УДК 341.018

Основные доктринальные подходы к определению «общепризнанности» норм международного права и их значение для гражданско-правового регулирования

Ю.Ю. Нефедова

Соискатель кафедры гражданского права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: Автор данной статьи обращается к исследованию понятия «общепризнанность» норм международного права, обращая особое внимание на то, что данной категории цивилисты уделяют недостаточное внимание. Актуальность данного исследования объясняется тем, что до сих пор не сформировался единообразный подход к решению вопроса о том, какие нормы международного права следует считать «общепризнанными».

Уделяется внимание вопросу соотношения таких понятий, как «общие», «основные» и «общепризнанные» принципы и нормы международного права. Кроме того, исследуются понятия общепризнанные «принципы» и «нормы» международного права в контексте их единства, противоречия и взаимодействия.

Автор приходит к выводу, что общепризнанные принципы и нормы международного права закрепляются в универсальных международно-правовых источниках, признаны подавляющим большинством государств, имеют для них общеобязательное значение, определяют основу всей системы международного права.


Ключевые слова: общепризнанные принципы и нормы международного права; принципы права; «общепризнанность»; международное право

 

Несмотря на почти двадцатилетний срок нахождения рассматриваемой категории в отечественном кодифицированном акте гражданского права, цивилисты стараются избегать исследования данной правовой категории, прежде всего потому, что она является элементом международно-правовой материи и подвергается исследованию в рамках соответствующей научной доктрины. Хотя нахождение данной правовой категории в ГК РФ должно возбуждать и цивилистический интерес к ней в части ее применения к регулированию гражданских отношений [17]. При этом в первую очередь необходимо определиться с понятием и правовой природой общепризнанных норм международного права, ответив на вопрос, что такое «общепризнанность» в международно-правовом понимании. Цивилистическая доктрина черпает информацию об общепризнанных нормах международного права из международно-правовых научных источников.

Несмотря на то, что общепризнанные нормы и принципы международного права являются частью правовых систем многих государств, до сих пор определение понятия «общепризнанные» вызывает споры, как в отечественной, так и в зарубежной литературе. В теории международного права не сформировался единообразный подход к решению вопроса о том, какие нормы международного права следует считать «общепризнанными».

Анализ международно-правовых научных источников позволяет выделить следующие признаки «общепризнанности».

1. Признание всеми или большинством государств. Вопрос о том, требуется ли признание норм всеми или большинством государств, остается открытым. Вряд ли можно требовать признания всеми государствами, хотя бы по той причине, что спорен сам вопрос об общем количестве государств в мире, по-прежнему имеются государства, признаваемые одними государствами и не признаваемые другими, т.е. не всем мировым сообществом. В связи с этим в международно-правовой литературе преобладает мнение о том, что для критерия общепризнанности достаточно признания норм большинством государств. Но в целом важным свидетельством всеобщего признания является закрепление нормы в универсальных международных договорах, которые ратифицированы многими государствами, а всеми другими – признаются в обычно-правовом порядке[15, c.10].

Авторитетный специалист в области международного права Б.Л. Зимненко отмечает, что общепризнанная норма принимается или признается всеми или почти всеми государствами, при этом достаточно «представительного большинства» [7, c. 9]. Его мнение разделяют Н.А. Цивадзе: «..в отношении общепризнанных принципов и норм международного права судебное применение требует установления факта их признания представительным большинством государств» [32, c. 9] и Г.З. Ярмухаметова: «общепризнанные принципы и нормы международного права – это имеющие наиболее общую форму выражения универсальных общеобязательных правил поведения, признаваемых большинством государств, отклонение от которых недопустимо» [33, c. 10].

Ряд исследователей вводят категорию «квалифицированного» большинства, а именно в нем должно быть представительство государств из каждой правовой системы мира: среди «представительного большинства» государств, признавших норму международного права, должны быть представлены государства различных правовых систем [18, c. 26]. По этому вопросу А.М. Барнашов пишет: «В современном международном праве сложилось значительное число принципов и норм, которые признаны всеми или почти всеми государствами, представляющими основные правовые системы мира, и поэтому они считаются общими, универсальными принципами и нормами международного права» [2, c. 64]. Н.А. Цивадзе также пишет, что «в отношении общепризнанных принципов и норм международного права судебное применение требует установления факта их признания представительным большинством государств» [32, c.9].

Такой подход к «общепризнанности» норм международного права закреплен и в российской правоприменительной практике. Верховный суд РФ указал, что «под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо» [23].

2. Общеобязательность для всех государств. Признание нормы подавляющим большинством государств влечет ее общеобязательность для всех субъектов международного права: «общепризнанные принципы и нормы международного права – это установленные и признаваемые международным сообществом государств, т.е. обязательные для всех его членов» [10, c. 117].

3. Основополагающее значение для всего международного права. Признание общепризнанных норм международного права большинством государств и их обязательность для них определяют их главенствующее, основополагающее, руководящее значение для иных норм международного права. В связи с этим А.Н. Бабай и В.С. Тимошенко справедливо заметили, что эти нормы являются «фундаментом всей системы современного международного права» [1, c. 31].

4. Формальное закрепление в универсальном источнике международного права. В литературе, посвященной общепризнанным принципам и нормам международного права, традиционно указывается, что поскольку они являются универсальными, всеобщими для всех государств правилами поведения, то, как следствие, должны содержаться в универсальных актах [5, c. 7]. К таким актам относятся, в частности, следующие документы: Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека, Декларация об основных принципах международного права, Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека и другие.

Общепризнанные нормы международного права закреплены в универсальных многосторонних международных договорах и иных международно-правовых документах, а также в широко используемых и известных международных обычаях. А.Н. Та­лалаев пишет, что «надежным свидетельством того, что данная международно-правовая норма относится к общепризнанной, является ее присутствие в действующем универсальном многостороннем договоре с участием подавляющего большинства государств. В этом случае налицо презумпция всеобщего признания государствами нормы международного права в качестве обязательной» [28, c.67]. Вслед за ним К.Н. Рациборинская также отмечает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права – это договорные и обычные нормы общего международного права, охватывающие как императивные нормы, так и иные признаваемые международным сообществом правила поведения и имеющие форму международных конвенций, как общих, так и специальных; международного обычая как доказательства всеобщей практики» [25, c. 25].

Таким образом, для целей теории и практики гражданского права под общепризнанными нормами международного права можно понимать закрепленные в универсальных источниках международного права правила, признанные подавляющим большинством государств, имеющие общеобязательное значение и имеющие основополагающие значение для всей системы международного права.

Сложность с применением категории общепризнанные нормы международного права в сфере действия права гражданского связана также и с тем, что в международном праве наряду с понятием общепризнанные принципы и нормы, существуют понятия «основные принципы и нормы международного права» и «общие принципы права», при этом имеется несколько подходов к определению к соотношению этих правовых явлений.

В статье 38 Статута Международного суда ООН, содержащей перечень источников международного права, в частности, закреплены «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями».

Вопрос об объеме и содержании рассматриваемого понятия в правовой науке продолжает оставаться дискуссионным.

Одни исследователи считают, что общие принципы права представляют собой общие правила разрешения коллизий правовых норм: «норма права имеет приоритет, если обладает более высокой юридической силой», «специальная норма права обладает приоритетом перед общей нормой», «норма, принятая позднее, обладает приоритетом перед нормой, принятой ранее», «закон обратной силы не имеет»: под общими принципами права следует понимать правила: норма имеет приоритетом, если обладает более высокой юридической силой; специальная норма ? перед общей нормой; норма, принятая позднее, – перед нормой, принятой ранее (п. 1.7. Рекомендаций) [26]. Интересно отметить, что во внутренней судебной практике Российской Федерации имеется аналогичное понимание общих принципов права: «при определении иерархии законов применен общепризнанный принцип преимущества специальных норм (в данном случае – Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» перед общими нормами закона (в данном случае – Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)»[24].

Существует и другой подход к правовой природе общих принципов права. Еще в советской науке международного права известный ученый П.И. Лукин писал: «Общие принципы права – это принципы, закрепленные в законодательствах всех государств-членов ООН или в законодательствах большинства самых значительных государств в каждой отдельной из основных правовых систем мира» [14, c.100]. В современный период известный юрист-международник О.И. Тиунов также пишет, что общеправовые принципы являются «каркасом правовой системы тех или иных государств» [29, c. 207]. Его мнение разделяет Б.Л. Зимненко, отмечая, что общие принципы права – это принципы, общие для национальных правовых систем государств [8, c. 5]. Такой же подход к общим принципам права существует в европейском праве. В параграфе 2 ст. 215 Устава Европейского суда по правам человека указано, что Суд решает вопросы ответственности сторон, в том числе на «общих принципах, действующих в правовых системах государств-членов».

Из содержания Статута Международного уголовного суда также можно сделать вывод, что общие принципы права коренятся в национальных правовых системах. Статья 21 Статута устанавливает, что Суд применяет настоящий Статут; в соответствующих случаях, применяемые международные договоры, принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов, а если это невозможно, то суд применяет «общие принципы права, взятые им из национальных законов правовых систем мира, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми с настоящим Статутом, с международным правом и международно-признанными нормами и принципами» [27].

Другие ученые отождествляют понятия «общие принципы права» и «основные принципы международного права», понимая под ними императивные нормы международного права. Так, В.М. Корецкий считает, что общие принципы права охватывают именно основные принципы международного права: ««Общие принципы права», хотя о них и говорят, как о применяемых в международном праве, ищут не в международных соглашениях или в международных обычаях и практике, а в других областях отношений, во внутреннем праве государств. То называют слишком широкие, лишенные четкой определенности принципы – как, например, принципы добросовестности, правосудия, справедливости, запрещения злоупотребления правом и др., то (и их большинство) возводят в общие принципы бытующие в судебной практике каждого государства конкретные процессуальные правила, «что никто не может быть судьею в собственном деле», «что должна быть выслушана и другая сторона» (andiatur et altera pars), что суд должен знать подлежащие применению нормы (iura novit curia), вплоть до порядка оплаты судебных издержек, попадаются банальные истины подобно такой, как «всякая норма должна иметь разумное содержание». Пестрят в литературе и отчасти в практике привычные формулы, сохранившиеся с римских времен, поговорки, и даже мелкие детальные правила, выдаваемые за «общие принципы права»» [12, c. 165–166].

А.М. Барнашов по этому поводу пишет: «В современном международном праве сложилось значительное число принципов и норм, которые признаны всеми или почти всеми государствами, представляющими основные правовые системы мира, и поэтому они считаются общими, универсальными принципами и нормами международного права, имеют императивный характер, что определяет их особое место в иерархии международно-правовых норм как норм “jus cogens”» [2, c. 64]. Т.Н. Нешатаева видит в качестве общих принципов права основные принципы, закрепленные в Уставе ООН [22].

В современных исследованиях также имеется тенденция отождествления общих и общепризнанных принципов права, при этом последние «представляют собой разновидность общих принципов права и являются исходными императивными началами, определяющими общую направленность правового регулирования общественных отношений в Российской Федерации, имеющими международно-правою природу» [6].

На наш взгляд, общие принципы, присущие праву большинства государств и способные к регламентации отношений с иностранным лицом или государством и получившие закрепление в международном договоре или обычае, приобретают статус и общих (для большинства государств) и основных принципов международного права. В этом смысле общие и основные принципы международного права тождественны.

Поскольку основные принципы международного права закрепляются в универсальных международно-правовых источниках, признаны подавляющим большинством государств, имеют общеобязательное значение и основополагающие значение для всей системы международного права, то они отвечают и признакам общепризнанных принципов международного права.

В связи с этим в международно-правовой литературе категории «общепризнанные принципы международного права» и «основные принципы международного права» нередко используются как тождественные [3, c.110]. Считается, что это нормы jus cogens – императивные нормы общего международного права, которые применяются и признаются международным сообществом в целом как нормы, отклонение от которых недопустимо. Г.И. Тункин отмечает, что основные принципы современного международного права – это «общепризнанные нормы, имеющие наиболее важное значение для обеспечения нормального функционирования межгосударственной системы и, следовательно, для решения международных проблем» [16, c.106].

Основные (общие) принципы международного права, являются общепризнанными принципами международного права и в силу ст. 15 Конституции РФ составляют часть российской правовой системы.

Однако, понятие общепризнанных принципов международного права шире, чем понятие основных принципов международного права. Если основные принципы международного права являются фундаментом взаимодействия государств в наиболее важных сферах общественных отношений (мир, безопасность, космос и т.п.), то общепризнанные принципы международного права как правовые регуляторы охватывают более широкий круг общественных отношений. Основные принципы международного права регулируют межгосударственные межвластные отношения, имеют системообразующее значение для международного публичного права. Другие общепризнанные принципы и нормы международного права можно рассматривать как отраслевые (или институциональные) принципы и нормы международного права [31, c. 128].

Для регулирования внутригосударственных гражданских отношений важен вопрос о том, могут ли национальные суды применять общие принципы права, не являющиеся принципами международного права? Если общий принципа, присущий праву большинства государств, присущ и российскому гражданскому праву, то он применяется как внутригосударственный принцип с прямой отсылкой к соответствующему внутреннему источнику права (чаще всего через ст. 6 ГК РФ, допускающей аналогию права), без использования ст. 15 Конституции РФ, поскольку конституционная норма решает вопрос только о применении общих (в значении общепризнанных) принципов международного права, а не права вообще. При этом, если правовой принцип существует во многих национальных правовых системах или даже в большинстве из них и таким образом является общим принципом права, однако не является общепризнанным принципом международного права (ст. 15 Конституции РФ) и отсутствует во внутригосударственном гражданском праве (ст. 6 ГК РФ), то российские суды применять его не могут.

Следует обратить внимание на то, что в правовую систему (или право) ряда стран входят только «общепризнанные нормы международного права» (например, Австрия, Греция, Испания, Италия, Македония). Однако в конституционных нормах российского права наряду с общепризнанными принципами международного права упоминаются и общепризнанные нормы международного права, что ставит закономерный вопрос об их соотношении.

Необходимо заметить, что в науке международного права, в отечественной науке теории права и в отраслевых правовых науках отсутствует однозначное решение вопроса об отграничении понятия «принципы» от категории «норма» права.

При этом в Конституции РФ в ряде статей имеется ссылка лишь на общепризнанные нормы международного права, например, п. 1 ст. 63 Конституции РФ предусмотрено, что Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права. Согласно п. 2 ст. 67, Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права (выделено нами. – Ю.Н.). Интересно отметить, что в конституциях ряда государств упоминаются только общепризнанные принципы международного права. Так, в ст. 8 Конституции Республики Беларусь признается приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивается соответствие им законодательства.

В правовой литературе было высказано мнение, что принципы и нормы международного права различаются по источнику их закрепления. Так, Е.Ю. Копылова считает, что общепризнанные принципы международного права содержатся в Уставе ООН, а общепризнанные нормы международного права могут иметь как договорную, так и обычно-правовую форму [11, c. 25]. И.К. Дмитриева обратила внимание на то, что принцип может не получить точной формулировки в конкретной норме, а проявляться в «совокупности норм, изучение которых в комплексе позволяет судить о их соответствии определенному принципу» [4, c. 126].

Однако классическая доктрина международного права исходит из того, что принципами международного права являются нормы, отличающиеся от других норм международного права только тем, что они имеют, как правило, более общий характер и затрагивают главные вопросы международных отношений, а четкого разграничения между принципами и нормами не существует [16, c. 74].

Т.Н. Нешатаева справедливо отмечает, что общепризнанные принципы – это те же нормы, только они обладают высшей юридической силой, отклонение от них в практике отдельных государств недопустимо, это императивные международные нормы характера jus coqens [21, c. 107]. Она же утверждает, что в отличие от общепризнанных принципов международного права, его общепризнанные нормы – это международно-правовые нормы обычного происхождения [21, c. 108].

Безусловно, принципы права, в том числе международного, по сравнению с другими нормами обладают определенными особенностями, но в целом, по справедливому замечанию В.А. Толстика, «норма-принцип – это одна из разновидностей норм права и не более того» [30, c. 76]. Б.Л. Зимненко также считает, что «при формулировании понятий «общепризнанный принцип международного права» и «общепризнанная норма международного права» необходимо учитывать лишь одно обстоятельство: понятие «общепризнанная норма» обладает родовым характером, а «общепризнанный принцип – видовым» [7, c. 212]. Под общепризнанными принципами он понимает «основополагающие общепризнанные нормы международного права, отклонение от которых недопустимо» [7, c. 228]. О.А. Кузнецова также признает, что «категории общепризнанных принципов и норм международного права соотносятся как вид и род. Принципы – это те же нормы, но с более широким содержанием, определяющим какую-либо главную идею права. При этом нормы-принципы в отличие от других норм имеют нетипичную структуру и особые правила применения» [13, c. 2–3].

Необходимо отметить, что из такого подхода исходит и отечественная теория права: «принципы права по своей юридической природе и сущности представляют собой нормы права, но лишь с более общим и принципиальным содержанием» [20, c. 386].

Международный суд ООН также постановил, что слова «принципы и нормы» выражают одну и ту же идею, а именно: термин «принципы» означает правовые нормы, – и что «употребление термина принципы оправданно, поскольку речь идет о более общих и фундаментальных нормах» [9, c. 80].

Верховный суд РФ в п. 1 постановления «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10 октября 2003 г. №5 постановил, что под общепризнанными принципами международного права «следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо» [23]. Верховным судом названы лишь два принципа: всеобщего уважения прав человека и основных свобод и добросовестного исполнения обязательств. При этом под общепризнанной нормой международного права в этом же постановлении понимается «правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного». Как мы видим, российский правоприменитель расшифровывает термин «принципы» через термин «нормы», при этом противопоставляет их друг другу, что, безусловно, создает некоторые препятствия в познании этих обеих правовых категорий.

Важно заметить, что однозначное разрешение проблемы соотношения принципов и норм в рамках одного типа правопонимания невозможно. Сторонниками отличного от норм содержания принципов права являются представители естественно-правового направления.

Однако с позиций юридического позитивизма (нормативизма) принцип права всегда останется лишь хоть и особой, но нормой права.

С учетом того, что по этому вопросу мы придерживаемся второго подхода, полагаем, что общепризнанные принципы международного права являются разновидностью норм международного права.

В теоретико-правовой и гражданско-правовой науках справедливо обращается внимание на то, что нормы-принципы имеют определенные структурные особенности, присущие и нормам-принципам международного права.

Так, нормы-принципы не обладают классической трехчленной структурой (гипотеза, диспозиция, санкция), состоят из специфических элементов – юридических императивов, которые раскрывают их содержание. Выявление юридических императивов, элементов юридических конструкций общепризнанных норм-принципов международного права, способных регламентировать гражданские отношения – задача цивилистической доктрины.

Категории общепризнанные «принципы» и «нормы» международного права выступают по отношению друг к другу соответственно как видовое и родовое понятия. Общепризнанные принципы международного права – это нормы международного права с самым общим, абстрактным содержанием.

Общепризнанные принципы и нормы международного права закрепляются в универсальных международно-правовых источниках, признаны подавляющим большинством государств, имеют для них общеобязательное значение, определяют основу всей системы международного права. Основные принципы международного права, отвечающие указанным характеристикам, также являются общепризнанными принципами международного права и в соответствие со ст. 15 Конституции РФ составляют часть российской правовой системы и могут применяться в этом качестве как правовой регулятор гражданских отношений. Общий принцип права, присущий большинству национальных правовых систем, являющийся общепризнанным принципом международного права, но отсутствующий во внутригосударственном гражданском праве, не может быть правовым регулятором внутригосударственных гражданских отношений. Общепризнанный принцип международного права является общепризнанной нормой международного права, имеющей самое общее содержание, определяющей какое-либо основное, главное, руководящее положение международного права.

 

Библиографический список

  1. Бабай А.Н., Тимошенко В.С. Общепризнанные принципы и нормы международного права как составная часть российской правовой системы // Междунар. публичное и частное право. М.: Юрист, 2006. №6. С. 30–33.

  2. Барнашов А.М. Общепризнанные принципы и нормы международного права и их взаимодействие с нормами российского законодательства // Общепризнанные принципы и нормы междунар. права, междунар. договоры в практике конституц. правосудия: материалы Всерос. совещания (Москва, 24 дек. 2002 г.) / под ред. М.А. Ми­тю­кова, С.В. Кабышева, В.К. Бобровой и А.В. Сычевой. М.: Междунар. отношения, 2004. С. 64.

  3. Бирюков П. Международное право: учеб. пособие. М.: Юристъ, 2008. 685 с.

  4. Дмитриева И.К. Общепризнанные принципы и нормы международного права (международные трудовые нормы) и конвенции МОТ: их значение и соотношение с российским трудовым правом // Междунар., российское и заруб. законодательство о труде и социальном обеспечении: современное состояние (сравнительный анализ) / под ред. К.Н. Гусова. М.: Проспект, 2011. С. 120–130.

  5. Егоров С.Е. Общепризнанные принципы и нормы о правах человека в уголовном процессе России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. 22 с.

  6. Зарубаева Е.Ю. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры в правовой системе России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. 25 с.

  7. Зимненко Б.Л. Международное право и правовая система Российской Федерации. М.: РАП; Статут, 2006. 416 с.

  8. Зимненко Б.Л. Нормы международного права в правовой системе Российской Федерации // Междунар. публичное и частное право. 2003. №3. С. 3–12.

  9. Комментарий к Конституции Российской Федерации / общ. ред. Ю.В. Кудрявцев. М.: Фонд «Правовая культура», 1996. 552 с.

  10. Конституция Российской Федерации: комментарий / рук. авт. кол. Б.Н. Топорнин. М.: Юрид. лит., 1994. 624 с.

  11. Копылова Е.Ю. Проблемы имплементации норм международного частного права во внутреннее право иностранных государств // Междунар. публичное и частное право. 2008. №4. С. 24–28.

  12. Корецкий В.М. «Общие принципы права» в международном праве // В.М. Ко­рецкий. Избр. тр.: в 2 кн. Киев: Наукова думка, 1989. Кн. 2. С. 165–166.

  13. Кузнецова О.А. Соотношение понятий общепризнанных принципов и норм международного права // Междунар. публичное и частное право. 2009. №3. С. 2–3.

  14. Лукин П.И. Источники международного права. М.: Изд-во АН СССР, 1960. 144 с.

  15. Машкина А.Ю. Доказательства общепризнанности норм международного права // Норма права: проблемы теории и практики / под ред. И.А. Минникеса. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2010. С. 9–15.

  16. Международное право: учебник / под ред. Г.И. Тункина. М.: Юрид. лит., 1994. 512 с.

  17. Морозов С.Ю. Теоретические аспекты организационных потребностей в гражданском праве // Вопросы правоведения. 2011. №2. С. 121–130.

  18. Мяснянкин В.Н. О толковании части 4 статьи 15 Конституции России // Междунар. публичное и частное право. 2007. №3. С. 25–27.

  19. Лютов Н.Л. О неформализованных источниках международно-правого регулирования труда // LEX RUSSICA. 2010. №4. С. 781–807.

  20. Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М.: Юрид. лит., 1960. 511 с.

  21. Нешатаева Т.Н. Международное частное право и международный гражданский процесс: учеб. курс; в 3 ч. М.: Городец, 2004. Ч. 1. 503 с.

  22. Нешатаева Т.Н. Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права // Вестник Высшего арбитражного суда РФ. 2004. №3. С. 125–127.

  23. Постановление Пленума Верховного суда РФ №5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень ВС РФ. 2003. №12.

  24. Постановление ФАС Московского округа от 08 окт. 2003 г. №КГ-А40/7783-03 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  25. Рациборинская К.Н. Применение международного права российскими судами // Междунар. публичное и частное право. 2004. №1. С. 23–28.

  26. Рекомендации Международного симпозиума «Принцип соблюдения международных договоров: коллизии международного и национального права» от 21 апреля 2008 г.; Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ (п. 1 .7) // Журнал рос. права. 2008. №6.

  27. Римский статут Международного уголовного суда от 17 июля 1998 г. // Междунар. публичное право: сб. док.; в 2 ч. // сост. и автор вступ. статьи К.А. Бекяшев, Д.К. Бекяшев. М.: Проспект, 2006. Ч. 2. С. 2719–2769.

  28. Талалаев А.Н. Два вопроса международного права в связи с Конституцией РФ // Государство и право. 1998. №3. С. 64–70.

  29. Тиунов О.И. Общепризнанные принципы и нормы международного права: понятие и их роль в решениях Конституционного суда Российской Федерации // Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры в практике конституционного правосудия: материалы Всерос. совещания / под ред. М.А. Митюкова, С.В. Карбышева, В.К. Бобровой, А.В. Сычевой. М.: Междунар. отношения, 2004. С. 207.

  30. Толстик В.А. Общепризнанные принципы и нормы международного права в правовой системе России // Журнал рос. права. 2000. №8. С. 67–77.

  31. Толстых В.Л. Курс международного права: учебник. М.: Волтерс Клувер, 2010. 1056 с.

  32. Цивадзе Н.А. Применение норм международного права судами Российской Федерации: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2005. 30 с.

  33. Ярмухаметова Г.З. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации как источники конституционного права России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2005. 30 с.

 

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.