УДК 347.626.5

Право собственности супругов в современном российском законодательстве и роль нотариата в его осуществлении

Ж.С. Труш

Соискатель кафедры гражданского права юридического факультета, помощник нотариуса Краснодарского нотариального округа

Кубанский государственный университет. 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Рассматривается роль нотариата в осуществлении права собственности супругов. Автор заключает, что законодательные нормы в данной сфере во многом несовершенны, что порождает на практике множество проблемных вопросов. Предлагаются меры по совершенствованию правового регулирования нотариальной деятельности по осуществлению права собственности супругов.

Ключевые слова: брачный договор; имущественные отношения; нотариат, совершение нотариальных действий; совместная собственность супругов


Современный уровень развития российского общества, рыночные отношения, расширение оборота недвижимого имущества, интеграция в международное сообщество – все эти факторы требуют своего обобщения и тщательного анализа в части, касающейся практики имущественных отношений супругов.

В настоящее время нотариат является одним из инструментов защиты прав и законных интересов граждан.

Одной из целей реформирования российского нотариального законодательства является усложнение нотариальных процедур, увеличение составляющих элементов нотариальной деятельности как разновидности юридической деятельности. Целью здесь стало придание нотариальной деятельности большей сложности, увеличения действий «ритуального» характера для сближения по отдельным аспектам с судебным производством. Конечная цель – показать нотариальное производство как разновидность юридического процесса, близкую по ряду составляющих и характеристик к правилам судебного процесса, а не гражданско-правовым процедурам.

Однако, несмотря на позитивные результаты, полученные вследствие реформирования нотариата за последнее десятилетие, можно констатировать, что нотариальная система в нашей стране достигла такой критической точки развития, когда на повестке дня стоит само ее существование. Причиной такого положения вещей являются как застарелые проблемы, доставшиеся современному нотариату в наследство от советской системы, так и современные угрозы, связанные с потенциальной возможностью реализации ряда законодательных инициатив.

Каковы же нерешенные проблемы нотариата? Во-первых, это несовершенство форм и методов осуществления нотариальной деятельности. Переход на небюджетную основу организации нотариата в России не повлек следующего, логически оправданного шага – совершенствования нотариальной процедуры, которая в целом осталась прежней.

Во-вторых, отрицание социальной значимости нотариата. Несовершенство нотариальной процедуры, а также непонимание смешанной – публично-правовой и частноправовой – природы нотариальных функций привели к формированию негативного отношения к нотариату у части населения и представителей официальной власти. С одной стороны, в обществе распространены представления о нотариате как о дополнительной бюрократической преграде, влекущей к тому же дополнительные затраты, а с другой – происходит фактическое приравнивание нотариальной деятельности к предпринимательской.

В-третьих, размывание нотариальной компетенции и нивелирование нотариальной формы. В ряде случаев присущие в силу своей особой природы, чрезвычайной важности или прямого указания закона полномочия нотариата передаются органам и лицам, не связанным такими же жесткими требованиями к квалификации, процедуре и ответственности, как нотариусы.

Необходимо отметить, что еще на этапах, предшествующих заключению брака, будущие супруги обращаются за помощью к нотариусу, если они стремятся урегулировать свои имущественные отношения брачным договором.

Задолго до принятия части первой Гражданского кодекса РФ [4], и тем более Семейного кодекса РФ [10], некое подобие брачного договора уже существовало. Иногда супруги заключали между собой соглашения, именовавшиеся «договорами о правовом режиме имущества супругов» [2, с. 84–85]. Такие договоры удостоверялись нотариально.

Российский законодатель воспринял нормы зарубежного законодательства о брачном договоре, предоставив супругам право устанавливать режим супружеского имущества по своему усмотрению. Нормы, регулирующие имущественные отношения супругов, отныне носят диспозитивный характер.

В соответствии со ст. 40 СК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Таким образом, право заключить брачный договор законодатель предоставил супругам, а также будущим супругам. Сомнений в том, кого относить к категории супругов, нет: это лица, зарегистрировавшие брак в органах записи актов гражданского состояния. А вот споры вокруг понятия «лицо, вступающие в брак», не утихают с момента принятия СК РФ.

В настоящее время нотариус, к которому обращаются лица, желающие удостоверить брачный договор, может отказать в его удостоверении только в следующих случаях. Во-первых, если у нотариуса есть сомнения в добровольности заключения брачного договора. Во-вторых, если какое-либо из условий брачного договора противоречит требованиям закона. И, наконец, если обратившиеся к нотариусу лица не являются лицами разного пола, поскольку по законодательству Российской Федерации в брак могут вступить только лица разного пола – мужчина и женщина. Никакие другие обстоятельства нотариуса волновать не должны.

А правильный ли подход избрал законодатель, позволив заключать брачный договор мужчине и женщине независимо от того, подали они заявление в органы записи актов гражданского состояния или еще нет?

По мнению А.Н. Чашина, подача заявления в органы записи актов гражданского состояния свидетельствует о серьезности намерений лиц: «В жизни возможны случаи, когда обещание вступить в брак может быть дано с легкостью, необдуманно, преждевременно. И только целенаправленная деятельность лиц, принявших решение стать супругами, включающая в себя ряд отдельных действий, таких как прибытие в органы записи актов гражданского состояния, предъявление соответствующему работнику документов, удостоверяющих личность, составление текста заявления о регистрации брака, проставление под ним своей подписи и т.п., может свидетельствовать с высокой степенью достоверности об окончательности намерения о вступлении в брак» [11, с. 38]. Именно поэтому, с точки зрения А.Н. Чашина, заключать брачный договор можно только после подачи заявления о регистрации брака. В противном случае нельзя говорить о серьезности намерений лиц, заключающих брачный договор.

Лица, принявшие решение заключить брачный договор, относятся к решению о регистрации брака не менее серьезно, чем лица, уже подавшие заявление о его регистрации. Лица, заключившие брачный договор, обычно более серьезно осведомлены о своих правах и обязанностях. Таким образом, собирающиеся заключить брачный договор лица выделяются среди тех, кто собирается вступить в брак, именно своей серьезностью и прагматичностью.

Уже во время брака нотариус всякий раз при совершении супругами сделок или иных юридических действий, например, отчуждения недвижимости, проверяет полномочия супругов исходя из действующего между ними режима имущественных отношений. Участились случаи приобретения имущества за границей. Такого рода ситуации порождают коллизии в области имущественных отношений супругов, и, как правило, это приводит в совокупности к постоянному росту в нотариальной практике семейных дел с внешним, иностранным, элементом [7].

Одним из видов нотариальных действий, предусмотренных нормами ст. 35, 36 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате 1993 г. [9], является выдача свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов. Правила совершения этого нотариального действия регламентируются ст. 74, 75 Основ законодательства РФ о нотариате.

Выдача свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе по совместному заявлению супругов на сегодняшний день практически свелась к нулю, так как после вступления в силу СК РФ совершение такого нотариального действия не имеет под собой правовой базы. В соответствии со ст. 33 СК РФ «только брачным договором можно изменить режим совместной собственности имущества супругов на режим долевой собственности. Применительно к имуществу супругов брачный договор это и есть их соглашение об установлении долевой собственности на общее совместное имущество. Нотариус обязан строго соблюдать требования закона и не уповать на сложившуюся практику хотя бы и не опороченную судебной практикой» [1, с. 2–8].

Выдать свидетельство о праве собственности нотариус может лишь при наличии следующих условий:

во-первых, наличия брачных отношений;

во-вторых, факта приобретения имущества в период зарегистрированного брака;

в-третьих, имущество должно являться общим – принадлежать на праве общей совместной собственности супругам [12, с. 29].

Также при расторжении брака нотариус может по просьбе супругов участвовать в разработке проекта и удостоверении соглашения между ними о разделе имущества, нажитого в период брака.

Можно выделить следующие требования, которые необходимо соблюдать при составлении данного соглашения:

-       имущество супругов можно разделить только после предварительного выделения доли каждого супруга в праве общей собственности согласно п. 1 ст. 254 ГК РФ;

-       стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется по рыночной стоимости на время раздела (п. 15 постановления Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» от 5 ноября 1998 г. [8]).

С учетом указанных требований структура соглашения о разделе имущества между супругами должна выглядеть следующим образом:

Первая часть – перечень всего имущества, подлежащего разделу, во избежание возможных споров о том, какое конкретно имущество супруги разделили; рыночная оценка вида имущества. Супруги могут оценить имущество сами, не обращаясь к услугам профессионального оценщика.

Вторая часть – определение долей в праве, в соответствии с которыми должен производиться раздел. Нотариус обязан разъяснить клиентам, что доли в праве, по общему правилу, признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами (п. 1 ст. 38 СК РФ).

Третья часть – непосредственное определение имущества каждому из супругов.

Четвертая часть – компенсации. Если одному из супругов передано имущество большее по стоимости, чем его доля, он обязан уплатить компенсацию.

В юридической литературе высказывается мнение, что при добровольном разделе имущества супруги могут просто ограничиться распределением между собой общих вещей, не определяя размер доли. Считается, что в этом случае сами доли могут не исчисляться. Просто они в скрытой форме оказываются заложенными в то распределение конкретных вещей, которое согласовали супруги [6, с. 42].

Думается, что такая позиция, несмотря на логичность и понятность, противоречит буквальному тексту п. 1 ст. 254 ГК РФ. Кроме того, соглашение о разделе имущества супругов, предусматривающее простую передачу вещей, мыслимо только в отношении вещей, а не имущества вообще. Такое соглашение в будущем может вызвать спор между его сторонами, связанный с несогласованностью стоимостей передаваемого имущества. Все это недопустимо для нотариально удостоверенного документа.

Также следует отметить, что в случае смерти одного из супругов нотариусом одновременно с наследственными правами решается вопрос об имущественных правах пережившего супруга исходя из режима имущественных отношений, действовавшем между супругами.

Проблема здесь заключается в том, что сроков реализации права супруга закон не устанавливает, супруг заявляет о своих правах подачей заявления нотариусу в любое время. В соответствии с п. 1 ст. 9 ГК РФ «граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права», при этом «отказ... от осуществления... прав не влечет прекращения этих прав». Следовательно, право на выдел супружеской доли пережившим супругом сохраняется даже в случае отказа пережившего супруга воспользоваться предоставленным ему правом. Гарантировать наследникам, что их права на наследуемое имущество не будут оспорены пережившим супругом, можно только в том случае, если переживший супруг воспользуется своим правом.

Другим способом гарантировать права наследников невозможно, они не смогут обязать супруга осуществить свое право в судебном порядке. Из этой ситуации возможны два выхода, причем оба требуют внесения изменений в действующее законодательство:

  1. признать автоматически все имущество общей долевой собственностью в равных долях за обоими умершими супругами, для чего соответствующие изменения вносятся в ст. 256 ГК РФ и ст. 34 СК РФ;
  2. внести изменения в ст. 1150 ГК РФ [3], ограничив право пережившего супруга на выдел своей доли в общем имуществе временными рамками, например шестимесячным сроком со дня открытия наследства, в случае пропуска срока считать имущество, нажитое в браке, собственностью того из супругов, на имя которого оно зарегистрировано, на чье имя внесен вклад в банке, приобретены акции и т.д. Срок может быть восстановлен по решению суда при наличии уважительных причин (как и срок для принятия наследства на основании ст. 1155 ГК РФ).

Второй вариант более предпочтителен.

Нотариус обязан определить долю умершего супруга в общем составе имущества до выдачи свидетельства о праве на наследство. Переживший супруг может и не обратиться к нотариусу за свидетельством о праве собственности на совместное имущество, но это не лишает его субъективного права собственности, возникающего из норм закона. Переживший супруг не может и отказаться от выдачи свидетельства о праве собственности, ибо отказ от документа не будет означать отказа от права. Следовательно, в любом случае включение в наследственную массу всего имущества без выделения супружеской доли объективно нарушает права и законные интересы пережившего супруга, основанные на требованиях действующего гражданского законодательства.

С данным выводом солидарны и авторы соответствующих разделов специальной юридической литературы, посвященной применению норм наследственного права в нотариальной практике [5, с. 196–197].

Итак, рассмотрев достижения и проблемные аспекты нотариата в сфере осуществления права собственности супругов, предлагаем следующие меры по совершенствованию правового регулирования нотариальной деятельности:

  1. В настоящее время законодательство не предусматривает внесудебного механизма оформления наследственных прав при существовании супружеской доли. Этот законодательный пробел порождает множественность нотариальной практики. Поэтому такой механизм, несомненно, стоило бы разработать и, на наш взгляд, за основу можно взять фактически используемый на практике отказ от выделения супружеской доли из наследственной массы. Иначе говоря, предлагается на законодательном уровне предусмотреть право пережившего супруга на отказ от принадлежащей ему доли в праве собственности на совместно нажитое имущество.
  2. Внести изменения в ст. 1150 ГК РФ, ограничив право пережившего супруга на выдел своей доли в общем имуществе временными рамками, например, шестимесячным сроком со дня открытия наследства, в случае пропуска срока считать имущество, нажитое в браке, собственностью того из супругов, на имя которого оно зарегистрировано (на чье имя внесен вклад в банке, приобретены акции и т.д.). Срок может быть восстановлен по решению суда при наличии уважительных причин (как и срок для принятия наследства на основании ст. 1155 ГК РФ).
  3. Необходимо ограничить период времени, в течение которого лицо имеет право на заключение брачного договора. Как известно, лица, подавшие заявление о регистрации брака, по общему правилу, могут зарегистрировать его по прошествии одного месяца (абз. 1 п. 1 ст. 11 СК РФ). Установить срок – 1 месяц на заключение брачного договора: по истечении месячного срока договор либо вступает в силу (если стороны брак зарегистрировали), либо прекращает свое юридическое существование (если брак за это время так и не был заключен).

Библиографический список

  1. Артемьева Н.В. Совместная собственность супругов: актуальные вопросы правового регулирования и практики применения // Бюл. нотариальной практики. 2003. №6. С. 2–8.
  2. Виноградова Р.И. Образцы нотариальных документов. М.: Рос. право, 1992. 160 с.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федер. закон Рос. Федерации от 26 янв. 1996 г. №14-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. №5, ст. 410.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федер. закон Рос. Федерации от 30 нояб. 1994 г. №51-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. №32, ст. 3301.
  5. Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право в нотариальной практике. М.: Волтерс Клувер, 2005. 184 с.
  6. Максимович Л.Б. Брачный договор (контракт). М.: Ось-89, 2005. 190 с.
  7. Медведев И.Г. Международное частное право и нотариальная деятельность. М.: Волтерс Клувер, 2005 [Электронный ресурс]. URL: http://for-expert.ru/mchp-notariat/34.shtml (дата обращения: 15.12.2010).
  8. О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака: постановление: принято Пленумом Верх. суда Рос. Федерации 5 нояб. 1998 г. №15 // Рос. газета. 1998. 18 нояб.
  9. Основы законодательства Российской Федерации «О нотариате»: утв. Верхов. Советом Рос. Федерации 11 февр. 1993 г. №4462–1 // Ведомости Совета нар. депутатов и Верхов. Совета Рос. Федерации. 1993. №10, ст. 357.
  10. Семейный кодекс Российской Федерации: Федер. закон Рос. Федерации от 29 дек. 1995 г. №223-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. №1, ст. 16.
  11. Чашин А.Н. Актуальные проблемы субъектов брачного договора // Нотариус. 2006. №2. С. 37–39.
  12. Черемных Г.Г. Нотариальные действия и основные правила их совершения // Бюл. нотариальной практики. 2004. №5. С. 29.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.