УДК 323.2

Сущность общественного контроля и его влияние на  функционирование государства

Е.Ю. Семелева

Аспирант кафедры правовых дисциплин

Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева. 430005, г. Саранск, ул. Большевистская, 68

Е-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена анализу общественного контроля как неотъемлемой составляющей современного государства, его целям и задачам, в силу которых субъекты общественного контроля используют правовые и социальные контрольные механизмы.

Ключевые слова: общественный контроль; функция органа государственной власти; Общественная палата


Известно, что в правовом государстве власть должна быть подчинена праву, что достигается только путем контроля над ней. Как справедливо пишет А.С. Панарин, «нет ничего опаснее бесконтрольной власти, опирающейся не на закон, а на угрозу применения насилия; необходим надежный демократический контроль» [14, c. 10–11]. В свою очередь, В.О. Лучин и Н.А. Боброва отмечают: «Способность общества к контролю над властью – признак гражданского общества. Только контроль, приобретая правовые формы, способен подчинить власть праву, и только при условии существования гражданского общества государство оказывается “под правом”, становится правовым» [6, c. 27].

В силу объективных причин государству часто свойственны злоупотребление властными полномочиями и реализация своих интересов в ущерб общественным, что подтверждает его неготовность делиться властью. Такая негативная тенденция ведет к изменению сущности и социального назначения государства, поэтому для ее преодоления требуется ограничение власти, т.е. контроль.

Факторы, влияющие на участие личности в государственной деятельности – важнейшей стороне функционирования гражданского общества, носят как «естественный», так и «искусственный» характер. К первым относятся биосоциальные факторы, связанные с природой человека и соединяющие в себе как врожденные, так и приобретенные в процессе социализации факторы, т.е. представляющие собой «личностную траекторию развития человека». Социализация сегодня включает в себя прежде всего формирование способностей, желания, навыков политического участия, усиление социально-политической активности, преодоление повседневных иллюзий. В противном случае проводимая «сверху» демократизация общества осуществляется без включения в нее самих людей, не затрагивает их интересов. Более того, чрезмерная активность государства в этом процессе ведет к прямо противоположным результатам – «к инертности индивидов, ко все меньшей способности граждан действовать, к их непониманию собственных интересов, к отсутствию привычки заботиться о них», вместо того чтобы «убедить людей в том, что они сами должны заниматься собственными делами» [15, c. 46].

Для обозначения совокупности средств и приемов, с помощью которых общество гарантирует, что поведение его членов, отдельных субъектов управления, социальных групп будет осуществляться в соответствии с установленными нормами и ценностями, в юридической литературе используется термин «общественный контроль».

В юридической науке не сложилось однозначного и ясного понятия контроля. В научных трудах ученых-юристов часто обсуждаются вопросы о системе контроля, его видах и формах, органах контроля. Так, В.Е. Чиркин полагает, что государственный контроль есть «совокупная, кумулятивная деятельность, осуществляемая с помощью различных методов при выполнении единой специфической функции по государственному управлению» [16, c. 250]. Д.Н. Бахрах подчеркивает, что в системах социального управления контроль – «важнейший вид обратной связи, по каналам которой субъекты власти получают информацию о фактическом положении дел, о выполнении решений» [2, c. 608].

Полагаю, что под общественным контролем за деятельностью органов государственной власти следует понимать самостоятельный и установленный законом вид социального контроля компетентных субъектов, направленный на обеспечение режима законности в деятельности органов государственной власти.

Анализ действующего законодательства показывает, что на данный момент можно найти лишь штрихи по обозначенной проблеме. К нормативно-правовым актам, которые в различной мере допускают общественное участие в регулируемой проблеме, а также реализуют принцип народовластия, установленный ст. 3 Конституции РФ, можно, в частности, отнести: гл. IV Федерального закона «Об обеспечении конституционных прав граждан РФ избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» [10]; абз. 8 п. 1 ст. 3 Федерального закона «О системе государственной службы РФ» [13]; Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращения граждан РФ» [12] и др. Важнейшим нормативным документом в системе осуществления общественного контроля за деятельностью органов государственной власти является Федеральный закон «Об Общественной палате РФ» [11], однако, как и все нормативно-правовые акты, должным образом не раскрывает содержание данного правового феномена. Отсутствие законодательной характеристики механизма общественного контроля в законе от 4 апреля 2005 г. №32-ФЗ указывает на декларативность задач, возложенных на Общественную палату РФ.

Цели общественного контроля за деятельностью государственных органов состоят в соблюдении в процессе государственной деятельности прав, свобод и законных интересов граждан, а также в поддержании нормативно установленного механизма профессионального обеспечения осуществления государственных полномочий на уровне, отвечающем потребностям и воле социума, его первосубъекта – народа. Однако ответственность должна исходить не только из установленного принципа ответственности, но и из психологического восприятия гражданских обязанностей, возложенных как на подконтрольный, так и на контрольный субъект правоотношения. «Иначе, – пишет С.С. Купреев, – наличие соответствующих провозглашенных норм становится простой констатацией» [5, c. 11].

Для достижения указанных целей существенное значение имеет четкое определение задач, стоящих перед органами контроля. К основным задачам общественного контроля за деятельностью государственных органов можно отнести:

1) контроль за соблюдением нормативных предписаний государственными органами;

2) контроль за соответствием законам правовых актов, издаваемых государственными органами;

3) контроль целесообразности управленческих решений по организации и осуществлению деятельности государственными органами;

4) контроль за соблюдением установленных для государственных органов запретов и ограничений, служебной дисциплины, своевременным и доброкачественным выполнением государственными органами возложенных на них обязанностей;

5) контроль за подбором, расстановкой, повышением квалификации кадрового состава государственных органов;

6) контроль за соблюдением прав и свобод, охраняемых законом интересов граждан;

7) контроль за рациональным распределением и использованием материальных, финансовых и иных ресурсов, соблюдением режима экономии.

Функция органа государственной власти показывает, из чего складывается практическая повседневная деятельность этого органа, направленная на выполнение поставленных перед ним задач. Функции отражают материальное содержание деятельности органа государственной власти. Основными функциями, присущими почти всем органам управления, являются: прогнозирование, планирование, кадровое дело, финансирование, материально-техническое снабжение, контроль и др. Кроме того, существуют вспомогательные функции, которые прямо не выражают регулятивного воздействия, а предназначены для обслуживания процесса регулирования в рамках общих и специальных функций (например, делопроизводство). Полный и точный перечень всех функций органа государственной власти содержится в правовых актах, закрепляющих его правовой статус. Следовательно, государственная функция есть общие направления деятельности (совокупность действий) по реализации возложенных на государственный орган задач.

Полномочия органа государственной власти заключены в его компетенции, т.е. в законно установленном объеме публичных дел, выполняемых уполномоченным субъектом. Объем публичных дел конкретного государственного органа устанавливается соответствующими нормативно-правовыми актами, определяющими его компетенцию. Компетенция государственного органа как совокупность полномочий включает в себя в том числе предмет ведения (область «курируемых» общественных отношений), а также основные направления его деятельности (функции). Непосредственная реализация возложенных на государственный орган полномочий осуществляется посредством эффективных и целенаправленных действий по осуществлению возложенных на государственный орган задач (в первую очередь охрана и защита прав и свобод человека). Таким образом, правовая природа государственного органа состоит в совершении им положительных действий, сутью которых, в частности, является защита прав и свобод человека.

Именно действие, совершенное в рамках соответствующей компетенции как необходимое субстанциональное ядро и как исходный органический элемент работоспособности и эффективности государственного органа, является объектом общественного контроля. А поскольку механизм реализации конкретного действия напрямую зависит от наличия у государственного органа определенных прав (полномочий) на его совершение, то под предметом общественного контроля следует понимать процесс и порядок реализации возложенных на государственный орган полномочий посредством совершения конкретных действий, в той форме и мере, которые установлены законом. То есть в широком понимании под предметом общественного контроля следует понимать всю совокупность и систему государственно-правовых отношений.

Содержание предмета контроля, данное законодателем, акцентирует внимание контрольных органов на проверке соблюдения аппаратом государственного управления предписаний указанных нормативных правовых актов. Например, указанные функции нашли свое отражение в ст. 44 Федерального конституционного закона «О Правительстве РФ» [8], а также в ст. 67 Федерального закона «О государственной гражданской службе РФ» [7]. Между тем в данном случае резко ограничивается область контрольного воздействия, поскольку контроль заключается не только в проверке соблюдения запрещающих норм, но и в законности деятельности государственных органов, т.е. соответствии их деятельности требованиям закона.

В содержание предмета контроля за аппаратом государственного управления включается не только законность, но и целесообразность, эффективность деятельности публичных органов власти. К.С. Вельский отмечает: «Органы контроля интересуются не только тем, не нарушил ли субъект управления действующее законодательство, но и тем, насколько правильно, целесообразно и эффективно он использовал все предоставленные ему полномочия» [4, c. 774].

Все субъекты государственного и общественного контроля за деятельностью гражданских служащих самостоятельны, имеют свои особенности, которые заключаются в неодинаковых пределах и объеме контрольного воздействия, содержании контрольной деятельности, юридических последствиях проводимого контроля. Вместе с тем между различными субъектами существует диалектическая взаимосвязь, основанная на общих целях, принципах, объекте контрольной деятельности, которая в свою очередь обеспечивает единство и целостность механизма контроля, всей системы контроля в рассматриваемой сфере.

Согласно действующей системе законодательства субъектами общественно-правового контроля за деятельностью государственных органов выступают:

1) общественные организации, зарегистрированные на территории РФ в установленном законом порядке (политические партии, общественные объединения, профсоюзы, правозащитные движения);

2) общественные советы (палаты);

3) средства массовой информации;

4) граждане РФ.

Конкретная отрасль государственного управления требует наличия конкретных и самостоятельных механизмов общественного контроля. Специфичность соответствующего механизма будет зависеть в первую очередь от направлений деятельности государственных органов, поставленных перед государственным органом задач, уровня ответственности за охрану и защиту прав и свобод человека. В частности, контроль за деятельностью Государственной Думы предполагает наблюдение за подготовкой и принятием законопроектов, а также реагирование на некомпетентность решений субъектов законотворческого процесса.

Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. №262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ» [9] впервые на законодательном уровне определил порядок доступа и получения информации о деятельности судов в Российской Федерации, подготовленной соответствующими судами в пределах их полномочий. При этом согласно ст. 6 названного Закона одним из способов доступа к такой информации является размещение информации о деятельности судов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Так, в сети Интернет размещаются общая информация о суде, информация, связанная с рассмотрением дел в суде, тексты проектов нормативных правовых актов, внесенных судами в законодательные (представительные) органы государственной власти, данные судебной статистики, информация о кадровом обеспечении суда, информация о порядке и времени приема граждан, сведения о размещении заказов на поставки товаров (ст. 4 Федерального закона от 22 декабря 2008 г. №262-ФЗ). Очевидно, что подробная и соответствующая действительности информация о деятельности суда позволит гражданам наглядно убедиться в компетентности и законности принимаемых решений.

Правовой смысл контроля заключается не только в получении информации о фактическом состоянии объекта контроля и соответствии полученных результатов ожидаемым, в проверке фактического выполнения закона или иного общеобязательного предписания, целесообразности деятельности подконтрольных проверке путей и средств такого выполнения, но и в практическом устранении нарушений, содержащихся в принятых решениях, принятии мер в процессе контроля для оценки и устранения недостатков и т.д. Следовательно, содержание контрольной деятельности общества должно включать:

а) наблюдение за деятельностью подконтрольных субъектов;

б) получение всесторонней и информации о выполнении ими предписаний;

в) анализ таких данных;

г) предупреждение и выявление правонарушений.

Субъекты общественного контроля в равной степени могут использовать и правовые, и социальные контрольные механизмы. В первом случае субъекты общественного контроля в случае выявления нарушений законности со стороны государственных органов и должностных лиц гражданской службы применяют правовые механизмы, реализуя конституционное право на обращение в различные органы государственной власти для принятия соответствующих мер. В другом случае при обнаружении недостатков в деятельности гражданских служащих контрольное воздействие осуществляется через институт общественного мнения (референдум, выборы, общественное участие в обсуждении государственных проблем, опросы, анкетирование и т.п.). Используя этот социальный институт, основанный на моральных и этических нормах, субъекты общественного контроля предают широкой огласке факты нарушений, формируют отрицательное отношение населения к ним и лицам, их совершившим, создают ситуацию политической объективности. Тогда во многих случаях и намного ощутимее мер государственного принуждения может быть порицание и осуждение общества. Кроме того, обнародование фактов злоупотребления властью, нарушений законности в системе гражданской службы не только имеет негативный резонанс в обществе, но и может стать поводом для вмешательства в ситуацию официальных лиц.

Полагаем, что весьма показательной является точка зрения Н.С. Бондаря, считающего, что основу современного конституционализма и соответственно конституционно-правовых характеристик современного государственно-образованного общества составляет соотношение власти и свободы как взаимосвязанных, взаимозависимых и при этом чаще всего конкурирующих, а нередко и конфликтующих ценностей. Поясняя такой подход, Н.С. Бондарь обращает внимание на сложность решения проблемы обеспечения баланса власти и свободы, поскольку, с одной стороны, реальная свобода личности невозможна вне сильной государственности, с другой – сильное государство, не обеспечивающее последовательную защиту свободы, обречено на вырождение в тоталитарный режим [3, c. 16].

В вопросе определения правового положения общества в системе социального контроля за деятельностью органов государственной власти в Российской Федерации решающая роль принадлежит закону. Как верно заметил С.С. Алексеев, «право – достойный антипод власти, ее сокровенной составляющей – всевластия» [1, c. 125]. Государство должно поддерживать этот принцип, создавая необходимую прозрачность своих действий.

Следует помнить, что государство в лице соответствующих органов и должностных лиц – это прежде всего исполнитель воли граждан, народа, общества, но не наоборот. Реализация данного полномочия зависит от многих факторов, в том числе от уровня развития государственных институтов, направленных на реализацию мер по охране и защите прав и свобод граждан. Наша позиция заключается в том, что одним из таких институтов вправе считаться комплекс отношений, складывающийся в процессе общественного контроля за деятельностью органов государственной власти.

Подводя итог, необходимо отметить, что становление институтов гражданского общества должно сопровождаться расширением института общественного контроля, который, не подменяя и не заменяя контрольную деятельность государственных органов, способен оказать им неоценимую помощь и поддержку в реализации государственной политики. Общественный контроль, реализуемый организованно и целенаправленно в рамках политико-правовой системы, должен разрешать возникающие проблемы между гражданами и государством вполне цивилизованно, путем использования определенных законом каналов взаимодействия и взаимной ответственности, такой контроль служит важнейшим условием реализации провозглашенного Конституцией РФ принципа народовластия. Представляется возможным утверждать, что если нет общественного контроля за механизмом государственной власти, то никогда не будет и реального народовластия. Поэтому в современных условиях наряду с государственным контролем значительное место должно отводиться и общественной форме контроля, которая в отдельных случаях самостоятельно, в других - в дополнение служит непременным условием оптимизации контрольной деятельности в масштабах всего государства.


Библиографический список

  1. Алексеев С.С. Линия права. М.: Статут, 2006. 521 с.
  2. Бахрах Д.Н. Административное право России. М.: Норма, 2009. 712 с.
  3. Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным Судом Российской Федерации. М.: ТК «Велби», 2008. 178 с.
  4. Вельский К.С. Полицейское право: лекц. курс. М.: Норма, 2007. 804 с.
  5. Купреев С.С. Общественный контроль как средство противодействия коррупции в органах власти и управления // Административное и муниципальное право. 2010. №9. С. 10–12.
  6. Лучин В.О. Конституционный строй России: основные политико-правовые характеристики // Право и политика. 2006. №10. С. 27–31.
  7. О государственной гражданской службе РФ: Федер. закон от 27 июля 2004 г. №79-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. №31, cт. 3215.
  8. О Правительстве РФ: Федер. конституц. закон от 17 декабря 1997 г. №2-ФКЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. №51, ст. 5712.
  9. Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ: Федер. закон от 22 декабря 2008 г. №262-ФЗ // Рос. газета.  2008. №265.
  10. Об обеспечении конституционных прав граждан РФ избирать и быть избранными в органы местного самоуправления: Федер. закон от 26 ноября 1996 г.  №138-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. №49, ст. 5497.
  11. Об Общественной палате РФ: Федер. закон от 4 апреля 2005 г. №32-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2005. №15, ст. 1277.
  12. О порядке рассмотрения обращения граждан РФ: Федер. закон от 2 мая 2006 г. №59-ФЗ // Парламентская газета. 2006.№70, 71.
  13. О системе государственной службы РФ: Федер. закон от 27 мая 2003 г.  №58-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. №22, ст. 2063.
  14. Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование. М.: Статут, 2008. 218 с.
  15. Румянцева В.Г. Общественный контроль за деятельностью государства: к теории вопроса // История государства и права. 2009. №11. С. 45–48.
  16. Чиркин В.Е. Государственное управление. М.: Норма, 2007. 360 с.



 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.