Содержание

УДК 347.447.5:368.1

СТРАХОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ДОГОВОРУ КАК СПОСОБ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Аспирант кафедры гражданского права и процесса
Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена исследованию договора страхования договорной ответственности как способа обеспечения исполнения обязательства. Анализируются признаки способа обеспечения применительно к договору страхования договорной ответственности. Автор приходит к выводу о том, что договор страхования ответственности за нарушение договора обладает обеспечительной функцией.

Ключевые слова: обязательство; способ обеспечения исполнение обязательства; исполнение обязательства; акцессорность; договор страхования

В современной юридической литера-туре проблема обеспечительной природы договора страхования не получила четкого освещения и однозначного решения; дого-вор страхования именуется «институтом с неопределенной обеспечительной перспек-тивой» [13, с. 66]. В юридической литерату-ре выражено несколько подходов по вопро-су отнесения договора страхования к спосо-бам обеспечения исполнения обязательств. Одни авторы признают данную функцию за страхованием [9, с. 10–18; 14, с. 256–267; 7, с. 44–55]. Сторонники иной точки зрения отказывают страхованию как способу обес-печения исполнения обязательств [21, с. 119; 13, с. 69]. По нашему мнению, дого-вор страхования, в частности договор стра-хования ответственности по договору, которому посвящена настоящая статья, может выполнять функции способа обеспечения исполнения обязательства (далее – способ обеспечения). 

В связи с дискуссионностью вопроса об отнесении договора страхования в целом к способам обеспечения исполнения обяза-тельств обеспечительные признаки догово-ра страхования ответственности по догово-ру нуждаются в детальном исследовании.

Во-первых, способ обеспечения ис-полнения обязательства является обязатель-ством. Из данного признака исходят К.П. Победоносцев [16, с. 250], В.В. Вит-рянский [1, с. 480], Н.Ю. Рас¬сказова [5, с. 683; 20, с. 58], В.С. Ем [4, с. 68], А.В. Ла-тынцев [14, с. 11], Е.Г. Комиссарова и Д.А. Торкин [13, с. 22, 23] и некоторые дру-гие. В соответствии со ст. 929, 932 Граж-данского кодекса РФ (далее – ГК РФ) по договору имущественного страхования, в случаях, предусмотренных законом, могут быть застрахованы имущественные интере-сы, связанные с риском ответственности за нарушение договора. В качестве объекта страхования ГК РФ предусматривает иму-щественные интересы страхователя (долж-ника), связанные с неисполнением или не-надлежащим исполнением договора. Только должник вправе заключать данный договор страхования и лишь в случаях, предусмот-ренных законом. Согласимся с мнением С.А. Герасименко, подобное ограничение установлено ГК РФ не случайно. Предоста-вить же предпринимателю неограниченную возможность страховать свою ответствен-ность за свои собственные нарушения дого-вора – значит снять с него обязанность ис-полнять договор [11]. Введение случаев страхования договорной ответственности обусловлено прежде всего, повышенной защитой прав кредитора как слабой стороны в соответствующих правоотношениях.

Договор страхования ответственности по договору существует вместе с основным договором, риск ответственности за неис-полнение которого страхуется. В основном договоре должник обладает статусом стра-хователя в договоре страхования, кредитор же – статусом выгодоприобретателя, стра-ховщик будет выступать должником по до-говору страхования по отношению к креди-тору основного договора.

Страховой случай представляет собой наступление гражданско-правовой ответст-венности за совершение действий (бездей-ствия), влекущих неисполнение или ненад-лежащее исполнение обязательства, воз-никшего в результате заключения договора. С.П. Гришаев верно заметил, что для вы-платы страхового возмещения надо устано-вить не только сам факт нарушения догово-ра, но и то, какие меры ответственности за это предусмотрены и каков объем такой от-ветственности [6]. Неисполнение или не-надлежащее исполнение обязательств должно порождать гражданско-правовую ответственность. Таким образом, страховой случай представляет собой гражданско-правовую ответственность за нарушение обязательства.

Меры ответственности за нарушение договора регламентированы законом. Кроме предусмотренных гл. 25 ГК РФ (возмещение убытков, взыскание неустойки, уплата процентов за пользование чужими денежными средствами), по справедливому замечанию Ю.Б. Фогельсона, в некоторых видах договоров ответственность за неисполнение обязательства по договору включает в себя обязанность произвести расходы, не являющиеся ни убытками, ни неустойкой, ни процентами по ст. 395 ГК РФ. Ученый приводит в качестве примера п. 3 ст. 514, п. 1 ст. 547, п. 2 ст. 777 ГК РФ [12, с. 671]. Следовательно, ответственность за нарушение договора может проявляться в различных мерах.

Страховое возмещение призвано по-крыть страховые убытки должника-страхователя и компенсировать причинен-ные кредитору убытки (неустойку, иные расходы). Обратим внимание, что при бук-вальном толковании ст. 932 ГК РФ договор страхования ответственности за нарушение договора обеспечивает не исполнение ос-новного обязательства, от риска наступле-ния ответственности за нарушение которого проводилось страхование, а предусматривает реализацию гражданско-правовой ответственности-обязательства, являющегося по отношению к договору страхования основным.

Во-вторых, способ обеспечения ис-полнения обязательства традиционно пони-мается как правовое средство, стимули-рующее должника к исполнению основного обязательства. С.В. Пахман отмечал, что способы обеспечения «направлены против неисправности по обязательствам» [15, с. 69]. Стимулирующая функция способа обеспечения исполнения обязательства не срабатывает при заключении договора стра-хования риска ответственности за наруше-ние договора. Пожалуй, наоборот, договор страхования позволяет должнику более пренебрежительно относиться к исполне-нию своих обязанностей. Думается, единст-венным правовым механизмом, не допус-кающим принципиального уклонения должника от исполнения обязательства, яв-ляется суброгация, которая, по нашему мнению, применима в изучаемых отноше-ниях. В то же время выплата страховщиком страхового возмещения довольно сущест-венно облегчает положение страхователя-должника, который освобождается в дан-ный конкретный момент от необходимости несения дополнительного имущественного бремени.

В-третьих, способ обеспечения испол-нения обязательства должен выполнять га-рантирующую функцию. Г.Ф. Шершеневич понимал обеспечение обязательств в «обес-печение верителю того имущественного интереса, который для него связывается с обязательством» [23, с. 290]. Гарантирующая функция договора страхования риска ответственности за нарушение договора реализуется в полной мере. Кредитор удовлетворяет свои имущественные интересы как лицо, в пользу которого должна быть понесена гражданско-правовая ответственность. Должник считается исполнившим обяза-тельство по возмещению убытков, уплате неустойки либо реализации иных мер ответственности, связанных с нарушением договора. Исходя из предмета такого договора страхования он гарантирует исполнение обязательства в первую очередь самому должнику.

Рассматриваемый признак имеет связь со стимулирующей функцией. Договор страхования гарантирует исполнение обяза-тельства как с экономической, так и с юри-дической точек зрения. Обязанность стра-ховщика по выплате страхового возмеще-ния с неизбежностью способствует испол-нению обязанности страхователя по уплате санкций за нарушение договора и освобож-дает страхователя от имущественной на-грузки.

Вновь заметим, что согласно букваль-ному пониманию ст. 932 ГК РФ по до-говору страхования страховщик призван возместить должнику страховые убытки, вызванные неисполнением или ненадлежащим исполнением договорного обязательства; страховая выплата компенсирует страховые убытки именно страхователя, но не его контрагента по договору. Это мнение А.И. Худяковым [22, с. 462, 463, 466–469] мы разделяем.

В литературе различают страхование риска ответственности за нарушение дого-вора и страхование исполнения договора. И как, на наш взгляд, совершенно верно отме-тил А.И. Худяков, не совсем понятна правовая природа страхования риска неисполнения договора: либо это самостоятельная разновидность договора страхования, либо же он выступает разновидностью страхования риска ответственности за нарушение договора [22, с. 475,476]. Риск неисполнения связан с иным имущественным интересом контрагента должника-страхователя. Кредитор должника-страхователя несет убытки, вызванные неисполнением догово-ра, но не наоборот: иначе придется говорить о страховых убытках должника, а ими являются убытки, связанные с ответственностью перед кредитором за неисполнение договора. Обязанность должника исполнить обязательство (договор) не есть ответственность (о ней идет речь в ст. 932 ГК РФ). Следовательно, договор страхования исполнения договора может заключаться лишь кредитором. Поэтому такой договор не укладывается в рамки понятия договора страхования договорной ответственности, по ст. 932 ГК РФ. Тем не менее возникает вопрос, является ли он самостоятельным видом до-говора имущественного страхова¬ния. Статья 929 ГК РФ оставляет перечень воз-можных видов имущественного страхова-ния открытым, но закрепляет договор стра-хования предпринимательской деятельно-сти (риск убытков из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринима-теля). Договор страхования риска неиспол-нения договора распространяется на физи-ческих лиц-страхователей, не являющихся предприни¬мателями. Статья 32.9 Закона о страховании не указывает такого вида стра-хования, как страхование риска неисполне-ния договора, но устанавливает страхование финансовых рисков (содержание которого не определено).

Судебная практика данный договор страхования относит к страхованию финан-совых рисков [17; 18; 19]. Суды признали, что страхование имущественных интересов, связанных с неисполнением обязательств контрагента страхователя по договору доле-вого участия в строительстве жилого дома, не противоречит действующему законода-тельству, является самостоятельным видом имущественного страхования, отличного от страхования договорной ответственности и предпринимательских рисков. Авторское мнение о страховании риска неисполнения договора как самостоятельного вида иму-щественного страхования, подпадающего под страхование финансовых рисков, или части договора страхования в рамках ст. 932 ГК РФ будет изложено ниже.

Страхование риска договорной ответ-ственности уменьшает риск неисполнения обязательства, тем самым несет в себе обес-печительный интерес, который включает как интерес кредитора, чьи права наруша-ются неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обяза-тельств и которому важно не столько воз-мещение убытков или взыскание неустойки, сколько исполнение обязательства, так и интерес должника, который впоследствии под риском суброгации понесет дополнительные имущественные потери. Таким образом, страхование риска ответственности за нарушение договора обеспечивает, гаран-тирует исполнение обязательства по несе-нию гражданско-правовой ответственности должника по договорному обязательству с кредитором.

В-четвертых, способам обеспечения придается характер самостоятельных иму-щественных последствий [13, с. 47; 2, с. 39, 40]. Договор страхования риска договорной ответственности имеет самостоятельные имущественные последствия. Нарушение должником своих обязанностей по договору влечет его гражданско-правовую ответственность, обязанность несения которой исполняется в установленном законом порядке. Заключенный договор страхования исключает применение этих правил в случае заявления выгодоприобретателем о страховом случае: вместо предъявления требований к должнику кредитор осуществляет свое право на получение страховой выплаты как выгодоприобретатель. Таким образом, исполнение договора страхования будет выступать самостоятельным имущественным последствием нарушения договора страхователем.

В-пятых, способ обеспечения испол-нения обязательства характеризуется акцес-сорностью (дополнительностью). Акцес-сорность традиционно понимается как зави-симость от основного обязательства, вле-кущая соответствующие последствия [1, с. 480; 13, с. 26; 5, с. 683; 20, с. 58; 3, с. 171,172]. Как и любой иной способ обес-печения исполнения обязательства, договор страхования риска ответственности за на-рушение договора обладает свойством ак-цессорности. Договор страхования обуслов-лен основным договорным обязательством. В законе отсутствует запрет заключать до-говор страхования договорной ответствен-ности до заключения договора, за наруше-ние которого страхуется ответственность – по аналогии закона (абз. 2 ст. 361 ГК РФ). В этом случае страховая сумма может опреде-ляться лимитом (пределом) ответственности страховщика. Более того, исследуемый до-говор страхования в принципе обладает особенностью в этой части: страховая защи-та устанавливается на основании договора страхования всегда в отношении обязатель-ства по несению гражданско-правовой от-ветственности, которое может возникнуть в будущем. В известном смысле договор страхования схож с залогом, когда фактиче-ски даже при залоге имущества с оставле-нием у залогодателя имущественное поло-жение сторон не меняется; реальное эконо-мическое и юридическое действие залога начинается с нарушения должником своего обязательства. Аналогичным образом, счи-таем, работает и договор страхования дого-ворной ответственности: нарушение дого-вора страхователем влечет по общему пра-вилу его гражданско-правовую ответствен-ность, тогда-то и «включается» в действие договор страхования. Но так же, как и залог, договор страхования дает уверенность и кредитору, и должнику в обеспечении исполнения обязательства.

Все черты акцессорных обязательств прослеживаются и в договоре страхования договорной ответственности. В связи с тем что гражданско-правовая ответственность должника основана на первоначальном до-говоре, то, полагаем, недействительность этого договора приводит к прекращению ответственности, а следовательно, не возни-кает обязанности страховщика по выплате страхового возмещения. Думается, не сле-дует буквально воспринимать общетеорети-ческие выкладки об обязательной недейст-вительности юридического факта, поро-дившего способ обеспечения исполнения обязательства, из-за недействительности основания главного обязательства. Зависи-мость обеспечительных обязательств долж-на трактоваться шире. С учетом изложенно-го нужно разграничивать возможные ситуа-ции: во-первых, признание гражданско-правовой ответственности необоснованной (отсутствуют необходимые условия ответ-ственности) не влечет прекращения или не-действительности договора страхования, он продолжает действовать, пока действует основного договор; во-вторых, прекращение или недействительность основного договора требует прекращения договора страхования, если последним не предусмотрено иное, т.к. вновь действует аналогия закона (например, прекращение залога при прекращении обеспеченного обязательства – ст. 352 ГК РФ) и вновь играет роль цель обеспечительного обязательства – обеспечить исполнение су-ществующего или будущего обязательства, но не прекратившегося. По аналогии следу-ет применять понятие «исковая давность» к договору страхования.

Заявленная к изучению тема требует рассмотрения вопроса о перечень случаев страхования договорной ответственности, но в общих чертах в силу формата работы. По нашему мнению, к договору страхования ответственности за нарушение договора относятся следующие случаи: страхование в пользу получателя ренты риска ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение этих обязательств (ст. 587 ГК РФ); страхование договорной ответственности перевозчика перед пассажиром воздушного судна и перед грузовладельцем или грузоотправителем (ст. 133, 134 Воздушно-го кодекса РФ); страхование ответственно-сти перевозчика за несохранность груза или багажа (ст. 796 ГК РФ, ст. 118, 119 Воздуш-ного кодекса РФ); страхование риска ответ-ственности судовладельца за нарушение договора (ст. 249 Кодекса торгового мореплавания РФ); Таможенный кодекс РФ устанавливает ряд случаев заключения договора страхования договорной ответст-венности: страхование риска ответственности таможенных перевозчиков (ст. 94 Таможенного кодекса РФ (ТамК РФ), владельцев складов временного хранения (ст. 109 ТамК РФ), таможенных брокеров (представителей) (ст. 140 ТамК РФ), владельцев таможенных складов (ст. 227 ТамК РФ); страхование гражданской ответственности туроператора за неисполнение или ненадлежащее испол-нение обязательств по договору о реализа-ции туристского продукта (ст. 4.1. ФЗ «Об основах туристской деятельности в Россий-ской Федерации»); страхование договорной ответственности оценщика (ФЗ «Об оце-ночной деятельности в Российской Федера-ции»); страхование договорной ответствен-ности специализированного депозитария (ст. 31 ФЗ «Об накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военно-служащих»); заемщик, являющийся залого-дателем по договору об ипотеке, вправе за-страховать риск своей ответственности пе-ред кредитором за неисполнение или ненад-лежащее исполнение обязательства по воз-врату кредита (ст. 31 ФЗ «Об ипотеке (зало-ге недвижимости)»); п. 6.1. ч. 1 ст. 10 ФЗ «О концессионных соглашениях» напрямую относит страхование риска ответственности концессионера за нарушение обязательств по концессионному соглашению к способам обеспечения исполнения обязательств; страхование договорной ответственности системного оператора и иных субъектов оперативно-диспетчерского управления за нарушение договоров оказания услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и соглашений о техноло-гическом взаимодействии (ст. 18 ФЗ «Об электроэнергетике»); кредитный кооператив вправе страховать риск своей ответственности за нарушение договоров, на основании которых привлекаются денежные средства членов кредитного кооператива (пайщиков) (ст. 6 ФЗ «О кредитной кооперации»); страхование риска профессиональной имущественной ответственности адвоката за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической по-мощи (ст. 19 ФЗ «Об адвокатской деятель-ности и адвокатуре»); страхование ответст-венности по договорам, заключенным госу-дарственной компанией «Российские авто-мобильные дороги», при осуществлении ею деятельности, не связанной с доверитель-ным управлением автомобильными дорога-ми госкомпании (ст. 6 ФЗ «О государствен-ной компании «Российские автомобильные дороги» и о внесении изменений в отдель-ные законодательные акты Российской Фе-дерации»); ч. 4 ст. 4 ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осущест-вляемой платежными агентами» прямо за-крепила обеспечительную функцию догово-ра страхования риска гражданской ответст-венности оператора по приему платежей за неисполнение обязанности по осуществле-нию расчетов с поставщиком; лизингополу-чатель вправе застраховать риск своей от-ветственности за нарушение договора ли-зинга в пользу лизингодателя (ст. 21 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»); страхова-ние вкладов физических лиц в банках Рос-сии. (ст. 840 ГК РФ, ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Россий-ской Федерации»).

Выше были рассмотрены установлен-ные законом случаи страхования риска от-ветственности за нарушение договора. Пре-дусмотренные законом случаи страхования риска ответственности за нарушение дого-вора, как мы выяснили, не укладываются в правило ст. 932 ГК РФ. Отдельные случаи страхования риска договорной ответствен-ности выходят за рамки принятого понима-ния гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства, когда страховая выплата покрывает не только и не столько убытки, неустойку, иные меры ответственности, сколько воз-мещает кредитору страхователя основной денежный долг (например, страхование от-ветственности заемщика по обязательству, обеспеченному ипотекой). В связи с изло-женным необходимо говорить о неодно-значности понимания в теории практики применения ст. 932 ГК РФ.

С одной стороны, слова «риск ответ-ственности за нарушение договора» должны толковаться буквально, т.е. только дополнительные к основному долгу имущественные последствия (бремя) нарушения договора должником являются ответственностью и могут быть застрахованы как объект страхования; при этом к убыткам (ст. 15 ГК РФ) нельзя относить основной долг (неисполненную или ненадлежащее исполненную обязанность): он не является расходами, произведенными или будущими, не являет-ся утраченным или поврежденным имуще-ством, не является неполученными дохода-ми как полученные бы от иных сделок гра-жданского оборота доходы. Такой вывод основан на общепринятом понимании гражданско-правовой ответственности и соотношении убытков и основного де-нежного долга. Гражданско-правовая ответственность – это санкция за правонарушение, вызывающая отрицательные последствия для нарушителя в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей [10]. Более чем убедительно показал отличие убытков от основного де-нежного долга Д.В. Добрачев. Убытки есть мера ответственности, обладающая своей направленностью и целью, возникающая на ином, нежели денежный долг, основании [8]. Таким образом, требование об уплате денежного долга не может считаться требо-ванием о возмещении убытков.

Исходя из этого надо признать, что не все рассмотренные случаи укладываются в схему страхования договорной ответствен-ности. Остальные случаи не могут считать-ся примерами страхования риска ответст-венности за нарушение договора, если предполагают, что страховая выплата при-звана компенсировать не только убытки страхователя по возмещению убытков, вы-плате неустойки, компенсации морального вреда, уплате процентов за пользование чу-жими денежными средствами, но сумму ос-новного долга, а также правомерные про-центы.

С другой стороны, слова «риск ответ-ственности за нарушение договора» следует понимать расширительно и говорить нуж-но, в частности, о страховании риска неисполнения или ненадлежащего исполнения договора. В таком понимании все случаи страхования риска ответственности будут соответствовать требованиям ст. 932 ГК РФ, а договор страхования исполнения договора, о котором мы говорили со ссылкой на рассуждения А.И. Худякова, будет охваты-ваться нормой указанной статьи Граждан-ского кодекса. По нашему убеждению ст. 932 ГК РФ следует понимать именно так.

Для того чтобы обоснованно занять вторую позицию, данную точку зрения сле-дует доказать более обстоятельно.

Ранее нами было отмечено, что риск неисполнения обязательства связан с иму-щественным интересом кредитора и долж-ника. Каждый из них несет свои убытки: кредитор терпит убытки в понимании ст. 15 ГК РФ, а также не получает причитающееся по договору, должник несет убытки (но не по ст. 15 ГК РФ) по возмещению убытков кредитора. Обязанность должника испол-нить обязательство (договор) не есть ответ-ственность. Договор страхования исполне-ния договора может заключаться кредито-ром и является договором страхования фи-нансовых рисков. Считаем, что страхование исполнения договора должником подпадает под договор страхования договорной ответ-ственности по ст. 932 ГК РФ. Цель законо-дателя при установлении случаев страхова-ния договорной ответственности – защитить интересы кредитора, возможно, даже в ущерб стабильности гражданского оборота. Имущественные интересы кредитора должны быть сохранены (восстановлены) при неисполнении должником его обязательств. В обязательствах, в которых исполнение невозможно, например, из-за гибели инди-видуально-определенного предмета испол-нения, страховая выплата целиком направ-лена на возмещение убытков должника по возмещению убытков кредитора, вызванных нарушением его прав. Если же не исполняется денежное или иное обязательство с родовым предметом исполнения либо обязательство по выполнению работ (оказанию услуг), то страховая выплата не может заменить собой исполнение, а неисполняемое требование не прекращается (кроме случаев, если для прекращения есть основания), потому что «род не гибнет» либо нет препятствий к совершению действий по выполнению работ (оказанию услуг). Например, страхование ответственности за нарушение обязательств, обеспеченных ипотекой, когда кредитор обращается к должнику с требованием о погашении кредита при не-достаточности у кредитора денежных средств, вырученных от реализации зало-женного имущества: кредитор заявляет тре-бование в рамках объекта кредитного обяза-тельства, а не требование о возмещении убытков. Можно «подвести» рассуждения под положения ст. 932 ГК РФ, отметив, что во всех случаях нарушения обязательств возникают убытки должника, соизмеримые со стоимостью исполнения, и эти убытки возмещаются за счет страховой выплаты. При буквальном толковании ст. 932 ГК РФ выплата страхового возмещения прекраща-ет обязательство по несению гражданско-правовой ответственности, но не само ос-новное обязательство. На наш взгляд, замы-сел законодателя заключается в том, что страховая выплата по договору страхования ответственности за нарушение договорного обязательства прекращает основное обяза-тельство, как это происходит при способе обеспечения. Еще раз подчеркнем, что свои рассуждения строим на основании понима-ния убытков в смысле ст. 15 ГК РФ; требо-вание о возмещении убытков, возникших вследствие нарушения обязательства, отли-чаем от требования об исполнении этого самого основного обязательства. Таким об-разом, думаем, на сегодняшний день боль-шинство случаев страхования договорной ответственности не укладываются в схему страхования по ст. 932 ГК РФ, объект стра-хования которой значительно уже объекта страхования отдельных договорных обяза-тельств. Поэтому предлагаем внести изме-нения в ст. 932 ГК РФ, которые уточняли бы, что осуществляется страхование риска неисполнения или ненадлежащего исполне-ния договора и (или) риска ответственности за нарушение договора.

Таким образом, договор страхования ответственности за нарушение договора об-ладает признаками способа обеспечения ис-полнения обязательств.

 

Библиографический список

1. Брагинский М.И., Витрянский В.В. До-говорное право. Книга первая: Общие положения. М.: Статут, 2003. 848 с.

2. Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. М.: Статут, 2002. 222 с.

3. Гражданское право: учебник / под общ. ред. С.С. Алексеева. М.: Проспект, 2009. 528 с.

4. Гражданское право: учебник: в 4 т. Т. 3: Обязательственное право / отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2006. 800 с.

5. Гражданское право: учебник / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд., перераб. и доп. М.: ООО «ТК Велби», 2005. 776 с.

6. Гришаев С.П. Страхование. [Электрон-ный ресурс]. М. 2008. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

7. Дедиков С.В. Правовые проблемы стра-хования в ипотеке // Жилищное право. 2007. №9. С. 44–55.

8. Добрачев Д.В. Взыскание основного де-нежного долга и убытков в гражданском праве России. [Электронный ресурс]. М. 2009. Доступ из справ.-правовой систе-мы «КонсультантПлюс».

9. Ефимова Л. Страхование как способ обеспечения обязательств по кредитно-му договору // Хозяйство и право. 1994. №7. С. 10–18.

10. Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. 880 с.

11. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации.Часть вторая. [Электронный ресурс]. / под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М.: МЦФЭР., 1996. Дос-туп из справ.-правовой системы «Кон-сультант¬Плюс».

12. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Ка-балкина. М.: Юрайт-Издат, 2003. 548 с.

13. Комиссарова Е.Г., Торкин Д.А. Непо-именованные способы обеспечения обя-зательств в гражданском праве. М.: Ас-пектПресс, 2008. 144 с.

14. Латынцев А.В. Обеспечение испол-нения договорных обязательств. М.: Лекс-Книга, 2002. 285 с.

15. Пахман С.В. Обычное гражданское пра-во в России / под ред. и с предисловием В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. 736 с.

16. Победоносцев К.П. Курс гражданского права: в 3 т. / под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. Т. 3. 608 с.

17. Постановление Президиума ВАС РФ от 25.02.2009 г. №13258/08. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».

18. Постановления ФАС Московского округа от 28.01.2009 г. №КА-А40/13236-08, от 29.07.2008 №КА-А40/6737-08. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

19. Постановления Девятого Арбитражного апелляционного суда от 28.11.2008 г. №09АП-14827/2008-АК, от 18.04.2008 №09АП-3218/2008-АК. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».

20. Рассказова Н.Ю. Вопросы общей теории обеспечительных обязательств // Правоведение. 2004. №4. С. 41–59.

21. Свириденко О. Страхование кредитных рисков // Хозяйство и право. 1996. №7. С. 119–127.

22. Худяков А.И. Страховое право. СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2004. 691 с.

23. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. (по изд. 1907 г.). М.: Фирма «Спарк», 1995. 558 с.

 

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.