Содержание

УДК 327.1(430)

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ГЕРМАНИИ
НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Аспирант кафедры теории и истории государства и права
Красноярский государственный аграрный университет. 660017, г. Красноярск, ул. Ленина, 117
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Рассматриваются основные аспекты формирования и реализации принципа «социальное государство» в Германии. Автор определяет особенности социальной рыночной политики государства, эффективность ее проведения в послевоенный период и на современном этапе развития.

Ключевые слова: социальное государство; экономическое чудо; социальное равноправие; социальное
неравенство; народный капитализм; общество всеобщего благосостояния

Социально-экономическая и политическая эволюция Федеративной Республики Германии в течение последних шестидесяти лет выявляет ряд особенных тенденций в ее общественном развитии, которые, на наш взгляд, следует учитывать при определении стратегических задач и тактических целей российского государства, провозгласившего себя, по Конституции 1993 г., «социальным». Социальные тенденции Германии сформировали общую концепцию социального прогресса, ознаменовали собой качественно отличный этап в общественно-политическом и социально-экономическом развитии страны и ее регионов, связанный с формированием и дальнейшим успешным функционированием такого государственного устройства нового типа, каковым является «социальное государство».

Однако, по нашему мнению, современная социальная политика Германии порождает ряд вопросов, связанных с эффективностью ее дальнейшего проведения в рамках принципа «социальное государство».

Германская модель социально-экономического развития может считаться одной из лучших политик XX века: уже в 1950–60-е гг. немецкий опыт был воспринят в Японии, а сегодня страна занимает лидирующие позиции в мире по среднедушевым доходам, объему экспорта и объему социальных расходов. Феномен «экономического чуда», соединивший в себе очень высокие темпы экономического роста и значительные социальные гарантии, стал хрестоматийным. Но сегодня Германия ищет новые пути развития, адекватные коренным изменениям в характере труда, ускоренной глобализации и современным демографическим переменам.

Необходимо сразу заметить, что социальная политика Германии не была неизменной последние 60 лет. Несмотря на то, что первые полтора десятка лет после войны прошли под лозунгом строительства социального рыночного хозяйства, теперь каждая партия перед выборами стремится показать свою приверженность принципам Людвига Эрхарда[1]. Значительные изменения в политике происходили после прихода к власти каждой новой партии.

Целесообразно определить особенности социальной рыночной политики Людвига Эрхарда в послевоенной ФРГ. Следует отметить, что политика 1950–60-х отличалась комплексным подходом к решению социальных проблем: использовались инструменты с целью перераспределения и создания необходимых условий для экономического роста, а следовательно, дохода всего общества. Л. Эрхард писал: «Представляющийся мне идеал покоится на том, чтобы человек мог сказать: “У меня достаточно сил, чтобы постоять за себя, я хочу сам нести риск в жизни, хочу быть ответственным за свою собственную судьбу. Ты, государство, не заботься о моих делах, но предоставь мне столько свободы и оставь мне от результата моей работы столько, чтобы я мог сам и по собственному усмотрению обеспечить себе существование, мою судьбу и судьбу моей семьи”» [3]. Таким образом, задачей государства в социальной сфере было не распределение социальных благ, а обеспечение условий для деятельности индивидов, способных создавать эти блага и самостоятельно заботиться о себе. Этот принцип был положен в основу всей государственной политики и создал необходимые условия для «экономического чуда»[2]. Важными составляющими политики в этот период были: «народный капитализм» – система поощрения инвестиционной активности населения через «производственное соучастие» (например, распространение акций среди трудовых коллективов, приватизацию крупнейших национализированных предприятий), «диффузию собственности» (массовое акционирование через эмиссию «народных» акций с номиналом); антикартельное законодательство (первый такого рода закон был принят 4 июня 1957 г., а затем постоянно совершенствовался), защищающее мелкий и средний бизнес.

Особенностями этого периода были стабильность макроэкономических показателей и обеспечение условий для конкуренции (равные возможности получить образование, профессию, рабочее место), позволяющие индивидам реализовывать свои долгосрочные стратегии в социальной сфере, а следовательно, увеличить сбережения (инвестиции), обеспечить себе пенсию. Сам Л. Эрхард считал, что государство должно оказывать социальную помощь сообразно моральным установкам общества, если это касается действительно нуждающихся людей (инвалидов, сирот и т.д.), но поддерживать конкуренцию и бороться с иждивенческими настроениями. В этот период, нужно заметить, ценностями немецкого общества оставались высокая лояльность государству и стремление работать на благо всего общества. Необыкновенным примером может служить история налогообложения: несмотря на то, что к 1946 г. ставка подоходного налога составляла 95%, он выплачивался полностью подавляющей частью населения. К середине 1960-х гг. бремя налогов снизилось до 35–40%, а отношение к их выплате осталось прежним [3].

После отставки канцлера Л. Эрхарда во внутренней политике был совершен поворот к кейнсианским методам экономического стимулирования. С этого времени социальные расходы уже не уменьшались в абсолютных показателях, а государство взяло на себя роль распределителя национального дохода. Социальные привилегии трудящихся были объявлены неприкосновенными, а набор социальных услуг постоянно рос вне зависимости от экономической конъюнктуры. Ярким примером защиты прав рабочих стало решение проблемы иностранной рабочей силы в Германии. Во время бурного экономического роста из-за нехватки рабочих рук был разрешен въезд в страну гастробайтеров из юго-восточной Европы, и к середине 1970-х гг. в стране на постоянной основе проживало около 4 млн эмигрантов (11% рабочей силы), но после нефтяных шоков государству оказалось накладно обеспечивать социальные расходы. После жарких дебатов было решено не проводить силовые акции, но только ограничить иммиграцию (нельзя принимать всерьез предложение правительства о выплате рабочим, желающим вернуться на родину, разовой компенсации – никто не захотел покинуть самую богатую страну Европы). Обратной стороной медали оказалось повышение налогов, приведшее к росту издержек на заработную плату. Хотя из соображений справедливости социальные налоги были поделены поровну между работниками и работодателями, но очевидно, что уменьшение спроса на рабочую силу привело к увеличению доли платежей занятых. Для защиты от экономической нестабильности были приняты законы о защите от увольнений и тарифной автономии. С одной стороны, это привело к тому, что на рынке осталось только три крупных игрока: государство, профсоюзы и работодатели, что ослабило конкуренцию и позволило профсоюзам требовать повышения заработной платы, уменьшения рабочей недели, компенсаций при увольнении (или даже запрета на сокращение штатов). С другой стороны, в профсоюзы входит не более трети активного населения, в основном старшего возраста, что определяет их относительно однобокую позицию. Третьей особенностью этого периода можно назвать стремление государства осуществлять перераспределение не по вертикали (уменьшать дифференциацию общества), а по горизонтали (внутри среднего класса). Проявлениями этой политики были гарантии сбыта для угледобывающих предприятий в 1960-е гг. (спад добычи угля произошел во многих странах, и многие из них предоставили такие гарантии – более знаменит скандал по закупкам Пентагоном угля из США для военных баз в ФРГ), искусственное сохранение рабочих мест на железнодорожном транспорте в 1970-е гг., стимулирование судостроительной отрасли в 1980-е и, наконец, политика сохранения «промышленных ядер» на территории бывшей ГДР. Мало того, что ресурсы вкладывались в явно неэффективные проекты, но также вызывалась цепная реакция: в других отраслях тоже требовали льгот и привилегий. Важно отметить, что в Германии государство не вмешивается в семейную жизнь, объектом приложения политики выступают рабочие, безработные, малоимущие, студенты. Целью политики стало «сглаживание» доходов между супругами. Несмотря на то, что отрицательный естественный прирост наблюдается в стране с 1972 г., правительство не проводило стимулирующей политики из-за сопротивления общества, в частности молодежи. Социальное рыночное хозяйство имеет целью «связать свободную инициативу с застрахованной рыночно-экономической системой социальным прогрессом». Федеральный министр экономики Хельмут Хаусманн (1988–1991 гг.) говорил: «Неотъемлемая составляющая германской экономической системы – свобода человека. Рыночная экономика несовместима с системами, где центральные инстанции предписывают гражданам, как они должны жить. Она дает каждому шанс свободно проявить себя. Не инфантильный гражданин, а ответственно действующий человек нужен обществу». Социальное рыночное хозяйство ориентируется на социальное равноправие, но не на социальное равенство. Социальное неравенство – движущая сила экономических процессов, кто больше работает, должен больше зарабатывать. Социальное равноправие должно предотвращать попадание членов общества “под колеса жизни”: каждый имеет возможность принимать участие в общественной жизни, никто не отгорожен от общества и каждый, кто что-то делает для общества (например, растит ребенка), поддерживается им» [6].

В настоящее время доля социальных услуг в совокупном общественном продукте Германии (квота социальных услуг) составляет свыше 30%. Почти треть услуг приходится на пенсионное страхование, более 20% – на предписанное законом страхование на случай болезни. Оказывая эти услуги, государство стремится выполнить положение Основного закона. Согласно Конституции ФРГ (п. 1 ст. 20) Германия является демократическим и социальным государством. Цель социального государства – не всесторонее обеспечение и обслуживание человека. Наоборот, оно строится на индивидуальных правопритязаниях, добытых в результате собственного труда. С этой целью разработан широкий спектр социальных законов: обеспечение по болезни, старости и в связи с несчастным случаем вплоть до пособия на детей, частичная оплата жилья, по безработице.

Однако, несмотря на такие высокие стандарты социальной помощи, современный этап социальной политики Германии, по нашему мнению, можно определить как кризис прежней модели социально-экономического развития. Полагаем, связано это со следующими обстоятельствами.

Прежде всего налоговое бремя достигает 80% доходов населения, высокая безработица носит хронический характер, распределение действует неэффективно и непрозрачно, качество общественных услуг не соответствует требованиям времени. Общество теперь требует от государства поддержания всех его обязательств, притом что оплачивать их никто не стремится. Самым обычным делом стали поиски «лазеек» в законодательстве для уменьшения налогов, а крупнейшие компании зачастую добиваются для себя привилегий. Общественный сектор достиг 60 % ВВП, но управляется крайне неэффективно, примером чего может служить приватизация компании «Deutsche Telecom» в конце 2007 г. Так, отмечает Б.Е. Зарицкий, после появления конкурентов и акционирования цена услуг связи упала на 90%, а услуги мобильной связи подешевели на 20,5% за 1997–99 гг. [1].

В пенсионной сфере была неофициально провозглашена политика “договора поколений”, когда пенсионные отчисления производятся из доходов работающего населения. Но при общем демографическом старении и снижении пенсионного возраста для отдельных групп населения на 3–5 лет налоговая нагрузка резко возрастает и средств для выплат из пенсионного фонда не хватает.

Таким образом, прежняя модель социальной политики показывает свою неэффективность и не может справиться с вызовами времени. По мнению некоторых авторов, одной из причин такой социальной политики является то, что она стала возможной только в специфических условиях послевоенной Германии [2]. Например А.Ю. Че­пуренко отмечает: «Послевоенная Германия была обществом с крайне малочисленными категориями неработающего населения… [поэтому] открытие возможностей для предпринимательского старта, поощрение малого и среднего бизнеса было наилучшей формой социальной политики» [2]. Следует согласиться с этим, но, в свою очередь, эффективная социальная политика должна иметь потенциал длительного развития.

Современное состояние экономики Германии, обусловленное влиянием неблагоприятной конъюнктуры рынка, привело руководство страны к решению модернизировать систему социального страхования и рынка труда. В настоящее время идет реформа социально-экономических отношений, связанная с адаптацией социальной политики и социального страхования к реалиям современного общества.

Необходима глубокая модернизация, и сохранит ли она черты прежней модели или окажется принципиально новой, покажет ближайшее время. Важно отметить, что система социальной защиты в Германии сложилась за многие годы. Ее высокая эффективность признается и определяется такими достижениями, как «благосостояние для всех, превращение Германии в своеобразное акционерное общество (“народный капитализм”), обеспечение условий для здоровой конкуренции на благо общества, высокие стандарты социальной помощи», что является несомненными успехами стремления к обществу всеобщего благосостояния.

Библиографический список

1. Зарицкий Б.Е. Экономика Германии: путь по лестнице, ведущей вниз. М.: Юристъ, 2003. 304 с.

2. Ковалев С.Н. История национального успеха или история национального провала? // Социальное рыночное хозяйство: концепция, практический опыт и перспективы применения в России [Электронный ресурс]: материалы интернет-конференции. URL: http://www.ecsocman.edu.ru.

3. Синицын М.В. Основные черты германской модели социальной политики // Социальное рыночное хозяйство: концепция, практический опыт и перспективы применения в России [Электронный ресурс]: материалы интернет-конференции. URL: http://www.ecsocman.edu.ru

4. Социальное рыночное хозяйство в Германии: истоки, концепция, практика / под ред. А.Ю. Чепуренко. М.: РОССПЭН, 2001. 208 с.

5. Эрхард Л. Благосостояние для всех / пер. с нем. М.: Начала-Пресс, 1991. 335 с.

6. Opielka M. Leitlinien einer sozialpolitischen Reform // Aus Politik und Zeitgeschichte. 1997. №50 [Электронный ресурс]. URL: http://www.bundestag.de/dasparlament/



[1] Людвиг Эрхард (нем. Ludwig Erhard, 4 февраля 1897, Фюрт – 5 мая 1977, Бонн) – западно-германский экономист и государственный деятель.

[2] «Экономическое чудо» (англ. Economic miracle) — образное наименование форсированно развивающейся экономики какой-либо страны или региона на протяжении некоторого времени.

<table style="margin-left:15px;" border="0" cellpadding="0" cellspacing="20">
<tbody>
<tr>
<td style=" background-color:#ddd8d8" width="4px"></td>
<td style="font-family:Arial, Helvetica, sans-serif; font-size:13px; color:#877978; font-style:italic; line-height:19px; padding-top:10px; padding-bottom:10px;">Статья посвящена анализу действующего регулирования и правоприменительных проблем, возникающих при государственной регистрации прав на недвижимое имущество в процессе разграничения публичной собственности.</td>
</tr>
</tbody>
</table>

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.