УДК 343.618

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ СМЕРТИ ПО  НЕОСТОРОЖНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ЛИБЕРАЛИЗАЦИИ  УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

И.О. Кондратьева

Аспирантка Современной гуманитарной академии. 109029, г. Москва, ул. Нижегородская, 32

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена проблеме несогласованности системы санкций за причинение смерти по неосторожности и иных неосторожных преступлений с аналогичными последствиями.

Ключевые слова: санкция; причинение смерти по неосторожности; неосторожные преступления


Право на охрану жизни и здоровья закреплено и гарантировано Конституцией РФ, поэтому Уголовный кодекс России должен включать нормы, ориентированные на охрану здоровья и жизни личности и обеспечение ее безопасности. В этой связи важное значение приобретает право на жизнь, которое является центром интеграции других прав человека.

Уголовный кодекс РФ 1996 года пополнился статьей об ответственности за причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) взамен «неосторожного убийства», ответственность за которое предусматривалась УК РСФСР 1960 г. До внесения поправок Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», ч. 1 ст. 109 УК РФ предусматривала максимальное наказание – три года лишения свободы. По части 2 статьи 109 УК РФ, за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, а равно за причинение смерти по неосторожности двум или более лицам (ч. 3 ст. 109 УК РФ) максимальное наказание составляло пять лет лишения свободы.

После реформирования Уголовного кодекса РФ в 2003 г., законодатель во многих составах неосторожных преступлений, связанных с нарушениями правил безопасности, предусмотрел особо квалифицированные виды с последствием в виде причинения смерти двум или более лицам. Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам (ст. 109 УК РФ) законодатель также отнес к особо квалифицированному виду, без изменения санкции. Максимальное наказание в основном составе причинения смерти по неосторожности снизилось до двух лет лишения свободы, а в квалифицированном составе – за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей – до трех лет лишения свободы.

Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. №377 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ» введена более мягкая ответственность за причинение смерти по неосторожности двум или более лицам – максимальное наказание с 1 января 2010 г. в особо квалифицированном составе предусматривается до четырех лет лишения свободы.

Федеральным законом  от 7 марта 2011 г. №26 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» в санкцию части первой статьи 109 УК РФ внесено изменение: сейчас за причинение смерти по неосторожности, помимо ограничения и лишения свободы, предусматривается наказание в виде исправительных работ сроком до двух лет.

Представляется, что установление законодателем менее строгой ответственности за причинение смерти по неосторожности (до двух лет исправительных работ, ограничения или лишения свободы) и отнесение этого преступления к категории небольшой тяжести вряд ли можно назвать обоснованным. Для сравнения: неправомерное завладение автомобилем без цели хищения группой лиц (п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ) наказывается лишением свободы на срок до семи лет.

Очевидно, что деяние несравненно более общественно опасное – причинение смерти по неосторожности влечет менее строгое наказание, чем завладение имуществом без цели хищения.

Учитывая тяжесть последствий в виде причинения смерти человеку, полагаем, что такое положение в системе санкций УК РФ не согласуется с признанием Конституцией РФ человека высшей ценностью. Вне всякого сомнения, жизнь, как невосполнимое благо человека, должна охраняться более строго, чем материальные блага, поскольку посягательство на жизнь более опасно, нежели посягательство на отношения собственности. Очевидно, что «жизнь является самым важным из всех социальных и правовых благ личности, ибо все остальные права, свободы и обязанности утрачивают смысл и значение в случае гибели человека» [1, с. 46].

Думается, что либерализацией ответственности за причинение смерти по неосторожности законодатель отступил от основных требований уголовной политики о необходимости охраны здоровья и жизни человека.

Анализируя максимальные санкции за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ) и иных статей УК РФ, предусматривающих максимальное наказание за причинение смерти по неосторожности вследствие нарушения правил техники безопасности (что также является ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей), до пяти лет лишения свободы (ч. 2 ст. 215; ч. 2 ст. 215.1; ч. 2 ст. 216; ч. 2 ст. 236; ч. 2 ст. 263; ч. 2 ст. 266; ч. 2 ст. 268; ч.2. ст. 269; ч. 2 ст. 351; ч. 2 ст. 352 УК РФ), приходим к выводу, что максимальная санкция в ч. 2 ст. 109 УК РФ на два года ниже, чем в перечисленных выше составах.

В особо квалифицированном составе причинения смерти по неосторожности (ч. 3 ст. 109 УК РФ) максимальное наказание предусмотрено в виде лишения свободы сроком до четырех лет, в то время как в особо квалифицированных составах иных статей УК РФ, предусматривающих ответственность за причинение смерти по неосторожности двум или более лицам (ч. 3 ст. 215; ч. 3 ст. 216; ч. 3 ст. 217; ч. 3 ст. 219; ч. 5 ст. 264; ч.3 ст. 266; ч. 3 ст. 268; ч.3 ст. 269; ч. 3 ст. 293 УК РФ), максимальная санкция – до семи лет лишения свободы, что на три года больше, чем в ч. 3 ст. 109 УК РФ. Между тем все вышеуказанные составы имеют аналогичные по тяжести последствия и неосторожную форму вины.

Такое положение свидетельствует о резком рассогласовании системы санкций за квалифицированные и особо квалифицированные виды причинения смерти по неосторожности и не соответствует законодательно провозглашенному принципу равенства граждан. Несогласованность санкций, в том числе и в конкурирующих между собой статьях [2, с. 13], выражается в том, что тяжесть наказания в ч. 2 и 3 ст. 109 УК РФ существенно ниже аналогичного показателя санкций в статьях с неосторожной формой вины с однородными последствиями.

В.А. Нерсесян справедливо считает, что «противоречия в вопросе наказуемости неосторожных деяний приводят к заметной коллизии целей общего предупреждения и других целей наказания» [3, с. 65].

Очевидно, что уголовно-правовой запрет на основной, квалифицированный и особо квалифицированный состав причинения смерти по неосторожности недостаточен. Представляется, что необходимо установить санкции за преступления, признаки которых описаны в квалифицированном и особо квалифицированном составах ст. 109 УК РФ, аналогично санкциям преступлений с неосторожной формой вины, и сходными последствиями – в виде причинения смерти человеку.

Следует также отметить, что ст. 109 УК РФ не предусматривает уголовной ответственности за причинение смерти по неосторожности потерпевших с наличием у них особых качеств (малолетнего возраста, беспомощного состояния), в то время как в перечне отягчающих обстоятельств эти качества потерпевших присутствуют (п. «з» ст. 63 УК РФ).

Между тем судебная практика предопределяет необходимость законодательного закрепления уголовной ответственности за причинение смерти по неосторожности потерпевших, не способных в силу своего физического и психического состояния защитить себя.

Так, «приговором Сретенского городского суда Забайкальского края от 15 мая 2009 года, осуждена С. к 1 году лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, за причинение смерти по неосторожности своему грудному ребенку, которого она, находясь в алкогольном опьянении, трижды за вечер накормила грудью. Утром ребенок был обнаружен мертвым. Согласно заключению СМЭ, причиной смерти ребенка явилось острое отравление этанолом. Действия С. были квалифицированы судом по ч. 1 ст. 109 УК РФ» [4]. Очевидно, что на С. , как на мать новорожденного ребенка, была возложена обязанность по уходу за ребенком, по недопущению смерти новорожденного. Однако С. игнорировала возложенные на нее обязанности, будучи кормящей мамой, употребляла спиртное, в результате чего причинила по неосторожности смерть своему ребенку.

В этой связи представляется необходимым внести изменение в ч.2 ст. 109 УК РФ, введя квалифицирующие признаки: «малолетнему или иному лицу, заведомо для виновного находящемуся в беспомощном состоянии» и «совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения». Предлагается предусмотреть более строгую ответственность ( до пяти лет лишения свободы) за причинение смерти по неосторожности малолетнему или иному лицу, заведомо для виновного находящемуся в беспомощном состоянии, а также за совершение деяния лицом, находящимся в состоянии опьянения. Данное предложение обусловлено тем, что в настоящее время лица, совершившие подобные преступления, либо получают условные сроки наказания, либо вообще освобождаются от наказания.

Так, «постановлением Соликамского городского суда Пермского края от 4 февраля 2010 г. в связи с примирением с потерпевшим было прекращено производство по делу в отношении Е., которая в вечернее время, находясь в состоянии алкогольного опьянения, решила в ванне искупать своего малолетнего ребенка, 2009 года рождения. При этом Е., совместно с малолетним Е., расположилась в ванне, заполнила ее водой, и, положив малолетнего к себе на ноги, уснула, оставив малолетнего ребенка в процессе купания в ванне, наполненной водой.

В результате преступной небрежности Е., малолетний Е., находясь в ванне, заполненной водой, в силу своего возраста и беспомощного состояния, захлебнулся водой, т.е. получил механическую асфиксию, развившуюся вследствие заполнения просвета дыхательных путей водой при утоплении, в результате чего наступила смерть ребенка» [5].

Итак, Е. была освобождена от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим – мужем Е. Между тем очевидно, что последствия от преступления в виде смерти человека и освобождение виновного от наказания посредством прекращения уголовного дела за примирением сторон либо деятельным раскаянием несоизмеримы. Что позволяет прийти к выводу, что ст. 75 и 76 УК РФ не отражают реализацию конституционного принципа ст. 2 Конституции РФ, провозглашающей высшей ценностью человека, его права и свободы. В этой связи целесообразно внести дополнение в ст. 75, 76 УК РФ в виде примечания к данным статьям, изложив его в следующей редакции:

«ПРИМЕЧАНИЕ. Лицо, совершившее преступление небольшой или средней тяжести, последствием которого явилась смерть человека или нескольких лиц, освобождению от уголовной ответственности не подлежит».

На наш взгляд, необоснованным является признание законодателем (ФЗ №25 от 9 марта 2001 г.) неосторожных преступлений только деяниями небольшой либо средней тяжести. Поскольку это обстоятельство не только занижает оценку характера общественной опасности преступления, посягающего на жизнь человека, но и влечет за собой снижение срока давности (с 10 до 6 лет) привлечения к уголовной ответственности за неосторожные преступления, предусматривающее максимальное наказание свыше пяти лет лишения свободы. Между тем истечение сроков давности является одной из проблем привлечения к уголовной ответственности за причинение смерти по неосторожности.

Предлагается в ч. 3 и ч. 4 ст. 15 УК РФ внести текстуальные изменения, изложив статью в следующей редакции:

«3. Преступлениями средней тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы.

4. Тяжкими преступлениями признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы».

Как справедливо считают ученые в области уголовного права (В.С. Минская, Э.Ф. Побегайло), при совершенствовании законодательства не должно быть необоснованного следования принципу гуманизма путем понижения верхних пределов санкций и перевода деяний в иную категорию тяжести.

Полагаем, что изменение санкций в УК РФ за причинение смерти по неосторожности в сторону увеличения их размеров и отнесение к категории тяжких преступлений неосторожных деяний, за которые предусмотрено максимальное наказание свыше пяти лет лишения свободы, будет соответствовать принципу справедливости, характеру и степени общественной опасности преступления, в результате которого наступила смерть человека, а тем более нескольких лиц.


Библиографический список

  1. Капинус О.С. Эвтаназия как социально-правовое явление. М.: ИД «Буквовед», 2006. 400 с.
  2. Кондратьева И.О. Квалификация преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм // Тр. Совр. гуманит. акад. 2010. №7.
  3. Нерсесян В.А. Особенности наказания за неосторожные преступления // Законодательство. 2000. №4.
  4. Официальный сайт Следственного управления Следственного комитета РФ по Забайкальскому краю [Электронный ресурс]. URL: http/www.zabsledcom.chita.ru (дата обращения: 15.09.10).
  5. Официальный сайт Соликамского городского суда Пермского края [Электронный ресурс]. URL: http://solikam.perm.sudrf.ru/modules.php?name=map (дата обращения: 12.03.11).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.