Содержание

УДК 347.4 (575.3)
 

СУБСИДИАРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Кандидат юридических наук, заведующий кафедрой гражданского права
Российско-таджикский славянский университет. 734025, Республика Таджикистан,
г. Душанбе, ул. М. Турсун-заде, д. 30
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

  Статья посвящена комплексному научному исследованию правовой природы субсидиарных обязательств в рамках гражданского законодательства Республики Таджикистан. Уделяется внимание развитию данного института гражданского права в условиях формирования рыночной экономики.

Ключевые слова: субсидиарные обязательства; регулятивный характер; гражданско-правовая ответственность

В науке гражданского права конструкция субсидиарных обязательств изначально рассматривалась только как разновидность обязательства с пассивной множе-ственностью лиц [6, c. 28–29], когда наступ-ление обязательств у субсидиарного долж-ника возникало в силу закона, в случае не-достатка у основного должника имущества или заработка, необходимого для возмеще-ния причиненного кредитору вреда .

Соответственно и применение субси-диарных обязательств ограничивалось лишь результатами неправомерных проступков, совершенных основным или дополнитель-ным должником. Поэтому, в принципе, юридическая наука тех лет отождествляла субсидиарные обязательства с понятием «ответственность» и часто рассматривала их в качестве разновидности гражданско-правовой ответственности дополнительного должника за действия основного должника, либо за собственные упущения [3, c. 537].

Сегодня в условиях формирования рыночной экономики назрела необходи-мость нового осмысления правовой конст-рукции субсидиарных обязательств, когда, с одной стороны, кредитору должно гаранти-роваться дополнительное обеспечение его интересов по основному обязательству, и, с другой стороны, в случае неисполнения ос-новным должником требований кредитора дополнительный должник принимал бы на себя исполнение этих обязательств добро-вольно. В рамках хозяйственного оборота его участники заинтересованы в использо-вании субсидиарных обязательств, обла-дающих больше признаками регулятивного, чем охранительного характера, когда на первый план выходит добровольное приня-тие и исполнение субсидиарным должником обязательств основного должника, который по каким-то причинам не в состоянии их исполнить или просто отказывается от их исполнения. При этом совсем необязательно, чтобы субсидиарные обязательства возникали в результате (чьих-либо) неправомерных действий основного должника.

Кроме того, несколько иной характер приобретают и субсидиарные обязательства охранительного содержания. В частности, развитие корпоративных правоотношений в рамках осуществления предприниматель-ской деятельности заставляет по-новому взглянуть на правовое содержание субсиди-арных обязательств, возникших в результа-те неправомерных действий основного должника, однако спровоцированных ука-заниями и советами дополнительного долж-ника, являющимися обязательными для ос-новного.

Именно наличие в субсидиарных обя-зательственных правоотношениях призна-ков охранительного и регулятивного харак-тера предопределило существенное расши-рение их применения в действующем граж-данском законодательстве. Если раньше субсидиарные обязательства возникали только из деликтных правоотношений, то действующее гражданское законодательст-во во многих нормах предусматривает воз-можность применения субсидиарной ответ-ственности и по другим основаниям. Так, в статье 135 Гражданского кодекса Республи-ки Таджикистан (далее – ГК РТ) предусмат-ривается субсидиарная ответственность члена ассоциации, которую он должен не-сти по обязательствам ассоциации в течение двух лет с момента выхода из нее. Также в части 3 указанной статьи предусматривается обязанность нового члена ассоциации нести субсидиарную ответственность по долгам ассоциации, возникшим до его вступления в нее. Согласно статье 118 ГК РТ в случае недостаточности имущества у про-изводственного кооператива, предусматри-ваются субсидиарные обязательства его членов для того, чтобы удовлетворить тре-бования кредиторов производственного кооператива. Аналогичным образом в граж-данском законодательстве для учредителей (собственников) юридического лица преду-смотрена обязанность нести дополнитель-ную ответственность при банкротстве этого юридического лица. В статье 127 ГК РТ на государство возлагается субсидиарная от-ветственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его иму-щества. Кроме того, гражданское законода-тельство устанавливает, что субсидиарные обязательства могут возникать не только в силу закона, но и из договора. В частности, в статье 392 ГК РТ предоставлено право предусмотреть в договоре поручительства субсидиарную ответственность поручителя.

Однако, несмотря на широкое пред-ставительство субсидиарных обязательств в нормах гражданского законодательства, ис-пользование этого института в Таджикиста-не не находит своего должно применения. В условиях значительного расширения области применения субсидиарных обязательств представляется, что основной причиной невостребованности данного института гражданского права является отсутствие в гражданском законодательстве стройной систематизации норм, регламентирующих эти обязательства. Действительно, в Гражданском кодексе Республики Таджикистан, при наличии многочисленных норм, регулирующих применение субсидиарных отношений к различным формам юридических лиц, поручительству, коммерческой концессии и т.д., только в ст. 430 определены общие правила о субсидиарных обязательствах. Скудность правового регламентирования субсидиарных обязательств во многом предопределена отсутствием комплексного научного исследования правовой природы настоящего института гражданского права. Только создание стройной научной концеп-ции субсидиарных обязательств в теории гражданского права предопределит созда-ние комплексной системы конструкций субсидиарных обязательств в гражданском законодательстве.

В связи с этим данная проблема тре-бует комплексного исследования правовой природы субсидиарных обязательств, опре-деления, форм, содержания, пределов их применения и, соответственно выработки предложения по созданию стройной зако-нодательной базы, способной обеспечить эффективное регулирование отношений, возникающих из субсидиарных обяза-тельств.

Традиционно в гражданском праве правовая конструкция субсидиарных обяза-тельств рассматривается «как самос-тоятельная разновидность обязательств с пассивной множественностью лиц» и зачас-тую отождествляется с «гражданско-правовой ответственностью, дополнитель-ного должника, которая наступает либо за действия основного должника… либо за собственные упущения…» [6, c. 28–29]. Од-нако без проведения комплексного анализа сущности правовой природы субсидиарных обязательств исследовать соотношение та-ких институтов гражданского права, как «субсидиарные обязательства» и «ответст-венность», невозможно.

В субсидиарных обязательствах кре-дитор в первую очередь обязан потребовать исполнение обязательства сначала от ос-новного должника, а затем в случае его не-исполнения вправе требовать исполнения оставшейся части обязательства с субсиди-арного должника. В данном случае именно возможность кредитора привлечь к удовле-творению своих требований двух и более должников предопределило отнесение суб-сидиарных обязательств к обязательствам с множественностью лиц. Однако в теории гражданского права данная точка зрения поддерживается далеко не всеми учеными-правоведами [4, c. 34]. Действительно, мно-жественность в обязательствах предусмат-ривает изначальное участие в них двух и более лиц, причем как на стороне кредито-ра, так и на стороне должника. Соответст-венно обязательства с пассивной множест-венностью предполагает одновременное участие в них двух или более должников. С этой точки зрения, субсидиарные обяза-тельства не вписываются в правовую мо-дель обязательств с множественностью лиц, ибо кредитор изначально вступает в обяза-тельственные отношения только с основ-ным должником, более того, предполагает-ся, что они (обязательства) этим должником и будут исполнены. И затем в случае неис-полнения основным должником требований кредитора, и только в части неисполненного, происходит замена, вместо основного должника стороной обязательства становится субсидиарный должник. В субсидиарных обязательствах субсидиарный должник привлекается к ответственности по обязательствам основного должника не совместно с ним, а только после невозможности последним удовлетворить требования кредитора. При этом основанием для возникновения обязательств у дополнительного должника становятся не его правоотношения с кредитором (которых до момента неиспол-нения основным должником принятых на себя обязательств, по сути, не существует), а особый характер правоотношения, возни-кающий между основным и субсидиарным должниками.

Поэтому о субсидиарных обязательст-вах было бы правильнее говорить не как об обязательствах с множественностью лиц, а как об обязательстве, в котором одно обяза-тельство, являясь дополнительным, направ-лено на обеспечение исполнения основного обязательства, где при невозможности ос-новным должником удовлетворить требова-ния кредитора возникают обязательства субсидиарного должника. Субсидиарное обязательство выступает здесь как правовая форма, гарантирующая обеспечение интере-са кредитора в получении исполнения по основному обязательству. Так, согласно статьям 128 и 318 ГК РТ по обязательствам казенного предприятия в случае недоста-точности у него денежных средств ответст-венность несет собственник имущества ка-зенного предприятия. В данном случае суб-сидиарные обязательства государства нести ответственность по обязательствам казенно-го предприятия обусловлены законодатель-ством только в случае недостаточности у государственного предприятия денежных средств. До этого момента кредитор казен-ного предприятия только предполагает воз-можное участие субсидиарного должника. В принципе субсидиарного обязательства может так и не наступить, если казенное предприятие само надлежаще исполнит принятое на себя обязательство. Если же по каким-то причинам казенное предприятие не сможет исполнить обязательство или откажется от его исполнения, то интересы кредиторов будут защищены посредством привлечения собственника имущества казенного предприятия исполнить неисполненную часть требований кредитора. Однако можно ли в данном случае говорить о существовании двух взаимодополняющих обязательств, возникающих между кредитором и основным должником и между основным и субсидиарным должниками? Трудно согла-ситься с высказанными в юридической ли-тературе утверждениями о том, что в субси-диарных обязательствах, благодаря обяза-тельству между основным и дополнитель-ным должниками, обеспечивается другое обязательство – между основным должни-ком и кредитором [1, c. 73–74; 2].

В субсидиарном обязательстве не про-исходит замены одного обязательства дру-гим, ибо в случае неисполнения или отказа от исполнения основным должником требо-ваний кредитора, определенных в основном обязательстве, дополнительный должник принимает на себя обязанность исполнить оставшуюся часть неисполненных требова-ний кредитора, т.е. исполнить оставшуюся часть существующего обязательства. Фак-тически в субсидиарном обязательстве предмет исполнения основного обязатель-ства остается прежним. В данном случае мы сталкиваемся с простой заменой основного должника на субсидиарного, при этом в субсидиарных обязательствах кредитор из-начально знает, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обя-зательств основной должник будет заменен дополнительным и заранее выражает свое согласие на такой перевод долга.

Так, если в договоре поручительства, заключенном в обеспечение долговых обя-зательств по кредитному договору преду-сматривается субсидиарная ответственность поручителя, то банк, предоставляя кредит, заранее осознает, что поручитель примет на себя обязательства субсидиарного должника в случае невозможности заемщиком выпол-нить обязательства по возврату кредита. При этом кредитные обязательства заемщи-ка перед банком никак не могут стать осно-ванием для возникновения каких-либо но-вых обязательств поручителя перед банком, точно как и наоборот. В случае неисполне-ния заемщиком своих обязанностей свое-временно вернуть банку кредит или часть его поручитель будет отвечать перед бан-ком только за выполнение неисполненных по договору кредита заемщиком обяза-тельств. Кроме того, предусмотренная зако-ном возможность поручителя выдвинуть против кредитора возражения, которые имел к кредитору основной должник, сбли-жают правовой режим субсидиарных обяза-тельств с переводом долга, и дает основание считать субсидиарные обязательства одной из его форм. Так же как при переводе долга, у субсидиарного должника, после исполнения требований кредитора, возникает право регрессного обращения к основному должнику с требованием о возмещении ему понесенных в связи с этим расходов .

В субсидиарных обязательствах заме-на основного должника на дополнительно-го возможна как в результате неправомер-ных действий основного должника, так и в результате неправомерных действий самого субсидиарного должника. Кроме того, в за-конодательстве предусмотрено право кре-дитора привлечь к ответственности субси-диарного должника возместить ущерб, хотя и причиненный неправомерными действия-ми основного должника, однако спровоци-рованных указаниями и советами дополни-тельного должника, являющимися обяза-тельными для основного. В частности, со-гласно статьям 57 и 126 ГК РТ если несо-стоятельность дочернего предприятия была вызвана обязательными указаниями уни-тарного предприятия, являющегося его уч-редителем, то кредиторы вправе обратиться со своими требованиями к учредителю по правилам субсидиарной ответственности. При этом, чтобы признать требования кре-дитора, достаточно доказать наличие при-чинной связи между указаниями унитарного предприятия и наступившей в связи с этим несостоятельностью дочернего предприятия [5, c. 117].

По существу субсидиарные обязатель-ства, обладая обеспечительными функция-ми, представляют одну из форм передачи долга, когда кредитор в случае отказа от удовлетворения его требований со стороны основного должника вправе требовать их исполнения от дополнительного должника. Причем субсидиарный должник, отвечая перед кредитором по тем же правилам, что и основной должник, может быть привлечен к субсидиарной ответственности только при наступлении одного из следующих условий: невозможность основным должником удовлетворить требования кредитора; либо когда в разумный срок кредитор не получит от основного должника ответа об исполнении предъявленного требования.

Невозможность исполнения обяза-тельств со стороны основного должника может возникнуть как в результате недоста-точности у него денежных или иных средств, необходимых для удовлетворения требований кредитора, так и в результате простого отказа от исполнения принятых на себя обязательств. В данном случае, чтобы привлечь субсидиарного должника к ответ-ственности, кредитору нет необходимости доказывать, по каким причинам основной должник не смог удовлетворить его требо-вания. Возможности кредитора привлечь субсидиарного должника к исполнению обязательств по причине невозможности удовлетворения его требований значительно расширены. Если раньше субсидиарный должник мог быть привлечен к ответственности только при условии отсутствия или нехватки у основного должника средств, то сегодня кредитор может удовлетворить свои требования за счет лица, несущего субсиди-арную ответственность уже только по при-чине отказа со стороны основного должника исполнить принятые на себя обязательства. Более того, даже в случаях если вдруг основной должник не сможет своевременно информировать кредитора об удовлетворении его требований, то эти требования могут быть удовлетворены через дополнительного должника. По большому счету кредитору не важно, по каким причинам основной должник не сможет исполнить перед ним свои обязательства. Возражения, по которым основной должник не исполняет принятые на себя обязательства, куда более важны для субсидиарного должника, который вправе, сославшись на них, также отказаться от удовлетворения требований кредитора. В любом случае если субсидиарный должник привлечен кредитором к субсидиарной ответственности, то до удовлетворения требований кредитора он должен пре-дупредить об этом основного должника.

Но все же право кредитора привлечь субсидиарного должника к исполнению не-исполненных обязательств основного долж-ника ограничены наличием двух условий: во-первых, если у основного должника име-ется требование, удовлетворение которого может идти в зачет требований кредитора; во-вторых, если требование кредитора мо-жет быть удовлетворено посредством имеющего у кредитора права на бесспорное взыскание денежных средств со счета ос-новного должника [5, c. 621]. Если исполне-ние первого условия ведет к прекращению основного обязательства и эти правила бо-лее-менее четко раскрыты в ст. 442 ГК РТ, то вопрос о возможности кредитора само-стоятельно удовлетворить свои требования за счет бесспорного списания денежных средств со счета основного должника за-служенно вызвал в юридической литературе достаточно большие споры.

Прежде всего применение в гражданском законодательстве бесспорного списа-ния денежных средств, как одной из форм самозащиты, позволяющей одной стороне без обращения в суд или иные правоохранительные органы защитить свои нарушенные права, может быть допустимо в случаях, прямо предусмотренных законом . К сожалению, в гражданском законодательстве, для обязательственных правоотношений, где дополнительный должник может отвечать по обязательствам основного должника субсидиарно, применение кредитором бесспорного порядка списания денежных средств со счетов основного должника не предусмотрено.

Гражданское законодательство допус-кает применение безакцептной формы за-щиты в предпринимательских отношениях на основе договора, в котором стороны по своему усмотрению вправе устанавливать применение бесспорного списания. Однако применение такой формы расчетов в рамках субсидиарных обязательств возможно лишь при наличии соглашения между участвую-щими в этих обязательствах сторонами и обслуживающими их банками. Соответст-венно, закрепленная в субсидиарных обяза-тельствах возможность кредитора на бес-спорное списание денежных средств со сче-та основного должника не может быть ис-пользована им самостоятельно, а только в случаях когда будет достигнуто соответст-вующее соглашение, по которому должник по основному обязательству письменно уведомит свой банк о списании со своего счета денежных средств по требованию кредитора. Причем такое уведомление должно содержать данные, позволяющие идентифицировать лицо, имеющее право на предъявление требования о бесспорном списании.

При характеристике правовой конст-рукции субсидиарных обязательств особое значение приобретает также исследование их охранительных функций, благодаря ко-торым данные обязательства зачастую рас-сматривают как некую условную разновид-ность гражданско-правовой ответственно-сти дополнительного должника за наруше-ние обязательств со стороны основного должника либо за собственные упущения.

Действительно, если рассматривать субсидиарные обязательства сквозь призму гражданско-правовой ответственности, то необходимо отметить, что они возникают у дополнительного должника в результате ответственности, либо за неисполнение ос-новным должником принятых на себя обя-зательств, либо за неправомерные действия самого дополнительного должника, в ре-зультате которых основной должник не ис-полняет все или часть требований кредито-ра. Причем, как было отмечено выше, не-правомерные действия основного долж-ника, спровоцированные обязательными для него указаниями и советами дополнительного должника, также будут считаться неправомерными действиями субсидиарного должника и будут являться основанием для привлечения последнего к исполнению субсидиарных обязательств.

Исполнение субсидиарных обяза-тельств дополнительным должником, воз-никших в результате его собственных не-правомерных действий не вызывает сомне-ния. В случае если дополнительный долж-ник добровольно их не исполнит, они будет обеспечены силой государственного при-нуждения, сразу после того как кредитором будет доказана причинная связь между не-правомерным действием субсидиарного должника и неисполнением основным должником принятых на себя обязательств.

С другой стороны, когда дополни-тельный должник принимает на себя обя-занность нести субсидиарную ответствен-ность по неисполненным обязательствам основного должника, нельзя рассматривать добровольное исполнение субсидиарного должника в качестве меры гражданско-правовой ответственности. В данном случае регулятивный характер субсидиарных обязательств опосредован не мерами государственного принуждения, а прежде всего связан обеспечительными механизмами, направленными на исполнение требований кредитора со стороны дополнительного должника. Возникновение субсидиарных обязательств предопределено не противоправными действиями дополнительного должника, которых собственно может и не быть, а мерами, наступающими в случае не-исполнения основным должником принятых на себя обязательств, где в рамках обеспечения своих требований кредитор вправе обратиться к субсидиарному должнику за их удовлетворением. При этом дополнительный должник, осознавая, что в случае наступления предполагаемых последствий он будет принужден к исполнению обязательств , субсидиарный должник вступает в эти правоотношения и принимает на себя обязанность субсидиарно заменить основного должника в случае его «неисправности».

Так, согласно статье 135 ГК РТ, в уже действующую ассоциацию допускается но-вый участник с условием принятия им на себя обязательства нести субсидиарную от-ветственность по долгам ассоциации, воз-никшим до его вступления в нее. Кроме то-го, в момент вступления в ассоциацию ее будущий участник знает, что в случае по-следующего выхода из ассоциации он в те-чение двух лет также будет нести субсиди-арную ответственность по обязательствам ассоциации. Осознавая, что ущерб может возникнуть не по его вине, а в результате неправомерных действий ассоциации, юри-дическое лицо все же принимает решение войти в состав участников ассоциации и взять на себя обязательства субсидиарно возместить часть ее убытков, возникших как до момента его вступления, так и после его выхода из нее.

Исходя из изложенного трудно рас-сматривать субсидиарные обязательства как самостоятельную разновидность обяза-тельств с пассивной множественностью лиц либо как форму гражданско-правовой от-ветственности, которые обеспечивают ис-полнение обязательств со стороны основно-го должника. В субсидиарных обязательст-вах для кредитора обеспечительные функ-ции наиболее сильно проявляются в рамках передачи долга, когда замена основного должника происходит как по причине его невозможности исполнить принятые обяза-тельства, так и вследствие неправомерных действий дополнительного должника. При этом получив предварительное согласие кредитора на замену основного должника, дополнительный должник может быть при-влечен к исполнению неисполненной части долга только субсидиарно, т.е. только после того, как кредитором будут исчерпаны все средства и возможности удовлетворить свои требования за счет основного должника.

 

Библиографический список

  1. Вощатко А.В., Шиловская А.С. О со-держании обязательства поручителя // Очерки по торговому праву: сб. науч. тр. / под ред. Е.А. Крашенинникова; Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 73–74;
  2. Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практи-ки. М.: Изд-во «Статут», 2004. 326 с.
  3. Гражданское право: учебник.3-е изд. / под ред. Ф.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1998. Ч. I. 632 с.
  4. Иванова Г.Н. , Шевченко А.С. Субсиди-арная ответственность // Правоведение. СПб.: Изд-во С-Петербург ун-та, 1998. №2. С. 150–153.
  5. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Таджикистан. Душанбе, 2004.
  6. Суханов Е.А. Гражданское право: в 2 т. М.: Вольерс Клувер, 2005. Том II, полу-том 1. 496 с.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.