УДК 336.719.2 (574)

БАНКОВСКАЯ ТАЙНА ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Л.Ш. Анасова

Аспирант

НИИ частного права Казахского гуманитарно-юридического университета.

050060, Республика Казахстан, г. Алматы, просп. Абая, 52 «в»

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена правовому регулированию института «банковская тайна» по законодательству Республики Казахстан.

Ключевые слова: банковская тайна; коммерческая тайна; информация; конфиденциальность


В банковском обслуживании банковская тайна является важным и актуальным аспектом. Банк гарантирует неразглашение банковской тайны.

Перечень сведений, составляющих банковскую тайну, и основания ее выдачи определяются законодательными актами, регулирующими банковскую деятельность. Согласно ст. 50 закона «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан» банковская тайна включает в себя сведения о наличии, владельцах и номерах банковских счетов депозиторов, клиентов и корреспондентов банка, об остатках и движении денег на этих счетах и счетах самого банка, об операциях банка (за исключением общих условий проведения банковских операций), а также сведения о наличии, владельцах, характере и стоимости имущества клиентов, находящегося на хранении в сейфовых ящиках, шкафах и помещениях банка. Не относятся к банковской тайне сведения о кредитах, выданных банком, находящимся в процессе ликвидации.

Пункт 4 статьи 50 Закона о банках гласит, что не являются банковской тайной: обязательное уведомление банками налоговых органов об открытии банковских счетов юридическому лицу или физическому лицу, осуществляющему предпринимательскую деятельность без образования юридического лица; предоставление таможенным органам сведений по экспортным и (или) импортным операциям клиентов для осуществления экспортно-импортного валютного контроля в соответствии с валютным законодательством; представление сведений об остатках денежных средств на банковских счетах физических лиц ликвидационной комиссией банка, ликвидируемого в принудительном порядке, организации, осуществляющей обязательное гарантирование депозитов, и банкам-агентам для осуществления мероприятий, связанных с возвратом денег вкладчикам.

Конечно, здесь существует определенный конфликт интересов клиента банка, самого банка и правоохранительных органов. В настоящее время институт банковской тайны является мало изученным. На наш взгляд, и в правовом регулировании банковской тайны существует определенные противоречия и пробелы.

В литературе указывается, что банковская тайна – это информация о банковском «денежном» счете любого вида клиентов и корреспондентов, а именно: расчетном, текущем, бюджетном, валютном, по вкладам (депозитам), внутрибанковском счете (по учету просроченных кредитов, покупке векселей и т.д.) [3, с. 131].

В указанном определении содержится весьма обтекаемое понятие банковской тайны, не ясна ее правовая природа, а также непонятным остается само содержание банковской тайны. На наш взгляд, и в действующем Законе о банках перечень сведений, составляющих банковскую тайну, не учитывает всего спектра банковских операций. К примеру, непонятным остается вопрос, являются ли банковской тайной выдача банками банковских гарантий, выдача банками банковских поручительств и иных обязательств за третьих лиц, предусматривающих исполнение в денежной форме, операции с векселями, осуществление лизинговой деятельности, выпуск собственных ценных бумаг (за исключением акций), факторинговые операции, форфейтинговые операции, доверительные операции. Представляется, что сведения об этих операциях банка не являются банковской тайной.

По нашему мнению, определение банковской тайны, содержащееся в Законе о банках, является очень узким по своему содержанию, поскольку прежде всего это есть не что иное как информация, которая, в свою очередь, является самостоятельным объектом гражданских прав. Вообще, данный институт достаточно сложен и требует всестороннего анализа, а выработка определения понятия банковской тайны позволит установить, какие сведения могут соответствовать этому понятию, что, безусловно, положительно отразится на банковской практике.

Рассмотрим ряд концепций института банковской тайны.

С.В. Сарбаш, исследуя банковскую тайну, пришел к следующим выводам. По его мнению, банковская тайна представляет собой довольно сложный институт гражданского права, который крайне не однороден по своему составу. Автор считает, что банковская тайна по своей сути скорее более тяготеет к неотчуждаемым правам. Законный ее оборот представляется маловероятным. Конечно, информация, составляющая банковскую тайну, может представлять «коммерческую» ценность, например, для конкурентов обладателя этого права или для его контрагентов. Однако она представляет для них интерес не в силу своей неизвестности другим лицам, что характерно для коммерческой тайны, а по другим причинам. Например, кредитор обладателя банковской тайны заинтересован в том, чтобы получить сведения о финансовом положении должника, и в этом смысле для коммерции может быть крайне важно получить данную информацию. Однако, если какие-либо другие лица и будут обладать банковской тайной должника, кредитор не потеряет к ней интереса и ценность этой информации для него не уменьшится, что, видимо, происходит с такой, например, разновидностью коммерческой тайны, как секретный технологический процесс или секрет промысла («ноу-хау») [6, с. 148–149].

На наш взгляд, некоторые позиции С.В. Сарбаша достаточно спорные. Так, нет оснований утверждать, что некая часть информации, составляющая банковскую тайну, которая стала известна конкурентам, не представляет никакого риска для обладателя этой информации. В жестких условиях рыночных отношений любая информация, ставшая известной в силу определенных причин, может нанести ущерб деятельности того или иного хозяйствующего субъекта, поэтому говорить, что интерес и ценность разглашенной информации не уменьшится, по меньшей мере беспочвенно. Следует также добавить, что в законе Республики Казахстан «О частном предпринимательстве» от 31 января 2006 г. законодатель коммерческую тайну определил как информацию, определяемую и охраняемую субъектом частного предпринимательства, свободный доступ на законном основании к которой имеет ограниченный круг лиц, разглашение, получение, использование которой может нанести ущерб их интересам.

Данная позиция С.В. Сарбаша была критически оценена В.В. Витрянским, который считает, что понятие «банковская тайна» относится к многоаспектным правовым категориям. По мнению В.В. Витрянского, в рамках публично-правового регулирования (в частности, в сфере банковского регулирования и банковского надзора) понятие «банковская тайна» (гарантия банковской тайны, сохранение банковской тайны, запрет разглашения банковской тайны) рассматривается в качестве одного из необходимых требований, предъявляемых к банковской деятельности и к участникам соответствующих публично-правовых отношений: кредитным организациям, Банку России, аудиторским и иным организациям, являющимся участниками соответствующих отношений. Нарушения названного требования влекут за собой для государственных органов и организаций, а также для должностных лиц и работников применение норм административную (например, отзыв лицензии на осуществление банковской деятельности) и даже уголовную ответственность. Далее автор отмечает, что в гражданско-правовых отношениях, складывающихся между банком и его клиентами по договорам банковского вклада и банковского счета, правовое значение приобретает иной аспект категории «банковская тайна», а именно: тайна банковского счета и банковского вклада, которая состоит в недопустимости со стороны банка разглашения известных ему сведений о клиентах, их счетах и вкладах и проводимых по ним банковских операциях. Следующий аспект понятия «банковская тайна», выделяемый ученым, состоит в том, что этим понятием нередко обозначаются сами сведения (информация) о клиентах банка, их счетах и вкладах, а также о банковских операциях. Именно этот аспект имеет в виду законодатель, когда устанавливает правило о том, что сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть представлены только самим клиентам или их представителям. В этом своем аспекте банковская тайна предстает как некая информация, охраняемая законом, что дает возможность (и делает необходимым) сравнивать ее с таким специфическим объектом гражданских прав, как служебная и коммерческая тайна. И пятый аспект состоит в значении для правового режима сведений о клиентах банка, их банковских счетах и вкладах, банковских операциях по ним и порядка представления [1, с. 290–292].

На наш взгляд, понятие «банковская тайна» нельзя смешивать с понятиями «правовой режим банковской тайны», «гарантия банковской тайны», «сохранение банковской тайны», «запрет разглашения банковской тайны». Прежде всего смысл любой тайны (коммерческой, служебной) состоит в конфиденциальности информации, а в данном случае той информации, которая возникает в правоотношениях по банковскому обслуживанию. По нашему мнению, содержанием банковской тайны является именно информация, которая возникает в правоотношениях по осуществлению банковских операций, т.е. в правоотношениях между банком и клиентом, банк в данном случае выступает в качестве специального субъекта.

Для более полного исследования данного вопроса необходимо определить понятие «коммерческая тайна». Следует отметить, что в законодательстве Республики Казахстан отсутствует легальное определение понятия коммерческой тайны, что, безусловно, несет в себе определенные трудности. Пункт 5 статьи 10 ГК Республики Казахстан гласит, что коммерческая (предпринимательская) тайна охраняется законом. Порядок определения сведений, составляющих коммерческую тайну, средства ее защиты, а также перечень сведений, которые не должны входить в состав коммерческой тайны, устанавливаются законодательством. Согласно п. 1 ст. 126 гражданским законодательством защищается информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, в случае когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности.

Далее ст. 11 закона Республики Казахстан «О частном предпринимательстве» от 31 января 2006 г. содержит нормы, регулирующие отношения по охране информации о субъекте частного предпринимательства. Охрана коммерческой тайны заключается в запрете незаконного получения, распространения либо использования информации, составляющей коммерческую тайну. Субъект частного предпринимательства определяет круг лиц, имеющих право свободного доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, и принимает меры к охране ее конфиденциальности. Порядок отнесения информации к категориям доступа, условия хранения и использования информации, составляющей коммерческую тайну, определяются субъектом частного предпринимательства.

В законе Республики Казахстан «О рынке ценных бумаг» от 2 июля 2003 г. ст. 41 гласит, что коммерческую тайну на рынке ценных бумаг составляет следующая информация (за исключениями, установленными пунктом 2 настоящей статьи):

1)  об остатках и движении простых акций и эмиссионных ценных бумаг акционерного общества, конвертируемых в его простые акции, на лицевых счетах в системе реестров держателей ценных бумаг и системе учета номинального держания;

2)  о наличии и владельцах эмиссионных ценных бумаг, помимо указанных в подпункте 1 настоящего пункта, на лицевых счетах в системе реестров держателей ценных бумаг и системе учета номинального держания, об остатках и движении эмиссионных ценных бумаг на этих счетах.

Таким образом, становится очевидным, что гражданское законодательство не содержит общего понятия коммерческой тайны, что, на наш взгляд, является его существенным пробелом.

Заслуживает внимания подход к понятию коммерческой тайны, выработанный А.Б. Омаровой, по мнению которой под коммерческой тайной должна пониматься допускаемая законом система предупредительных мер, принимаемых обладателем нераскрытой коммерческой информации, направленных на обеспечение конфиденциальности этой информации (предотвращение несанкционированного получения, использования, разглашения), тем самым на обеспечение неприкосновенности исключительного права предпринимателя на коммерческую информацию [5, с. 13].

Иного мнения придерживается Т. Махмадхонов. Он считает, что коммерческая тайна – это информация, известная определенному кругу лиц, связанная с предпринимательской деятельностью, которая имеет экономическую ценность и необходима для защиты имущественных интересов ее обладателей [4, с. 6–7].

Если обратиться, например, к законодательству России, то согласно п. 1 ст. 3 коммерческая тайна – это конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. При этом в российском гражданском законодательстве отмечено, что информация, составляющая коммерческую тайну, – научно-техническая, технологическая, производственная, финансово-экономическая или иная информация (в том числе составляющая секреты производства (ноу-хау), которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и в отношении которой обладателем такой информации введен режим коммерческой тайны. Поэтому в литературе часто авторы отмечают, что должны соблюдаться три требования к коммерческой тайне:

  1. информация должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу ее неизвестности третьим лицам;
  2. к информации, составляющей коммерческую тайну, не должно быть свободного доступа на законном основании;
  3. чтобы информация считалась коммерческой тайной, требуется, чтобы обладатель информации принимал меры к охране ее конфиденциальности [2, с. 234–235].

На наш взгляд, коммерческая тайна – это прежде всего конфиденциальность коммерческой информации, которая составляет ее содержание.

Часто правоведами ставится вопрос: подлежит ли охране по правилам института банковской тайны конфиденциальность сведений о нарушении заемщиком своего кредитного обязательства перед банком, поскольку банк вправе распоряжаться по своему усмотрению, если иное не предусмотрено договором с заемщиком. Так, С. Даниленко придерживается мнения, что эта информация подлежит охране как разглашение банковской тайны, поскольку нарушение обязательства безусловно, будет информацией о клиенте. Автор пишет, что в данном случае не важен характер действий (бездействия), которые совершает клиент, важна сама информация.

Мы согласны с С. Даниленко, так как в содержание банковской тайны включается, по нашему мнению, любая информация по всем банковским операциям, которые осуществляет банк в интересах своего клиента.

В целом хотелось бы отметить, что для гражданского законодательства Республики Казахстан и науки в целом важно выработать понятие «банковская тайна», поскольку в том виде, в котором оно закреплено в Законе о банках, не отвечает в полной мере задаче урегулирования этих правоотношений.

Поэтому, на наш взгляд, банковская тайна – это нематериальное благо, объект гражданских прав; представляет собой информацию, имеющую конфиденциальный характер, возникающую и полученную в процессе осуществления банком своей предпринимательской деятельности в интересах своего клиента, а также являющуюся ценной в силу своей неизвестности третьим лицам. На основании этого можно полагать, что по своей правовой природе банковская тайна есть не что иное, как разновидность коммерческой тайны.

Библиографический список

  1. Витрянский В.В. Договоры банковского вклада, банковского счета и банковские расчеты. М.: Статут, 2006. 556 с.
  2. Гражданское право: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. Т. 3. 632 с.
  3. Даниленко С. Некоторые проблемы правового регулирования объекта банковской тайны // Хозяйство и право. 2007. №10.
  4. Махмадхонов Т. Проблемы правового обеспечения коммерческой тайны в законодательстве Республики Таджикистан: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Душанбе, 2008. 24 с.
  5. Омарова А.Б. Гражданско-правовые проблемы института коммерческой тайны в Республике Казахстан: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Алматы, 2002. 29 с.
  6. Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. М.: Статут, 1999. 272 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.