Содержание

УДК 347.61/.64:340

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА СЕМЕЙНО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Кандидат юридических наук
Российско-таджикский славянский университет. 734025, Республика Таджикистан,
г. Душанбе, ул. М. Турсун-заде, д. 30
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена комплексному исследованию правовой природы семейно-правовой ответственности. Уделяется внимание дефиниции «ответственность» в различных аспектах. Исследуются перспективная и ретроспективная ответственность в их соотношении с моральной (нравственной) ответственностью и правовой ответственностью в рамках семейного права. Сопоставляются понятия «ответственность» и «обязанность».

Ключевые слова: правовая ответственность; мораль; нравственность; правосознание; семейное правонарушение; обязанность; принуждение

Семейно-правовая ответственность относится к одной из сложных категорий в цивилистической доктрине. Это, безуслов-но, связано со спецификой регулируемых семейным правом отношений, которые в большинстве своем не подлежат правовому регулированию. Для того чтобы раскрыть ее сущность, необходимо обратиться к дефиниции «ответственность». С философско-социологической точки зрения ответственность – это понятие, отражающее объективный, исторически-конкретный характер взаимоотношений между личностью, коллективом, обществом с точки зрения сознательного осуществления предъявляемых к ним взаимных требований. Формирование личности предполагает воспитание у нее чувства ответственности, которая становиться ее свойством [18, c. 453]. Общество предъявляет к человеку требования дейст-вовать определенным образом, в том числе ответственно. А человек, воспринимая эти внешние требования, создает внутреннюю основу мотивации ответственного поведе-ния. Важную роль при этом играет совесть, которая, выступая в качестве моральной ка-тегории, определяет правомерное поведе-ние. Но хотелось бы отметить, что обще-употребительное понятие ответственности отличается от его правового значения. По-этому нам стоит отойти от него и не стоит ставить знак равенства между его обыден-ным и правовым значением. Безусловно, правовая ответственность – «это специаль-ный термин, не имеющий ничего общего с его общеупотребительным пониманием» [19, c. 316–317]. Прав В.А. Ойгензихт, кото-рый писал, что «многие юридические кате-гории должны основываться на теоретиче-ских положениях тех или иных наук, если они не нуждаются в коренном переосмыс-лении» [13, c. 103]. Нас в рамках нашей те-мы интересует понятие ответственности, принятое в юриспруденции. Следует отме-тить, что в науке существуют множество мнений о правовой природе юридической ответственности. Во-первых, юридическая ответственность полностью отождествляет-ся с санкцией, применяемой к правонару-шителю [5, c. 533]; во-вторых, она понима-ется как элемент структуры правоотноше-ния, обеспечивающий неизбежность испол-нения возложенной на лицо обязанности [7, c. 16]; в-третьих, необходимость наступле-ния неблагоприятных последствий за невы-полнение (ненадлежащее исполнение) субъ-ектами права своих обязанностей и за зло-употребление правами [9, c. 8]. Однако су-ществуют точки зрения, согласно которым юридическая ответственность есть ответст-венное отношение человека к своим обязан-ностям и ответственность за правильное выполнение лицом возложенных на него законом обязанностей. Если же обязанность не выполнена, наступает ответственность в ее негативном значении – принуждение, взыскание, наказание [16, c. 73]. Другими словами «общеупотребительное» понима-ние ответственности – емкое понятие и включает помимо позитивного аспекта так-же и ретроспективный аспект [20, c. 6]. Т.И. Илларионова, различая в ответственно-сти активный и ретроспективный аспекты, отмечает, что активная, или, как еще назы-вают, перспективная, ответственность вы-ступает в качестве особой активной соци-альной гарантии, активного долга по над-лежащему исполнению членами общества разнообразных обязанностей, своевремен-ному предупреждению и предотвращению неблагоприятных последствий своего и чу-жого поведения [8, c. 59–80]. П.Е. Недбайло считает, что позитивная ответственность у человека возникает уже тогда, когда он приступает к исполнению своих обязанностей, а не только тогда, когда он их не выполняет или станет действовать вопреки им [11, c. 51]. А.П. Чирков считает, что ретроспективная ответственность, в свою очередь, является ответственностью за совершенное нарушение социальных норм и ее реализация влечет неблагоприятные последствия для нарушителей социальных правил поведения. В ней выражается реакция на факт нарушения со стороны общества, государства [20, c. 6]. Б.С. Волков отмечает, что главным в характеристике ответственности во всех случаях выступает позитивный смысл [3, c. 66]. В области семейных отношений позитивный аспект проявляется особо ярко. Так, при регулировании отношений супругов особую роль играют моральные категории: как забота друг о друге, честность и порядочность во взаимоотношениях, которые скрепляют семейные узы, служат фундаментом потенциально прочной семьи. Или, например, при заключении брака, лица, вступающие в брак, должны давать отчет о совершаемых ими действиях, быть честными, иметь истинные намерения соче-тается браком, думать о здоровье потомства, соблюдая при этом положения ст. 12–14 Семейного кодекса Республики Таджики-стан, посвященные условиям и порядку за-ключения брака. Как справедливо подмече-но В.А. Ойгензихтом, брак имеет мораль-ную основу, которая проявляется во взаим-ном (отчасти правовым) обязательстве соз-давать благоприятные условия для совмест-ной жизни, проявлять взаимную помощь и заботу [13, c. 135]. Но следует заметить, что чувство долга, ответственность за свое по-ведение, адекватная оценка своих действий с позиций сложившихся представлений о нравственном (безнравственном) понима-ются как позитивная ответственность, что вряд ли правильно, скорее всего речь идет о моральных нормах, которые исключительно значимы в семье. Как справедливо отмечает А.М. Нечаева, при решении семейно-пра-вовых проблем в качестве ориентира высту-пают нормы морали, вписывающиеся в се-мейно-правовые нормы и, несомненно, мо-раль играет роль сплачивающего начала, позволяющего наименее болезненным обра-зом предупредить, погасить, ликвидировать возникший в семейно-правовых отношени-ях конфликт [12, c. 32]. По нашему мнению, перспективная и ретроспективная ответст-венность соотносятся как моральная (нрав-ственная) ответственность и правовая от-ветственность. Моральные и нравственные границы существуют для каждого, предпи-сывая такие правила поведения, которые соответствуют общественным интересам, признаются в том или ином обществе, слу-жат идеологическим средством воздействия как на отдельного человека, так и на иные социальные институты, в том числе и на семью. Так, при заключении брака поведение лиц, вступающих в брак, связано с намерением создать семью. В случае заключения брака без намерения создать семью, с целью прописки, получения жилой площади, завладения имуществом, получения гражданства (фиктивного брака), брак может быть признан недействительным, поскольку эти аморальные намерения могут являться ос-нованиями для признания его фиктивности. В данном случае уже наступает юридиче-ская (ретроспективная) ответственность. Было бы правильно говорить о том, что се-мейно-правовая ответственность у обязан-ного лица отсутствует до совершения се-мейного правонарушения. У правонаруши-теля может быть понимание предъявляемо-го к нему требования, может иметь место чувство долга перед всем обществом и пе-ред своей семьей (будущей семьей), чувство ответственности. Эти чувства являются элементами правосознания. Следует заме-тить, что юридическая ответственность об-ладает признаком принудительности, т.е. правовыми нормами созданы условия для реальной возможности применения госу-дарственного принуждения к исполнению юридических норм в случае их нарушения, а также применение дополнительных неблагоприятных обременений для лица, совершившего семейное правонарушение. Конечно же, нормы семейного права пронизаны моральными нормами, поэтому часто отступление от норм нравственности позволяет применить семейно-правовую ответственность, «но лишь в тех случаях, когда об этом прямо записано в правовой норме» [13, c. 10]. Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Семейного кодекса Республики Таджикистан семейное законодательство основывается на принципах необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений исходя из взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепят-ственного осуществления членами семьи своих прав и исполнения обязанностей. Од-нако ответственность за неисполнение дан-ной нормы в виде дополнительных обреме-нений для лица, не соблюдающего эти принципы, не указана. Безусловно, «незави-симо от установления юридических послед-ствий, предписание правовой нормы о не-обходимости соблюдения норм морали само по себе означает придание этим нормам правового характера, правовой обязанно-сти» [13, c. 10]. Однако для применения юридической ответственности явно недос-таточно. При этом возникает вопрос: каким образом, и в какой мере принудить к испол-нению позитивной юридической ответст-венности? По нашему мнению, отсутствие возможности принудить к сознанию право-вого долга и ответственному поведению, к возложенным обязанностям исключает по-зитивную ответственность из сферы дейст-вия права. Поэтому данное явление подпа-дает под регулирование других социальных норм, таких как мораль и нравственность. В.С. Нерсесянц, раскрывая специфику права и морали, писал, что «с точки зрения юридического правопонимания принцип морали есть принцип автономной саморегуляции личностного отношения к себе и миру, своего поведения» [15, c. 116]. По сути это и есть так называемая позитивная ответственность. Следует заметить, что в юридической литературе понятия «мораль» и «нравственность» не различают, хотя имеются точки зрения, со-гласно которым нравственность касается внутреннего мира человека, ее источником служит его духовный мир, а мораль же носит скорее объективный характер, имеет более сложный источник своего происхождения и существует не внутри ка-ждого, а над всеми [22, c. 32]. То есть пра-вильнее говорить: не мораль, а нравствен-ность по своему содержанию совпадает с позитивной ответственностью. Что касается содержания позитивной ответственности, когда в нее включаются права, обязанности, полномочия, долг, то она начинает сливать-ся с понятием правосознания, далеким от понятия юридической ответственности. Как справедливо замечено Н.С. Малеиным, «объявление ответственностью обязанности совершить предусмотренные законом дей-ствия (долг) ведет, с одной стороны к уд-воению терминологии, и с другой – вносит неясность в терминологию: ответственно-стью называется и сама обязанность, и по-следствие ее неисполнения, при этом до-пускается смешение этих двух качественно различных явлений» [10, c. 132]. Важная особенность ответственности в общем и се-мейной в частности заключается в том, что она должна иметь основание, которое под-падает под признаки правонарушения. Итак, в широком смысле «ответственность – это реакция на правонарушение» [10, c. 134]. Хотя С.Н. Братусь считает, что юридическая ответственность – это «исполнение обязанности на основе государственного или приравненного к нему общественного принуждения» [2, c. 85]. Близкую точку зрения высказывает В.А. Тархов: «Юридическая ответственность в любом аспекте ох-ватывается понятием обязанности (необхо-димости) дать отчет в своих действиях» [17, c. 6]. Однако с данной точкой зрения вряд ли можно согласиться, так как в этом случае исполнение обязанности под прину-ждением начинает называться ответствен-ностью. В чем тогда заключается ответст-венность? И кто ее перед кем несет? Получается, обязанность и ответственность одно и то же? Конечно же, нет. Например, при принудительном взыскании алиментов на несовер-шеннолетних детей ответственности нет, есть исполнение обязанности родителя со-держать своих детей до достижения ими совершеннолетия. Ответственность для него, например, может возникнуть при злостном уклонении от данной обязанности, что может выражаться в наказании в виде обязательных работ на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, или исправительных работ на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок. По нашему мнению, более правильной и отражающей сущность ответственности, является позиция о том, что юридическая ответственность – это дополнительные лишения и неблагоприят-ные последствия для лица, допустившего правонарушение [4, c. 255; 13, c. 148; 19, c. 320]. Полагаем юридическая ответствен-ность – сложное явлением, в котором госу-дарство выступает в качестве управомочен-ной стороны и правонарушитель в качестве обязанной, причем реализация юридической ответственности осущест-вляется на основе конкретных санкций правовых норм, предусматривающих ответственность именно за данное правонарушение. Что касается непо-средственно правовой природы семейно-правовой ответственности, то здесь сложи-лись различные точки зрения. Так, М. Ан-токольская определяет семейно-правовую ответственность как «обязанность лица пре-терпевать лишения права и иные дополни-тельные неблагоприятные последствия сво-его виновного противоправного поведения» [1, c. 98]. Л.Е. Чичерова считает, что семейно-правовая ответственность обладает спецификой, но к ней применяются меры и механизмы гражданско-правовой ответственности [21, c. 297]. С.П. Гришаев вообще считает, что «не существует семейно-правовой ответственности в чистом виде и к нарушителям применяются нормы граждан-ского, уголовного и семейного права» [6, c. 11]. По нашему мнению, семейно-правовая ответственность имеет место там, где речь идет о лишении права или иных дополни-тельных мерах к лицу, допустившему пра-вонарушение, т.е. государство с помощью института ответственности предупреждает и в крайних случаях наказывает участников семейных правоотношений, которые винов-но нарушили права и законные интересы других членов семьи. Говоря другими сло-вами, общество осуждает виновное поведе-ние правонарушителя, возлагая на него от-рицательные последствия личного и имущественного характера в виде санкций, которые определяют степень и вид ответственности.

Исходя из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

Во-первых, семейно-правовая ответст-венность применяется к нарушителю за уже состоявшееся или длящееся правонаруше-ние. Например, для лишения родительских прав основанием может быть заболевание родителей хроническим алкоголизмом или наркоманией, подтвержденное соответст-вующим медицинским заключением. То есть данное правонарушение имеет для-щийся характер, так как ребенок оказывает-ся в нездоровой семейной обстановке, пре-доставлен самому себе, страдает нравствен-но и физически. Для лишения родителей родительских прав по данному основанию в принципе достаточно установить факт наличия у родителей таких заболеваний, так как они представляют особую опасность для ребенка. Особенность заключается в том, что совершение родителями противоправных действий против ребенка при этом необязательно, т.е. она не применяется к правонарушению, которое может иметь место в будущем.

Во-вторых, действие или бездействие, лежащее в основе ответственности по се-мейному праву, должно содержать признаки семейного правонарушения, которые являются обязательными при всех составах: противоправность поведения, которая включает в себя поведение лица и характеристику этого поведения как противоправного и вины правонарушителя. А дополнительными являются: наличие вреда как следствия противоправного поведения, которое может выражаться в умалении имущественного либо неимущественного блага, а также наличие причинной связи между противоправным поведением и наступившим вредом.

В-третьих, семейно-правовая ответст-венность всегда связана с государственным принуждением и общественным осуждени-ем поведения правонарушителя. Государст-венное принуждение заключается в том, что меры ответственности устанавливаются го-сударством в нормах права, реализация ко-торых обеспечивается во всех случаях при-нудительной силой государства. Следует отличать принудительное исполнение обя-занности (например, при взыскании али-ментов в судебном порядке) от принуди-тельного применения мер ответственности, которые имеют характер дополнительного лишения и неблагоприятного последствия для лица, допустившего правонарушение. Что касается общественного осуждения, то в качестве примера можно привести, посто-янное употребление алкогольных напитков одним из родителей, которое может быть основанием для лишения родительских прав. Данное поведение признается общест-вом аморальным. Поэтому в характеристику семейно-правовой ответственности включается нравственный элемент, который проявляется в общественном осуждении аморального и антиобщественного поведения, что находит свое закрепление в правовой норме.

В-четвертых, ответственность по се-мейному праву имеет характер дополни-тельного лишения и неблагоприятного по-следствия для лица, допустившего правона-рушение. Суть этого признака в том, что у правонарушителя в результате совершенно-го им деяния возникают новые юридические обязанности, которых до правонарушения не было. Ответственность по семейному праву проявляется в виде претерпевания лишений личного и имущественного характера. Например, в соответствии со ст. 116 Семейного кодекса Республики Таджикистан при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной десятой процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. Обязанности уплачивать неустойку до совершения правонарушения в виде виновного уклонения от уплаты алиментов не было. Правонарушение выступает в качестве юридического факта, который вы-зывает появление охранительного правоот-ношения между правонарушителем и госу-дарством.

В-пятых, порядок возложения семей-но-правовой ответственности регламенти-руется правом, т.е. закон устанавливает оп-ределенные процедурные формы этого про-цесса. Так, эффективным порядком разре-шения семейных споров и реализации се-мейно-правовой ответственности является судебный, который рассматривается как ос-новной по отношению к остальным формам защиты. Приоритет судебной формы защи-ты семейных прав и законных интересов «проявляется не в том, что только суд дол-жен рассматривать семейно-правовые спо-ры, а в том, что практически любой семей-но-правовой конфликт в предусмотренных законом случаях или по инициативе самого заинтересованного лица может оказаться предметом судебного разбирательства» [15, c. 70]. Следует заметить, что вынесенное в рамках судебного процесса решение суда должно строго соответствовать нормам ма-териального и процессуального права, так как оно представляет собой волевой акт ор-гана государственной власти, выносимый от имени целого государства и обладающий принудительной силой в случае его неис-полнения.

 

Библиографический список

1. Антокольская М. Семейное право. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2003. 333 с.

2. Братусь С.Н. Юридическая ответствен-ность и законность. М.: Юрид. лит., 1976. 215 с.

3. Волков Б.С. Детерминистическая приро-да преступного поведения. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1975. 110 с.

4. Ворожейкин Е.М. Семейные правоот-ношения в СССР. М.: Юрид. лит., 1972. 336 с.

5. Гражданское право: учебник / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Про-спект, 1999. Т. 1. 784 с.

6. Гришаев С.П. Семейное право в вопро-сах и ответах. М.: ООО «Новая правовая культура», 2008.

7. Емельянов А.С. Реализация охранитель-ной функции финансового права: авто-реф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005. 42 с.

8. Илларионова Т.И. Система гражданско-правовых охранительных мер. Томск, 1982. 167 с.

9. Колосова Н.М. Конституционная ответ-ственность в Российской Федерации: Ответственность органов государствен-ной власти и иных субъектов права за нарушение конституционного законода-тельства Российской Федерации. М.: Го-родец, 2000. 192 с.

10. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М.: Юрид. лит., 1985. 192 с.

11. Недбайло П.Е. Система юридических гарантий применения советских право-вых норм // Правоведение. 1971. №3. С. 44–53.

12. Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М.: Нау-ка, 1991. 238 с.

13. Ойгензихт В.А. Мораль и право. Душан-бе: Ирфон, 1987. 160 с.

14. Подкорытова О.В. Защита личных не-имущественных прав и законных инте-ресов родителей как участников семей-ных отношений: дис. … канд. юрид. на-ук. Душанбе, 2009.

15. Право и мораль в истории: проблемы ценностного подхода // Государство и право. 1998. №8. С. 114–119.

16. Строгович М.С. Сущность юридической ответственности // Сов. государство и право. 1979. №5. С. 72–78.

17. Тархов В.А. О юридической ответствен-ности. Саратов, 1978. С. 4–21.

18. Философский словарь / под ред. С.С. Аверинцева, Э.А. Араб-оглы и др. М.: Сов. энциклопедия, 1989. 815 с.

19. Халфина Р.О. Общее учение о правоот-ношении. М., 1974. 354 с.

20. Чирков А.П. Ответственность в системе права. Калининград, 1996. 77 с.

21. Чичерова Л.Е. Гражданско-правовая от-ветственность в семейном праве // Ци-вилистические записки. Вып. 5: Пробле-мы кодификации гражданского законо-дательства в РФ / под ред. В.А. Рыбако-ва, А.Я. Гришко. М.: Юрист, 2004.

22. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права (по изданию 1910–1912 гг.). М., 1995. Т. I. 362 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.