УДК 347.2

СВОБОДА ТРУДА И ЗАПРЕЩЕНИЕ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ТРУДА В СОВРЕМЕННОМ ТРУДОВОМ ПРАВЕ

В.В. Жернаков

Кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой трудового права Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого»
61024, Украина, г. Харьков, ул. Пушкинская, 77
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: Исследуется содержание принципов свободы труда и запрещения принудительного труда в их взаимосвязи. Анализируется их закрепление в нормах права, начиная от международных стандартов и конституционных предписаний до локальных нормативных актов, а также реализация в правоприменительной практике.

Свобода труда рассматривается в правовом, философском, психологическом и экономическом аспектах. Свободу труда нельзя свести к праву свободно распоряжаться рабочей силой как экономической категорией. Она базируется на естественном праве человека на свободное развитие во всех проявлениях, а не только в отношениях по применению труда.

Общепризнанная логическая цепочка «свобода труда – свобода трудового договора» дополняется третьим элементом – свободой трудового правоотношения. Обосновываются выводы об отсутствии обязанности лица, заключившего трудовой договор, приступить к работе, и невозможности применения гражданско-правовых санкций за отказ от реализации трудового договора. Приводятся аргументы в пользу свободы расторжения трудового договора по инициативе работника и запрета принуждения к расторжению трудового договора со стороны работодателя. Свобода труда проявляется и в юридическом равенстве работника и работодателя в трудовом правоотношении. Основным источником ограничений свободы в трудовом правоотношении является не воля субъекта, а объективная необходимость в трудовом правопорядке.

Сущность принудительного труда характеризуется через такие категории, как «необходимость в труде» и «принуждение к труду». В отличие от экономического понятия необходимости труда, источником которого являются объективные явления (потребности человека), в правовой сфере источником принуждения является субъект (физическое или юридическое лицо), обладающий полномочиями применения санкций.

Характеризуется международный стандарт принудительного труда и его отражение в национальном законодательстве. Обосновывается вывод, что перевод в порядке простоя не является случаем принудительного труда.


Ключевые слова: свобода труда; свобода трудового договора; свобода трудового правоотношения; принудительный труд

 

Свобода труда, как и запрещение принуждения в сфере труда, являются общепризнанными принципами, закрепленными в международных и национальных актах. Научный анализ свободы труда и его антипода – принудительного труда – необходим не только в силу его формальной закрепленности в качестве принципа трудового права. По верному утверждению блестящего теоретика трудового права Л.Ю. Бугрова, посвятившего исследованию этого феномена фундаментальные научные работы [1; 2], развитие свободы в труде и в теории, и на практике выступает в качестве социально-экономической закономерности [1, с. 3].

Среди целей, достижению которых способствует исследование вопроса о свободе труда, можно отметить и более точное определению сферы действия норм трудового права. Известно, что свобода привлечения к труду является признаком отношений, регулируемых трудовым и гражданским правом, в отличие, например, от административно-правовых и уголовно-право­вых отношений, в которых законодательством допускается применение труда, не основанного на свободном волеизъявлении.

Представление о свободе труда в научной среде постепенно менялось, отражая социальные изменения в обществе. Так, в литературе 50-х гг. прошлого столетия свобода находила закрепление в принципах трудового права как свобода от эксплуатации, от безработицы, как «свободная» дисциплина трудящихся; в 1960 – начале 70-х гг. это была свобода от эксплуатации и «подлинная свобода трудового договора»; та же «подлинная свобода трудового договора» – в конце 1970-х гг.; свобода выбора профессии, места и рода занятий – в начале 1980-х; свобода выбора места и рода деятельности с учетом интересов общества – в конце 1980-х гг. В качестве обобщения можно привести мнение Р.З. Лившица, полагавшего, что свобода труда, став в правовом опосредовании свободой трудового договора, выражается в ряде правомочий работника и предприятия. Для работника это свобода выбора предприятия, трудовой функции, рабочего места; свобода установления (в пределах, определенных законодательством) условий труда; для предприятия – свобода выбора работника, установления режима труда, рабочего места работника и в определенных пределах – условий труда [3, с.70].

Очевидно, такой подход к осмыслению свободы в трудовом праве в пределах, допустимых идеологией научных исследований тех лет, был вполне приемлем. Но взаимосвязь свободы труда и свободы трудового договора как основу принципа свободы в трудовом праве склонны рассматривать и многие современные теоретики трудового права.

Представляется, свобода в труде – слишком глубокий по сути и широкий по проявлениям феномен, чтобы быть сведенным к договорному основанию возникновения и существования отношений. Именно как многоаспектное явление свободу труда совершенно справедливо рассматривал Л.Ю. Бугров, анализируя ее правовую сущность во взаимосвязи с философской и социально-экономической составляющей [1, с. 22]. «Личности принадлежат право выбора между занятостью и незанятостью», – справедливо утверждал Л.Ю. Бугров еще до принятия Конституции РФ 1993 года [1, с. 27].

Сущностные характеристики свободы труда, отражающие современные потребности общества, нашли закрепление в нормативных актах нового поколения. Не случайно лозунг ч. 1 ст. 37 Конституции РФ «труд свободен» развивается принципиальным положением «каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду», и лишь потом следует указание на право выбирать род деятельности и профессию. Да и в ст. 2 Трудового кодекса РФ свобода труда не ограничивается правом на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается. Свобода труда содержит и более широкое, в этом смысле – первичное – право распоряжаться своими способностями к труду. Это положение имеет существенное значение, поскольку в правовом понимании оно означает свободу от труда.

В конституциях нового поколения постсоветских стран закономерно отсутствует обязанность трудиться, как и не установлена ответственность за уклонение от общественно-полезного труда в уголовном законодательстве. И потому совершенно справедливо утверждение В.В. Глазырина и О.С. Хохряковой, полагающих, что право свободно распоряжаться своими способностями к труду означает и право вообще не заниматься трудовой деятельностью [8].

Поскольку правовой аспект свободы труда не отделим от философского и экономического ее содержания, свободу труда следует усматривать в том, что каждый свободен в выборе способа поведения – работать или нет; он может свободно выбирать место работы и трудовую функцию; он свободно заключает и в любое время расторгает трудовой договор; он свободен от выполнения работы, выходящей за пределы свободно им избранной.

Если следовать Гегелю в том, что свобода – осознанная необходимость, то можно говорить, что свобода привлечения к труду – осознание необходимости труда как источника существования. Очевидно, в этом постулате отсутствует как принуждение, так и свобода воли к труду. В этом смысле побуждение к труду следует искать не в правовой, а в социально-экономической сфере, где оно приобретает характер мотивации к труду, основанной на необходимости реализации потребностей человека.

Представляется, правовой аспект свободы труда не может быть ограничен пространством, которое образуется при оперировании категорией права собственности. В основе права работника самому распоряжаться способностями к труду лежит не право собственности на рабочую силу с его тремя элементами – владением, пользованием и распоряжением, а естественное право человека на свободное развитие, получившее конституционное закрепление.

В современной литературе обоснованно подчеркивается не только особая значимость принципа свободы труда, но и его взаимосвязь с иными основами трудового права. Отметив, что С.П. Маврин называет этот принцип краеугольным, имеющим первостепенное значение для цементирования всего комплекса соответствующих правоотношений, М.В. Лушникова и А.М. Лушников, тем не менее, принцип свободы труда в трудовом праве не считают самодостаточным в качестве «цементирующего» начала (труд свободен и в рамках гражданского права, провозгласившего свободу договора). В трудовом праве этот принцип является краеугольным только в совокупности, взаимообусловлен­ности с такими принципами, как запреты принудительного труда, дискриминации, снижения, ограничения уровня трудовых прав по сравнению с трудовым законодательством [6, с. 421–423].

Разделяя в целом эту позицию, особое внимание обратим на такой аспект в содержании свободы труда, как ее пределы. В свое время Р.З. Лившиц не только обратил внимание на проблему законодательного ограничения свободы сторон, но и считал необходимым выяснить, во имя каких целей ограничивается свобода заключения трудового договора [3, с. 70–71].

Очевидно, неограниченной свободы не бывает по определению, если речь идет о человеческом социуме. Как минимум, пределом свободы одной личности является сфера свободы других.

В механизме правового регулирования общественных отношений соблюдается иерархия нормативных актов, и потому положения коллективного договора не должны противоречить как законам, подзаконным актам, так и социально-партнерским соглашениям. В свою очередь, свобода договора может быть ограничена не только законодательными положениями, но и функциями, принципами как всей отрасли, так и конкретных иснтитутов. Например, во избежание конфликта интересов государственным и муниципальным служащим запрещается занимать оплачиваемые должности, и такое ограничение не признается противоправным или неконституционным.

К сожалению, в литературе можно встретить не вполне обоснованные утверждения, что стороны не могут быть ограничены в своей свободе заключать, изменять и расторгать трудовой договор. При этом дается ссылка на Постановление Конституционного Суда РФ от 06.06.2000 №9-П [5].

По этому поводу следует заметить: во-первых, договорное регулирование не может быть абсолютно одинаковым во всех отраслях в силу различной их сущности; во-вторых, приведенное Постановление КС РФ относится к гражданско-правовым, а не трудовым отношениям; в-третьих, в трудовом праве как самостоятельной отрасли, сочетающей частно-правовые и публично-правовые начала, на международном уровне закреплен принцип ограничения оснований прекращения трудовых отношений по инициативе работодателя (Конвенция 158 МОТ 1982 г.).

В этой связи постановка вопроса «почему и как договорные обязательства поро­ждают возможность осуществления государственного принуждения и ограничения личной свободы?» представляется более органичной [4, с. 23]. Тем более, если она сопряжена с тезисом: «Признаваемая правом свобода договора при ее реализации приво­дит к осуществляемому тем же правом ограничению личной свободы. Свобода на преддоговорной стадии оборачивается «несвободой» по­сле заключения договора» [4, с. 24].

В трудовом праве свобода работодателя объективно ограничивается в силу заложенных в принципах трудового права положениях (например, о социальной сущности трудового права, повышенной защите прав и интересов отдельных субъектов трудового права – женщины, несовершеннолетние, лица с ограниченными физичесими возможностями и т.д.). И подчинение в трудовых правоотношениях строится не на власти (в этом смысле – своеволии) руководителей процесса труда, а на необходимости трудового правопорядка (которому подчиняются не только работники-исполните­ли, но и работники-руководители).

Взаимосвязь свободы труда и свободы трудового договора можно проследить на примере развития отношений сторон в процессе приема на работу. Безусловно, трудовой договор – обязательное основание возникновения и форма существования трудового правоотношения. Но сам по себе факт заключения трудового договора еще не порождает для его сторон всей совокупности прав и обязанностей, для возникновения которых необходим факт начала работы. Потому логическую цепочку, состоящую из таких элементов, как «свобода в труде» и «свобода трудового договора», в этом контексте следует дополнить третьим элементом – «свободой лица от трудового правоотношения».

Обязанность работать и подчиняться внутреннему трудовому распорядку как элемент трудового правоотношения возникнет лишь с началом работы, а до того субъект, по большому счету, находится в сфере не трудового, а конституционного права с его свободой от труда. Потому к трудовому договору не применимы правовые конструкции в виде способов обеспечения выполнения обязательств, применяемые в гражданско-правовых отношениях (неустойка и др.). Трудовое право, как верно заметили классики, регулирует живой труд, которого в данном случае пока нет.

Правовая связь между физическим лицом, поступающим на работу, и работодателем, возникшая после заключения трудового договора и продолжающаяся до начала работы, является правоотношением по реализации конституционного права на труд. Ее содержание определяется для физического лица конституционными положениями о свободе каждого от труда, правом свободно выбирать форму и вид деятельности, а для работодателя – обязанностью принять его на работу в соответствии с условиями трудового договора.

Более строгую конструкцию в механизме ограничения свободы представляет соотношение свободы и принуждения в труде. С точки зрения права, принудительный труд является не только антиподом свободного труда, но и явлением, определяющим пределы действия свободы труда. Очевидно, в этом контексте сфера свободы ограничивается правовым полем, в котором допустим принудительный труд.

Уместно напомнить, что к определению свободы в труде общество пришло «от обратного», изначально установив запрет принудительного труда и дискриминацию в сфере труда в конвенциях Международной организации труда «О принудительном или обязательном труде» 1930 г. №29 и «Об упразднении принудительного труда» 1957 г. № 105.

В самом широком (социально-философском) понимании принудительный труд может отождествляться с понятием «необходимый труд». Необходимый или вынужденный труд – это труд, мотивы которого, находясь снаружи по отношению к «ego» человека, с необходимостью и закономерностью подводят его к выполнению работы. Его принудительный характер не зависит от степени легкости, с которой субъект откликается на внешние обстоятельства и выполняет работу.

Объединяет необходимый и принудительный труд внешнее воздействие – обстоятельства психологического, экономического, правового и иного подобного характера, приводящие к деятельности в форме труда. Но принудительный труд отличается от необходимого по следующим признакам:

1) в необходимом труде нет «автора» принуждения – ими являются объективные обстоятельства, тогда как в принудительном труде существует субъект принуждения – лицо или орган, в компетенцию которой входит организация труда;

2) в необходимом труде нет такого элемента механизма его обеспечения, как санкции. Он осуществляется благодаря осознанию необходимости или полезности труда; принудительный же труд сопровождается механизмом принуждения, который является его обязательным элементом и характеризуется наличием юридической связи между «полномочным» и «обязанным» субъектами;

3) необходимый труд имеет утилитарный характер – человек получает пользу, он необходим для самого субъекта. Принудительный же труд не всегда носит такой характер и преимущественно используется в интересах государства, общества, работодателя. Он является необходимым не для трудящегося, а для остальных субъектов.

4) необходимый труд характеризуется значительной степенью совпадения внешних и внутренних факторов, приводящих к его выполнению, тогда как в принудительном труде их фактически нет.

Правовая характеристика принудительного труда заключается в том, что им является работа, выполняемая не по добровольно принятому обязательству, а под влиянием возможности применения наказания. Требовать выполнения принудительного труда может только полномочный субъект, то есть тот, кто наделен правом применения мер уголовно-правового, административно-правового, дисциплинарного, имущественного или иного подобного характера по отношению принуждаемому.

Классическим определением понятия «принудительный труд» можно считать текст п. 1 ст. 2 Конвенции 29 о принудительном или обязательном труде МОТ 1930: термин «принудительный или обязательный труд» означает всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг. Поскольку целью данной Конвенции является отмена принудительного или обязательного труда во всех формах (п. 1 ст. 1), то эту формулировку можно считать универсальной.

Но следует заметить, что согласно п. 2 ст. 2 этого документа из приведенного стандарта сделаны исключения, в которых может применяться принудительный или обязательный труд в течение переходного периода исключительно для общественных целей (п. 2 ст. 1). Их пять, а именно: работа или служба, которая а) требуется по законам об обязательной военной службе; b) является частью обычных гражданских обязанностей; с) требуемая вследствие вынесения приговора суда; d) требуется в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случае войны или бедствия или угрозы бедствия; е) мелкие работы общинного характера. Все эти виды деятельности носят принудительный или обязательный характер, но они не считаются принудительным или обязательным трудом «только для целей настоящей Конвенции». То есть, такой принудительный труд не следует запрещать, потому что он считается «законно принудительным», в отличие от любого другого принудительного труда, который нельзя считать нормальным явлением в демократическом обществе, и который запрещается использовать.

Примечательно, что в «Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда и механизме ее реализации», принятой Генеральной конференцией Международной организации труда 18.06.1998 г., принцип свободы в сфере труда фактически сводится к свободе объединения и ведения коллективных переговоров. При этом государства-члены МОТ обязаны принять меры по упразднению всех форм принудительного или обязательного труда, запрещению детского труда и недопущению дискриминации в области труда и занятий [7].

Обращаясь к вопросу о сфере действия норм трудового права, заметим, что им регулируются отношения, образующиеся из наемного труда, то есть не принудительного или обязательного, а возникающего как результат добровольного предлагаемых человеком своих услуг. Основой предмета трудового права являются трудовые отношения, которые отличаются равенством сторон при определении содержания договора. В трудовом законодательстве не должны содержаться нормы о привлечении к постоянной работе, не предусмотренной трудовым договором.

Вместе с тем, в процессе труда могут складываться отношения, содержащие элемент принуждения. Например, применение организованного общественного труда необходимо для преодоления препятствий, носящих объективный характер и угрожающих жизни, здоровью людей или угрожающих тяжелыми последствиями экономического, экологического, организационного и иного подобного характера. Они могут применяться как временная мера до устранения препятствий с соблюдением установленных национальным законодательством и международными нормами условий, ограничивающих возможные негативные последствия их применения. Общественно необходимый труд такого уровня принуждения не противоречит природе общественно-трудовых отношений.

 

Библиографический список

  1. Бугров Л.Ю. Проблемы свободы труда в трудовом праве России. Пермь: Изд-во Перм. ун-та; Информационно-правовое агентство ИНПЭА, 1992. 236 с.

  2. Бугров Л.Ю. Свобода труда и свобода трудового договора в СССР (юридический аспект). Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1984. 128 с.

  3. Иванов С.А., Лившиц Р.З. Личность в советском трудовом праве. М., 1982. 232 с.

  4. Карапетов Л.Г., Савельев Л.И. Свобода договора и ее пределы. Т. I: Теоретические, исторические и политико-право­вые основания принципа свободы договора и его ограни­чений. М., 2012. 452 с.

  5. Комментарий к Конституции Российской Федерации (под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева) [Электронный ресурс] URL: http://kommentarii.org/konstitutc/page42.html (дата обращения: 30.05.2013).

  6. Лушникова М.В., Лушников А.М. Очерки теории трудового права. СПб., 2006. 940 с.

  7. Официальный cайт МОТ [Электронный ресурс] URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/ilo_principles.shtml (дата обращения: 30.05.2013).

  8. [Электронный ресурс]. URL: http://az-sign.ru/Projects/AZLibrCD/Law/Constn/KRF93/krf037.shtml (дата обращения: 30.05.2013).

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.