УДК 341.1

ПРОЦЕСС ИНТЕГРАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

И.Р. Султанов

Кандидат политических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права

Башкирская академия государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан.

450077, Башкортостан, г. Уфа, ул. З.Валиди, 40

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В связи с активным процессом интеграции государств на международной арене усиливается роль организаций публичного международного права. В статье рассматриваются вопросы типологизации международных организаций. На примере анализа научно-методологических подходов ряда отечественных и зарубежных исследователей определены основные направления типологизации.

Ключевые слова: международные интеграционные организации; сближение международного и национального права; экономическое межгосударственное сотрудничество; международные интеграционные процессы; европейское право


В нашей работе было бы также совсем несложно избежать попытки определения интеграции и вытекающих из этого трудностей и принять его как аксиоматичную данность. Так, собственно говоря, делает большинство исследователей. Но для раскрытия темы, предмета исследования и теоретической цельности исследования мы обязаны дать определение интеграции хотя бы в первом приближении. Иначе весьма непродуктивна будет сама попытка выделения из общего числа международных межправительственных организаций такого типа организаций, как интеграционные объединения. Без такого критерия исследование интеграции вообще утрачивает смысл, поскольку не ясным остается сам предмет исследования.

Думается, что при определении содержания этого понятия следует рассматривать отношения экономические, а именно специализацию производства по странам группировки и международный обмен товарами, услугами и капиталами плюс международную специализацию и разделение труда. Другими словами, международную торговлю и оплату товаров и услуг без известной маржи и протекционистских «комиссионных». Остальные секторы международного сотрудничества и обмена едва ли следует автоматически присоединять к понятию интеграции. Все остальные формы политического взаимодействия, безвизового перемещения и так называемой парадипломатии носят скорее второстепенный и производный характер.

Безграничность социальных отраслей, якобы охватываемых интеграцией, уже само по себе ведет к размыванию критериев этого ключевого понятия. Даже неограниченное, т.е. безвизовое, перемещение физических лиц трактуется в ряде ключевых актов того же Евросообщества как перемещение не просто физических лиц, а «рабочей силы» (Arbeitnehmer-работник – нем.)[1]. То есть интеграция и здесь имеет экономическое содержание – переезд и трудоустройство в первую очередь работников и членов их семей. Приветствуется именно экономическое участие работников в жизни соседнего государства. Регламент и соответствующая директива о свободном перемещении физических лиц 1968 и 2004 гг. регулируют в первую очередь права работников и лишь во вторую – права членов его семьи.

Экономическая выгода от иммиграционных процессов стоит во главе угла единого рынка такого, например, интеграционного блока, как ЕС. Но если, например, безвизовый въезд касается лиц, не имеющих цели трудоустройства, то для него уже совсем иные правила. Такой гражданин не может пребывать без регистрации в другой стране Общего рынка более 3 месяцев. Работа, рынок – вот цели, которые преследуются политикой отмены виз и свободы перемещения. То есть цель этой интеграционной политики – сугубо экономическая.

Второе в ряду аргументов – это степень взаимодополняемости частей, т.е. государств, их экономических специализаций, товаров и структур. Можно выразиться и иначе – степень экономической целостности созданной группировки и соединенных в ней государств. Отсюда вытекают и производные оценочные критерии. Например, степень интенсивности сотрудничества, включающего как международный экономический обмен, так и политическое единство.

Понятие «интеграция» находим в ряде толковых словарей. Так, толковый словарь Оксфордского университета рассматривает интеграцию как «акт или процесс соединения двух или более частей таким образом, чтобы они функционировали вместе» [6, c. 675]. Словарь иностранных слов понимает под интеграцией «(лат. integratio – восстановление, восполнение): 1. Объединение в целое каких-либо однородных частей[2] [1, c. 400]. Процесс взаимного приспособления и объединения национального хозяйства двух и более государств с однотипным общественным строем. Социалистическая экономическая интеграция означает, в частности, совместное освоение природных ресурсов для общей пользы, совместное строительство крупных промышленных комплексов, рассчитанное на удовлетворение нужд всех его участников. (Из газет.)» [5].

Представляется, что этого определения уже вполне достаточно, чтобы уяснить, что понимается под интеграцией. Во-первых, процесс, деятельность. По содержанию – это не только фрагментарное сближение государств (по каким-то некоторым позициям). Это было бы слишком упрощенное понимание интеграции. Речь, очевидно, идет о получении единого целого из совокупности частей. Роль частей выполняют в данном случае государства. «Восстановление или восполнение» может означать получение (утраченной или предполагаемой) целостности, единства. Интеграция как процесс, судя по данному определению, означает деятельность по приобретению того предполагаемого [целостного] состояния, которое, предположительно существовало ранее, но теперь по каким – то причинам отсутствует.

В каких конкретно сферах можно предполагать это состояние единства, из этого определения узнать не удается. Но, если обратиться к истории организацию СНГ, то воссоединение и воссоздание некогда единого целого можно легко себе представить. Исторически сложившаяся взаимодополняемость экономик бывших республик СССР на базе реального межотраслевого разделения труда действительно позволяет говорить о воссоздании о восстановлении [утраченной] ранее целостности. Однако, отметим, проф. Л.В.Виноградова и ряд других авторов именуют этот процесс уже не интеграцией, а «реинтеграцией» [2, c. 71]. Восстановление «распавшегося единого хозяйственного организма, разрыв существовавших ранее производственных связей» [2, c. 71]. Что же такое тогда интеграция?

Становится ясно, что для целостных образований, целостного состояния, к которому, естественно, стремятся интеграционные союзы и их учредители, характерно единство, внутренняя согласованность, гармонизированность или, как минимум, внутренняя непротиворечивость и, конечно, взаимодополняемость. Единство может быть в одной сфере крепче, а в другой слабее. Как это, например, имеет место сравнительно в СНГ, ЕВРАЗЭС и ЕС. Но важно, видимо, чтобы единство и прочие названные атрибуты были достигнуты именно в тех сферах, на которые соединение государств нацелено.

Из процитированного определения можно также почерпнуть некоторые сведения о секторах, в каких именно предполагается объединяющая деятельность [интеграционного] сообщества, чтобы она могла именоваться «интеграцией» в духе данного выше определения. В части 3-й, видимо, сформулированной в советское время в бытность такой организации, как Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ), авторами дается понятие социалистической экономической интеграции, где уже конкретно называются области экономики, где она предполагается. Социалистическая интеграция – это два пункта: 1) совместное освоение природных ресурсов и 2) совместное строительство крупных промышленных комплексов. Стоит заметить, что упор даже в понятии социалистической интеграции делался авторами на чисто экономических аспектах, и весьма конкретных.

Обязательным условием, по мысли авторов данной расшифровки, в обоих случаях является наличие от этих мер «общей пользы» или удовлетворения общих нужд – «нужд всех его участников». Под «взаимным приспособлением» национального хозяйства государств, вероятно, понимается так или иначе унификация правил, по которым они функционируют. То есть национальных норм права, регулирующих экономическую сферу. Причем только два экономических сектора – освоение природных ресурсов и строительство «крупных промышленных комплексов». Это понятно, поскольку социалистический уклад экономики и был рассчитан только на крупное хозяйство, недолюбливал мелкое производство, а тем более частное предпринимательство.

Словом, под социалистической интеграцией понималась тогда унификация норм права в области экономики (ресурсы и строительство промышленных комплексов) двух или более государств (правовой аспект). И обязательный упор делался на наличие «однотипности общественного строя». Можно было бы считать эту установку анахронизмом, но она возродилась уже в других интеграционных сообществах, хотя и с противоположным знаком. Укажем, например, на классический пример – Европейский союз, преамбула договора которого прямо требует от государств – членов все той же «однотипности» политического устройства. А именно: демократии, правового государства и т. п.[3] Это означает, что и тогда и сейчас, чтобы вступить в интеграционные отношения, требовалась политическая однородность (политический аспект).

Под «объединением» национального хозяйства, вероятно, следует понимать специализацию и межотраслевое разделение труда, отношения по принципу: головное предприятия-смежники. Только на межгосударственном уровне. То есть и здесь экономический аспект. Итого три аспекта, которые можно без особого труда рассмотреть в определении, данном группой советских авторов: правовой, политический и экономический. Думается, что, выделяя эти аспекты в качестве определяющих, авторы данного определения были в основном правы. Справедливо, однако, что они несколько узко оценивали диапазон интеграционных отношений.

По их мнению, он мог распространяться лишь на два четко обозначенных сектора – освоение ресурсов и строительство крупных промышленных комплексов. Диверсификация современной экономической жизни заставляет думать, что диапазон интеграционных возможностей стал намного шире, чем он представлялся четверть века назад. Вместе с тем основополагающие направления интеграции, на наш взгляд, указаны верно. Как видно из определения, главенствующим аспектом вполне можно считать деятельность [совместную] в области экономики [национальных хозяйств]. Но можно предположить, что это зависит от целей, которые поставлены перед межгосударственным объединением. Какое значение для причисления к интеграционным имеет, например, выбор сектора экономики, который будет определен в качестве ведущего?

Таким образом, под интеграцией или интеграционной деятельностью следует понимать деятельность или процесс сведения воедино (в единое целое) какой-то совокупности разрозненных (экономических) частей, деятельность по экономическому сближению, срастанию в единое целое и взаимоувязыванию, взаимодополняемости государств в едином экономическом механизме. Участники «круглого стола», например, оказались «единодушны в том, что импульсы к интеграции идут, прежде всего, из сферы экономики» [1, c. 229]. Они дали знать о себе с первых же дней после распада СССР.

В связи с этим нам импонирует понятие «международная региональная экономическая интеграция», как «процесс сближения экономик нескольких государств, способный доходить до их полного слияния и образования единого хозяйственного целого, в котором экономические отношения между странами ничем существенно не отличаются от тех, которые обычно существуют между регионами одной и той же страны, а решающую роль в хозяйственной политике начинают играть не отдельные государства, вошедшие в интеграционную коалицию, а общие для них управленческие органы» [3, c. 36].

Однако, в какой степени требуется единство, сплоченность для причисления межправительственного союза к «интеграционным», – вопрос еще более сложный и пока открытый. Требуется ли для этого «общий рынок», «единый рынок», «зона свободной торговли», «единое экономическое пространство», «таможенный союз» или что-то еще? Где тот рубикон, после которого единство политическое становится и экономически интеграционным? Иными словами, интеграция – это только процесс, деятельность или состояние?

Думается, что это и деятельность и состояние. Как состояние – это могут быть любые степени взаимозависимости и взаимодополняемости, начиная от зоны свободной торговли таможенного союза и заканчивая стадией единого рынка. Степень взаимопереплетения экономик в едином рынке наивысшая. А разрыв экономических связей в нем становится жизненно чувствительным и даже опасным для национальных экономик.

Базовыми субъектами такой деятельности являются в первую очередь государства и их правительства. Но только в первую очередь, ибо после составления и ратификации учредительных документов инициативу перехватывают другие субъекты – юридические лица (хозяйствующие субъекты). Интеграция – это деятельность не только государств – учредителей, но и субъектов частного права – юридических лиц; интеграция – это и деятельность частных лиц – корпораций.

Для целостных и системных образований характерны единство, согласованность, непротиворечивость, взаимодополняемость, взаимовостребованность, возможность анализа посредством классификаций составляющих ее объектов, взаимодополняемость экономических и внешнеторговых структур, потребность во взаимообмене технологиями, промышленными изделиями, сельхозпродукцией, полуфабрикатами, услугами. Например, «для России и стран СНГ – их экономическое сотрудничество – жизненно важная предпосылка выживания» [2, c. 74]. Нельзя не согласиться с теми авторами, которые считают, что «экономика – вот главный мотор». Катастрофический разрыв хозяйственных связей – одна из самых существенных причин отчаянного экономического положения государств бывшего СССР [4, c. 84] и потребности в интеграции («реинтеграции»).

При этом сразу выразим свое скептическое отношение к такому «срастанию» [в единое целое] самостоятельных суверенных государств, точнее, к самой возможности такого срастания, соединения, «склеивания». Такая деятельность подразумевает лишение частей интеграционного союза, т.е. государств, своего суверенитета. Такие процессы не проходят, как известно, безболезненно, а то и бескровно. Видимо, поэтому государства СНГ предпочли «наднациональному» характеру интеграции принцип «мягкого участия, означающего, что каждый участник Содружества волен выбирать, к каким решениям присоединяться а к каким нет; в каких встречах, совещаниях быть представленным, в каких нет»[4].

Если говорить о политической интеграции, то с ее определением возникают трудности, поскольку не ясно, чем «политическая интеграция» отличается от традиционного межгосударственного сотрудничества. Правда, теоретически можно допустить и политическое преобразование международной организации в государствоподобное политическое образование. Однако эта перспектива маловероятна. Интеграция государств если и возможна, то только с оговорками о суверенитете и лишь в некоторой неопасной для суверенитетов степени, не доходящей до политической «переплавки» международного межгосударственного объединения в нечто политически иное с иным политическим и правовым статусом, т.е. новой совокупностью прав и обязанностей. А при сохранении суверенитетов за государствами их политические связи остаются в плоскости «сотрудничества», а не «интеграции».

Если понимать под интеграцией сближение, то, как видим, понятие «сближение» безосновательно уступило место более модному понятию «интеграция». И это не одно и то же. Понятие интеграции более многогранное, чем просто сближение. «Сближение» следовало бы рассматривать лишь как часть «интеграции» и скорее как ее стадию. Не случайно в учредительном договоре о Европейском интеграционном сообществе употребляются сразу три понятия, составляющие понятие интеграции – «сближение», «гармонизация» и «унификация».


Библиографический список

  1. Борко Ю., Шмелев Н. Послесловие к «круглому столу»// Заглядывая в XXI век: Европейский Союз и Содружество Независимых Государств. М.: «Интердиалект+», 1998. 324 с.
  2. Виноградова Л.В. Экономическая интеграция в СНГ и опыт Третьего мира // Мировая экономика и междунар. отношения. 1995. №.9. С. 65–74.
  3. Назаров В.А. Международная экономическая интеграция: учеб. пособие. М.: Хронограф, 1998. 34 с.
  4. Олещук Ю. Новая Россия и интеграционные тенденции в СНГ// Мировая экономика и междунар. отношения. 1994.№4. С. 83–92.
  5. Школьный словарь иностранных слов: пособие для учащихся / В.В. Одинцов, Г.П. Смолицкая, Е.И. Голанова, И.А. Василевская; под ред. В.В. Иванова. М.: Просвещение, 1983. 207 с.
  6. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English/ Sixth Edition. Ed. by Sally Weymeier. Oxford University Press, 2000. 1540 p.


[1] Изначально гарантированное только для граждан, занимающихся экономической деятельностью («свобода передвижения работников» – для лиц наемного труда и «свобода учреждения» – для предпринимателей и иных «ненаемных» работников), право на свободное передвижение и проживание в пределах всего ЕС к началу 1990-х годов было распространено на остальные категории граждан государств-членов (студенты, пенсионеры и т.д.) // Директива 2004/38/ЕС Европейского Парламента и Совета от 29 апреля 2004 г. О праве граждан Союза и членов их семей свободно передвигаться и проживать на территории государств-членов, изменяющая Регламент (ЕЭС) №1612/68 и отменяющая директивы 64/221/ЕЭС, 68/360/ЕЭС, 72/194/ЕЭС, 73/148/ЕЭС, 75/34/ЕЭС, 75/35/ЕЭС, 90/364/ЕЭС, 90/365/ЕЭС и 93/96/ЕЭС.

[2] Англо-русский словарь переводит integration также как «объединение в одно целое», т.е. как процесс – интегрирование. А Integrality – это уже конечный результат – «целость, полнота».

[3] См.: Документы Европейского Союза. Т.VI: Консолидированная версия Договора о Европейском союзе и Договора, учреждающего Европейское сообщество.

[4] Например, политика нейтралитета Туркменистана по отношению к СНГ выразилась в том, что страна не участвует примерно в половине многосторонних договоров в рамках Содружества. Аналогично ведет себя Украина, а теперь и Грузия.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.