К ПОНЯТИЮ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

А.С. Еременко

Кандидат юридических наук, доцент кафедры правового обеспечения рыночной экономики Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации
119606, г. Москва, просп. Вернадского, 84
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье рассматриваются общие вопросы эффективности применения гражданского закона и раскрывается ее понятие. Предлагается дефиниция понятия «эффективность гражданского правоприменения» и характеризуется его содержание. Описываются факторы влияния на эффективность гражданского правоприменения. Автор исследует теоретические аспекты понятия «эффективность гражданского правоприменения». Освещаются вопросы реализации государственной правовой политики в области гражданского оборота, которые поставлены в связи с проблемой измерения эффективности гражданского правоприменения.


Ключевые слова: гражданское право; теория права; правоприменение; гражданский закон; эффективность права

Термин «эффективность» восходит к латинскому имени существительному «effectio», означающему делание, совершение, приведение в действие; действующую (созидательную) силу [2, с. 357]. Через понятие эффективности чего-либо раскрывается потенциал определяемого явления.

В системе конституционного устройства современного правового государства, организующего взаимодействие субъектов национального права, гражданское правоприменение, как особый юридический механизм, выполняет прикладную функцию по обеспечению устойчивости воспроизводства [7, с. 248]социально-экономических отношений. Эти актуальные для нормального развития социума отношения отражают общественно полезную сторону публичной деятельности государства, одной из целей которой является оптимизация управленческих, хозяйственных, административных и иных сопоставимых связей в гражданском обороте [4, с. 162].

Для правоприменителя гражданский оборот выступает в качестве эмпирической базы его профессиональной деятельности, через призму которой могут быть даны оценки состояния тех воспроизводящих гражданские отношения частной и публичной сфер жизни, которые имеют юридическое значение для квалификации спорных отношений и реализации правовых последствий, предусмотренных в нормах гражданского права, на основании принципов разумности, добросовестности и справедливости.

В гражданско-правовой сфере основной задачей реализации государственной правовой политики как конституционно значимого выражения публичной воли государства является высокая эффективность гражданского правоприменения.

Измерение эффективности норм гражданского права [9, с. 102], действующих и применяющихся в данной конкретной правовой системе, является средством оценивания эффективности функционирования государства, реализующего политику в области регулирования гражданских имущественных и личных неимущественных отношений [3, с. 19–21].

Гражданское правоприменение может быть рассмотрено в структурном плане как сложноорганизованная система, которая ipso statu обладает собственной воспроизводственной базой и аппаратом, и в функциональном плане – как конкретный результат правомерной реализации правовых последствий, предусмотренных в нормах гражданского права.

Эффективность гражданского правоприменения является магистральным показателем положительной результативности и стабильности правовой политики, которая проводится государством в области регулирования отношений в гражданском обороте [6, с. 152–172].

Эффективность гражданского правоприменения – это такое его фактическое состояние, при котором социальная полезность применения гражданского закона принимает данное конкретное значение, показывающее юридически значимую зависимость между действием норм гражданского права и их применением в данных конкретных условиях правовой действительности.

Сущность действия норм гражданского права выражается в неизбежности, необратимости наступления данных конкретных правовых последствий наличия либо отсутствия юридических фактов, с которыми гражданский закон связывает возникновение, течение, изменение либо прекращение гражданских прав и обязанностей.

Смысл применения норм гражданского права заключается в получении в рамках установленной процессуальным законом процедуры правомочным субъектом, в роли которого выступает суд, юридически значимого результата реализации правовых последствий, которые предусмотрены в данных конкретных нормах гражданского права.

Как видно, действие норм гражданского права и их применение – две неотделимые друг от друга субстанции, детерминирующие и направляющие сложный праворегулятивный процесс в области гражданского оборота.

Эффективность может быть как высокой, так низкой. При низкой функциональной взаимосвязи между действием норм гражданского права и их применением эффективность гражданского правоприменения принимает минимальные значения, и наоборот.

Эффективность гражданского правоприменения обозначает положительную либо отрицательную социальную полезность данного сегмента правоприменительной системы как следствие отношения между юридической способностью гражданского закона порождать правовые последствия (активностью, т.е. действием) и фактическим результатом их реализации (аппликативностью, т.е. применением).

На характер показателей эффективности гражданского правоприменения могут в той или иной степени влиять различные факторы [8, с. 19–27]. Совокупность одних факторов затрагивает систему применения гражданского закона опосредованно, совокупность других факторов оказывает на нее прямое благоприятное либо неблагоприятное воздействие. Эти факторы можно условно поделить на две укрупненные группы внешних и внутренних факторов.

К внутренним факторам можно отнести:

  • уровень профессионализма судей как правоприменителей;
  • состояние культурно-этической системы как ценностного ориентира лица, наделенного властными полномочиями применять гражданский закон [5, с. 129 и послед.];
  • уровень информатизации и материально-технического оснащения правоприменительного процесса;
  • уровень экономии и эргономики судопроизводства по гражданским и арбитражным делам как сферы профессиональной деятельности юристов;
  • характер социальной защищенности правоприменителей и др.

К внешним факторам, стимулирующим прогресс либо регресс гражданского правоприменения, можно причислить:

  • величину социальной активности лиц, чьи субъективные гражданские права нарушены либо могут быть нарушены;
  • характер политического участия государства и иных публичных образований в отношениях по разрешению гражданско-правовых споров и конфликтов;
  • степень взаимодействия между системой воспроизводства юридических знаний (юридической наукой), законодательной и правоприменительной системами;
  • уровень саморегуляции юридического сообщества и др.

Гражданский оборот, вовлекающий в себя субъектов национального права, индицирует состояние политической, социальной, экономической и всех иных сфер общественно-государственной жизни и служит эмпирической основой для выработки системной государственной правовой политики, связывающей специальные направления публичного воздействия на гражданские отношения в одно целое [1, с. 12].

Правовая политика как выражение официальной позиции публичной власти демонстрирует реальное, фактическое отношение государства в лице его высших и низших органов и должностных лиц к физическим и юридическим лицам как участникам гражданского оборота; базовым гражданско-правовым институтам (праву собственности, наследственному праву, интеллектуальной собственности, договору и т.д.); защите гражданских прав через последовательное, органичное, открытое и эффективное проведение в жизнь общих и специальных (исключительных) правил применения гражданского закона, вытекающих из логики действия норм гражданского права.

Положительную динамику развития частных и публичных отношений, регулируемых правом, обусловливает способность государства формировать качественную правовую стратегию координации и управления такими отношениями. Такая способность воплощается в реальной жизни через проведение эффективной государственной правовой политики в совокупности всех ее элементов.

Объективные характеристики гражданско-правового регулирования, позволяющие оценить эффективность последнего, складываются в процессе реализации государственной правовой политики, взятой в единстве трех ее основных секторов. Поэтому не может быть, например, эффективной правоприменительной политики при малоэффективных правотворческой либо научно-правовой, или наоборот. При кондиции взаимозависимости и взаимодополнительности всех структурных компонентов государственной правовой политики наступает положительный эффект от реализации последней в данной конкретной правовой системе в данных конкретных условиях времени и пространства.

Имущественные и личные неимущественные отношения гражданского оборота, в преобладающей степени, регулируются нормами гражданского права. Великое разнообразие данных отношений, обусловленное обилием проявлений тех или иных сторон реальной жизни, предполагает вариативность гражданского правового регулирования и высокое качество его формальных и содержательных параметров.

Эффективность гражданского правоприменения напрямую зависит от юридико-технических характеристик актов, содержащих нормы гражданского права.

Используя публичный ресурс государства и малозадействуемый сегодня потенциал гражданского общества, можно управлять или можно координировать процессы формирования и усиления названных факторов, влияя на положительную динамику развития эффективности гражданского правоприменения.

 

Библиографический список

  1. Братусь С.Н. Роль права в развитии советской экономики. М.: Знание, 1971. 48 с.

  2. Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Русский язык, 1976. 1096 с.

  3. Еременко А.С. Правоприменительная экспертиза – инструмент оценивания эффективности правовой политики // Государственная служба. 2011. №1. С. 19–21.

  4. Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М.: Юрид. лит., 1978. 192 с.

  5. Лазарев В.В. Социально-психологичес­кие аспекты применения права. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1982. 144 с.

  6. Маликов М.Ф., Фаткуллин Ф.Н., Фаткуллин Ф.Ф. Теоретические основы реализации права. Уфа: БашГУ, 2003. 244 с.

  7. Советский энциклопедический словарь / гл. ред. А. М. Прохоров. М.: Сов. энциклопедия, 1987. 1660 с.

  8. Халфина Р.О. Необходимые условия действенности права // Сов. государство и право. 1990. №3. С. 19–27.

  9. Швецов С.Б. Эффективность правоприменительной деятельности: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. 156 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.