УДК 339.543.328

Международно-правовое регулирование антидемпинга

Р.А. Шепенко

Доктор юридических наук, профессор кафедры административного и финансового права МГИМО (У) МИД РФ
119454, г. Москва, просп. Вернадского, 76
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье предпринята попытка систематизации существующих систем и моделей правового регулирования антидемпинга. В настоящее время в рамках таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации происходит формирование единых правил антидемпингового регулирования. В частности, с 1 июля 2010 года вступило в силу Соглашение о применении специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер по отношению к третьим странам (Москва, 25 января 2008 г.). Этот процесс должен вестись с учетом опыта других региональных объединений и требований ВТО.


 Ключевые слова: демпинг; международный договор; Андское сообщество; АСЕАН; ЕС; НАФТА; ВТО; ГАТТ; Антидемпинговый кодекс

Канаде принадлежит сомнительная слава государства, давшего миру первые антидемпинговые положения. Это произошло в 1904 г., когда они были применены против импорта стали из США. Вскоре антидемпинговые акты появились в Новой Зеландии (1905), Австралии (1906), Южно-Африканском союзе (1914) [13, p. 63]. С этого времени эта пошлина широко используется почти всеми государствами с целью противодействия нечестным методам конкуренции.

С распространением практики применения антидемпинговых пошлин вопросы антидемпингового регулирования были выведены на международно-правовой уровень. В настоящее время правовое регулирование антидемпинга осуществляется на двух уровнях: международном и национальном. В свою очередь, международный уровень правового регулирования образован универсальными международными договорами и международными договорами с ограниченным кругом участников, а также двусторонними международными договорами.

Универсальными международными договорами являются ГАТТ (Женева, 30 октября 1947 г., Марракеш, 15 апреля 1994 г.) и Соглашение о выполнении ст. VI ГАТТ 1994 года (Марракеш, 15 апреля 1994 г.), более известное как Антидемпинговый кодекс (англ. – Antidumping Code). Вместе они образуют антидемпинговые правила ВТО.

В ГАТТ демпингу посвящена ст. VI. В пункте 1 этой статьи провозглашено: договаривающиеся стороны признают, что демпинг, состоящий в том, что товары одной страны поступают на рынок другой страны по цене ниже нормальной цены товаров, подлежит осуждению, если он причиняет или угрожает причинить материальный ущерб промышленности, созданной на территории договаривающейся стороны, или существенно задерживает учреждение национальной промышленности. В пункте 2 той же статьи установлено, что в целях устранения или воспрепятствования демпингу договаривающаяся сторона может налагать на любой демпинговый товар антидемпинговую пошлину, не превышающую демпинговую маржу по такому товару.

Антидемпинговый кодекс, как следует из его названия, также является универсальным международным договором. В нем 18 статей, распределенных в трех частях, плюс два приложения: Приложение I «Процедуры расследований на месте согласно пункту 7 статьи 6» и Приложение II «Наилучшая имеющаяся информация по смыслу пункта 8 статьи 6».

Наличие двух источников одного уровня актуализирует вопрос о соотношении ст. VI ГАТТ и Антидемпингового кодекса. Название «Соглашение о выполнении ст. VI ГАТТ 1994 года» имеет существенное юридическое значение, на которое указывает его первая статья, гласящая: «Антидемпинговая мера применяется только в обстоятельствах, предусмотренных в статье VI ГАТТ 1994 года, и в результате расследований, инициированных и проведенных в соответствии с положениями настоящего кодекса. Нижеследующие положения регулируют применение статьи VI ГАТТ 1994 года, когда мера принимается на основании антидемпингового законодательства или нормативных актов» [15, p. 168]. По мнению Д. Палмета, эта формулировка означает, что Антидемпинговый кодекс является, в юридическом смысле, специальным законом по отношению к ст. VI ГАТТ и применяется вместо этой статьи [12, p. 46].

Следующий уровень — международные договоры с ограниченным кругом участников. В данном случае речь идет о региональных правилах, получивших широкое распространение; как справедливо подмечено, несмотря на продолжающиеся дебаты об интернационализации или глобализации экономики, торговые модели на протяжении последних 25 лет становятся более региональными и менее глобальными [10, p. 1].

Положения региональных правил подчинены антидемпинговым правилам ВТО. Такое заявление основано на норме ст. XXIV ГАТТ. В пункте 1 этой статьи предусмотрено: положения ГАТТ применяются к таможенным территориям метрополий договаривающихся сторон и к любым другим таможенным территориям, в отношении которых ГАТТ было принято согласно ст. XXVI или применяется согласно ст. XXXIII, или во исполнение Протокола о временном применении. Каждая такая таможенная территория, исключительно с точки зрения территориального применения ГАТТ, рассматривается, как если бы она была договаривающейся стороной. В пункте 2 статьи XXIV определено, что для целей ГАТТ под таможенной территорией понимается территория, в отношении которой действуют отдельные тарифы или другие меры регулирования торговли для существенной части торговли такой территории с другими территориями.

К таким территориям относятся таможенные союзы, например ЕС. Вообще же на региональном уровне сложились три модели антидемпингового регулирования.

Первая модель антидемпингового регулирования – применение региональных правил и национального законодательства.

В статье 1 декрета Президента Колумбии от 10 февраля 1995 г. №299 «О регулировании применения антидемпинговых и компенсационных пошлин» закреплено, что он устанавливает правила, подлежащие применению в отношении импорта демпинговых или субсидируемых товаров, происходящих из государств, не являющихся участниками Картахенского соглашения [Соглашение об андской субрегиональной интеграции (Картахен, 26 мая 1969 г.)], которые наносят или создают угрозу нанесения материального ущерба основной части национальной промышленности или материальное замедление становления промышленности в Колумбии. Похожая норма есть и в ст. 1 закона Венесуэлы от 18 июня 1992 г. «О несправедливой иностранной торговой практике». В ней предусмотрено, что этот закон регулирует политику, генеральную линию и меры, направленные на предупреждение и предотвращение неблагоприятных эффектов на отечественную промышленность от импорта товаров на демпинговых условиях или товаров, производство, изготовление, хранение, транспортировка или экспорт которых, или материалы и компоненты которых субсидируются, а также во всех случаях, когда в отношении практики демпинга и субсидирования не действуют положения Картахенского соглашения.

Эти нормы указывают на наличие специального правового режима в рамках Андского сообщества. Правовой основой применения антидемпинговых и компенсационных пошлин в случае внутреннего демпинга в Андском сообществе является Решение Комиссии Картахенского соглашения от 21–22 марта 1991 г. №283 «О правилах предотвращения и устранения искажений конкуренции, возникающих в результате практики демпинга или субсидий». Это решение применяется в торговых отношениях между участниками Андского субрегиона. В статьи 2 закреплено: что участники или предприятия, которые имеют легитимный интерес, вправе обратиться к Совету министров иностранных дел за решением о применении мер для предотвращения или исправления искажения конкуренции на субрегиональном рынке, вызванного демпингом или субсидиями.

В данном случае можно говорить о некой экстерриториальности антидемпингового законодательства, под которой следует понимать не исключение поставщиков отдельных юрисдикций из-под сферы антидемпингового регулирования, а указание на специальный правовой режим, подлежащий применению.

Вторая модель антидемпингового регулирования – применение региональных правил вместо национального законодательства.

Данная модель принята в ЕС.

Европейские государства достаточно давно обратили внимание на потенциал антидемпингового регулирования. В докладе, подготовленном в 1920 г. Р. Дальбергом по поручению Имперского комиссара по импорту и экспорту, отмечается, что «во всем мире дебатируются вопросы введения (а кое-где уже введены) запретов на ввоз, высоких защитных пошлин и особых антидемпинговых законов. Это угрожает дальнейшему развитию немецкой промышленности, работающей на экспорт» [3, p. 1]. Антидемпинговая практика получила распространение и в Европе. Так, в Великобритании в начале декабря 1920 г. нижняя палата Парламента большинством голосов приняла акт «О защите производителей красителей» и готовились еще два законопроекта: о защите ключевых отраслей промышленности и о поддержке отраслей, которым угрожала иностранная конкуренция.

После заключения Договора об учреждении ЕЭС (Рим, 25 марта 1957 г., с послед. изм.) национальный уровень антидемпингового регулирования был заменен наднациональным. Соответственно, на сегодняшний день Таможенный ордонанс Швеции от 14 декабря 1973 г. №979, декрет Правительства Словении от 23 июня 1994 г. №330-04/94-11/1-8 «О демпинговом и субсидированном импорте», закон Чехии от 10 июля 1997 г. №152/97 Coll «О защите против импорта демпинговых товаров», закон Польши от 11 декабря 1997 г. «О защите против импортирования товаров на польскую таможенную территорию по демпинговым ценам» и ряд других нормативных правовых актов после вступления соответствующих государств в ЕС применению не подлежат. При этом интересно, что решение об установлении антидемпинговых и компенсационных пошлин принимают наднациональные структуры (Совет и Комиссия), а взимают их таможенные органы участников.

Внутренний демпинг был запрещен изначально. Ему была адресована ст. 91 Договора об учреждении ЕЭС, которая действовала в переходный период – 12 лет со дня подписания этого договора. В соответствии с п. 1 этой статьи если в течение переходного периода Комиссия, по заявлению участника или любой другой заинтересованной стороны, установит наличие демпинга, осуществляемого внутри Общего рынка, то она направит лицу или лицам, причастным к возникновению такой практики, свои рекомендации с тем чтобы положить ей конец; в случае если практика демпинга продолжалась, Комиссия имела право уполномочить пострадавшего участника принять защитные меры, условия и детали которых она определит.

В ЕС сложилась система, по которой после проведения многосторонних торговых переговоров принимаются два акта вторичного права. Так, после Уругвайского раунда ГАТТ были приняты Решение Совета (ЕС) от 22 декабря 1994 г. №800/94 «О заключении от имени Европейского сообщества в пределах его компетенции соглашений, достигнутых на Уругвайском раунде многосторонних переговоров (1986–1994)» и постановление Совета (ЕС) от 22 декабря 1994 г. №3283/94 «О защите против демпинговых импортных товаров из государств – нечленов Европейского Сообщества».

Постановление «О защите против демпинговых импортных товаров из государств – нечленов Европейского Сообщества» принято называть «базовым постановлением» (анг. – Basic regulation)1. В настоящее время действует Постановление Совета (ЕС) от 30 ноября 2009 г. №1225/2009 «О защите против демпинговых импортных товаров из государств – нечленов Европейского Сообщества». В нем 24 статьи. По своей структуре это постановление, как и его предшественники, аналогично Антидемпинговому кодексу, при этом, в обоих случаях, ст. 2 регламентирует определение демпинга, ст. 3 – определение ущерба, а ст. 4 – определение отрасли промышленности. Естественно, есть и отличия.

В ходе Уругвайского раунда переговоров ГАТТ не удалось достичь согласия по вопросу так называемого обмана антидемпинговых мер. Включение правил против обмана антидемпинговых мер в Антидемпинговый кодекс было одной из принципиальных целей ЕС и США на Уругвайском раунде переговоров, но эта цель, не без усилий Японии, не была достигнута. Заключительный акт Уругвайского раунда только включает Решение министров от 15 декабря 1993 г., отмечающее, что проблема обмана антидемпинговых мер была частью переговоров, предшествовавших разработке Антидемпингового кодекса, но участники переговоров не смогли согласовать отдельный текст. В результате государства и их союзы самостоятельно решают данный вопрос (например, ст. 1321 Акта США от 23 августа 1988 г. «О всеобъемлющей торговле и конкурентоспособности», ст. 24 декрета Президента Республики Колумбия «О регулировании применения антидемпинговых и компенсационных пошлин» и др.). В базовом постановлении этому вопросу посвящена ст. 13.

Третья модель антидемпингового регулирования – применение только национального законодательства.

Ряд региональных объединений не предусматривает регионального антидемпингового регулирования. Это ситуация характерна для территорий свободной торговли – группы (ассоциации) государств, которые согласились устранить все искусственные барьеры для торговли между ними, такие как импортные и экспортные пошлины, экспортные гарантии и квотирование, одновременно сохраняя их собственные отдельные торговые политики с другими государствами [14, p. 281; 4, p. 109; 11, p. 97].

Примером территории свободной торговли является АСЕАН [1]. Его участники применяют только национальное законодательство, но, конечно, у таких территорий могут быть и некоторые особенности. Например, в соответствии с п. 1 ст. 1904 НАФТА (Вашингтон, Оттава, Мехико, 8, 11, 14 и 17 декабря 1992 г.), стороны этого соглашения заменили внутригосударственный судебный пересмотр окончательных антидемпинговых и компенсационных определений пересмотром в двунациональных третейских группах. Вовлеченная в дело сторона, т.е. сторона импортер или сторона, чьи товары являются объектом окончательного определения, может запросить такой пересмотр для того, чтобы установить, соответствовало ли окончательное определение антидемпинговому или компенсационному законодательству импортирующей стороны. В проведении пересмотра окончательного определения третейская группа должна применить стандарт пересмотра, описанный в приложении 1909 НАФТА, и юридические принципы, которые суд в импортировавшей стороне применил бы при пересмотре определения компетентных властей. Таким образом, некоторые вопросы, связанные с антидемпинговым регулированием на территориях свободной торговли, могут быть вынесены и на региональный уровень.

На уровне двусторонних международных договоров правовая регламентация демпинга носит ограниченный характер. Как правило, соответствующие нормы представляют собой некие констатации. Например, в ст. 7 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Королевства Норвегия о торговле и экономическом сотрудничестве (Осло, 26 марта 1996 г.) предусмотрено: если одна из сторон установит, что во взаимной торговле имеет место демпинг в соответствии с определением, изложенным в ст. VI ГАТТ, заинтересованная сторона может принять надлежащие меры против такой практики согласно правилам, установленным вышеуказанным соглашением.

Особый пример – транстасманские отношения. В пункте 2 статьи 15 Торгового соглашения между Австралией и Новой Зеландией по сближению экономических отношений (Канберра, 28 марта 1983 г.) изначально было закреплено право сторон налагать антидемпинговые пошлины. Однако вскоре был принят Протокол об ускорении свободы торговли товарами (Канберра, 18 августа 1988 г.). В силу статьи 4 этого протокола, с 1 июля 1990 г. в транстасманской торговле товарами рассматриваемые на эту дату антидемпинговые дела были прекращены и было определено, что больше антидемпинговые расследования проводиться не будут, а вместо антидемпингового законодательства между двумя государствами подлежит применению законодательство о конкуренции.

В соответствии с достигнутыми договоренностями в национальное законодательство обоих государств были внесены соответствующие изменения. Соответственно, в ст. 8 (п. 1) акт Австралии 1975 г. (с изм. 1999 г.) «О таможенном тарифе (антидемпинг)» предусмотрено, что демпинговые пошлины, устанавливаемые в соответствии с этим актом, не применяются к товарам, произведенным и изготовленным в Новой Зеландии. Аналогично, но с некоторым отличием, в ст. 10 (п. 10) акта Новой Зеландии от 29 ноября 1988 г. №158 «О наложении демпинговых и компенсационных пошлин» предусмотрено: ничто в этой статье не уполномочивает секретаря инициировать расследование в отношении предположительно демпинговых товаров австралийского происхождения. В отличие от Андского сообщества соответствующие оговорки обусловлены не требованиями акта наднационального органа, а положениями международного договора, но в обоих случаях речь идет о внутреннем демпинге.

В условиях доминирующего международно-правового регулирования антидемпинга и превалирования Антидемпингового кодекса над региональными правилами закономерен вопрос о взаимодействии и влиянии этого универсального международного договора на национальное законодательство.

Этот вопрос имеет несколько составляющих, в частности включение в национальное законодательство положений Антидемпингового кодекса и его непосредственное применение.

Определение того, в какой мере положения Антидемпингового кодекса должны быть инкорпорированы в национальное законодательство, зависит от различных обстоятельств. Антидемпинговый кодекс немного нарушает стереотипы, и его положения отражаются в национальном законодательстве более полно, нежели просто на уровне базовых принципов антидемпингового регулирования. Однако, естественно, данный процесс далек от простого компилирования. Например, ст. 3 (п. 8) Антидемпингового кодекса требует рассмотрения вопросов, связанных с угрозой нанесения материального ущерба, с особой заботой. В пункте vii Приложения №II к Уведомлению Правительства Индии, Министерства финансов и Департамента доходов от 1 января 1995 г. №2/95-N.T. CUSTOMS, посвященному определению угрозы ущерба, выражение «special care» (англ. – особая забота) не используется. Представитель Индии следующим образом прокомментировал это обстоятельство: «Не считается необходимым переносить каждое и все положения Соглашения в национальное право» [8]. Такой же точки зрения придерживаются и в Австралии [7].

В национальном законодательстве некоторых государств и территорий нет антидемпинговых положений. Однако это обстоятельство не является основанием, исключающим возможность применения антидемпинговых пошлин.

Например, нет антидемпингового законодательства на Кубе. Вместе с тем на основании ст. 90(m) Конституции Республики Куба 1976 г. Государственный совет согласно предложению Совета министров ратифицировал 9 февраля 1995 г. Соглашение об учреждении ВТО (Марракеш, 15 апреля 1994 г.); Антидемпинговый кодекс, в соответствии с правовой системой этого государства, является действующим законом Кубы. Кроме того, в ст. 11 декрета-закона Республики Куба от 15 октября 1990 г. №124 «О таможенном тарифе Республики Куба» закреплено: «Если товары импортируются на территорию Кубы в больших количествах или в таких обстоятельствах, что они наносят или угрожают нанести серьезный ущерб внутренним производителям подобных товаров или непосредственно конкурирующим товарам, они должны быть объектом таких мер, какие будут сочтены соответствующими, с учетом соблюдения формы, установленной в международных соглашениях, в которых Куба является стороной или которые Куба ратифицировала» [5]. Теоретически, Антидемпинговый кодекс, как само-исполнимый международный договор, может быть применен напрямую.

При отсутствии в национальном законодательстве отдельных положений или их противоречии применяются непосредственно нормы Антидемпингового кодекса. Так, в статье 2.2 Антидемпингового кодекса предусмотрено, что в случае отсутствия продаж аналогичного товара в обычных условиях торговли на внутреннем рынке экспортирующей страны либо когда в силу особой рыночной ситуации или низкого объема продаж на внутреннем рынке экспортирующей страны такие продажи не позволяют провести надлежащее сравнение демпинговая маржа определяется путем сравнения со сравнимой ценой на аналогичный товар, когда он экспортируется в соответствующую третью страну, при условии, что эта цена является представительной, либо с издержками производства в стране происхождения, плюс приемлемая сумма административных, торговых и общих издержек, а также прибыли. В статье 11 Инструкции от 26 апреля 1993 г., принятой во исполнение закона Венесуэлы от 18 июня 1992 года «О нечестной иностранной торговой практике», предусмотрено, что в этом случае Комиссия может принять во внимание наивысшую цену [6]. По заявлению представителя Венесуэлы, несмотря на это положение, практика Комиссии соответствует международным правилам. Соглашения ВТО были инкорпорированы в венесуэльскую юридическую систему; следовательно, они являются венесуэльским законом и обязательны. По этой причине они превалируют, если законодательство Венесуэлы им не соответствует [9].

В целом, следует констатировать, что вопросы, связанные с антидемпинговыми пошлинами, подвержены значительному и, даже, всестороннему влиянию международно-правового регулирования. Вместе с тем некоторые вопросы, такие как обман антидемпинговых мер, пока на международном уровне не регламентированы. Сложившуюся систему нормативных предписаний можно охарактеризовать как сложную, особенно в случае участия государства в региональном объединении, в том числе при учреждении территории свободной торговли. Для существующих систем характерны некоторые общие и специальные правила взаимодействия источников правового регулирования. При этом во взаимодействии универсальных международных договоров и договоров с ограниченным кругом участников, как правило, нет места для коллизии. Двусторонние международные договоры не оказывают существенного влияния на правовое регулирование антидемпинга.

 

Библиографический список

  1. Плеханов Ю.А., Рогожин А.А. Экономика и политика АСЕАН. М.: Мысль, 1985. 208 с.

  2. Энтин Л.М. Право Европейского Союза. Новый этап эволюции: 2009-2017. М.: Аксиом, 2009. 304 с.

  3. Dalberg R. Valuta-Dumping. Berlin, 1921. 44 s.

  4. Dixit N. Academic Dictionary Of Economics. Gyan Books, 2007. 292 p.

  5. G/ADP/N/1/CUB/1, G/SCM/N/1/CUB/1, G/SG/N/1/CUB/1. 17.05.95.

  6. G/ADP/N/1/VEN/1 G/SCM/N/1/VEN/1. 6.04.95.

  7. G/ADP/W/110, G/SCM/W/119. 20.10.95.

  8. G/ADP/W/287, G/SCM/W/295. 26.02.96.

  9. G/ADP/W/54, G/SCM/W/63. 22.09.95.

  10. Lessambo F.I. Taxation of International Business Transactions. Bloomington, 2009. 360 p.

  11. Om C.H. Dictionary of Finance. New Delhi: Anmol Publications PVT. LTD, 2002. 320 p.

  12. Palmeter D. A Commentary on the WTO Anti-Dumping Code // Journal of World Trade. 1996. Vol. 30, №4, P. 43–69.

  13. Pangratis A., Vermulst E. Injury in Anti-Dumping Proceedings. The Need to Look Beyond the Uruguay Round Results // Journal of World Trade. 1994. Vol. 28, №5. Р. 61–96.

  14. The Dictionary of Human Geography / By Johnston R.J. Wiley-Blackwell, 2000. 958 p.

  15. The Results of the Uruguay round of Multilateral Trade Negotiations. Geneva, 1994. 558 p.

 


1 В отечественной литературе соответствующие акты Совета принято называть регламентами [15, p. 107].

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.