УДК 347.241.1

Секьюритарное право как система норм о ценных бумагах в российской правовой системе Р.В. Чикулаев

Р.В. Чикулаев

Кандидат экономических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса

Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье рассматриваются вопросы формирования особого комплекса правовых норм, регулирующих гражданский оборот и сопутствующие операции с ценными бумагами и финансовыми инструментами. Предлагается общее понятие секьюритарного права, раскрывается его основное содержание, функции, цели, значение, принципы.

Ключевые слова: ценные бумаги; финансовые инструменты; секьюритарное право;  правовой институт; функции; цели; значение; принципы права


Есть основания утверждать, что современные исследования в области юридических наук, в том числе цивилистики, имеют большую склонность к практической стороне права. Объектом исследований чаще становятся либо конкретные правовые институты и подотрасли, например, о банковской деятельности, инвестициях, инновациях, банкротстве, финансовом рынке, либо комплексные вопросы правореализации, к примеру, обобщения судебной практики, сравнительно-правовые исследования и т.п. Теоретические проблемы, в том числе касающиеся содержания правоотношений, юридических функций, отраслевых образований, правовых механизмов, реже привлекают внимание ученых.  

В числе недавних исследований более теоретического характера можно назвать работы Е.В. Вавилина [2], Д.Н. Кархалева [7], Б.И.  Нефедова [9], Ю.С. Харитоновой [13] и др. Такую тенденцию можно объяснить как повышенной сложностью сугубо теоретических проблем, так и более высокой востребованностью исследований, ориентированных на получение конкретных результатов (к примеру, повышение эффективности инвестиционной среды и пр.) Представляется, что в равной степени необходимы и те и другие направления исследований, а идеальным случаем может считаться их баланс.

Одним из актуальных направлений совершенствования гражданского законодательства и права можно признать проблему выработки стройной и непротиворечивой концепции правового регулирования отношений по поводу выпуска и обращения ценных бумаг. Очевидно, что при разработке такой концепции крайне важно достичь упомянутого выше баланса в исследовательской проработке вопросов как обобщенно-теоретического, так и конкретно-практического характера. При достижении такого баланса концепция обновленного «права ценных бумаг» должна отразить базовые принципы: 1) построения юридической конструкции самой ценной бумаги в гражданском праве, 2) механизма правовой регуляции системы отношений, возникающих при обороте ценных бумаг. H:\Docum\юрист\Для сайта юрфака\2011_2\СТАДИИ ПУБЛИКАЦИИ.doc

Современная правовая система страны существенно реформируется. Это обусловлено двумя основными причинами: во-первых, влиянием постоянных факторов, таких как развитие экономики, новые типы общественных отношений, мировые тенденции; во-вторых, появлением особых обстоятельств, в том числе новых задач и установок органов управления, кризисных явлений, необходимости в срочных мерах по нормализации хозяйственных процессов.

Сфера отношений на финансовом рынке после кризиса 2008 г. потребовала повышенного внимания как со стороны органов управления, так и со стороны юридической науки. Стала явной потребность не только в реформировании законодательства, но и в создании устойчивой научно-теоретической базы для эффективного развития гражданского и других отраслей права. При этом актуализировались многие важные теоретические проблемы, в том числе те, внимание к которым не обращалось уже давно. В их числе и комплекс вопросов о структурировании системы права. Традиционным для континентальной и, в том числе, российской правовой доктрины, можно признать выделение базовых и комплексных отраслей, подотраслей, а также институтов и субинститутов права. Если в отношении базовых отраслей и институтов определенность более или менее достигнута, то вопросы комплексных правовых отраслей, субинституциональных и надинституциональных образований остаются дискуссионными.

Теоретический, на первый взгляд, характер этой проблемы имеет значение для практики нормотворчества и правоприменения. Так, в ходе реформирования гражданского законодательства [8], в том числе норм о ценных бумагах [10], вопросы определения роли и места таких норм оказали прямое влияние на структуру и содержание обновленных правовых актов. Новейшая судебная практика и новеллы процессуального законодательства [11] также указывают на наличие устойчивых межотраслевых связей норм о ценных бумагах с нормами о корпоративных, финансовых, административных, уголовных отношениях. Есть основания утверждать, что динамика развития законодательства и правоприменительной практики обусловили необходимость выделения системы юридических норм, определяющих правовой статус ценных бумаг, а также регулирующих их гражданский оборот, в отдельную совокупность с определением ее места, значения и характерных особенностей в национальной правовой системе.

При этом нужно сделать ряд уточнений.

Во-первых, заслуживает обоснованной критики известная тенденция искусственного порождения большого числа новых правовых «отраслей», как правило, комплексных. Это явление известно с начала 90-х гг. ХХ в. и связано, очевидно, с интенсивным развитием российского законодательства в тот период. Можно найти объяснения тому, что после долгого засилья в СССР единой идеологии и устойчивой системы нескольких базовых правовых отраслей теоретики нашли возможным на основе не всегда качественно написанных новых законов предлагать ранее не известные правовые отрасли, такие как: транспортное, аграрное, банковское, инвестиционное право и др. Однако основания для выделения таких нормообразований именно в качестве правовых отраслей были далеко не всегда. В юридическом мире известен парадокс появления мелких и потому несерьезных «отраслей», таких как «автомобильное право», «нефтяное право», «животноводческое право» и т.п. Слепое следование таким тенденциям может привести к размыванию правовой системы, дезорганизации движения научной юридической мысли.

Во-вторых, общепризнанным считается такой критерий выделения правовой отрасли как наличие самостоятельного предмета и метода. В усеченном варианте этот критерий заметен также при подразделении на внутриотраслевые и межотраслевые образования. Однако, как справедливо замечали некоторые ученые, с позиций формальной логики, критерий классификационного деления может быть единственным. Следовательно, одновременное применение двух критериев (предмета и метода) вступает в определенное противоречие с основами научной философии. Некоторый выход из положения ряд ученых усматривает в придании предмету ведущей, а методу – второстепенной роли в формировании отраслевых нормообразований [12, с. 354].

В-третьих, как правило, ни одна правовая отрасль или институт не находятся в пределах сугубо одной предметной области отношений, не являются «чисто» гражданско-правовыми, уголовно-правовыми и т.п. Этот факт признается большинством авторов [6, c. 20] и является следствием многообразия общественных отношений, регулируемых правом. Так краткая материально-правовая норма ст. 148 Гражданского кодекса РФ [4] о восстановлении прав по именным и ордерным ценным бумагам не может быть реализована иначе, как с применением целой последовательности процессуально-правовых норм главы 34 Гражданского процессуального кодекса РФ [5].

В-четвертых, право, являясь одной из высших форм развития мысли, отражает всю сложность и многообразие способов формализации мыслительного процесса, который всегда является идеальным. Поэтому особое значение в праве имеет семантический аспект, т.е. название нормативно-правовой совокупности и его значение. Специальные названия научно-правовых предметов и их содержательно-понятийный объем служат целям их более эффективного научного познания, изучения и исследования. Название нормативно-правовой совокупности должно отвечать таким требованиям как обоснованность появления и применения, наполненность лексического значения, удобство вербального использования, соответствие языковым правилам.

Учитывая вышесказанное, в целях достижения наибольшей понятийной определенности, совершенствования процессов научного познания, правотворчества и правоприменения, предлагается ввести в научный юридико-лингвистический оборот понятие «секьюритарного права» как совокупности специальных правовых норм, регулирующих все стадии гражданского оборота ценных бумаг и сходных с ними по правовой природе финансовых инструментов.

Полагаем, что предложенное обозначение не относится к области излишних нормативно-правовых совокупностей, о которых было сказано выше, а вызвано к жизни объективной потребностью обобщения устойчивой системы многообразных правоотношений. Введение такого понятия будет полезным для научно-исследовательской работы, юридического оформления субъектных отношений, законотворчества, углубленного понимания правовой природы ценных бумаг, их места в российской правовой системе. Также это должно ускорить решение актуальной научной задачи выработки обновленной единой и непротиворечивой концепции правового регулирования оборота ценных бумаг как комплекса общественных отношений особого рода.

Введение понятия секьюритарного права обусловливает необходимость постановки и решения связанной с этим задачи характеристики этой нормативной совокупности как внутриотраслевого институционального или межинституционального (межотраслевого) нормообразования. В этом аспекте в порядке научной гипотезы предлагается оперировать таким термином как «отраслеподобная совокупность» юридических норм. Этот термин можно признать условным, служащим целям удобства при ведении научно-исследовательской деятельности. Он может применяться в тех случаях, когда соответствующая группа правовых норм обладает явными признаками предметного сходства, является весьма обширной, вбирает в себя нормы, относящиеся к различным известным правовым отраслям и институтам, но при этом признать наличие самостоятельного предмета и (или) специфического метода правового регулирования на данном этапе научного познания пока затруднительно.

Таким образом, секьюритарное право предлагается определить как обширную отраслеподобную совокупность правовых норм, наиболее близкую по составу к комплексному межотраслевому институту, а по содержанию – к подотрасли предпринимательского права (в случае признания существования такового как комплексной отрасли права). Наибольшая часть норм секьюритарного права лежит в гражданско-правовой плоскости. Секьюритарное право регулирует общественные отношения лично-имущест­вен­но­го, корпоративного и финансового характера, возникающие между физическими, юридическими лицами, иными участниками гражданских отношений, при участии государства в лице уполномоченных органов в процессах контроля и регулирования отношений по поводу гражданского оборота ценных бумаг и иных финансовых инструментов, включая их выпуск (эмиссию, выдачу), обращение (переход прав) и прекращение (погашение, амортизацию).

Название «секьюритарное право» происходит от англ. securities, что является аналогом российской правовой категории ценных бумаг в законодательстве большинства развитых зарубежных стран. Такое название представляется достаточно удобным, кратким, понятным большинству специалистов в области финансового рынка, допустимым с т. зр. традиций языкового заимствования. Такое название имеет выраженный интернациональный характер, что особенно актуально в условиях сближения основных мировых правовых систем, развития внешнеэкономической интеграции.

Следуя основным принципам построения нормативных совокупностей, можно охарактеризовать секьюритарное право в его основных проявлениях как: 1) систему норм, 2) комплекс правоотношений, 3) область законодательства, 4) научное знание, 5) учебную дисциплину, 6) раздел правоприменительной практики.

1. Как система норм, секьюритарное право представляет собой совокупность однородных, взаимосвязанных и взаимоподчиненных правил поведения и нормативных установлений, регулирующих общественные отношения, связанные с порождением (выпуском, выдачей, эмиссией) ценных бумаг, отношения по поводу совершения сделок (обращение) и иных сопутствующих операций с ценными бумагами, прочие отношения, вытекающие из прав и обязательств, закрепленных ценными бумагами. Совокупность таких отношений можно охарактеризовать как гражданский оборот ценных бумаг.

2. Как комплекс правоотношений, секьюритарное право выступает в виде взаимосвязанной совокупности соответствующих отношений между участниками гражданского оборота (физическими, юридическими лицами, а в установленных случаях – с привлечением уполномоченных госорганов), которые регулируются специальными правовыми нормами: статусного, управомочивающего, регламентирующего, запретительного, ограничительного, компенсационного, стимулирующего характера.

3. В качестве области законодательства секьюритарное право объективировано в соответствующих источниках отечественной нормативно-правовой системы: законах, подзаконных нормативных актах, а также, в ряде случаев, в локальных актах (включая акты саморегулирования). Федеральные законы, содержащие секьюритарно-правовые нормы, могут быть классифицированы на законы общего и специального регулирования. Подзаконные акты представляют собой инструментарий правового воздействия, имеющий более оперативный, частный и уточняющий характер.

4. Научно-исследовательский аспект секьюритарного права состоит в выработке системы базовых принципов и методов научного познания, обеспечивающих поступательное развитие научно-правовой мысли и следующих ему процессов законотворчества и правоприменения в сфере реализации функции юридического управления оборотом ценных бумаг (общественно-гражданский аспект) и рынком ценных бумаг (публично-хозяйственный аспект).

5. В качестве учебной дисциплины, секьюритарное право как система знаний о правовом регулировании ценно-бумажных отношений с различными вариантами названий входит в компонентный состав учебных планов учреждений высшего, среднего специального и дополнительного профессионального образования по подготовке специалистов по направлениям «юриспруденция» и смежным предметным областям.

6. В правоприменительной практике секьюритарное право формирует массив актов правоприменения, прежде всего судебных постановлений (общей, арбитражной, административной, конституционно-правовой юрисдикции), обеспечивая тем самым конкретно-практическую реализацию секьюритарных норм при разрешении жизненных коллизий в связи с правами на ценные бумаги, обеспечивая общий режим законности, правомерности и цивилизованный характер отношений в сфере оборота ценных бумаг.

Охарактеризовав таким образом основные положения секьюритарного права, хотелось бы обратить особое внимание на такие существенные стороны данной правовой области, как цели, функции и значение. Как видится, право в целом и все его структурные элементы не могут существовать без таких категорий и не должны рассматриваться в отрыве от них.

Целями права (правовой совокупности) можно признать несколько ключевых и важнейших общественно значимых результатов, на достижение которых направлена соответствующая совокупность норм. Такое достижение, как правило, не бывает одномоментным, а представляет собой сложный перманентный процесс, не исключающий периодического достижения всех или части результатов, после достижения которых процесс может возобновляться. Цель права обычно не бывает единственной, но из множества целей, которые в идеале должно достигать право, необходимо отбирать лишь несколько наиболее существенных, характеризующих именно данную правовую отрасль (институт и пр.) Иными словами, цель права – это то, для чего право (общность правовых норм) создано и то, что право в конечном итоге приносит обществу.

Функциями права следует считать основные и важнейшие из всех возможных проявления воздействия правовых норм на определенные общественные отношения, а также на субъекты этих отношений. Функциями права также можно признать достижение конкретных, частных результатов урегулированности общественных отношений в отдельных ситуациях. Чем больше и чем качественнее оказались урегулированы такие отношения, тем большая степень правомерности общественной жизни достигнута благодаря реализации функции права.

С понятиями целей и функций права тесно связано понятие значения права. При всей обширности и некоторой умозрительности этой категории, она видится необходимой, так как право само по себе, не имеющее общественного значения, утрачивает свою социальную значимость и не имеет развития. Поэтому в самом общем виде значение права можно определить как некую социальную роль и общественную ценность данной нормативно-правовой совокупности для того круга лиц (отдельных субъектов, отраслей экономики, сферы правоприменения и т.п., вплоть до государства в целом), для которого право действует (является применимым). Свое значение право приобретает благодаря достижению его целей и надлежащему выполнению присущих ему функций.

Отечественные правоведы, безусловно, не могли пройти мимо ценностно-функциональных характеристик права. Но наибольшее внимание при этом всегда уделялось таким характеристикам в отношении права в целом или его отдельных наиболее крупных отраслей. Так, С.С. Алексеев выделял социальное (ценность) и функциональное значения права. Среди функций права традиционным можно считать выделение регулятивной (статической и динамической), охранительной и оценочной функции [1, с. 145]. В.П. Грибанов использовал категорию функции применительно к отрасли права (гражданскому праву) в целях выделения и характеристики данной отрасли [3]. В то же время представляется не только возможным, но и необходимым охарактеризовать функции в их взаимной связи с целями и значением, в отношении каждой нормативной совокупности: отрасли, подотрасли, института права или иной отраслеподобной нормативной общности.

Цели, функции и значение нормативно-правовых общностей имеют большую теоретическую и практическую полезность. Их характеристика необходима для понимания глубинного содержания права как специалистами, так и широким кругом лиц, для укрепления законности в процессе правоприменения, для совершенствования нормотворчества, в образовательных и исследовательских целях.

Поэтому в целях всесторонней характеристики секьюритарного права как нормативной общности можно обозначить его основные цели, функции и значение.

Ключевыми целями секьюритарного права можно признать:

– четкое и непротиворечивое установление легальных дефиниций, существенных признаков и условий выпуска в обращение ценных бумаг и иных финансовых инструментов, имеющих сходный с ценными бумагами правовой режим;

– закрепление перечня основных правил гражданского оборота ценных бумаг и финансовых инструментов, позволяющих организовать правомерный и эффективный сектор финансового рынка страны;

– обеспечение режима законности для всех субъектов правоотношений по поводу оборота ценных бумаг и финансовых инструментов с обеспечением реальной и эффективной защиты прав частных субъектов, особенно граждан, вступающих в такие правоотношения.

Основные функции секьюритарного права должны проявляться в следующем:

– обеспечение построения той части правовой системы государства, которая направлена на регулирование общественных отношений по поводу оборота ценных бумаг и финансовых инструментов;

– содействие успешному развитию финансового рынка (в том числе рынка ценных бумаг), созданию благоприятного инвестиционного климата, повышению эффективности хозяйственного комплекса в целом;

– обеспечение действенной защиты и восстановления нарушенных законных прав и интересов субъектов секьюритарных правоотношений всякий раз, когда такие права и интересы могут быть нарушены – потенциально или реально;

– способствование субъектам законотворчества в разработке наиболее совершенных нормативно-правовых актов, регламентирующих отношения в сфере оборота ценных бумаг и финансовых инструментов;

– создание устойчивой и непротиворечивой правоприменительной, в том числе судебной практики по вопросам и спорам, связанным с ценными бумагами и финансовыми инструментами;

– установление максимального баланса частных и публичных интересов, в том числе с использованием механизмов частно-государственного партнерства в сфере оборота ценных бумаг и финансовых инструментов;

– обеспечение неукоснительного соблюдения законов и иных правовых актов о ценных бумагах и финансовых инструментах всеми субъектами, включая выполнение лицензионно-ограничительных условий, полную уплату налогов, раскрытие публичной информации, пресечение любых злоупотреблений в этой сфере;

– выполнение роли правовой платформы для реального воплощения планов и задач, поставленных высшими и отраслевыми органами управления страны, в части ее финансово-экономического и социального развития;

– проведение в жизнь наиболее передовых функций социального регулирования и управления, включая саморегулирование, пруденциальный надзор, превентивный механизм, компенсационные принципы, функционально-юридическое управление;

– реализация всех форм международного сотрудничества в сфере межгосударственного оборота (мирового рынка) ценных бумаг и финансовых инструментов в условиях развития трансграничнго движения финансовых ценностей и экстерриториального характера финансовых рынков.

При характеристике значения секьюритарного права следует несколько абстрагироваться как от общей аксиоматической социальной ценности любой систематизированной совокупности правовых норм (то есть, по сути, частички права), так и от объективной значимости конкретных норм о ценных бумагах и финансовых инструментах (без которых невозможен финансовый рынок). В этом смысле значение секьюритарного права усматривается в том, что оно дает современному обществу возможность легально объективировать и нормативно закрепить оборот ценных бумаг и финансовых инструментов, которые сами по себе являются неотъемлемой частью современной цивилизации, возникают в процессе товарно-денежных отношений и служат целям удовлетворения материальных потребностей людей, будучи вовлеченными в экономический (рыночный) оборот.

Секьюритарное право приобретает динамику взаимодействия всех своих структурных элементов, достигает своих целей, выполняет свои задачи и функции благодаря особой системе инструментарных методов правового влияния, которые обобщено можно обозначить как регулятивно-правовой механизм [14, с. 31–39], служащий элементом общего механизма правового регулирования государства.

Вышесказанное дает основания уверенно предполагать: концепция секьюритарного права является одним из важных и перспективных направлений научных исследований в цивилистике и смежных правовых областях. От степени развития этой нормативной совокупности и области научных исследований во многом зависит результат реализуемых в настоящее время реформ правовой системы страны, направленных на повышение эффективности экономики, финансового рынка, укрепление законности во всех сферах вещного оборота.

Библиографический список

  1. Алексеев С.С. Теория государства и права: учебник для юрид. вузов и фак.. М.: Норма; 1998. 453 с.
  2. Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Волтерс Клувер, 2009. 360 с.
  3. Грибанов В.П. Советское гражданское право: учебник. М.: Госюриздат. 1959.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации: принят 21 октября 1994 г. Ч. I // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. №32, ст. 3301.
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: принят 14 нояб. 2002 г. // Рос. газета 2002, 20 ноября.
  6. Гражданское право: учебник; в 3 т. / Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев [и др.]; отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М.: ТК «Велби», Изд-во «Проспект», 2006. Т. 1. 776 с.
  7. Кархалев Д.Н. Охранительное гражданское правоотношение: монография. М.: Статут, 2009. 332 с.
  8. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестн. Высшего арбитр. суда Рос. Федерации. 2009. №11.
  9. Нефедов Б.И. Межсистемные надотраслевые образования в праве: монография / Омский юрид. ин-т. Омск, 2008. 232 с.
  10. Обзор проекта изменений Гражданского кодекса РФ (раздел I, II, III, VI, VII). [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовоий системы «КонсультантПлюс».
  11. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федер. закон Рос. Федерации от 19 июля 2009 г. №205-ФЗ // Рос. газета 2009. 22 июля.
  12. Теория гос-ва и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юристъ, 1997. 672 с.
  13. Харитонова Ю.С. Управление как функция гражданского права: монография. М.: Норма, 2011.
  14. Чикулаев Р.В. Регулятивно-правовой механизм оборота ценных бумаг // Юрид. наука и правоохранительная практика. 2010. №4.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.