УДК 349.2 (47+57)

О ФОРМИРОВАНИИ ЭЛЕМЕНТОВ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА

А.С. Кудрин

Преподаватель кафедры трудового права и права социального обеспечения
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: Исследуются проблемы социального воздействия субъектов права на трудовые отношения в период становления советского трудового права, начиная с 1917-го г. по 1920-й г. Определяются формы воздействия в виде правового и антиправового.

Рассматривается эволюция правового регулирования трудовых отношений в контексте обозначенных форм воздействия.


Ключевые слова: воздействие; трудовые отношения; Советское государство

 

Правовое воздействие является одним из элементов системы регулирования общественных отношений. Оно подразумевает наличие управляющей и управляемой системы, между которыми существуют вертикальные связи.

Сущностной чертой правового воздействия выступает именно подчиненность одних субъектов другим, возможность одних оказывать решающее влияние на поведение других, направлять его в нужное русло.

С.А. Комаров полагает, что «правовое воздействие – результативное, нормативно-организационное влияние на общественные отношения как специальной системы собственно правовых средств (норм права, правоотношений, актов реализации и применения), так и иных правовых явлений (правосознания, правовой культуры, правовых принципов, правотворческого процесса)» [5, c. 486].

Следует отметить, что правовое воздействие является составной частью социального воздействия. В рамках социального воздействия управляющий субъект наделен социальной властью.

А.В. Малько под социальной властью понимает «присущее всякой общности людей отношение господства и подчинения между субъектами, опирающееся на принуждение» [4, c. 49].

Наряду с правовым воздействием, являющимся частью социального воздействия, следует выделить антиправовое воздействие. Его коренная особенность состоит в том, что, находясь за рамками правового поля, оно оказывает властное влияние на общественное отношение, подчиняет управляемый субъект воле управляющего, что приводит к нарушению нормы права, ухудшает правовое положение подвластного субъекта.

Леонид Юрьевич Бугров выделял принципы «неправа»: «отрицание верховенства законов в узком смысле и признание ведущей роли подзаконных нормативных актов; расхождение деклараций и принципов в законодательстве с другими нормами; изложение содержания нормативных правовых актов, затрудняющее их понимание и адекватное толкование; доведение до широкого сведения только части нормативных актов и, как правило, со значительным опозданием; келейная подготовка нормативных актов в основном силами аппаратчиков при формальном участии общественности; нестабильность юридических нормативных актов» [1, c. 76–77].

Возможностью воздействия (как правового, так и неправового) на трудовые отношения обладают государство, выступающее как публично-властное образование, работодатели, в силу обладания ими хозяйской властью и социальные партнеры (работники и работодатели в лице их представителей).

Правовое и антиправовое воздействие на трудовые отношения прошло длительную эволюцию и имеет свою специфику в первоначальный период существования РСФСР.

После прихода к власти в результате Октябрьской революции партия большевиков стала воплощать в жизнь свои программные требования относительно регулирования трудовых отношений, предусмотренные решениями Пражской конференции РСДРП(б) 1912 г. Результатом этого явилось принятие Советом Народным Комиссаров РСФСР Декрета «О восьмичасовом рабочем дне» от 29 октября 1917 г. Согласно которому, устанавливалось, что «рабочее время не должно превышать 8 рабочих часов в сутки и 48 часов в неделю», включая время, необходимое на чистку машин и на приведение в порядок рабочего помещения.

В течение первого года существования нового государства были заложены основы институтов трудового права – охраны труда, рабочего времени, защиты трудовых прав. Правовое регулирование носило прогрессивный характер, отражало и во многом выражало интересы трудящихся. Трудовое право формировалось действительно как отрасль права со свойственной ему спецификой, реализацией главной цели – защиты прав и интересов работников от произвола хозяйской власти работодателя.

Постановление СНК РСФСР от 14 июня 1918 г. «Об отпусках» определяло, что «рабочие и служащие всех отраслей наемного труда, проработавшие в предприятии, учреждении или у частного лица не менее 6 месяцев без перерыва, имеют право один раз в течение года получить отпуск с сохранением содержания и выдачею его вперед». Данным Постановлением устанавливались оплачиваемые отпуска для рабочих и служащих продолжительностью две недели.

Советское государство произвело грандиозные изменения в сфере социального страхования. Было принято Положение о страховании на случай безработицы, утвержденное ВЦИК и СНК РСФСР 11 декабря 1917 г. В силу него безработными признавались все трудоспособные лица, главным источником существования которых являлась работа по найму, и при условии, что данные лица не могли найти себе работу и были зарегистрированы на бирже труда. Право на получение такого пособия возникало у безработного с четвертого дня безработицы.

После Октябрьской революции колоссальные изменения коснулись процессов управления трудом. Среди них обозначалось, в том числе, закрепление контроля трудящихся над производством. В связи с этим, ВЦИК 14 ноября 1917 г. было принято Положение о рабочем контроле, который осуществлялся на всех предприятиях, где имело место использование наемного труда.

Новая власть пыталась не допустить роста привилегий у представителей формирующегося государственного аппарата. В этих целях было принято Постановление СНК РСФСР от 23 ноября 1917 г. «О размерах вознаграждения народных комиссаров, высших служащих и чиновников». Так, например, в силу указанного Постановления предельный размер ежемесячного денежного жалованья народного комиссара составлял 500 рублей. Если у должного лица была семья, то у него появлялось право на денежную надбавку в размере 100 рублей на каждого нетрудоспособного члена семьи.

Отдельное внимание новое государство уделяло помощи гражданам в трудоустройстве. СНК РСФСР Декретом от 31 января 1918 г. «О биржах труда» устанавливал запрет деятельности посреднических контор в сфере занятости.

Декрет ВЦИК РСФСР от 22 декабря 1917 г. «О страховании на случай болезни» предоставлял право всем лицам наемного труда без различия пола, возраста, вероисповедания, национальности и расы получать бесплатную медицинскую помощь, а также денежные пособия в случае болезни, родов и пособие на погребение.

Следует согласиться с мнением В.М. Сырых, который полагает, что «первые акты свидетельствуют о желании советского государства защитить и расширить права рабочих и служащих, создать действенные гарантии их материального благополучия в случае болезни, потери работы и иных независимых от желания работников обстоятельств» [6, c. 58].

В связи с закреплением трудовых прав и свобод граждан, возникла необходимость установления строгого контроля и надзора над соблюдением законодательства. В связи с этим, был принят Декрет СНК РСФСР от 18 мая 1918 г. «Об инспекции труда». Целью создания Инспекции была охрана жизни, здоровья и труда всех лиц, занятых хозяйственной деятельностью, которая распространялась на всю совокупность условий жизни трудящихся как на местах их работы, так и вне этих мест.

Воздействие государства на трудовые отношения в первый год Советского государства представляло собой не только правовое регулирование, но в большей степени идеологическое влияние, которое формировало новое правосознание трудящихся, отражая принцип верховенства их прав над правами и интересами нанимателя (работодателя), а наниматель (работодатель) в сложившейся ситуации находился под жестким правовым и идеологическим контролем объединений работников и государства.

К весне 1918 г. в России произошло обострение внутриполитической обстановки вследствие начала Гражданской войны и иностранной интервенции, большевистское правительство перешло к политике «военного коммунизма». По мнению А.С. Орлова, политика «военного коммунизма» включала «комплекс мероприятий, затронувших экономическую и социально-политическую сферу. Главным при этом было: национализация всех средств производства, внедрение централизованного управления, уравнительного распределения продуктов, принудительного труда и политической диктатуры большевистской партии» [2, c. 345].

Сложившаяся конъюнктура потребовала изменения регулирования трудовых отношений в целях разрешения возникших проблем. Изменился и характер воздействия государства.

Принятая Пятым Всероссийским съездом Советов первая в отечественной истории Конституция РСФСР 1918 г. затрагивала вопросы регулирования труда в ст. 18, где труд признавался обязанностью всех граждан Республики и провозглашался лозунг «Не трудящийся, да не ест!».

Конституция несла на себе отпечаток идеологических штампов большевистской диктатуры, что нашло свое отражение в следующей формулировке: «в целях уничтожения паразитических слоев общества и организации хозяйства вводится всеобщая трудовая повинность».

Таким образом, в условиях диктатуры пролетариата изменился подход государства к привлечению населения к труду. Ранее в истории России законодательно не закреплялась обязанность людей трудиться в пользу государства, труд служил средством обеспечения жизнедеятельности человека. В Советском государстве труд стал всеобщей обязанностью, за соблюдением которой строго следило государство, применяя меры принуждения вплоть до уголовной ответственности.

Был принят первый в российской истории кодифицированный акт – Кодекс законов о труде РСФСР 1918 г., ставший итогом систематизации трудового законодательства нового государства за первый год его существования. Кодекс состоял из 9 разделов: «О трудовой повинности», «Право на применение труда», «О предварительном испытании», «О переводе и увольнении трудящихся», «О вознаграждении за труд», «О рабочем времени», «Об обеспечении надлежащей производительности труда», «Об охране труда» и др.

Главным назначением Кодекса была правовая регламентация трудовой повинности. Трудовой повинности подлежали все граждане Советской Республики, за исключением лиц, не достигших возраста 16 лет и лиц, достигших возраста 50 лет, а также лиц, навсегда утративших трудоспособность вследствие увечья или болезни.

Кодекс законов о труде РСФСР 1918 г., помимо трудовой повинности, закрепил для всех трудоспособных граждан и право на применение труда, которое обеспечивало работникам возможность осуществления трудовой деятельности. Однако реализация такого права обеспечивалась отделами распределения рабочей силы, профессиональными союзами, советскими учреждениями и предприятиями. Провозглашение Советским государством права на применение труда явилось определенным достижением для того времени. Но в то же время, полагаем, данное право можно рассматривать лишь как ограниченную часть свободы труда.

Леонид Юрьевич Бугров полагал, что «процесс индивидуальной свободы труда в юридическом аспекте немыслим без отказа от принудительного и обязательного труда» [1, c. 79].

Особое внимание в Кодексе было уделено переводам трудящихся. Закреплялось, что перевод трудящихся во всех предприятиях, учреждениях и хозяйствах, применяющих чужой труд за вознаграждение, может происходить только в интересах дела и на основании постановления соответствующего органа управления.

КЗоТ РСФСР 1918 г. включал положения, обеспечивающие надлежащую производительность труда. Статья 113 Кодекса устанавливала, что «в целях обеспечения надлежащей производительности труда на всех трудящихся в предприятиях, учреждениях и хозяйствах (государственных, общественных или частных), применяющих чужой труд за вознаграждение и в форме организованного сотрудничества, и на органы управления указанными предприятиями, учреждениями и хозяйствами возлагается обязанность точного соблюдения предписаний настоящего раздела Кодекса о нормах выработки, о нормальной производительности и о правилах внутреннего распорядка».

Таким образом, КЗоТ РСФСР 1918 г. включал зачатки правового института нормирования труда, дошедшего в трудовом законодательстве до нашего времени.

«КЗоТ 1918 г. наглядно отразил особенности социальной политики советского государства в период военного коммунизма, в котором сочеталось принуждение к труду, зачастую в самой жесткой и даже жестокой форме, и довольно высокий для тех лет провозглашенный уровень трудовых прав работников, охраны труда, предоставление профсоюзам особых прав и полномочий в сфере правового регулирования труда» [3, c. 120].

В условиях военного коммунизма государство нуждалось в максимальной консолидации человеческих ресурсов для победы в Гражданской войне, сохранения политической власти партией большевиков. Главным инструментом для решения данного вопроса выступала трудовая повинность.

Правовая регламентация трудовой повинности получила свое дальнейшее развитие в Декрете СНК РСФСР от 29 января 1920 г. «О порядке всеобщей трудовой повинности». В данном Декрете речь шла преимущественно о разных формах трудовой повинности. Прежде всего, предусматривалось привлечение населения к единовременному или периодическому выполнению, независимо от постоянной работы по роду занятий, различных видов работ (сельскохозяйственных, борьба с последствиями общественных бедствий и т.п.).

Законодательное закрепление жесткого административного регулирования трудовых отношений и процессов труда обеспечивалось применением мер государственного принуждения. В этих целях был принят Декрет СНК РСФСР от 27 апреля 1920 г. «О борьбе с прогулами». Декрет устанавливал, что «сверх удержания заработной платы производились вычеты из премии как денежной, так и натуральной за прогулы (неявку на работу без законных оснований) по следующему расчету: за первый день прогула в течение месяца высчитывались 15% месячной премии, за второй день – 25% и за третий – 60%. Независимо от этого, совершение прогула влекло за собой обязанность отработать дни прогула в порядке трудовой повинности в сверхурочное время и в праздники».

В рассматриваемый исторический период воздействие на трудовые отношения осуществлял лишь один субъект – государство, которое в сложившихся условиях в связи с проведением широкомасштабной национализации осталось, по сути, единственным работодателем.

Именно в этот период при формировании монополии со стороны государства на правовое регулирование общественных отношений появились и зачатки антиправового воздействия государства на трудовые отношения, выражавшиеся в ухудшении правого положения работников. По свидетельству И.Я. Киселева, «оборонные предприятия были освобождены от выполнения норм КЗоТа относительно запрета ночного труда женщин и несовершеннолетних, ограничений применения сверхурочных работ» [3, c. 121].

Таким образом, в первые годы существования Советского государства его воздействие на трудовые отношения за короткий исторический срок прошло эволюцию от прогрессивного характера, заключавшегося в законодательном закреплении продолжительности рабочего времени, установлении норм об охране труда, системы обязательного социального страхования, выражавшего, в конечном счете, необходимость ограничения произвола хозяйской власти работодателя и направленного на формирование нового правосознания трудящихся, до негативного в период политики «военного коммунизма», что находило свое отражение в правовом установлении обязанности трудиться в интересах государства под страхом привлечения к юридической ответственности, появлении антиправового воздействия, лежавшего за рамками нормы права, но приводящего к ее нарушению и ухудшению правового статуса работников, особенно в сфере охраны труда.

 

Библиографический список

  1. Бугров Л.Ю. Проблемы свободы труда в трудовом праве России. Пермь, 1992. 236 с.

  2. История России / под ред. А. С. Орлова. М.: Проспект, 2006. 528 с.

  3. Киселев И.Я. Трудовое право России. М.: Изд-во Норма, 2001. 384 с.

  4. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М.: Юстицинформ, 2005. 312 с.

  5. Общая теория государства и права / под ред. М.Н. Марченко. М., 1998.

  6. Сырых В.М. История государства и права. М., 2007.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.