Содержание

УДК 342.700.032

ПРОБЛЕМЫ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ ЗА НЕЗАКОННОЕ ПРИОБРИТЕНИЕ, ПЕРЕДАЧУ, СБЫТ, ХРАНЕНИЕ, ПЕРЕВОЗКУ ИЛИ НОШЕНИЕ ОРУЖИЯ, БОЕПРИПАСОВ, ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И ВЗРЫВНЫХ УСТРОЙСТВ

Кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры уголовного права и криминологии
Карагандинский юридический институт МВД Республики Казахстан им. Баримбека Бейсенова.
100021, Республика Казахстан, г. Караганда, ул. Ермекова, 124

Работа посвящена рассмотрению проблем, связанных с назначением наказания за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. С учетом анализа юридической литературы, материалов правоприменительной практики и результатов, полученных в ходе проведенного опроса судебно-следственных работников, автор вносит предложения по совершенствованию санкций ст. 251 УК РК.

Ключевые слова: уголовное право; наказание; лишение свободы; штраф; арест; исправительные работы; ограничение свободы; оружие

В современных условиях важнейшим правовым средством борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств выступает применение к виновному уголовного нака-зания. Как справедливо отмечается в уго-ловно-правовой литературе, «…именно по-средством исследования понятия уголовно-го наказания, определения его целей, систе-мы и места в структуре уголовно-правового воздействия, содержания отдельных видов наказаний, порядка их назначения форми-руются теоретические основы арсенала средств уголовно-правового принуждения» [4, c. 53]. 

Внимание к проблемам применения наказания обусловлено особым местом уго-ловного наказания в системе правовых мер борьбы с преступностью, а также тем, что назначение наказания – это важная ответст-венная функция государственного органа, потому что именно при назначении наказа-ния дается итоговая оценка преступлению и лицу, его совершившему [6, c. 3]. Любое наказание должно быть законным, обоснованным материалами дела, справедливым и свидетельствовать о неотвратимости ответственности за совершенное преступление. Наказание является естественным последствием совершенного преступления и должно соответствовать тяжести преступления и его общественной опасности [5, c. 22].

С того момента, как Республика Ка-захстан (далее – РК) обрела свою независи-мость, в государстве произошли существен-ные преобразования, которые сформирова-ли новые социально-политические, эконо-мические и правовые условия в стране: «со-временное государство демократического характера, претендующее на статус “право-вого”, признает в своем уголовном законо-дательстве, что наказание должно быть ин-дивидуальным, дифференцированным, справедливым и гуманным» [10, c. 82].

За тринадцать лет в УК РК 1997 г. бы-ло внесено ряд изменений, которые косну-лись и дифференциации ответственности и выразились в усилении либо смягчении на-казания за различные категории преступле-ний. Однако на сегодняшний день вопросы, связанные с назначением наказания, не те-ряют своей актуальности.

Поскольку, в связи с известными ог-раничениями в объеме работы, рассмотреть все проблемы и характеристики наказания не представляется возможным, считаем це-лесообразным остановиться на отдельных аспектах, связанных с содержанием и со-вершенствованием санкций уголовно-правовой нормы, предусматривающей от-ветственность за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Следует отметить, что от характера санкции, вида и размера наказания в значительной мере за-висит линия судебной практики, а сущест-вующие дефекты законодательного опреде-ления санкций оказывают негативное влия-ние на нее.

Уголовный кодекс РК в ч. 1 ст. 251 предусматривает наказание за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничь-его), боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств в виде ограничения свободы на срок до пяти лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо лишения сво-боды на срок до пяти лет со штрафом в раз-мере от двухсот до пятисот месячных рас-четных показателей или в размере заработ-ной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо без такового. Из указанных видов наказания, как свидетельствуют результаты проведен-ного исследования, в настоящее время при-меняются только лишение свободы и штраф.

Согласно ч. 1 ст. 40 УК РК штраф есть денежное взыскание, назначаемое в преде-лах, предусмотренных настоящим Кодек-сом, в размере, соответствующем опреде-ленному количеству месячных расчетных показателей, установленных законодатель-ством и действующих на момент назначе-ния наказания, либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период на момент совершения им преступления.

В соответствии с ч. 2 ст. 40 УК РК штраф назначается в пределах от двадцати пяти до двадцати тысяч месячных расчет-ных показателей, установленных законода-тельством Республики Казахстан, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до одного года. Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного пре-ступления и имущественного положения осужденного.

В части 3 статьи 40 УК РК закреплено, что штраф в качестве дополнительного вида наказания может назначаться только в слу-чаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Ко-декса.

В случае злостного уклонения от уп-латы штрафа, назначенного в качестве ос-новного вида наказания, в соответствии с ч. 4 ст. 40 УК РК он заменяется привлече-нием к общественным работам, исправи-тельным работами или арестом из расчета соответственно одного месяца исправитель-ных работ, или восьмидесяти часов привле-чения к общественным работам, или десяти дней ареста за сумму штрафа соответствен-но трехкратному размеру месячного расчет-ного показателя с соблюдением правил, предусмотренных ст. 42, 43 и 46 настоящего Кодекса.

Следует отметить, что установление штрафа в качестве дополнительного вида наказания за совершение преступлений в сфере незаконного оборота предметов воо-ружения характерно для права многих госу-дарств. К примеру, по Уголовному кодексу ФРГ снабжение оружием или военными материалами вооруженной группы, созданной без законных полномочий, карается лишением свободы на срок до двух лет или денежным штрафом [9, c. 17]. В §3 статьи 263 УК Польши предусмотрено, что лицо, имеющее разрешение на хранение огнестрельного оружия или боеприпасов, предоставившее к ним доступ или передавшее их неуправомоченному лицу, подлежит штрафу, наказанию ограничением свободы либо свободы на срок до 2 лет [8, c. 91].

В соответствии с ч. 1 ст. 48 УК РК лишение свободы состоит в изоляции осуж-денного от общества путем направления его в колонию-поселение или помещение в ис-правительную колонию общего, строгого, особого режима или в тюрьму.

Согласно ч. 2 ст. 48 УК РК лица, осу-жденные к лишению свободы, которым на момент вынесения приговора не исполни-лось восемнадцати лет, помещаются в вос-питательные колонии общего или усиленного режима.

Лишение свободы за совершение пре-ступлений, предусмотренных настоящим Кодексом, устанавливается на срок от шес-ти месяцев до пятнадцати лет, а за особо тяжкие преступления, указанные в ч. 1 ст. 49 настоящего Кодекса, — до двадцати лет либо пожизненно. За неосторожные преступления срок лишения свободы не может превышать десяти лет. В случае за-мены исправительных работ или ограниче-ния свободы лишением свободы оно может быть назначено на срок менее шести меся-цев. В случае частичного или полного сло-жения сроков лишения свободы при назна-чении наказаний по совокупности преступ-лений и в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 49, ч. 5 ст. 69 и ч. 4 ст. 75 настоящего Кодекса, максимальный срок лишения сво-боды не может быть более двадцати пяти лет, а по совокупности приговоров – более тридцати лет (ч. 3 ст. 48 УК РК).

Лишение свободы, как вид основного наказания, имеет повышенную степень ре-прессивности, поскольку сопряжено с воз-ложением на осужденного жестких право-ограничений и имеет определенные нега-тивные социальные последствия для осуж-денного: установление антисоциальных контактов и приобретение навыков пре-ступной среды, ухудшение материальною положения его семьи и возможный ее рас-пад. В этой связи, в разъяснениях Верховного Суда РК, содержащихся в нормативном постановлении от 19 октября 2001 г. «О некоторых вопросах назначения наказания в виде лишения свободы» отмечается, что судам необходимо учитывать, что наказание в виде лишения свободы, как более строгий вид наказания из числа предусмотренных законом видов наказания, назначается лишь в случаях, когда исправление осужденного и предупреждение совершения новых пре-ступлений невозможно при назначении ме-нее строгих видов наказания. При назначе-нии лишения свободы вопросы о сроках должны решаться с точки зрения его доста-точности для достижения целей наказания [7, c. 632].

Следует отметить, что в Республике Казахстан установлены не самые строгие санкции за незаконный оборот предметов вооружения. Однако предложения об уже-сточении уголовной ответственности за это преступление периодически высказываются в научной литературе, в средствах массовой информации и практикующими юристами. При этом обоснованно указывается, что санкции, предусмотренные УК РК, явно не сопоставимы с общественной опасностью данного деяния.

Результаты проведенного нами анали-за уголовных дел, связанных с незаконным оборотом предметов вооружения, свиде-тельствуют о том, что средний срок наказа-ния по ст. 251 УК РК составляет два года лишения свободы. На основании этого можно сделать вывод о том, что суды при назначении наказания не рассматривают данное преступление как деяние, обладаю-щее повышенной степенью общественной опасности. Более того, не может не вызы-вать опасения тот факт, что в 65,7% случаев наказание было условным, при том что сре-ди осужденных были и лица, ранее суди-мые. Полагаем, что большинство под-держит нас в том, что назначение судом ус-ловного наказания фактически означает, что преступнику удалось избежать реального наказания. При этом и основная масса самих осужденных воспринимает условные приговоры как фактическую безнаказанность. Об этом, в частности, может свидетельствовать и то обстоятельство, что ни один условный приговор из числа изученных по исследуе-мой категории уголовных дел не был обжа-лован. Следует отметить, что более 75% респондентов в ходе личной беседы крайне негативно отнеслись к подобной практике назначения наказания.

Продолжая рассмотрение данного во-проса, хотелось бы акцентировать внимание на том, что при назначении наказания за преступление, предусмотренное ст. 251 УК РК, суд имеет ограниченный выбор. Так, по ч. 1 ст. 251 УК РК, а основная часть преступлений, связанных с незаконным оборотом предметов вооружения, квалифицируются именно по ней, предусмотрены следующие виды наказаний: ограничение свободы, арест, лишение свободы и штраф. Как уже было отмечено выше, в настоящее время применяются только лишение свободы и штраф. Что касается ареста и ограничения свободы, то практика их назначения по сути еще не сложилась, поскольку изначально с момента принятия действующего законодательства (1997 г.) необходимые условия для их исполнения созданы не были. Ради справедливости следует отметить, что с 1 января 2010 г. арест, как вид наказания, уже назначается и отбывается он на территории следственных изоляторов. Единичные факты назначения наказания в виде ареста имеются, однако по исследуемой категории уголовных дел таковые отсутствуют. Таким образом, у суда остается выбор: либо штрафовать, либо лишать свободы. По-видимому, этим и можно объяснить столь большое число условных осуждений. В свою очередь, характеристика личности виновного лица либо отсутствие у него постоянной работы, источника доходов, собственности не позволяют суду назначить наказание в виде штрафа. Так, по изученным нами уголовным делам наказание в виде штрафа применялось судом всего лишь в четырех случаях. Вместе с тем общественная опасность совершенного деяния не дает основания применить наказание в виде ре-ального лишения свободы (к примеру, если у лица нашли 3–5 патронов). В этой связи не лишено смысла предложение о включе-нии в санкцию ст. 251 УК РК таких видов наказания, как привлечение к обществен-ным работам и исправительные работы.

Следует согласиться с мнением А.Т. Байсеитовой, что современная система на-казаний нацелена не на ужесточение уго-ловно-правовой репрессии, а на поиски пу-тей предупреждения преступлений альтер-нативными лишению свободы средствами [3, c. 600].

Однако при этом не следует забывать, что слишком большое количество альтерна-тивных санкций в статьях Особенной части УК РК ставит суд, с одной стороны, в за-труднительную ситуацию выбора и обосно-вания единственного вида наказания из числа тех, что предусмотрены альтернатив-ной санкцией уголовно-правовой нормы, а с другой стороны, создает предпосылки для всевозможных коррупционных проявлений.

В рамках рассматриваемой проблемы следует также отметить, что УК РК содер-жит недостаточный перечень квалифици-рующих признаков состава преступления, предусмотренного ст. 251 УК РК, что соот-ветственно не учитывает всех особенностей конкретных ситуаций и не способствует назначению в каждом конкретном случае справедливого наказания, соразмерного ха-рактеру и степени общественной опасности совершенного преступления и личности лица, его совершившего.

Вместе с тем, по общему признанию ученых и практиков, сегодня реализация уголовной ответственности посредством ее дифференциации и индивидуализации по-зволяет достичь наибольшей эффективности уголовно-правового воздействия в отношении лиц, совершивших преступления.

Так, в части 2 статьи 251 УК РК со-держится только два квалифицирующих признака – те же действия (т.е. деяния, ко-торые предусмотрены в части первой), со-вершенные группой лиц по предваритель-ному сговору или неоднократно. Часть тре-тья содержит еще один квалифицирующий признак: деяния, предусмотренные частями первой или второй, совершенные организо-ванной группой. Других квалифицирующих признаков ст. 251 УК РК не содержит.

Таким образом, анализ квалифици-рующих признаков, содержащихся в ст. 251 УК РК, позволяет прийти к выводу, что в своем большинстве они учитывают только количественный состав участников престу-пления, соответственно, другие признаки и особенности при назначении наказания ос-таются без внимания.

Результаты проведенного нами иссле-дования позволяют говорить о том, что со-вершение преступления группой лиц по предварительному сговору установлено приговором суда лишь в 7% случаев, в ос-тальных случаях по каждому делу привле-кался к ответственности и осуждался один человек. Случаи же осуждения за преступ-ление, предусмотренное ст. 251 УК РК, со-вершенное организованной группой, явля-ются единичными.

На наш взгляд, введение в ст. 251 УК РК дополнительных квалифицирующих признаков в некоторой степени решило бы ряд проблем. Например, мы имеем в виду случаи, когда наряду с оружием незаконно приобретаются и специальные приспособ-ления. Безусловно, приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение вместе с оружием специальных предметов и приспособлений (оптический прицел, глу-шитель и иное) предполагают совершенно другой умысел в приобретении оружия и специальных приспособлений к нему. Такие приспособления, как правило, требуются для совершения противоправных действий в отношении иных лиц.

Однако, судебная практика не учиты-вает данного обстоятельства при назначе-нии наказания, в результате чего виновное лицо, носящее пистолет с глушителем, мо-жет получить такой же условный срок, что и несовершеннолетнее лицо, которое нашло 7 патронов. Например, гр. Ж., имея пога-шенную судимость, был осужден условно на два года и три месяца за незаконное хра-нение пистолета с глушителем [2], а гр. К., ранее не судимый, был осужден за незакон-ное хранение боеприпасов на полтора года [1].

Не вызывает сомнений, что в первой ситуации степень общественной опасности преступления значительно выше, чем во второй, но и в том и в другом случае нака-зание было условным. Следует признать, что приговор суда зависит от многих об-стоятельств: личности виновного лица, об-становки совершенного преступления, смягчающих и отягчающих обстоятельств. Однако, при всем этом, противоречивость и необоснованность назначенных наказаний в вышеуказанных случаях очевидна.

С учетом изложенного, мы приходим к выводу о том, что в ч. 2 ст. 251 УК РК сле-дует предусмотреть дополнительный ква-лифицирующий признак: незаконные при-обретение, передача, сбыт, хранение, пере-возка или ношение огнестрельного оружия со специальными приспособлениями для бесшумной стрельбы, прицелами (прицель-ными комплексами), приборами ночного видения и т.д., за исключением прицелов для охоты. Следует отметить, что 74% оп-рошенных поддержало наше предложение.

Не вызывает сомнения и тот факт, что в тех случаях, когда виновные лица совер-шают незаконные действия в отношении двух и более единиц оружия и других пред-метов вооружения, степень общественной опасности содеянного значительно возрас-тает. Действующая редакция ст. 251 УК РК не выделяет в качестве квалифицирующего признака совершение данного преступления в крупных и особо крупных размерах. В результате этого, лицу может быть назначено одно и то же наказание, за хранение как нескольких патронов, так и нескольких ящиков с боеприпасами, что вряд можно признать оправданным. На основании этого в ст. 251 УК РК предлагаем включить квалифицирующий признак «в крупном размере» и особо квалифицирующий признак «в особо крупном размере».

Анализ практики назначения наказа-ния за преступление, предусмотренное ст. 251 УК РК, позволяет обратить внима-ние на результаты проведенного опроса со-трудников судебно-следственных органов. На вопрос: «Какие виды наказания, на Ваш взгляд, являются наиболее оптимальными за преступление, предусмотренное ст. 251 УК РК?» – большинство респондентов (92%) ответили, что основным видом нака-зания по данной уголовно-правовой норме должно выступать лишение свободы. При этом 5% респондентов высказали предло-жение о необходимости включения в санк-цию статьи такого наказания, как пожиз-ненное лишение свободы, а 38% респонден-тов предложили дополнить санкцию ст. 251 УК РК наказанием в виде конфискации имущества.

В рамках изложенного следует отме-тить, что в соответствии со ст. 10 УК РК составы рассматриваемых нами деяний относятся к категориям преступлений: средней тяжести (ч. 1 ст. 251 УК РК); тяжких (ч.ч. 2, 3 ст. 251 УК РК); небольшой тяжести (ч. 4 ст. 251 УК РК). По мнению правоприменителей, целесообразно отнесение всех умышленных незаконных операций с предметами вооружения к категории тяжких преступлений.

В целом, мы разделяем позицию со-трудников практических органов, полагая при этом, что штраф и конфискация имуще-ства являются достаточно эффективными видами наказания, поскольку их примене-ние, в первую очередь воздействуя на мате-риальное положение виновного, позволяет в определенных случаях не изолировать лицо от общества. Роль конфискации имущества велика также и в профилактике преступлений.

Таким образом, мы приходим к выво-ду о необходимости установления в санкци-ях ст. 251 УК РК конфискации имущества, с обязательным применением данного вида наказания вместе с основным.

Рассматривая предложение респон-дентов о необходимости включения в санк-цию ст. 251 УК РК такого наказания, как пожизненное лишение свободы, следует отметить, что данную позицию мы не разде-ляем. В соответствии с ч. 4 ст. 48 УК РК пожизненное лишение свободы может уста-навливаться за совершение особо тяжких преступлений, а также как альтернатива смертной казни. В свою очередь, смертная казнь, согласно ч. 1 ст. 49 УК РК, устанав-ливается за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время. Поскольку в ст. 251 УК РК указание на такие виды посягательства отсутствует, вполне логично, на наш взгляд, пожизненное лишение свободы в ней не предусматривать.

В заключение следует отметить, что реализация предложенных мер позволила бы повысить эффективность борьбы с неза-конным оборотом предметов вооружения и уровень общепредупредительного воздейст-вия уголовного закона, при этом укрепляя правопорядок и гарантии общественной безопасности в Республике Казахстан.

 

Библиографический список

1. Архив Бостандыкского районного суда г. Алматы за 2004 г.

2. Архив Бостандыкского районного суда г.Алматы за 2006 г.

3. Байсеитова А.Т. Наказание и иные меры уголовно-правового воздействия // Совр. проблемы, тенденции развития уголовного права, криминологии и уго-ловно-исполнительного права Республики Казахстан: материалы междунар. науч.-практ. конф.: в 2 т. / отв.ред. С.Е. Еркенов, И.Ш. Борчашвили, Ю.М. Антонян, С.В. Гирько; КарЮИ МВД РК им. Баримбека Бейсенова. Караганда, 2009. Т. 1.

4. Горобцов В.И. Наказание: Понятие, це-ли, система // Актуальные проблемы теории борьбы с преступностью и пра-воприменительной практики. Красно-ярск, 1999. С. 53–60.

5. Джекебаев У.С., Судакова Р.Н., Шапи-нова С.А. и др. Криминологические и уголовно-правовые проблемы нака-зания. Алма-Ата: Наука, 1983. 207 с.

6. Рахметов С.М., Кулмуханбетова Б.А., Нурымбетов А.А. Наказание. Алматы: Данекер, 1998. 121 с.

7. Сборник постановлений Пленума Вер-ховного Суда Казахской ССР, Пленума Верховного Суда Республики Ка-захстан, нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан (1968–2009 гг.). Алматы, 2009.

8. Уголовный кодекс Республики Польша / под общ. ред. Н.Ф. Кузнецовой. Минск: тесей, 1998. С. 91.

9. Уголовный кодекс ФРГ / науч. ред. Н.Ф. Кузнецова, Ф.Н. Решетников. М., 1996. С. 17.

10. Шнарбаев Б.К. Понятие наказания и его сущность // Гылым. 2002. №1. С. 82.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.