УДК 329.12.+94(47) «19»

ВОСПРИЯТИЕ ЛИБЕРАЛАМИ «ВЕСТНИКА ЕВРОПЫ» ВЗГЛЯДОВ  Г. СПЕНСЕРА НА ГОСУДАРСТВО И ПРАВО

Е.С. Козьминых

Старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права
НОУ ВПО «Западно-Уральский институт экономики и права»;
соискатель кафедры новой и новейшей истории Пермского государственного университета
614000, г. Пермь, ул. Сибирская, 35д

E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена критическому анализу общественно-политических идей Г. Спенсера на страницах «Вестника Европы». Выступая за свободы и права личности, правовое государство, российские либералы рассматривали проблемы государства и права в тесной связи с проблемой нравственности. «Вестник Европы» явился предшественником нового социального либерализма в России; в отличие от Г. Спенсера здесь подчеркивалась необходимость социальной политики государства.

Ключевые слова: свободы и права личности; нравственность и право; правовое государство;  индивидуализм; социальный либерализм


Сложный процесс развития российской общественно-политической мысли, в частности либерализма, разработки важнейших проблем государства и права в отечественной политической и правовой науке, публицистике привлекал и продолжает привлекать внимание многих исследователей. Одним из важнейших аспектов исследовательского процесса является анализ влияния на российских либералов опыта тех стран, где сформировался либерализм классического типа, прежде всего Великобритании.

В данной работе исследовательским полем являются главным образом воззрения того влиятельного сегмента российского либерализма, который сложился вокруг журнала «Вестник Европы». В качестве предмета исследования избрано отражение и восприятие на его страницах взглядов на государство и право такой знаковой фигуры британского либерализма, как Герберт Спенсер. Это позволяет высветить существенные моменты в воззрениях и позициях того круга российских либералов, которые сыграли немаловажную роль в общественно-политической жизни России, в формировании интеллектуального климата в стране.

Проблематика либерализма привлекает внимание многих исследователей. Различные аспекты британской либеральной традиции раскрываются в работах М.П. Айзенштат, В.А. Сагалаева, С.Ю. Тороповой, Т.Н. Гелла, Е.Н. Ярковой и др.[25]. В контексте данной статьи особый интерес представляют работы О.В. Мартышина, В.А. Ба­жанова, О.В. Бодрова, Е. Осиповой, Л.В. Се­лезневой, И.Д. Осипова, С. Князевой, Г.Б. Кор­нетова, Н.В. Демьяненко, О.В. Богомазовой и др. [5; 21], в которых анализируются те или иные аспекты восприятия британской либеральной традиции в России, ее влияние на отечественный либерализм. В них речь идет и о Г. Спенсере, прежде всего о его политико-правовых взглядах.

В этой же связи нельзя не упомянуть отечественных ученых, общественных мыслителей ХIХ – начала ХХ столетия, заложивших серьезную базу для дальнейшего исследования наследия Г. Спенсера (М.М. Ко­валевский, А.Д. Градовский, Н.И. Ка­реев, Вл. Соловьев, П. Лавров, П.Н. Тка­чев, В. Лесевич, Т.Б. Сожин и др.) [3, с. 56; 10; 13].

Все же основную источниковую базу статьи составляют материалы либеральных авторов на страницах «Вестника Европы». Кроме того, существенным источниковым комплексом является переписка редактора «Вестника Европы» («М.М. Стасюлевич и его современники в их переписке», в 5 томах. СПб, 1911–1913), материалы архивного фонда М.М. Стасюлевича и редакции «Вестника Европы», хранящиеся в рукописном отделе Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН. Деятельности редакции журнала посвящены работы А.А. Алафаева, В.Е. Кельнера, В.А. Китаева, Н.А. Розмановой, Е.В. Артемьевой, А.В. Кайль, помогающие ориентироваться в многогранном наследии «Вестника Европы» [1; 11].

Хотя тема «Г. Спенсер и Россия» не обойдена вниманием российских историков, избранный в данной статье угол зрения позволяет выявить еще недостаточно освещенный аспект в идейно-политической эволюции российского либерализма через восприятие его представителями взглядов классика британского либерализма.

Либералы «Вестника Европы» во второй половине ХIХ в., отмечая особенности общественно-политической жизни России (только в 1861 г. с отменой крепостного права большинство населения страны – миллионы крестьян дотоле бесправных – получило гражданские права), утверждали, что введению конституции должно предшествовать широкое образование и воспитание народа. «Образование заключается не только в умении читать и писать, оно гораздо более выражается в умении понимать свои обязанности и пользоваться своими правами, – отмечал в журнале Б. Утин. – Этим-то последним образованием и сильна Англия, тут кроется ее мощь и значение. В отношении такого образования английскому народу принадлежит пальма первенства в Европе»[29, с. 735].

Англия привлекала внимание российских политических мыслителей прежде всего как родина европейского либерализма с давней либеральной традицией, развитой политической системой. Британский классический либерализм представлен такими выдающимися мыслителями и политическими деятелями, чьи взгляды и деятельность всесторонне и глубоко исследовалась на страницах «Вестника Европы», как А. Смит, Д. Рикардо, И. Бентам, В. Беджгот, Джеймс Милль, Д.С. Милль, Д. Остин, Г. Спенсер и др. Знаковой фигурой британского классического либерализма стал Герберт Спенсер (1820–1903) – английский идеолог либерализма, крупнейший представитель английского социологического позитивизма.

Наибольшее число публикаций в «Вестнике Европы» о Г. Спенсере приходится на 1870–1880-е гг., когда реформы Александра II активизировали российское общество, политическую мысль, процесс формирования в России гражданского общества, подъема освободительного движения. В данный период «Вестник Европы» был одним из очагов российского либерализма, его центральным печатным органом, трибуной, сыграл большую роль в выработке либерального преобразовательного проекта. Вторая волна интереса публицистов «Вестника Европы» к творчеству Спенсера относится к периоду нового подъема освободительного движения в России в начале ХХ в.

Заочная полемика либералов данного издания со Спенсером явилась реакцией на собственно российские проблемы общественно-политической жизни второй половины ХIХ в. Публицисты «Вестника Европы» выступали против слепого подражания, простого копирования западноевропейских политических учреждений. «Перенесение к нам целиком английских или немецких порядков немыслимо уже потому, что государственный строй должен соответствовать условиям времени и места» – указывалось в журнале [2, с. 809].

В «Вестнике Европы» изучались  либеральные концепции и практический опыт либералов различных стран Европы (более глубоко и всесторонне анализировался германский, британский и французский классический либерализм). Сотрудники журнала были убеждены, что, изучив историю западноевропейских стран, сравнив себя с другими народами,  можно лучше познать себя.

На страницах данного издания исследовались важнейшие проблемы истории, политики, науки и литературы. Издавался «Вестник Европы» в С.-Петербурге с 1866 по 1918 г. (в 1866–1908 гг. журнал издавал и редактировал М.М. Стасюлевич – яркий представитель либеральной интеллигенции России второй половины ХIХ в., передовой ученый, публицист, активный земский деятель; в 1908–1916 гг. – издатель М.М. Ковалевский, главный редактор К.К. Арсеньев). В журнале активно сотрудничали многие ведущие публицисты и общественные деятели либерального направления (К.К. Арсеньев, А.Д. Градовский, К.Д. Кавелин, М.М. Ковалевский, Ф.Ф. Воропонов, В.Ф. Корш и др.). Особое внимание к идеям Спенсера уделял Л.З. Слонимский, ставший с 1881 г. постоянным сотрудником редакции, талантливый экономист, возглавивший разделы «Иностранная хроника», «Письма из-за границы», «Новости иностранной литературы».

Редакция «Вестника Европы» в выпуске журнала видела прежде всего цивилизованный способ пропаганды либеральных принципов, считала возможным добиться осуществления своих политических идеалов, воздействуя путем убеждения на правительство и образованные слои населения. Постоянными читателями «Вестника Европы» стали представители либеральной интеллигенции, чиновничьей и профессорской среды, зачастую занимающие высокое положение в административно-управленчес­кой иерархии страны. В условиях самодержавной России, цензурных ограничений обращение к зарубежной тематике позволяло авторам статей журнала быть более раскрепощенными, соотнося эту проблематику с российской действительностью.

Изучая политическую жизнь и государственное устройство стран Западной Европы, либеральные публицисты исследовали пути мирного, постепенного перерождения самодержавия в конституционную монархию, абсолютистского и бюрократического полицейского государства в правовое капиталистическое государство, размышляли над необходимостью утверждения в России принципа самоуправления общества, предоставления последнему большей свободы действий в помощь центральному правительству. В спорах о судьбах России журнал Стасюлевича противостоял всем консервативным и реакционным силам.

В «Вестнике Европы» подчеркивались заслуги Спенсера как выдающегося британского социолога, одного из основателей новой науки об обществе – социологии (наряду с О. Контом), «творца 9-томной "Системы синтетической философии", обнимающей всю область человеческого знания» [22, с. 275]. Спенсер старался установить общий закон развития, которому одинаково подчинены все явления. В творчестве этого британского либерала отразился процесс усиления внимания английских либералов к обществу (а не только к индивиду, личности). Российская общественно-политическая мысль использовала идеи Спенсера для развития своего понимания закономерностей процесса общественного развития.

Г. Спенсер явился родоначальником и крупнейшим представителем английского социологического позитивизма XIХ в., стремился исследовать процесс общественного развития научным путем, использовал опытные данные, взятые из жизни факты, наряду с Д.С. Миллем считал возможным для исследователя влиять на ход событий, «выводы науки применять к нашей личной и общественной жизни» [20, с. 681]. Это сближало его с либералами «Вестника Европы» (крупным представителем социологического позитивизма в России был известный либерал, сотрудник журнала М.М. Ковалевский, призывавший исследовать политические явления в тесной связи с социальными факторами и процессами). «Только объективные доказательства, основанные на анализе фактов, – подчеркивалось в журнале, – обладают той силой убедительности, которая заставляет всех одинаково преклоняться перед авторитетом научного знания» [22, с. 293].

Обстоятельной критике подверглись в «Вестнике Европы» взгляды Спенсера как основателя «органической» школы в социологии, сравнение им общества с организмом, его произвольные аналогии.  Л.З. Слонимский указывает на факты, свидетельствующие о том, что народы повсеместно стремятся не к усложнению, а к упрощению своего политического и социального устройства, и приходит к выводу, что теория эволюции нуждается в существенной поправке по отношению к социальной жизни.

«Вестник Европы» критикует универсализм теории Спенсера, показывает связь его всеобъемлющей теоретической системы с либеральным мышлением XVII–XVIII вв., применяет при оценке явлений исторический и социальный критерий. Подвергая критическому анализу наднациональный, внеисторический характер классического либерализма (и в связи с этим – взгляды И. Бентама, Г. Спенсера и др.), либеральный публицист журнала С. Рапопорт писал в начале ХХ в.: «В религии, искусстве, науке, политике – всюду мы гонимся за всеобъединяющими символами, за каким-нибудь одним принципом, за какой-нибудь одной теорией, которая все бы разрешила и объяснила… Если ограничится, например, ХIХ толетием и взять трех из его наиболее выдающихся мыслителей, особенно много занимавшихся общественными вопросами: Бентама, К. Маркса и Спенсера, то невольно поражаешься их стараниям все объяснить одной какой-нибудь идеей, одной какой-нибудь категорией фактов, подчинив все остальные факты именно облюбованной ими категории и втискивая их насильно в "систему", построенную на узком фундаменте избранных ими "начал"… Исходя из того, что государство имеет общие черты с организмом, Спенсер объяснил все разнообразие общественных и государственных функций и явлений законами органической эволюции» [18, с. 777–778].

Либералов «Вестника Европы» сближали с идейным наследием Г.Спенсера общие либеральные ценности: защита свободы, прав и интересов личности, признание угрозы угнетения от бюрократии. «Недостатки общественного здания бывают почти всегда результатом плохого развития отдельных личностей, – отмечалось в журнале, – поднимите значение личности и многое изменится само собой в общественном строе» [17, с. VII].

В отличие от классического либерализма с его культом разума, рациональности публицисты «Вестника Европы» представляли себе человека прежде всего как нравственную личность, которой близки интересы общества, а не только личные. Индивидуальная свобода мыслилась ими не как абсолютный принцип, а воспринималась всегда ограниченной – как сочетание свободного выбора с моральной ответственностью, обязанностями человека перед обществом. По мнению члена редакции «Вестника Европы» К.К. Арсеньева, свобода представлялась как средство для достижения блага большинства людей. Известный российский либерал А.Д. Градовский считал человека существом разумно-нравственным, отмечал, что недостаточно познать законы исторического развития. «Личность без сознания долга и ответственности, без чувства свободы, пассивно равнодушная и самодовольная, это ли личность, это ли образ Божий, состоящий в правде и преподобии истины, как говорит апостол? – писал Градовский в «Вестнике Европы». - У нее нет точки опоры вне данных явлений; она ничего не может противопоставить течению вещей… Соревнование на поприще служения общественного заменится соперничеством из-за личного благополучия» [4, c. 307].

Российские либералы данного издания рассматривали проблему нравственности в тесной связи с проблемой права, говорили о необходимости прочного правового порядка в России (установление прочной законности, переход к конституционному строю). К.Д. Кавелин писал в журнале: «Только в согласии с требованиями знания и ума и возможно развитие и укрепление нравственности… А держать в узде наглую неправду может только правовой порядок, - тот или другой, смотря по времени и обстоятельствам; но он должен быть, и без него ни правильное общежитие, ни нравственность немыслимы» [9, с. 693, 696].

В «Вестнике Европы» пристальное внимание уделялось проблеме согласования нравственности и права – сферам реализации индивидуальной свободы, конкретизировалось понятие права. Право в понимании российских либералов представлялось как в широком смысле (как справедливость), так и в узком (как положительный закон). К.Д. Кавелин, отмечая недостаток строгого разграничения личной, субъективной, от коллективной, объективной жизни  и деятельности, писал в журнале в статье «Задачи этики при современных условиях знания»: «Мы невольно смешиваем право с положительным законом… Ограничивать… область правовых отношений – без причины сузить предмет. Все, что определяет внешние отношения людей и устанавливает правила и способы таких отношений, должно быть отнесено к сфере права… Соприкосновение и тесная связь между этикой, правом и социальными науками вытекают из того, что все они определяют жизнь и деятельность человека, но только с различных сторон и под различным углом зрения…» [8, с. 485-486].

Другой известный российский либеральный мыслитель, Вл. Соловьев, также уделял проблеме нравственности и права первостепенное значение. Подчеркивая неразрывную связь нравственности, права и государства (здесь отразился присущий российским либералам этатизм), Вл. Соловьев писал в «Вестнике Европы»: «Правом и его воплощением – государством – обусловлена реальная организация нравственной жизни в целом человечестве, и при отрицательном отношении к праву как таковому, при полном отделении правовых понятий и учреждений от этической области, нравственная проповедь остается в лучшем случае только невинным пустословием… Принудительный закон, действительно не допускающий злую волю до… крайних проявлений, разрушающих общество, есть необходимое условие нравственного совершенствования…» Вл. Соловьев отмечал, что принцип права может рассматриваться отвлеченно, и тогда он есть прямое выражение справедливости («я утверждаю мою свободу как право, поскольку признаю свободу других, как их право…»). Право естественное становится правом положительным и определяется с этой точки зрения так: «Право есть исторически подвижный предел принудительного равновесия двух нравственных интересов – личной свободы и общего блага» [27, с. 326, 332].

Критическому анализу в данном отношении подверглись взгляды Спенсера о применимости общей абстрактной теории прогресса (закона эволюции) к нравственности. В журнале указывалось, что эволюционизм, магическое слово «развитие» привели лишь к тому, что «человеческое счастье и человеческая нравственность были объявлены игрушкой свирепого "бессознательного" и не менее свирепого "прогресса"» [15, с. 414].

В связи с проблемой нравственности анализируется Л.З. Слонимским в «Вестнике Европы» взгляды Спенсера на частную поземельную собственность, которую британский либерал считал несправедливой, как несогласную с нравственным принципом равенства и свободы всех людей. «Обсуждая данное состояние общества, независимо от хода развития явлений, – писал Слонимский о Спенсере, – он высказывал нередко самые симпатичные и смелые идеи; мы не знаем более теплой и красноречивой защиты общественных прав на землю, чем в «Социальной статике». Спенсер применяет к землевладению свой основной нравственный принцип – принцип одинаковой свободы всех людей… Лишать людей права пользоваться землей – значит совершать преступление, немногим меньшее, чем отнимать у них жизнь или личную свободу» [22,  с. 286–287]. Л.З. Слонимский отмечал, что рассуждения Спенсера имеют все преимущества и недостатки чисто абстрактной доктрины («человечество вообще не может иметь права собственности на землю»), указывает, что принцип «одинаковой свободы и равенства всех людей» нигде еще не применялся, подчеркивал, что Спенсер делает очевидную ошибку, утверждая, что «личное землевладение или существует в английской форме, в виде полного господства лордов, или не существует вовсе, и что тут не может быть никакой середины» [23, с. 230].

Публицист «Вестника Европы» В. Дерюжинский, ссылаясь на мнение Дайси, писал, что в основе отрицательного отношения Г. Спенсера к утилитаризму (от латинского utilitas – полезность - ведущее течение британской политической мысли, положившее в основание поведения людей в обществе принцип пользы) «лежит то соображение, что утилитаристы, стремясь к обеспечению наибольшего счастья наибольшего числа людей, часто свободу индивидов приносят в жертву действительному или призрачному благу государства, т.е. большинства граждан» [6, с. 191].

На страницах «Вестника Европы» критическому анализу подверглась индивидуалистическая теория Спенсера, отмечалась противоречивость его концепции (попытка соединить органическую теорию со свободой индивида в государстве). В отличие от Англии, где традиционно был развит дух индивидуализма, в России изначально был силен дух коллективизма, установка на непротивопоставление государства народу. Г. Спенсер же принадлежал к числу самых решительных защитников индивидуальных прав. Об этом свидетельствуют приводимые Л.З. Слонимским в «Вестнике Европы» следующие слова Спенсера: «Мы стремимся к такой форме общества, при которой правительство будет играть возможно меньшую роль, а свобода увеличится в возможно большей степени; …индивидуальная жизнь будет доведена до наибольшего развития, какое совместимо с социальной жизнью, и последняя не будет иметь другой цели, кроме сохранения наиболее полного простора для личной жизни» [22, с. 286].

В «Вестнике Европы» критическому обзору подвергся труд Спенсера «О личности против государства», где британский либерал отстаивал права и свободы индивида против государственной власти, указывал, что каждый сам должен заботиться о себе, признавал естественным социальное неравенство, существование в обществе естественного отбора. Однако в «Вестнике Европы» свобода понималась не как цель, а как средство, не как фактическая привилегия немногих, а как одно из условий, необходимых для общего благосостояния. Л.З. Слонимский отмечал: «Дальнейший фазис индивидуалистического миросозерцания представляет теория Спенсера, изложенная в его книге "О личности против государства"… – более узкое понимание индивидуализма, пренебрежение к действительным интересам отдельных лиц и более решительное ограничение государственных функций. Спенсер восстает даже против общественной и личной филантропии, мешающей торжеству более сильных типов над слабыми и задерживающей будто бы естественный ход борьбы за существование в обществе» [24, с. 320, 326].

Большое внимание и критику встретили в «Вестнике Европы» взгляды Спенсера на роль государства в общественной жизни. В этом вопросе Спенсер стойко отстаивал основные догматы классического либерализма, экономический либерализм (А. Смит, Д. Рикардо и др.): стремился максимально сузить рамки правительственного вмешательства в жизнь общества, особенно в экономике; государству он отводил минимальную роль (оно должно охранять индивида, обеспечить свободную конкуренцию).  По справедливому замечанию современного исследователя А.Н. Медушевского, «в отличие от классического западноевропейского либерализма русский (как и германский) выступал за активное преобразование общества государством, которому не было никакой реальной альтернативы в России» [16, с. 29].

В России, в отличие от Западной Европы, в XIX в. не было конституционных институтов (парламент, независимая судебная власть). В отличие от классического либерализма, в котором государство представлялось как необходимое зло, в российском (постклассическом) либерализме оно выступало как нравственное учреждение для воспитания людей. Вместе с тем либералы  «Вестника Европы» акцентировали также идею самодеятельности общества, самоуправления, ограничения вмешательства государства в дела общества.

«Вестник Европы» явился предшественником так называемого «нового социального либерализма» в России. Сотрудники данного издания сочувственно отнеслись к общественно-политическим идеям многих британских либералов (И. Бентам, Д.С. Милль и др.), свидетельствующим о том, что ими были сделаны первые шаги к отступлению от экономического либерализма в сторону социального либерализма. В журнале признавалась необходимость социальной политики государства для разрешения обострившихся социальных проблем (особенно этот процесс актуализировался с 1880-х гг.). Со страниц журнала неоднократно звучала мысль о том, что если ранний классический либерализм выступал против абсолютистского государства, то во второй половине ХIХ века (период реформ в России) государство изменилось, одним из основополагающих принципов его деятельности становится народное благо (к рубежу ХIХ–ХХ вв. в Англии государство предстает уже во многом демократическое, проведя ряд социальных реформ, прежде всего, фабричное законодательство, расширив доступ в парламент представителям различных слоев общества). «Перейдя на общенародную почву, государство соответственным образом расширило свои задачи и изменило характер своей деятельности… Политические учреждения, унаследованные от прошлого, получили новый, демократический смысл; формы остались, но сущность изменилась коренным образом» [25, с. 247].

Публицисты «Вестника Европы» были убеждены, что без государственного вмешательства в социально-экономическую жизнь не обойтись. Об этом свидетельствовал положительный опыт социальных реформ западноевропейских государств, начиная со второй половины XIX в., а также история России, где, в отличие от Западной Европы, «не бывало и нет крепко организованной буржуазии, где едва зарождается капиталистическое производство и не успела пустить корней теория экономического невмешательства» [7, с. 447–448].

В отличие от Спенсера публицисты «Вестника Европы» были убеждены, что государство существует не ради индивида, а для всего народа. Автор «Внутреннего обозрения» журнала А.А. Арсеньев указывал, что последней целью государственного управления является народное благо. Во взглядах на государство  в целом российские либералы были ближе к  «Германии, где господствует теория государственного всемогущества в области права и народного хозяйства», чем к Англии и Франции, где «преобладает точка зрения индивидуальной свободы с стремлением ограничить круг вмешательства власти в частные отношения и интересы граждан» [26, с. 727].

Спенсер отрицательно относился к социализму, в отличие от общей направленности британского классического либерализма на сближение с некоторыми социалистическими идеями. В «Вестнике Европы» с вниманием относились к этому освободительному течению общественно-политической мысли, отмечали общность целей (свобода, социальная справедливость), выступали не просто за равенство всех перед законом, но и за социальное равенство (однако существовало принципиальное в плане различие методов действия).

В литературном обозрении «Вестника Европы» за 1884 г. был помещен критический обзор известной работы Спенсера «Грядущее рабство». «Систематически вооружаясь против правительственного вмешательства в экономическую жизнь, осуждая всякую попытку регламентации, как вредный прецедент, …Спенсер показывает в конце пути страшилище социализма, равносильного рабству; отсюда и заглавие брошюры». Автор обозрения отмечал, что Спенсер налагает запрет не только на коллективную, но и на личную помощь, признает обязательность равнодушия не только для общества и государства, но и для отдельных лиц. «Не думаем, однако, чтобы учение Спенсера нашло много адептов; оно идет вразрез не только с альтруистическими инстинктами, глубоко коренящимися в современном человеке, но и с фактами, число и убедительность которых растет постоянно» [14, с. 433–435].

Большой интерес у сотрудников «Вестника Европы» вызвала концепция Спенсера о двух типах государств – военного (где индивид является собственностью государства, его жизнь, свобода, имущество зависят от потребностей общества, к которому он принадлежит) и промышленного (в котором личность – главное начало, государство существует, чтобы обеспечить права личности, оберегает индивида). В постепенном переходе от первого типа государства ко второму, по мысли Спенсера, заключается социальный политический прогресс. Публицисты журнала, признавая в целом эволюционный путь общественного развития (но прогресс представлялся им не постоянным, не прямолинейным, идущим по-разному в различных областях общественной жизни), защищая права и свободы личности, вместе с тем отрицали узкий индивидуализм Спенсера, выступали за активную роль государства в социально-экономической жизни. Л.З. Слонимский критикует мысль Спенсера о том, что система правительственной опеки якобы соответствует низшему, военному, типу общества, а более высокий, промышленный, тип основывается на договорных отношениях, ему присуще господство личной свободы и ответственности. «Учение о двух общественных типах и их особенностях построено на довольно шатком фундаменте, …основанные на нем выводы являются недостаточно мотивированными, – писал Слонимский. – Мысль, что бедность и лишения выпадают на долю людей только по их собственной вине, что поэтому не следует оказывать поддержку неимущим, – эта мысль могла возникнуть только при крайне индивидуалистическом взгляде на экономическую жизнь народа при полном невнимании к реальным историческим условиям сословного и общественного быта государств… Забвение государственного участия в создании институтов, унаследованных от прошлого, особенно поразительно со стороны теоретиков, предлагающих ныне государству остаться в стороне и умыть руки в вопросе о судьбе рабочих классов. Наиболее поразительно, конечно, это забвение со стороны такого многообъемлющего социолога, как Герберт Спенсер» [24, с. 326].

По мысли Спенсера, государство промышленного типа характеризуется также наличием представительного органа, избираемого под контролем общества. Однако Спенсер не идеализирует современный западный парламентаризм и в этой критике встречает поддержку либералов «Вестника Европы». Спенсер считал, что «божественное право королей было великим суеверием прошедших веков, а божественное право избираемых народом ассамблей является великим суеверием нашего века» [19, с. 45]. В «Вестнике Европы» (вторая половина ХIХ в.) подчеркивалась необходимость введения в России народного представительства, но введение парламентаризма считалось преждевременным.

Л.З. Слонимский характеризовал в журнале Спенсера как «противника возрастающей демократии». Тем не менее Спенсер не отрицал идею общего блага. «Не странно ли приписывать, например, Спенсеру отрицательное отношение к идее народного блага только потому, что это благо достигается, по его теории, путем свободного соперничества, а не путем филантропии и законодательства? – писал Слонимский. – О способах достижения "наибольшего благосостояния наибольшего числа людей" могут существовать самые противоположные взгляды; но это не касается самого принципа, которым всегда руководствуются и будут руководствоваться при оценке социальных явлений» [25, с. 240].

Интересно сравнение М.М. Ковалевским в «Вестнике Европы» общественно-политических взглядов Г. Спенсера и К. Маркса. Признавая заслуги каждого из них, называя их духовными вождями XIX столетия, М. Ковалевский, тем не менее, дистанцируется от взглядов обоих, четко подмечает разницу между ними, считая их в определенном смысле антиподами. «Оба были наиболее последовательными и резкими выразителями тех двух направлений, гармоническое сочетание которых одно может обеспечить, в моих глазах, счастливое развитие человечества, – писал М. Ковалевский. – Индивид не может быть принесен в жертву государству… Но его деятельность … должна быть координирована с деятельностью других равных ему единиц, и их совокупные усилия должны быть направлены к обеспечению общего благополучия». Спенсер и Маркс не были равнодушны к этой цели, но каждый из них думал служить ей по-своему: «один – настаивая, быть может чрезмерно, на автономии личности, другой – доводя общественную солидарность до тех пределов, при которых индивид становится бессознательным орудием процесса производства, действующего с какой-то стихийной силой. Оба видели истину, но, может быть, не всю» [12, с. 22–23].

Таким образом, восприятие общественно-политических идей Г. Спенсера на страницах «Вестника Европы» носило критический, избирательный, прагматический характер. В журнале всесторонне анализировались практически все наиболее актуальные в определенный исторический момент идеи этого британского либерала.

У российских либералов круга «Вестника Европы» вызывали сочувствие и пристальный интерес борьба Спенсера за свободы и права личности, критика утилитаризма, скептическое отношение к практике парламентаризма на Западе, обличение бюрократизма. Однако публицисты данного издания подвергали критическому анализу его взгляды на роль государства в общественной жизни, экономический либерализм, индивидуализм, антидемократизм.

Политические и социально-экономи­чес­кие условия российской действительности определяли эволюцию образа восприятия: если в 1870 – начале 1880-х гг. (период реформ, активизация общественной жизни в России, деятельности земств и органов городского самоуправления) публикации «Вестника Европы» исследовали в основном взгляды Спенсера как социолога, роль общества в политической жизни, проблемы нравственности, права и свободы личности), то в середине 1880-х – 1890-е гг. (период контрреформ в России, нарастания социальной напряженности) – проблемы прогресса, роли государства в решении социального противоречий.

Политическая мысль Англии стала частью русской интеллектуальной жизни и оказала значительное влияние на общественное движение. Публикации в «Вестнике Европы», исследующие политико-правовые воззрения британских либералов, служили не просто просветительским целям. Они способствовали более глубокому осмыслению российской действительности, инициировали раскрытие новых тем в формирующейся российской политической науке, вызреванию российской либеральной программы, воспитывали общественное мнение в духе либерализма. Оставленное либеральными мыслителями «Вестника Европы» грядущим поколениям богатейшее наследие идей и опыта борьбы за политический, правовой и социальный прогресс России не утратило ценности и по сей день.


Библиографический список

  1. Артемьева Е.В. Общественно-политическая программа журнала «Вестник Европы»: 1880-е гг.: дис. … канд. ист. наук. Н. Новгород, 2009. 210 с.
  2. Внутреннее обозрение // Вестник Европы. 1882. №4. С. 809.
  3. Градовский А.Д. Сочинения. СПб.: Наука, 2001. 512 с.
  4. Градовский А. Значение идеала в общественной жизни // Вестник Европы. 1877. №1. С. 307.
  5. Демьяненко Н.В. Учение Герберта Спенсера в дореволюционной российской социологии: автореф. дис. … канд. социол. наук. СПб., 2002. 22 с.
  6. Дерюжинский В. Общественное мнение и законодательство в Англии // Вестник Европы. 1906. №11. С. 191.
  7. 7. Из общественной хроники // Вестник Европы. 1882. №3. С. 447–448.
  8. Кавелин К.Д. Задачи этики при современных условиях знания // Вестник Европы. 1884. №12. С. 485–486.
  9. Кавелин К.Д. Путевые письма // Вестник Европы. 1882. №10. С. 693, 696.
  10. Кареев Н.И. Основы русской социологии. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 1996. 368 с.
  11. Кельнер В.Е. Человек своего времени  (М.М. Стасюлевич: издательское дело и либеральная оппозиция). СПб., 1993. 308 с.
  12. Ковалевский М.М. Две жизни //Вестник Европы. 1909. № 7. С. 22–23.
  13. Ковалевский М.М. Сочинения: в 2 т. Т. 1: Социология. СПб.: АЛЕТЕЙЯ, 1997. 288 с.
  14. Литературное обозрение // Вестник Европы.1884. №11. С. 433–435.
  15. Литературное обозрение // Вестник Европы. 1888. №9. С. 414.
  16. Медушевский А.Н. Общество и государство в русском историческом процессе // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12: Соц.-полит. исслед. 1993. №1. С. 29.
  17. Программа «Вестника Европы» в 1868 г. // Вестник Европы. 1867. №4. С. VII.
  18. Рапопорт С. Политическая психология // Вестник Европы. 1909. №6. С. 777–778.
  19. Рахшмир П.Ю. Идеи и люди. Политическая мысль первой половины ХХ века. Пермь, 2002. 368 с.
  20. Россель Ю. Джон Стюарт Милль и его школа // Вестник Европы.1874. №8. С. 681.
  21. Селезнева Л.В. Российский либерализм на рубеже 19–20 веков и европейская политическая традиция: дис. … д-ра ист. наук. Ростов н/Д., 1996. 313 с.
  22. Слонимский Л. О теориях прогресса // Вестник Европы. 1889. №3.
  23. Слонимский Л. Поземельная собственность в теориях экономистов и социологов // Вестник Европы. 1883. №1. С. 230.
  24. Слонимский Л. Старые и новые понятия о государстве // Вестник Европы. 1890. №5. С. 320, 326.
  25. Слонимский Л. Прогресс в политике // Вестник Европы. 1889. №9.
  26. Слонимский Л. Старые и новые понятия о государстве // Вестник Европы. 1890. №4. С. 727.
  27. Соловьев Вл. Нравственность и право // Вестник Европы. 1895. №11. С. 326, 332.
  28. Торопова С.Ю. Британские либералы в конце 1880-х – начале 1900-х гг.: кризис и путь к возрождению партии /Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2002.
  29. Утин Б. Англия в книге Тэна // Вестник Европы. 1872. №10. С. 735.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.