерческий» называется его связь с торговым оборотом, процессом продвижения товаров от изготовителя к потребителю, т.е. характерным признаком коммерческих договоров (как и коммерческих организаций) является их связь с коммерческой деятельностью.

Мы разделяем точку зрения О.А. Серовой о целесообразности перейти к использованию более точных категорий – предпринимательские и непредпринимательские организации [12; 13, с. 45]. Профессор Е.П. Губин, выступая с предложением разработать федеральный закон «О предпринимательской деятельности и защите прав предпринимателей», высказается о включении в его структуру помимо прочего правил, посвященных регулированию правового статуса непосредственно предпринимательских и непредпринимательских организаций [7]. Такой подход в части указания иной терминологии, чем в ГК, применительно к организациям, разграничение которых проводится в зависимости от основной цели их деятельности (извлечения прибыли или невозможности ее извлечения), вполне понятен, в том числе и с точки зрения законодательного закрепления условий осуществления названными организациями именно предпринимательской (а не коммерческой!) деятельности. Так, в норме п. 3 ст. 50 ГК РФ установлено, что некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям, что подчеркивает непредпринимательскую направленность указанных организаций.

Объем терминов «коммерческая организация» и «некоммерческая организация» не совпадает не только с понятийно-теоретическим осмыслением сути предпринимательской и (или) непредпринимательской направленности названных организаций, но и вызывает в юридической литературе критику с точки зрения совпадения названных дефиниций с категорией «юридическое лицо», хотя такая классификация предложена именно в разделе ГК РФ, посвященному юридическим лицам.

Рассматривая предпринимательские и непредпринимательские организации как комплексные, межотраслевые понятия, считаем возможным применить указанную градацию к юридическим лицам, при этом выделив те предпринимательские и непредпринимательские организации, которые наделены соответствующим статусом и являются субъектами гражданского оборота. В этом случае, полагаем, можно говорить о понятии предпринимательских и непредпринимательских организаций в узком смысле. Таким образом, здесь речь идет об организациях, указанных в ГК РФ и являющихся категорией гражданского права (заметим, что, несмотря на множество идей и точек зрений о появлении категории юридического лица публичного права [14, с. 31–33], о рассмотрении юридического лица в качестве межотраслевой категории, разработчики Концепции развития гражданского законодательства РФ не восприняли указанные идеи и, как следствие, названные позиции не нашли отражение в Проекте изменений в ГК РФ).

 

Библиографический список

  1. Андреева Л.В. Коммерческое (торговое) право: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС, 2012. 328 с.

  2. Андреева Л.В. О соотношении торговой, коммерческой и посреднической деятельности и предмете коммерческого права // Торговое право. 2012. №3. С. 12–19.

  3. Белых В.С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: монография. М.: Проспект, 2009. 432 с.

  4. Быков А.Г. О содержании курса предпринимательского права и принципах его построения // А.Г. Быков: Человек, ученый, учитель. М.: Стартап, 2013. С. 71–103.

  5. Вербицкая Ю.О. О делении организаций на коммерческие и некоммерческие // Корпорации и учреждения: сб. ст. / отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2007. С. 7–26.

  6. Вестник ВАС. 2009. №11.

  7. Губин Е.П. Законодательство о предпринимательской деятельности: состояние и направления совершенствования // Предпринимательское право. (Прил. «Бизнес и право в России и за рубежом»). 2010. №3. С. 85–97.

  8. Егорова М.А. Коммерческое право: учебник для вузов. М.: РАНХиГС, Статут, 2013. 640 с.

  9. Залесский В.В. Создание и деятельность коммерческих организаций // Право и экономика. 1998. №1. С. 47–49.

  10. Илюшина М.Н. Коммерческие договоры: проблемы становления в российском праве // Коммерческое право: актуальные проблемы и перспективы развития: сб. ст. к юбилею д-ра юрид. наук, проф. Бориса Ивановича Пугинского / сост. Е.А. Абросимова, С.Ю. Филипова. М.: Статут, 2011. С. 197–212.

  11. Предпринимательское право Российской Федерации / отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М.: Юрист, 2004. 1001 с.

  12. Серова О.А. Классификационные критерии деления юридических лиц по цели деятельности // Юрид. мир. 2010. №4. С. 21–23.

  13. Серова О.А. Классификация юридических лиц: монография. М.: Юрист, 2009. 232 с.

  14. Чиркин В.Е. Некоторые вопросы теории о юридических лицах публичного права в частном праве // Цивилист. 2013. №2. С. 31–33.

 


1 Здесь и далее проводится анализ норм указанного законопроекта в редакции, подготовленной ГД ФС РФ ко II чтению 10.12.2012. URL: www.consultant.ru (дата обращения: 16.01.2014).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.