УДК 346.13

Модель нормативной регламентации недобросовестной конкуренции в правовой системе России

Е.И. Трубинова

Аспирант кафедры гражданского права юридического факультета
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: ekaterina.trubinova.law@yandex.ru

Аннотация: Автор анализирует и сопоставляет четыре модели правового регулирования недобросовестной конкуренции: 1) основанную исключительно на материалах судебной практики; 2) сформированную из положений антимонопольного законодательства, частью которого выступает и нормативная регламентация недопущения недобросовестной конкуренции; 3) образованную положениями правоприменительной практики на основании норм гражданского законодательства; 4) базирующуюся на нормах специального законодательного акта. Автор отмечает крайне эклектичный характер существующей в правовой системе России модели правового регулирования отношений, складывающихся в связи с пресечением недобросовестной конкуренции. Российская модель правового регулирования базируется на источниках, которые имеют разноуровневый по юридической силе характер и принадлежат к различным отраслям права. Автор утверждает, что наиболее корректной моделью нормативной регламентации недобросовестной конкуренции в отечественной правовой системе является опосредование рассматриваемых отношений как положениями Гражданского кодекса Российской Федерации (в части закрепления основ взаимодействия гражданского и конкурентного законодательства при установлении актов недобросовестной конкуренции в сфере прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации), так и специальным законом «О недопущении недобросовестной конкуренции», структура которого должна быть образована пятью главами: общие положения, защита от актов недобросовестной конкуренции, ответственность за их осуществление, рассмотрение возникающих из недобросовестной конкуренции дел, заключительные положения.


Ключевые слова: недобросовестная конкуренция; монополистическая деятельность; недобросовестность; деликт; антимонопольное регулирование; нормативное регулирование; правовая система

 

Современный этап общественного и государственного развития характеризуется расширением правового пространства, что обусловлено как субъективными факторами – стремлением государств с помощью юридических средств исчерпывающим образом воздействовать на экономические и социальные процессы общества, в том числе и на конкурентные акты [5, с. 11], так и объективными условиями – неспособностью экономических и социальных процессов к абсолютному саморегулированию вне правовой регламентации [1, с. 60]. Правовое регулирование института недобросовестной конкуренции, недопущение недобросовестной конкуренции в сфере прав на средства индивидуализации является необходимым и представляет собой одну из форм нормативного регулирования в рыночной сфере, что выступает «одной из основных задач государства на современном этапе» [3, с. 77].

Российская модель правового регулирования отношений, складывающихся в связи с недопущением недобросовестной конкуренции, крайне эклектична, поскольку построена на множественности источников, которые имеют разноуровневый по юридической силе характер и принадлежат к различным отраслям права.

В основу такого регулирования положена формула, закрепленная в ч. 2 ст. 34 Конституции РФ, определяющей объем прав каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и не допускающей экономическую деятельность, направленную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию [7]. Считаем, что в основу правового регулирования недобросовестной конкуренции в России положена некорректная по своему содержанию норма. Конкурентное законодательство по своей природе направлено, в частности, на борьбу не собственно с монополиями, а с их злоупотреблениями – монополистической деятельностью, а также на недопущение недобросовестной конкуренции.

Ряд норм, отражающих запрет на реализацию актов недобросовестной конкуренции, закреплен в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее – ГК РФ). Некоторые из них отдельно не именуют запрет на совершение недобросовестных конкурентных действий, но получает развитие и конкретизацию в содержащих прямой запрет на совершение таких действий нормах:

– п. 3 ст. 1 ГК РФ: «При установлении осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских отношений должны действовать добросовестно»;

– п. 4 ст. 1 ГК РФ: «Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения»;

– абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ: «Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке».

ГК РФ также включает нормы, определяющие формулу прикрепления, применимую к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции (ст. 1222), и положения, определяющие взаимодействие гражданского и конкурентного законодательства при установлении актов недобросовестной конкуренции в сфере прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (п. 7 ст. 1252, подп. 6 п. 2 ст. 1512).

Специальным нормативным актом, содержащим положения о недопущении недобросовестной конкуренции, является Федеральный закон «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции). Комплексная природа названного акта представляется соответствующей правовой природе института недобросовестной конкуренции как посягающего на интересы не только хозяйствующих субъектов-конкурентов, но и потребителей, что предполагает не исключительно частноправовые черты, но и публично-правовые свойства. Однако закрепленная в отечественной правовой системе дефиниция недобросовестной конкуренции не предполагает непосредственной защиты потребителей от соответствующих актов, что свидетельствует о частноправовом характере нормативно закрепленной конструкции недобросовестной конкуренции.

Другими источниками нормативного регулирования отношений, связанных с недопущением недобросовестной конкуренции, выступают законы, регулирующие иной круг общественных отношений и содержащие отсылочные нормы к положениям Закона о защите конкуренции [11, ст. 31] либо предполагающие конкретизацию норм данного закона [10, ст. 8].

В мировой законодательной практике единство в формировании модели правового регулирования отношений, связанных с пресечением недобросовестной конкуренции, отсутствует. Считаем возможным определить четыре модели нормативной регламентации отношений, складывающихся в связи с пресечением недобросовестной конкуренции:

1. Регулирование недобросовестных конкурентных действий образовано исключительно содержащимися в материалах судебной практики положениями (Великобритания [22, p. 19]). Соответствующая модель правовой регламентации неприменима в России как не учитывающая особенности рассматриваемой правовой системы и крайне непродолжительный период нормативного запрета на осуществление недобросовестных конкурентных актов.

2. Запрет на осуществление действий по недобросовестной конкуренции предусмотрен положениями антимонопольного законодательства, составной частью которых выступает и законодательство о недопущении недобросовестной конкуренции (США [23, p. 113-119]; Канада [19]; Казахстан [9]). Данная модель нормативной регламентации получила развитие и в законодательстве России, что влечет смешение антимонопольного регулирования и мер по недопущению недобросовестной конкуренции при явном превалировании норм антимонопольного регулирования. Такое нормативное содержание закона вытесняет сферу регламентации по недопущению недобросовестной конкуренции в предметное поле иных законодательных актов.

Смешение норм по антимонопольному регулированию и пресечению недобросовестной конкуренции в одном акте неизбежно приводит к отождествлению названных конструкций, что находит отражение и в литературе [13, с. 79]. Считаем, что предупреждение монополистической деятельности предполагает ограничение конкуренции, а пресечение актов недобросовестной конкуренции предполагает полный запрет недобросовестных действий, но не их ограничение. Недобросовестные действия нельзя ограничить, их можно только запретить. Соответственно, правовое регулирование названных институтов должно существенно отличаться. В связи с изложенными доводами представляется полумерой предлагаемое в исследованиях выделение в составе Закона о защите конкуренции отдельной главы, посвященной пресечению недобросовестной конкуренции [2, с. 10].

3. Недопущение недобросовестных конкурентных действий разработано правоприменительной практикой на основании норм гражданского законодательства о деликтах (Франция [14, ст. 1382]; Нидерланды [18]; Италия [17]). Имплементация указанного опыта правовой регламентации возможна при квалификации недобросовестной конкуренции исключительно как частноправового явления, что допустимо при существующей дефиниции недобросовестной конкуренции, ограничивающей сферу ее применения исключительно частными конкурентными отношениями хозяйствующих субъектов. Именно актуальная нормативная регламентация рассматриваемого института приводит некоторых авторов к выводу о необходимости включения в состав главы 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда» отдельной нормы, посвященной ответственности за вред, причиненный недобросовестной конкурентной деятельностью [15, с. 140]. Вместе с тем теоретически обоснованное включение в состав конструкции недобросовестной конкуренции фигуры потребителя – представителя общественности, чьи права и законные интересы подлежат защите, привносит в рассматриваемый институт и публично-правовые черты, что свидетельствует о некорректности недопущения недобросовестных конкурентных актов исключительно на основании положений гражданского законодательства.

4. Запрещение недобросовестной конкуренции основано на нормах специального законодательного акта, содержащего запрет недобросовестных конкурентных действий, что получает обоснование в теоретических исследованиях [6, с. 8; 12, с. 22]. Соответствующая регламентация является частью правовых систем ФРГ [16], Испании [21], КНР [20]. Именно вариант опосредования рассматриваемых отношений как положениями ГК РФ (в части закрепления основ взаимодействия гражданского и конкурентного законодательства при установлении актов недобросовестной конкуренции в сфере прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации), так и специальным законом «О недопущении недобросовестной конкуренции» представляется наиболее отражающим комплексный характер рассматриваемого явления. Принятие отдельного законодательного акта нивелирует проблему смешения конструкций монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, а также позволит более широко применять инструмент недопущения недобросовестной конкуренции, состав актов которой в настоящее время носит открытый характер, однако эффективная защита имеет место исключительно от поименованных в Законе о защите конкуренции действий.

Структура закона «О недопущении недобросовестной конкуренции» может быть определена следующим образом:

Глава 1. Общие положения (цели и задачи закона, сфера его применения, дефиниция недобросовестной конкуренции и открытый перечень актов, критерии отнесения действий хозяйствующих субъектов к недобросовестным конкурентным актам).

Глава 2. Защита от актов недобросовестной конкуренции (перечень конкретных способов защиты, применимость предусмотренных иными правовыми актами способов защиты, формы защиты).

Глава 3. Ответственность за совершение актов недобросовестной конкуренции.

Глава 4. Рассмотрение дел, возникающих из актов недобросовестной конкуренции.

Глава 5. Заключительные положения и вступление в силу федерального закона.

 

Библиографический список

  1. Бурганов Р.Ф. Научная организация труда: история и современность // Экон. анализ: теория и практика. 2011. №44(251). С. 59–64.

  2. Гаврилов Д.А. Правовая защита от недобросовестной конкуренции в сфере исключительных прав на средства индивидуализации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2013. 21 с.

  3. Голубцов В.Г. Сочетание публичных и частных начал в регулировании вещных отношений с участием государства. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005.249 с.

  4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федер. закон от 30 нояб. 1994 г. №51-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Рос. газета. 1994. №238–239; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья: Федер. закон от 26 нояб. 2001 г. №146-ФЗ (ред. от 28.12.2013) // Рос. газета. 2001. №233; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая: Федер. закон от 18 дек. 2006 г. №230-ФЗ (ред. от 23.07.2013) // Рос. газета. 2006. №289.

  5. Дубинина Е.Н. Миф о развитии права // История государства и права. 2012. №11. С. 10–12.

  6. Кондратовская С.Н. Правовые проблемы пресечения недобросовестной конкуренции на товарных рынках: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005. 28 с.

  7. Конституция Российской Федерации: принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г. (ред. от 30.12.2008) // Рос. газета. 2009. №7.

  8. Кузнецова О.А. Применение мер гражданско-правовой ответственности // Вестник Пермского университета. Сер.: Юрид. науки. 2012. Вып. 4. С. 97–104.

  9. О конкуренции: Закон Республики Казахстан от 25 дек. 2008 г. №112-IV (ред. от 03.07.2013) // Казахстанская правда. 2008. №294–295.

  10. Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федер. закон от 1 дек. 2007 г. №310-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Рос. газета. 2007. №272.

  11. Об организации страхового дела в Российской Федерации: закон Рос. Федерации от 27 нояб. 1992 г. №4015-1 (ред. от 23.07.2013) // Рос. газета. 1993. №6.

  12. Паращук С.А. Недобросовестная конкуренция. Содержание и правовые средства ее пресечения: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1996. 24 с.

  13. Талан М.В. Незаконное использование товарного знака как одно из проявлений недобросовестной конкуренции // Закон. 2009. №1. С. 79–83.

  14. Французский гражданский кодекс от 21 марта 1804 г. СПб: Юридический центр Пресс, 2004. 1101 с.

  15. Чудинов О.Р. Недобросовестная конкуренция и вопросы совершенствования гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник Пермского университета. Сер.: Юрид. науки. 2009. Вып. 2(4).С. 134–141.

  16. Act Against Unfair Competition. 03.07.2004 (in version 03.03.2010). Federal Law Gazette (BGBI.) URL: http://www.gesetze-im-internet.de/englisch_uwg/the_act_against_unfair_competition.pdf (датаобращения: 14.01.2014).

  17. Civil Code (approved by Royal Decree No. 262 of 16.03.1942 (in version 2010). URL: http://www.wipo.int/wipolex/en/text.jsp?file_id=229773 (дата обращения: 14.01.2014).

  18. The Civil Code of the Netherlands. URL: http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=1737848 (дата обращения: 14.01.2014).

  19. Competition Act. 1985. C-34. (in version 09.12.2013). URL: http://laws-lois.justice.gc.ca/PDF/C-34.pdf (дата обращения: 14.01.2014).

  20. Law on the People’s Republic of ChinaAgainst Unfair Competition.02.09.1993. URL: http://www.wipo.int/wipolex/en/text.jsp?file_id=125970 (дата обращения: 14.01.2014).

  21. Ley №3/1991, de 10 de enero de 1991, de Competencia Desleal.(30.12.2009). URL: http://www.wipo.int/wipolex/en/text.jsp?file_id=181484 (дата обращения 14.01.2014).

  22. Note on Conflicts of Laws on the Question ofUnfair Competition: Background and Updated – Materials of Hague Conference of Private International Law. 05.04.2000: Permanent Bureau. 37 p.

  23. William V. Dorsaneo III, Herbert J. Hammond. Trade Secrets, Trade Marks and Unfair Competition // Dorsaneo’s Texas Litigation Guide. Ch. 200. 2002. 199 p.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.