УДК 340.11:316

К ВОПРОСУ О ЮРИДИЧЕСКИХ ГАРАНТИЯХ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ

Н.Ю. Цыганова

Соискатель кафедры теории и истории государства и права

Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова. 150000, г. Ярославль, ул. Советская, 14

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье освещаются отдельные вопросы гарантированности правового статуса личности посредством юридических условий и средств, рассматриваются некоторые противоречивые тенденции современного состояния юридических гарантий прав и свобод личности.

Ключевые слова: правовой статус личности; права; свободы; обязанности; юридические гарантии


В современном правовом регулировании особое место отводится задачам обеспечения и защиты прав и свобод личности. Конституция РФ провозглашает их высшей ценностью, определяя фундаментальные основы правового статуса личности.

Однако, от провозглашения до соблюдения и защиты прав, свобод и обязанностей личности лежит определенная дистанция. Для их признания и реализации необходим эффективный, реально функционирующий механизм.

В связи с этим важнейшей характеристикой Конституции РФ и иных нормативно-правовых актов должно быть соответствие реальности, превращающей их в документ, отвечающий потребностям человека и общества в целом, поскольку «мало пользы от закона, состоящего из прекрасных лозунгов и положений, не имеющих под собой как реальной почвы, так и стремления ее создавать и укреплять» [1, с. 27].

Представляется, что первостепенная практическая ценность правового статуса личности состоит в его осуществимости, в том, в какой степени права, свободы и обязанности могут быть реализованы в повседневной жизни. В противном случае данные юридические категории, не обеспеченные средствами правовой охраны и защиты, остаются сугубо декларативными и формальными [10, с. 104].

Посредством своего осуществления права и свободы обретают действенность и реальность, обеспечивая тем самым их обладателям возможность удовлетворения различных потребностей и интересов. Поэтому для функционирования правового статуса личности необходимы гарантии, направленные на подлинную реализацию прав и свобод, на устранение возможных причин и препятствий их неполного или ненадлежащего осуществления, а также защиту от нарушений.

Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля определяет слово «гарантия» (франц. garantie, от garantir – обеспечивать, охранять) как ручательство, обеспечение, заверение и безопасенье [6, с. 283]. Авторы Большой юридической энциклопедии под гарантиями прав и свобод понимают условия и средства, предоставляющие гражданам возможность пользоваться правами, установленными Конституцией и другими законами [2, с. 277].

Анализ положений Конституции РФ позволяет сделать вывод о том, что гарантии выражаются в юридических средствах и способах обеспечения и охраны прав и свобод человека. В силу этого в механизме осуществления правового статуса личности главное место отводится юридическим гарантиям, которые определяют порядок и условия реализации и защиты прав и свобод человека [9, с. 221].

В юридической литературе неоднозначно рассматривается вопрос о соотношении правового статуса личности и юридических гарантий.

М.С. Строгович в свое время отмечал, что юридические гарантии не являются составным элементом правового статуса на том основании, что гарантии, прежде всего по отношению к правам и свободам, выступают в виде внешней стороны или внешних условий их реализации, т.е. выходят за пределы правового статуса [13, с. 199].

Ссылаясь на Конституцию РФ, Л.Д. Воеводин рассматривает юридические гарантии в качестве одного из элементов основ правового статуса личности. Автор обосновывает свою позицию тем, что Конституция РФ объединяет гарантии в одну главу с правами и свободами личности, а содержащиеся в ней положения характеризует как основы правового статуса личности и гражданина РФ [5, с. 36].

При этом, однако, представляется, что из закрепления гарантий в гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции РФ не следует, что они входят в структуру правового статуса. Нормы-гарантии содержатся и в других положениях Основного закона, а также в иных нормативных источниках. Более того, существуют еще и международно-правовые средства и условия, которые обеспечивают реализацию прав и свобод человека в России.

Разделяя понятия правого положения и правого статуса личности, Н.В. Витрук считает, что гарантии правого статуса, его структурных элементов – прав, свобод, обязанностей и законных интересов личности, непосредственно обеспечивая его реализацию и защиту, составляют структурный элемент правого положения личности. Тем не менее, по его мнению, гарантии не входят в состав правового статуса личности, хотя и находятся с ним в неразрывной связи [4, с. 29].

Е.А. Лукашева, разделяя эту точку зрения, также оставляет за рамками правового статуса личности гарантии наряду с гражданством, законными интересами, ответственностью, которые, по ее мнению, являются «предстатусными» и «послестатусными» элементами этой правовой категории [11, с. 95].

На наш взгляд, юридические гарантии по отношению к правовому статусу личности выступают в качестве связующего элемента, соединяющего права и свободы с их фактическим осуществлением.

Поэтому, соглашаясь с мнением авторов, которые не включают в состав правового статуса личности юридические гарантии, следует отметить, что только их неразрывная связь позволяет сделать права и свободы действенными для личности. Б.С. Эбзеев справедливо замечает, что основным предназначением гарантий является обеспечение фактического функционирования прав, свобод и обязанностей личности [15, с. 76].

Неразрывность правового статуса личности и его юридических гарантий не вызывает сомнений. Правовой статус личности, не снабженный гарантиями, носит формальный характер.

Одним из объектов многочисленных исследований, посвященных юридическим гарантиям, является проблема неотлаженности механизмов обеспечения и защиты прав, свобод и обязанностей личности и контроля за этим процессом, отсутствия реальной ответственности за их нарушение [8, с. 17; 14, с. 166; 15, с. 76].

Кроме того, ученые-юристы отмечают, что потенциал юридических гарантий используется далеко не в полной мере, причиной чего являются как их недостаточная теоретическая разработанность, так и отсутствие унифицированной позиции правотворческих структур относительно понимания субъективного права, свободы и обязанности, что порождает не только длительные дискуссии среди теоретиков права, но и двойственность позиций субъектов правоприменительной деятельности [12, с. 7].

Так, ряд противоречивых тенденций в гарантированности правового статуса личности прослеживается в результате динамичного и всестороннего развития всех сфер жизни общества. Например, не обеспечивается системное действие правовых норм, включая нарастающее влияние международного права; несвоевременно вводится правовое регулирование в отношении новых экономических, социальных и иных явлений общественного развития. Неразрешенной проблемой является несистемный характер изменений в действующем законодательстве.

В связи с этим создание устойчивого законодательства, содержащего четкий и эффективный механизм гарантий прав и свобод личности, должно основываться на новых принципах общественного и государственного строя. К таковым, например, относится принцип свободного гражданского общества, демократии и правового государства, а также правовые принципы и общечеловеческие гуманистические ценности [3, с. 19]. Данные основополагающие начала весьма важны для развития средств и способов обеспечения реализации личностью своих прав и свобод.

Кроме того, полагаем, что приоритетным направлением совершенствования юридических гарантий правового статуса личности является формирование системы органов публичной власти и других структур, систематическая и качественная деятельность которых направлена на обеспечение реального действия законов, контроля и надзора за их исполнением, а также на реализацию нормативно-правовых актов всеми участниками правовой деятельности в соответствии с целями правового регулирования, с учетом интересов личности и государства.

Н.В. Витрук, делая вывод о значительном расхождении между социальной действительностью и юридическими нормами о правах и свободах личности в сегодняшней России, предлагает вести систематическую и последовательную линию на создание всесторонних юридических гарантий реализации, охраны и защиты прав и свобод личности с учетом особенностей избранного российским обществом и государством собственного пути прогрессивного развития [4, с. 313]. Это, на наш взгляд, будет содействовать достижению оптимального сочетания государственных, общественных и личных интересов в законодательном регулировании правового статуса и практике его реализации и защиты, а также взаимной ответственности человека и государства.

Самостоятельным и особо значимым направлением в повышении эффективности действия правового статуса личности служат улучшение качества социальной среды, рост позитивной ответственности, активности индивида как носителя прав и свобод.

Следует также отметить, что в современном мире возникли новые угрозы и вызовы, связанные с международным терроризмом, техногенными и природными катастрофами и катаклизмами, локальными конфликтами, наркобизнесом, организованной преступностью и другими негативными явлениями и процессами. Объективно это ставит проблему формирования и развития юридических гарантий в обеспечении всех видов безопасности общества, государства и каждой личности.

Современное право вызвано к жизни заботой о человеке [7, с. 21], поэтому решение глобальных проблем должно быть направлено на обеспечение основных прав и свобод человека, возможности их реализации для всех живущих на Земле. Становится все более очевидным, что достижение этой цели возможно только в процессе международного сотрудничества, при условии консолидации усилий всех государств, правительств и народов.

В заключение следует отметить, что юридические гарантии имеют первостепенное значение в механизме реализации правового статуса личности. Поэтому вопрос об осуществлении прав, свобод и исполнения обязанностей личности нуждается в тщательном исследовании в целях выработки и закрепления в законодательстве широкой системы средств и способов их юридического обеспечения.

Библиографический список

  1. Авакьян С.А. Конституционное право России: учеб. курс: в 2 т. М., 2010. Т. 1. 864 с.
  2. Большой юридический словарь / под ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. 3-е изд. М., 2010. 856 с.
  3. Булавин С.П. Система гарантий законности в условиях формирования правового государства // История государства и права. 2010. №6. С. 17–20.
  4. Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М., 2008. 448 с.
  5. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. М., 1997. 304 с.
  6. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955. Т. 1. 684 с.
  7. Жуков В.Н. Право как ценность // Государство и право. 2010. №1. С. 21–34.
  8. Зорькин В.Д. Современный мир, право и Конституция. М., 2010. 545 с.
  9. Марченко М.Н. Проблемы общей теории государства и права: в 2 т. М., 2011. Т. 2. 656 с.
  10. Пиголкин А.С. Теория государства и права: учебник. М., 2003. 253 с.
  11. Права человека: учебник / отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 2009. 573 с.
  12. Права, свободы и законные интересы: проблемы юридического обеспечения / А.В. Малько, В.В. Субочев, А.М. Шериев. М., 2010. 192 с.
  13. Строгович М.С. Правовое положение личности в СССР // Конституция общенар. государства. Вопросы теории. М., 1979. 284 с.
  14. Щербакова Н.В. Права и свободы человека в условиях глобализации как основная проблема современной общей теории права // Проблемы теории современного российского права: сб. науч. тр. Вып. III / под. ред. акад. РАЕН проф. Н.В. Щербаковой. М.; Ярославль, 2006. С. 166–173.
  15. Эбзеев Б.С. Личность и государство в России: взаимная ответственность и конституционные обязанности. М., 2007. 383 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.