УДК 346.11

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКО-ПРАВОВЫЕ (ХОЗЯЙСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ) ПРИНЦИПЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ

С.Н. Шишкин

Кандидат юридических наук, советник судьи
Конституционный суд РФ
190000, г. Санкт-Петербург, Сенатская площадь, 1
Email: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье рассматриваются принципы предпринимательского (хозяйственного) права. Автор обосновывает их применение в качестве принципов государственного регулирования экономики. Особое внимание уделяется принципам свободы предпринимательской деятельности, равенства хозяйствующих субъектов и партнерства хозяйствующих субъектов. Конкретизация названных принципов применительно к государственному регулированию экономики, их надлежащее правовое оформление и господство в хозяйственных отношениях – важнейшая задача предпринимательского (хозяйственного) права.


 Ключевые слова: принципы права; принципы предпринимательского (хозяйственного) права; принцип свободы предпринимательской деятельности; принцип равенства хозяйствующих субъектов; принцип партнерства хозяйствующих

Принципы права являются критериями и масштабами, на основе которых осуществляется развитие и функционирование права. Регулятивная функция (свойство) принципов права является одной из основных.

В юридической науке сложилось мнение, что основные принципы едины для всей правовой системы, как едина сама правовая система. Но на разных ее участках эти единые принципы проявляются по-разному [3, с. 72]. Принципы отрасли права близко примыкают к целям правового регулирования. Под ними понимаются руководящие начала, определяющие характер правового регулирования соответствующих общественных отношений. Такие руководящие начала определяются на основе объективно существующих экономических условий, с учетом характера регулируемых отраслью общественных отношений и целей их регулирования [16, с. 24].

Хозяйственно-правовая наука под принципами предпринимательского (хозяйственного) права понимает закрепленные в законодательстве основополагающие начала правового регулирования предпринимательской деятельности. В качестве основных принципов предпринимательского (хозяйственного) права называются: свобода предпринимательской деятельности; юридическое равенство различных форм собственности, используемых в предпринимательской деятельности; свобода конкуренции и ограничение монополистической деятельности; получение прибыли как цель предпринимательской деятельности; законность в предпринимательской деятельности; сочетание частноправовых и публично-правовых начал в предпринимательском праве; единство экономического и правового пространства; государственное регулирование предпринимательской деятельности [13, с. 9].

Представленный перечень принципов предпринимательского (хозяйственного) права не является исчерпывающим. Это можно объяснить тем, что, во-первых, отсутствует нормативный правовой акт, например предпринимательский (хозяйственный) кодекс, в котором названные и какие-либо другие принципы могли бы быть закреплены; во-вторых, у представителей науки предпринимательского (хозяйственного) права имеются различные точки зрения относительно набора предпринимательско-правовых (хозяйственно-правовых) принципов.

Представляется необходимым дополнить приведенный перечень принципов предпринимательского (хозяйственного) права принципом партнерства хозяйствующих субъектов, который должен следовать за принципами свободы предпринимательской деятельности и юридического равенства различных форм собственности, используемых в предпринимательской деятельности. Принципы свободы, равенства и братства были провозглашены еще в период Великой французской революции. Конкретизация названных принципов применительно к государственному регулированию экономики, их надлежащее правовое оформление и господство в хозяйственных отношениях – важнейшая задача предпринимательского (хозяйственного) права. Разумеется, что конкурентов никто не намерен принуждать становиться братьями, но партнерами, в условиях глобальных проблем и необходимости достижения цели обеспечения рационального хозяйствования, они могут быть. Поэтому принцип братства в сфере хозяйствования трансформируется в принцип партнерства хозяйствующих субъектов.

Будучи одним из принципов предпринимательского (хозяйственного) права, государственное регулирование, в свою очередь, также должно основываться на определенных принципах.

Принципы государственного регулирования экономики не тождественны принципам предпринимательского (хозяйственного) права, поскольку государственное регулирование экономики осуществляется с помощью не только предпринимательского (хозяйственного) права, но и других отраслей, например финансового права. Однако принципы других отраслей прямо не предназначены для регулирования хозяйственной деятельности и ее основного вида – предпринимательской деятельности. Приоритет здесь должен принадлежать принципам предпринимательского (хозяйственного) права, что обусловлено, в частности, преобладающей ролью предпринимательской деятельности в экономике.

Поскольку хозяйственно-правовая концепция основывается на необходимости единого регулирования горизонтальных и вертикальных предпринимательских отношений, все названные выше принципы предпринимательского (хозяйственного) права одновременно выступают в качестве принципов государственного регулирования экономики и должны строго соблюдаться и учитываться при осуществлении государственного регулирования экономики. Принципы предпринимательского (хозяйственного) права являются универсальными оценочными категориями (критериями) для различных форм государственного регулирования экономики.

Представляется необходимым подробнее остановиться на принципах свободы предпринимательской деятельности, равенства хозяйствующих субъектов и партнерства хозяйствующих субъектов.

Свобода означает беспрепятственный выбор вариантов правомерного поведения субъектов права. Принцип свободы предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (далее – принцип свободы предпринимательской деятельности) предполагает свободный выбор сферы, вида и места деятельности, свободный выбор контрагентов по договору, свободное определение условий договора, свободную конкуренцию, свободу деятельности на всей территории государства и т.д. Обеспечение реализации названного принципа – важнейшая задача всех трех ветвей государственной власти.

Бесспорно, что экономика и политика тесно взаимосвязаны между собой. Однако всегда ли свобода экономической деятельности и демократия с неизбежностью обусловливают друг друга? Всегда ли для экономического роста и процветания, помимо свободы экономической деятельности, необходима политическая свобода индивидуумов? Считается, что авторитарный режим не совместим с рыночной экономикой. Безапелляционность подобного рода выводов с успехом опровергает стремительно развивающаяся экономика Китая. Имеются примеры и из истории: опыт новой экономической политики в 20-е годы прошлого века в нашей стране, когда базирующейся на частной собственности свободе экономической деятельности не только не мешала диктатура пролетариата, но и создавала для нее определенные условия; опыт Чили конца 70-х – начала 80-х годов прошлого века, когда военная хунта, воспользовавшись неограниченной властью для перестройки общества на либеральных экономических основах, провозгласила частное предпринимательство в качестве национальной доблести. Следует отметить, что как в том, так и в другом случае в экономике происходили позитивные изменения.

Представляется, что принцип свободы договора в предпринимательском (хозяйственном) праве охватывается принципом свободы предпринимательской деятельности, является его составляющим элементом. Принцип свободы предпринимательской деятельности закреплен в статьях 8 и 34 Конституции РФ. Принцип свободы договора закреплен в ст. 1 Гражданского кодекса РФ. Свобода конкуренции также охватывается принципом свободы предпринимательской деятельности.

Свобода предпринимательской деятельности не абсолютна и может быть ограничена законом в общественных интересах [13, с. 6] в соответствии с известной формулой: «разрешено все, что не запрещено законом».

Так, Конституционный суд РФ установил: право частной собственности и свобода предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности, не являясь абсолютными, могут быть ограничены законом. Однако как сама возможность ограничений, так и их характер определяются законодателем не произвольно, а в соответствии с Конституцией Российской Федерации, закрепляющей в ст. 55 (ч. 3), что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Данное конституционное положение корреспондирует нормам международного права, в соответствии с которыми при осуществлении своих прав и свобод человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом и необходимы для охраны государственной (национальной) безопасности, территориальной целостности, публичного (общественного) порядка, предотвращения преступления, защиты здоровья и нравственности населения (добрых нравов), удовлетворения справедливых требований морали и общего благосостояния в демократическом обществе и совместимы с другими правами, признанными этими нормами (п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 3 ст. 2 Четвертого протокола в этой Конвенции) [11].

Конституционные пределы ограничения свободы экономической деятельности не подлежат расширительному толкованию. Обеспечение рационального хозяйствования в объективном смысле, существенными признаками которого, в частности, являются экологическая, социальная и нравственная составляющие, вполне охватывается конституционно-правовой целью защиты прав и законных интересов других лиц, но, вместе с тем, выступает в качестве предпринимательско-правового (хозяйственно-право­вого) критерия (предела) свободы предпринимательской деятельности при осуществлении государственного регулирования экономики. Названный критерий должен быть закреплен в отраслевом законодательстве.

Выше был обозначен принцип юридического равенства форм собственности. Названный принцип был заявлен именно так, как это делает большинство авторов работ по предпринимательскому (хозяйственному) праву. Представляется все же более удачным говорить о принципе равенства хозяйствующих субъектов, в первую очередь как о своеобразном критерии для принятия соответствующих решений органами всех трех ветвей государственной власти. Данный принцип предполагает, в частности, отсутствие привилегий для каких-либо одних хозяйствующих субъектов в ущерб другим.

Принцип равенства хозяйствующих субъектов реализуется в горизонтальных хозяйственных отношениях. В вертикальных хозяйственных отношениях данный принцип не применим. Однако государство в процессе регулирования экономики обязано обеспечивать надлежащее действие принципа равенства в горизонтальных хозяйственных отношениях и, тем более, не создавать предпосылок к его нарушению органами законодательной, исполнительной и судебной власти.

Особенности правового регулирования деятельности различных хозяйствующих субъектов, определяемые их правовым статусом, не дают основания законодательным, исполнительным и судебным органам устанавливать без достаточных к тому законных оснований какие-либо преимущества или наоборот, какие-либо ограничения для осуществления определенных видов деятельности. Гражданское законодательство, например, совершенно справедливо приравнивает индивидуальных предпринимателей к юридическим лицам, являющимся коммерческими организациями.

Субъекты предпринимательской деятельности независимо от своих организационно-правовых форм, как при осуществлении такой деятельности, так и при ее государственном регулировании относятся к одной категории субъектов права. Данный вывод является основополагающим для принципа равенства хозяйствующих субъектов, который гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории. Это подтвердил и Конституционный суд РФ, в частности, применительно к условиям и основаниям ответственности за таможенные правонарушения [12].

Различия во внутренней организации хозяйствующих субъектов не должны отражаться на отношениях, в которые хозяйствующие субъекты вступают. В противном случае можно говорить о нарушении принципа равенства хозяйствующих субъектов. Иными словами, особенности правового регулирования различных хозяйствующих субъектов не должны давать никаких оснований для нарушения принципа их равенства. Правовое регулирование как раз и должно учитывать особенности хозяйствующих субъектов и обусловивший их причинный фактор.

Непонятна, например, логика авторов Федерального закона от 22 июля 2005 г. №116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» [10] в отношении правового положения резидентов особой экономической зоны. Если резидентами технико-внедренческой и туристско-рекреационной особых экономических зон признаются индивидуальный предприниматель или коммерческая организация (за исключением унитарного предприятия), то резидентом промышленно-производствен­ной и портовой особой экономической зоны признается только коммерческая организация. В данном случае явно просматриваются нарушения таких принципов предпринимательского (хозяйственного) права, как принцип свободы предпринимательской деятельности и принцип равенства хозяйствующих субъектов. То же самое можно сказать относительно Федерального закона от 2 июля 2010 №151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» [8], в соответствии с которым микрофинансовой деятельностью могут заниматься только юридические лица.

Как видим, принципы равенства хозяйствующих субъектов и свободы предпринимательской деятельности настолько взаимосвязаны, что их практически невозможно отделить один от другого в качестве критериев для принимаемых решений органами законодательной, исполнительной и судебной власти, поскольку нарушение одного из них, как правило, является и нарушением другого.

Однако необходимо учитывать и то, что категорическое и механическое применение принципа равенства хозяйствующих субъектов невозможно. Принцип равенства хозяйствующих субъектов не носит (и не может носить в силу объективных причин) безусловный характер. Профессор Ю.В. Романец, например, не без оснований отмечает, что равенство не является самодостаточным принципом права, поскольку подчиняется началу справедливости. Нравственно необходимыми могут быть и равенство, и неравенство, если они справедливы. Справедливость – неотъемлемая часть принципа равенства (неравенства). Следовательно, задача права заключается в том, чтобы сделать юридическое равенство (неравенство) справедливым [14, с. 51].

Определенным мерилом справедливости равенства хозяйствующих субъектов, при осуществлении государственного регулирования экономики, может в некоторой мере служить рациональное хозяйствование в объективном смысле, особенно его нравственная составляющая. Кроме того, представляется перспективным применение принципа партнерства хозяйствующих субъектов.

Понятие «партнерство» имеет различные значения. Организации используют данное понятие для определения многообразия деловых взаимоотношений. Иногда партнерством называют те взаимоотношения между сторонами, которые приводят к возникновению и развитию новой юридической структуры, управляемой совместно, или к официальным отношениям на договорной основе. В иных случаях партнерством называют проекты, финансируемые несколькими организациями, или проекты с участием ряда организаций, каждая из которых берет на себя особые, заранее оговоренные, обязательства для достижения общей цели [5, с. 7].

Принцип партнерства хозяйствующих субъектов, применительно к вертикальным хозяйственным отношениям, должен предполагать деловое сотрудничество субъектов, регулирующих хозяйственную деятельность и субъектов, ее осуществляющих, их содействие друг другу в выполнении вертикальных хозяйственных обязательств, обеспечение рационального хозяйствования в объективном смысле. Органы, осуществляющие государственное регулирование экономики должны содействовать, а не препятствовать в реализации гражданами и юридическими лицами своих прав, в том числе и права заниматься предпринимательской деятельностью.

Помимо возможного непосредственного участия в отношениях, основанных на принципе партнерства хозяйствующих субъектов, государство должно обеспечивать реализацию принципа партнерства в горизонтальных предпринимательских (хозяйственных) отношениях. Здесь названный принцип предполагает сотрудничество сторон предпринимательского договора, содействие друг другу в выполнении горизонтальных хозяйственных обязательств, добросовестную конкуренцию, общественную пользу.

Категорический отказ от злоупотребления правом – одно из обязательных требований принципа партнерства хозяйствующих субъектов.

Представляется, что нет никакой необходимости выделять принцип добросовестности хозяйствующих субъектов, поскольку добросовестность хозяйствующих субъектов вполне охватывается принципом партнерства хозяйствующих субъектов.

По сравнению с принципами свободы предпринимательской деятельности и равенства хозяйствующих субъектов, принцип партнерства хозяйствующих субъектов имеет более декларативный характер, т.е. показывает, как должно быть в идеале. Это обусловлено, в частности, тем, что государство, выполняя функцию принуждения, может и должно ограждать зло, но оно не может само взращивать добро. Идеи не вносятся автоматически в общественное сознание: они должны быть восприняты им, и, самое главное, их нельзя в нем насильно удерживать [2, с. 29]. Право, в свою очередь, немыслимо без принуждения к соблюдению его норм в целях защиты свободы, справедливости и самого права как социальной ценности [4, с. 73].

Именно принцип партнерства хозяйствующих субъектов должен, в первую очередь, обеспечивать реализацию нравственной составляющей рационального хозяйствования в объективном смысле.

Актуальность законодательного закрепления и практического применения принципа партнерства хозяйствующих субъектов в России не вызывает никаких сомнений, в том числе и в связи с тем, что впервые в истории общество конкурентной экономики создается в условиях духовной разрухи, тогда как «общество рыночного хозяйствования в Европе возникло в среде строгого протестантского пуританизма, который давал моральную и религиозную оценку хозяйственной и социальной деятельности человека» [15].

Необходимо учитывать, что эффективность политико-правовых норм повышается в тех случаях и в тех условиях, когда они гармонично сочетаются с нормами морали и нравственности, когда политика государства направлена на достижение глубоко нравственных целей [1, с. 10]. В законодательстве о защите конкуренции, например для квалификации действий хозяйствующих субъектов как недобросовестной конкуренции, используются морально-нравственные категории добропорядочности, разумности и справедливости.

В свете последних изменений в российском законодательстве принцип партнерства хозяйствующих субъектов уже не является таким декларативным, как прежде, хотя некоторая практика применения принципа партнерства в горизонтальных хозяйственных отношениях имела место и в условиях плановой экономики, однако в законодательстве данный принцип фактически не закреплялся. Например, достаточно широко использовались договоры творческого содружества, заключавшиеся с «родственными» предприятиями – поставщиками и покупателями, другими организациями. Такой опыт обязательно нужно использовать, но уже применительно к условиям социально-ориентированной рыночной экономики.

Нормы, отражающие принцип партнерства хозяйствующих субъектов, содержатся в действующем российском законодательстве. Так, в соответствии со ст. 750 Гражданского кодекса РФ («Сотрудничество сторон в договоре строительного подряда»), если при выполнении строительства и связанных с ним работ обнаруживаются препятствия к надлежащему исполнению договора строительного подряда, каждая из сторон обязана принять все зависящие от нее разумные меры по устранению таких препятствий. Сторона, не исполнившая этой обязанности, утрачивает право на возмещение убытков, причиненных тем, что соответствующие препятствия не были устранены. В данной норме принцип партнерства сформулирован как обязанность сотрудничества, за невыполнение которой следует санкция – неблагоприятное последствие в виде утраты права на возмещение убытков.

На принципе партнерства по своей сути основывается процедура медиации, которая представляет собой способ урегулирования споров, возникающих из правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения. Процедура медиации проводится при взаимном волеизъявлении сторон на основе принципов добровольности, конфиденциальности, сотрудничества и равноправия сторон, беспристрастности и независимости медиатора [9].

Принцип партнерства в вертикальных хозяйственных отношениях нашел свое воплощение в нормах законодательства об особых экономических зонах, касающихся содержания соглашений о создании особых экономических зон, а также соглашений о ведении соответствующей деятельности в таких зонах.

В России в последнее время достаточно активно внедряется институт государственно-частного партнерства и свое реальное законодательное закрепление данный институт уже нашел в Федеральном законе от 21 июля 2005 г. №115-ФЗ (в ред. от 2 июля 2010 г.) «О концессионных соглашениях» [7], хотя в названном законе термин «государственно-частное партнерство» не употребляется.

Действующим законодательством не предусмотрено создание государственно-частного партнерства в качестве хозяйствующего субъекта. Как известно, гл. 4 Гражданского кодекса РФ содержит исчерпывающий перечень организационно-правовых форм коммерческих организаций. Речь идет не об опосредованном государственно-частном партнерстве путем возможного использования существующего перечня организационно-правовых форм хозяйствующих субъектов, а о прямом указании в законодательстве на государственно-частное партнерство как организационно-правовую форму коммерческой организации, каковой нет.

Что касается государственно-частного партнерства как вида предпринимательского договора, то под ним можно понимать, в частности, концессионное соглашение. Кроме того, например, предлагается рассматривать в качестве формы экономического партнерства органов государственной власти с товаропроизводителями, банками и товаропроводящей сетью заинтересованность органов государственной власти в формировании финансово-промышленных групп [6, с. 48].

В целом ряде субъектов РФ приняты законы и другие нормативные акты о государственно-частном партнерстве или об участии субъектов РФ в государственно-частном партнерстве.

Во множестве нормативных правовых актов упоминается о принципах государственно-частного партнерства. Однако на федеральном уровне таковые принципы не называются, что, в частности, дает основания утверждать о необходимости законодательного закрепления самого принципа партнерства хозяйствующих субъектов и его основных (существенных) признаков (требований). Здесь будет весьма полезен законодательный опыт субъектов РФ и за основу существенных признаков (требований) принципа партнерства хозяйствующих субъектов могут вполне быть взяты некоторые принципы государственно-частного партнерства или принципы участия в государственном партнерстве субъектов РФ.

Представляется, что в перспективе законодательство о государственно-частном партнерстве должно быть унифицировано и в федеральном нормативном правовом акте следует установить, что государственно-частное партнерство осуществляется на основе принципа партнерства хозяйствующих субъектов и других принципов предпринимательского (хозяйственного) права.

Принципы свободы предпринимательской деятельности, равенства хозяйствующих субъектов и партнерства взаимосвязаны и взаимообусловлены. Равенство хозяйствующих субъектов невозможно без того, чтобы хозяйствующие субъекты не обладали свободой, и наоборот, не может быть подлинной свободы предпринимательской деятельности, если нет равенства хозяйствующих субъектов. В свою очередь, добросовестная конкуренция и общественная польза, отражающие принцип партнерства, зависят от того, насколько равны и свободны хозяйствующие субъекты.

Результатом эффективного применения всех принципов государственного регулирования экономики должно быть обеспечение рационального хозяйствования в объективном смысле, под которым автор понимает эффективное и оптимальное осуществление хозяйственной деятельности в условиях глобальных проблем, стоящих перед человечеством, направленное на максимальное удовлетворение общественных потребностей при минимальных затратах.

 

Библиографический список

  1. Гаврилов О.А. Право и политика в посттоталитарный период // Теория права: новые идеи. М., 1992. Вып. 2. 96 с.

  2. Зорькин В.Д. Философия права: прошлое, настоящее и будущее // Философия права в начале ΧΧΙ столетия через призму конституционализма и конституционной экономики. М.: Летний сад, 2010. 320 с.

  3. Лаптев В.В. Предмет и система хозяйственного права. М.: Юрид. лит., 1969. 175 с.

  4. Малеин Н.С. О справедливости, праве и ответственности // Теория права: новые идеи (второй выпуск). М., 1992. 96 с.

  5. Мастерс Р. Ефремова Н.Ф. Партнерство: взаимодействие органов местной власти и общественных организаций. М.: Конгресс муницип. образований РФ, 2004. 53 с.

  6. Михайлов Н.И. Развитие правового механизма производственно-финансовых комплексов // Предпринимательское право в ΧΧΙ веке: преемственность и развитие. М., 2002. 192 с.

  7. О концессионных соглашениях: Федер. закон Рос. Федерации от 21 июля 2005 г. №115-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2005. №30 (ч. 2), ст. 3126.

  8. О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях: Федер. закон Рос. Федерации от 2 июля 2010 г. №151-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. №27, ст. 3435.

  9. Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): Федер. закон Рос. Федерации от 27 июля 2010 г. №193-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. №31, ст. 4162.

  10. Об особых экономических зонах в Российской Федерации: Федер. закон Рос. Федерации от 22 июля 2005 г. №116-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2005. №30 (ч. 2), ст. 3127.

  11. По делу о проверке конституционности отдельных положений абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона от 18 июня 1993 года «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» в связи с запросом Дмитровского районного суда Московской области и жалобами граждан: постановление Конституционного суда РФ от 12 мая 1998 г. №14-П // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. №20, ст. 2173.

  12. По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ «АвтоВАЗ» и «Комбинат «Североникель», обществ с ограниченной ответственностью «Верность», «Вита-Плюс» и «Невско-Балтийская транспортная компания», товарищества с ограниченной ответственностью «Совместное российско-южноафриканское предприятие «Эконт» и гражданина А.Д. Чулкова: постановление Конституционного суда РФ от 27 апреля 2001 г. №7-П // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. №23, ст. 2409.

  13. Предпринимательское (хозяйственное) право: учебник / под ред. В.В. Лаптева, С.С. Занковского. М.: Волтерс Клувер, 2006. 560 с.

  14. Романец Ю.В. Реализация этического принципа справедливого неравенства в российском праве // Рос. юстиция. 2010. №10. С. 50–55.

  15. С любовью к России: письмо Патриарха Московского и Всея Руси Алексия ΙΙ // Сов Россия. 1991. 6 июля.

  16. Хозяйственное право: учебник под ред. В.В. Лаптева. М.: Юрид. лит., 1983. 527 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.