УДК 347.4

Понятие договора теплоснабжения и его место в системе гражданско-правовых договоров

Д.В. Головкина

Кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: В статье исследуется понятие договора теплоснабжения. Отмечается, что определение договора дано в законе «О теплоснабжении». Анализируется правовая природа и законодательное регулирование данного договора в разные годы прошлого века, а также на современном этапе. Приводятся точки зрения различных авторов относительно правовой природы договора теплоснабжения, а также возможности выделения его в самостоятельный вид. Обосновывается необходимость выделения договора теплоснабжения в отдельный вид договора энергоснабжения, имеющий при этом специальное регулирование. Определяются характерные черты данного договора, позволяющие отграничивать его от других договоров. Проводится сравнение данного договора с другими видами обязательств. В статье определены признаки, дающие возможность рассматривать договор теплоснабжения, являющийся разновидностью договора энергоснабжения как вид договора купли-продажи, в то же время отмечается, что ему (договору теплоснабжения) свойственны черты, которые не присущи договору купли-продажи. Кроме того, в статье отмечаются особенности объекта данного договора – энергии, которые во многом обусловливают его специфичность. Отдельное внимание уделено возможности заключения договора теплоснабжения для подачи тепла в многоквартирные дома. Подчеркивается необходимость выделения нескольких видов договоров в системе теплоснабжения многоквартирных домов.


Ключевые слова: договор теплоснабжения; тепловая энергия; энергоснабжающая организация; потребитель

 

Энергетическая стратегия России на период до 2030 года определяет основные проблемы нефтяного комплекса, газовой, угольной промышленности, атомной энергетики, электроэнергетики и теплоснабжения. Создание благоприятной экономической среды предполагает необходимость формирования правовой основы, направленной на эффективное регулирование правоотношений в сфере энергетики.

В настоящее время отношения в сфере теплоснабжения урегулированы специальным законом «О теплоснабжении» [30]. Пункт 1 статьи 15 указанного закона гласит: «Потребители тепловой энергии приобретают тепловую энергию (мощность) и (или) теплоноситель у теплоснабжающей организации по договору теплоснабжения».

Ранее, до принятия Федерального закона «О теплоснабжении», наиболее распространенной формой оборота тепловой энергии был договор энергоснабжения. Особенностями договора энергоснабжения, послужившими основанием выделения его в отдельный вид договора купли-продажи, стала специфика объекта указанного договора – электрическая или тепловая энергия и особый способ исполнения обязательства, вытекающего из этого договора, – передача энергии абоненту через присоединенную сеть.

Возможность вовлечения в экономический оборот такой продукции, как не заключенная в емкости тепловая энергия, представилась только с появлением технических устройств для ее производства, транспортировки и потребления.

Взгляды на правовую природу договора снабжения энергией устоялись только к началу 90-х гг. прошлого столетия. До этого такой договор причислялся различными авторами и к договору подряда, и к договору поставки. Отечественными цивилистами высказывались различные точки зрения относительно природы договора энергоснабжения. Одни авторы признавали, что содержанием договора является выполнение работы по доставке ресурса потребителю, осуществление действий по ее передаче. Поэтому они считали договор снабжения энергией договором подряда. Так, М.М. Агарков пришел к выводу, что договор на снабжение энергией следует считать договором подряда, поскольку, согласно этому договору, «электростанция обязуется совершить работу, необходимую для доставления потребителю энергии, а не передавать последнему какое-либо имущество» [1, с. 13–14]. Таким образом, М.М. Агарков, относя рассматриваемые отношения к договору подряда, отметил только то обстоятельство, что как по договору подряда, так и по договору о снабжении энергией одна сторона передает другой результат своего труда. В этом, действительно, можно усмотреть сходство названных договоров.

Вопрос о самостоятельности договора энергоснабжения впервые был поставлен в 50-х гг. XX в. в трудах известного цивилиста профессора С.М. Корнеева, который пришел к выводу, что предметом данного договора является «энергия, как ценность, экономическое благо» [22; 29]. Исходя из этого С.М. Корнеев провел анализ договоров о снабжении через присоединенную сеть – о снабжении энергией, в том числе тепловой, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, который позволил выявить общие признаки, характерные для каждого из них. Именно С.М. Корнеев впервые выдвинул тезис об их самостоятельности [23, c. 14]. Однако данное положение было встречено критикой со стороны ряда ученых, которые считали, что указанные договоры не могут являться самостоятельными договорными видами. По своей юридической природе они примыкают к договорам купли-продажи[8, c. 222]. Тем не менее именно то название указанных договоров, которое им дал С.М. Корнеев, в дальнейшем использовалось другими авторами, и в настоящее время используется в Гражданском кодексе РФ.

Договоры на снабжение энергией, газом, нефтепродуктами и т.д. рассматривались С.М. Корнеевым как однотипные и были объединены им в одну группу, именуемую «договорами о снабжении продукцией через присоединенную сеть», которые в совокупности качественно отличались от всех известных до этого договоров, т.е. им была придана самостоятельность. Однако далеко не все цивилисты придерживались такой точки зрения. О.Н. Садиков в 60-е гг. прошлого века отмечал, что договоры поставки и газоснабжения опосредствуют тождественные общественные отношения и предполагают одинаковый круг основных договорных условий [32, c. 158–159]. Позднее сходное суждение было высказано Б.М. Сейнароевым, который указал, что «договор на снабжение энергией по характеру опосредствуемых им общественных отношений, по основным правам и обязанностям сторон не имеет принципиальных отличий от договора поставки. Поэтому при классификации хозяйственных договоров виды договоров на снабжение энергией следует относить к договорному типу поставки» [34, c. 34].

Более осторожно по этому вопросу высказывался О.С. Иоффе. Он признавал договоры на снабжение энергией и газом самостоятельными договорами, но при этом отмечал особый характер соотношения данных договоров и договора поставки. «Договоры на снабжение энергией и газом, – писал классик, – нельзя ни отрывать от поставки, ни отождествлять с ней. Их следует рассматривать как самостоятельные, но в то же время такие договоры, которые не прямо входят в состав обязательств по возмездной реализации имущества, а в пределах этих обязательств непосредственно примыкают к договору поставки. Их юридическое отличие от поставки воплощается в правах и обязанностях сторон, образующих содержание названных договоров» [19, c. 298].

Интересна также позиция Ю.Х. Калмыкова, который, признавая специфический предмет правового регулирования, особенности в правах и обязанностях субъектов, отличительные черты возникновения соответствующих правоотношений, все же качественных отличий поставки и договоров на снабжение энергией не видел. Он указывал, что «специальное регулирование, осуществляемое подзаконными нормативными актами, чаще ведомственными, должно соответствовать общим нормам Положения о поставках» [20, c. 169–172].

Договоры снабжения ресурсами через присоединенную сеть вновь привлекли внимание ученых в середине 80-х гг. прошлого века. Рассматривая вопросы правового регулирования отношений по снабжению электрической, тепловой энергией и газом предприятий, А.М. Шафир вернулся к точке зрения о самостоятельности данных договоров. Он утверждал: «…возникающие на основе рассматриваемых договоров обязательства по снабжению через присоединенную сеть являются самостоятельным договорным институтом, обособившимся в системе обязательственного права наряду с договором поставки, перевозки и др.» [37, c. 7]. Однако «легального определения договора в тот период времени не существовало, т.е. законодатель еще не признавал обособленность договора энергоснабжения» [27, c. 10].

Со временем в цивилистической науке постепенно сложилось представление о том, что договор энергоснабжения находится в «близком родстве» с группой договоров, направленных на передачу товара одной стороной в собственность другой стороне. Поэтому трактовать его как совершенно самостоятельный договор гражданского права нет оснований.

Отдельный параграф главы 30 ГК РФ «Энергоснабжение» позволяет говорить о самостоятельности договора энергоснабжения и содержит регулирование отношений по снабжению электрической и тепловой энергией.

Отличие договора снабжения тепловой энергией от других хозяйственных договоров обусловлено в значительной степени тем, что в его основе лежат специфические экономические отношения, которые охватывают процессы не только возмездной реализации продукции, но и надлежащей организации использования тепловой энергии, в чем проявляется его особенность. Таким образом, договор на снабжение тепловой энергией распространяется на взаимоотношения снабжающей организации и потребителя, как по передаче продукции, так и по ее использованию. Возникающее на основе рассматриваемого договора обязательство по снабжению тепловой энергией через присоединенную сеть является самостоятельным обязательством [37, c. 7]. Договор энергоснабжения «рассматривается кодексом как один из видов договора купли-продажи, хотя, с учетом значительной его специфики, он сформулирован как самостоятельный» [2, c. 37].

Договором энергоснабжения охватываются те правоотношения, которые складываются при снабжении потребителей как электрической, так и тепловой энергией через присоединенную сеть. В соответствии с п. 4 ст. 539 ГК РФ специальная правовая регламентация имеет приоритет перед положениями ГК РФ о договоре энергоснабжения. В случаях, когда в качестве объекта договора энергоснабжения выступает тепловая энергия, правила о договоре энергоснабжения, содержащиеся в ГК РФ, подлежат применению только в том случае, если иное не установлено законом или иными нормативными правовыми актами, регламентирующими энергоснабжение тепловой энергией через присоединенную сеть [9, c. 158–159]. То есть, если предметом договора энергоснабжения является тепловая энергия, законодательством предусмотрена приоритетная возможность регулирования договора иными федеральными законами и иными правовыми актами, имея в виду, что в них могут содержаться правила, относящиеся к специфическим особенностям снабжения потребителей тепловой энергией.

Отличие договора теплоснабжения от других хозяйственных договоров обусловлено в значительной степени тем, что в его основе лежат специфические экономические отношения, которые охватывают процессы не только возмездной реализации продукции, но и надлежащей организации использования тепловой энергии, в чем проявляется его особенность. Таким образом, договор теплоснабжения распространяется на взаимоотношения снабжающей организации и потребителя как по передаче продукции, так и по ее использованию. Возникающее на основе рассматриваемого договора обязательство по снабжению тепловой энергией через присоединенную сеть является самостоятельным обязательством [37, c. 7]. Договор энергоснабжения «рассматривается кодексом как один из видов договора купли-продажи, хотя, с учетом значительной его специфики, он сформулирован как самостоятельный» [2, c. 37].

Существует несколько позиций по поводу квалификации договора теплоснабжения. Одна из них заключается в том, что договор теплоснабжения признается разновидностью договора энергоснабжения. В качестве оснований выделения среди договоров энергоснабжения такой разновидности, как теплоснабжение, И.В. Елисеев приводит предмет договорных правоотношений [17, c. 59–72]. Некоторые ученые относят к энергии, являющейся предметом договора энергоснабжения, газ, теплоэнергию, нефтепродукты и т.п. [16, c. 123], другие – только электрическую и тепловую энергию, газ [3, c. 127]. Подобной точки зрения придерживается Н.И. Клейн: «…подобная позиция приведена в ГК. В соответствии со ст. 548 ГК РФ правила о договоре энергоснабжения применяются к снабжению тепловой энергией, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой через присоединенную сеть, если иное не установлено законом, иными правовыми актами. Из этой нормы вытекает, что договоры на снабжение тепловой энергией … заключаются и исполняются по модели договора на энергоснабжение» [13, c. 128].

Ряд ученых придерживается противоположной позиции. С.М. Корнеев, первый высказавший мысль о самостоятельности договора снабжения через присоединенную сеть, писал, что «договор о снабжении продукцией через присоединенную сеть может быть квалифицирован как вид договора купли-продажи» [15, т. 2, c. 327]. Эта мысль была поддержана М.И. Брагинским, который прямо указывает, что «договор энергоснабжения является одной из разновидностей договоров на присоединение. К этой группе также относятся договоры на снабжение тепловой энергией…» [14, c. 96–97]. В качестве системообразующего признака он выделяет способ передачи – через присоединенную сеть.

Договор теплоснабжения относится к договору энергоснабжения как вид к роду и имеет специфические признаки, которые позволяют выделить его в отдельный вид договора энергоснабжения. Такими признаками являются, во-первых, особый предмет договора – тепловая энергия и действия по ее передаче; во-вторых, особый субъектный состав – теплоснабжающая организация, потребитель, а также лицо, в собственности которого находятся тепловые сети; в-третьих, особая целевая направленность, которая заключается в возмездной передаче тепловой энергии в собственность потребителя через присоединенную сеть.

Договор теплоснабжения, являясь разновидностью договора энергоснабжения относится к группе договоров купли-продажи, так как отвечает основным признакам этого договора: согласно ст. 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии. «Однако особенностью обязательств по энергоснабжению является то, что в отличие от других разновидностей договора купли-продажи в их предметную сферу включается несколько более широкий круг отношений, охватываемый понятием “снабжение”» [33, c. 24].

Сравнивая договор снабжения товарами через присоединенную сеть с куплей-продажей, можно установить сходство и различия. Сходство заключается в том, что договоры опосредуют отношения по переходу имущества от одной организации к другой на возмездных началах, т.е. существует акт обмена. Как по договору купли-продажи, так и по договору снабжения товарами через присоединенную сеть происходит передача одной стороной другой товара в определенном количестве за плату.

Но следует отметить, что между указанными договорами имеются существенные различия, которые связаны с особенностями товара – тепловой энергии как предмета договора.

Во-первых, по своему физическому состоянию тепловая энергия обладает летучестью и способностью течь по трубопроводам. С учетом этого в договоре теплоснабжения не предусмотрена обязанность теплоснабжающей организации совершать отдельные действия по передаче товара.

Во-вторых, существенной особенностью договора теплоснабжения, в отличие от договора купли-продажи, является то, что из него вытекает обязанность теплоснабжающей организации обеспечивать постоянное нахождение товара в трубопроводе под давлением, чтобы абонент постоянно получал товар через присоединенную сеть.

В-третьих, спецификой товара обусловлена также еще одна особенность договора – это возможность снабжения тепловой энергией через присоединенную сеть, т.е. предусмотрен особый способ передачи товара. «Под присоединенной сетью понимается тот участок специальных технических устройств, служащий для передачи энергии, который непосредственно присоединен к электроустановкам или теплопроводам энергоснабжающей организации и находится на балансе у абонента» [35, c. 157–158].

Кроме того, товар должен быть подан в количестве, не превышающем технические возможности трубопровода, а потребитель в состоянии принять и израсходовать количество, не превышающее его потребности, т.е. недовыборка товара, а также подача его сверх плана или сверхплановый прием при договоре снабжения тепловой энергией не дают права сторонам требовать восстановления или сокращения приема товара в последующие дни или плановые периоды.

Отличительными от договора купли-продажи чертами договора теплоснабжения являются также обязанность принимающей стороны поддерживать надлежащее техническое состояние своего хозяйства и рационально расходовать товар, соблюдать режим потребления, а также наличие необходимого для присоединения технического оборудования.

Следует также отметить, что договор теплоснабжения отличается от договора купли-продажи еще и тем, что присоединение к трубопроводу возможно только при наличии технических условий.

Таким образом, для договора теплоснабжения характерны признаки, не являющиеся признаками договора купли-продажи или отсутствуют совсем. В отличие от договора купли-продажи, содержащего в большей степени диспозитивные нормы, правовой режим договора теплоснабжения содержит императивные нормы, касающиеся специального субъектного состава, ответственности сторон, порядка заключения, изменения, прекращения договора и т.д.

В юридической литературе [25, c. 26–31], неоднократно обращалось внимание на то, что деятельность, связанная с реализацией энергии относится к договору купли-продажи, а не к услугам, как это осуществлено в «Правилах предоставления коммунальных услуг». Следуя логике авторов этих правил, куплю-продажу также следует понимать как услугу по передаче вещи. Однако такая формулировка юридически некорректна, ведь услуга не имеет овеществленного результата, тогда как товар, передаваемый по договору энергоснабжения, всегда вещественен, материален. Кроме того, общеизвестно, что услуга не имеет овеществленного результата, связана и неотделима от личности услугодателя, а тепловая энергия или, по крайней мере, теплоноситель, материальны, поэтому причислять договор теплоснабжения к договорам по оказанию услуг вряд ли возможно.

В литературе часто такие договоры еще называют «пользованием» ресурсов [11, c. 627]. Однако с этим трудно согласиться, так как любой ресурс, в том числе и тепловая энергия, потребляемы.

М.И. Брагинский договоры на снабжение энергией относит к договорам по оказанию услуг, поскольку этот ресурс не рассматривался в качестве вещей [5, c. 34–36]. Этого мнения придерживается и Р.О. Халфина при анализе договорного права зарубежных стран. Она указывает, что электроснабжение, газоснабжение и коммунальное обслуживание относятся к услугам производственного и бытового характера [12, c. 165]. В литературе также обосновывалось мнение, что отношения по обеспечению пользователей жилых помещений коммунальными услугами входят в состав сложного жилищного правоотношения [36, с. 100–101].

Следует отметить, что много лет на теплоснабжение автоматически переносились нормы, разрабатываемые для электроэнергетики. Однако необходимо учитывать, что тепловая и электрическая энергия – товары, имеющие принципиальные различия, особенно при использовании их в многоквартирных домах.

Во-первых, в электроснабжении отсутствует товар, аналогичный по свойствам теплоносителю.

Во-вторых, понятие мощности потребления в электроэнергетике позволяет прямо измерять эту мощность в любой момент времени. В теплоснабжении приходится содержать огромные резервные мощности на теплоисточниках для прохождения зимнего максимума, поэтому текущую мощность теплопотребления для ее оценки приходится пересчитывать на расчетную температуру наружного воздуха.

В-третьих, объем потребления электрической энергии зависит только от пожеланий жителей, а потребление тепловой энергии зависит также от расположения квартиры, качества утепления дома, регулировки вентиляции.

В-четвертых, качество электрической энергии редко регулируется на уровне дома. Часто в квартирах применяются только регуляторы напряжения. Качество тепловой энергии, определяемое через качество теплоносителя, обязательно должно регулироваться на уровне дома.

В-пятых, принципиально различаются возможности приборного учета. Благодаря низкой цене, счетчики электрической энергии установлены практически повсеместно. Установка коммерческих приборов учета тепловой энергии в каждой квартире затруднена из-за дороговизны. К тому же добавляются проблемы доступа для обслуживания, контроля хищений энергии и теплоносителя, разнесение затрат на отопление внеквартирных помещений, пассивного отопления за счет соседей и др. Несколько проще обстоит дело с водосчетчиками: они относительно дешевы и могут применяться в коммерческих расчетах, но тоже не лишены недостатков. В первую очередь это простота изменения (фальсификации) показаний (леской, магнитом, пылесосом, отбором через фильтр, заменой ГВС на воду из батарей). Кроме того, отсутствует возможность учета расхода тепла на полотенцесушители. И, наконец, водосчетчики не позволяют осуществлять контроль температуры горячей воды и исключать из оплаты слив воды при недостаточности ее температуры.

Следует отметить, что граждане-потребители тепловой энергии, как правило, вступают в отношения по предоставлению коммунальных услуг, а не теплоснабжения. В договор же теплоснабжения вступает непосредственно жилищно-эксплуатацион­ная организация, ТСЖ или управляющая компания.

Согласно ч. 2 ст. 161 ЖК РФ, существуют три способа управления многоквартирным домом: во-первых, непосредственное управление собственниками помещений; во-вторых, управление ТСЖ, жилищным кооперативом или иным специализированным кооперативом, предусмотренным федеральным законом; в-третьих, управление юридическим лицом независимо от организационно-правовой формы или индивидуальным предпринимателем (управляющей организацией). При использовании второго и третьего способов есть поставщик тепловой энергии (теплоснабжающая организация), есть лицо (например ТСЖ, которое является потребителем по договору теплоснабжения), которое на входе в дом покупает тепловую энергию и далее оказывает коммунальные услуги жителям.

Коммунальные услуги всегда должен оказывать исполнитель на базе приобретенных или произведенных им самим коммунальных ресурсов. Тепловая энергия – это ресурс, на базе которого «оказывается коммунальная услуга, обеспечивающая комфортные условия проживания граждан в жилых помещениях многоквартирного дома» [21].

При этом следует отметить, что отношения по предоставлению коммунальных услуг имеют место тогда, когда потребитель непосредственно не заключает договор на снабжение тепловой энергией с теплоснабжающей организацией, а вступает в отношения по оказанию коммунальных услуг с ТСЖ, управляющей компанией, ЖСК и др., которые, в свою очередь, являются абонентами (потребителями) по договору теплоснабжения.

Такого рода отношения, когда между сторонами существует третье лицо, ряд авторов называют посредническими [18, c. 5]. Наиболее близким из посреднических договоров к данному диву отношений является агентский договор. На основании этого Б.В. Бальжиров делает вывод, что договор энергоснабжения является смешанным (комплексным) договором, сочетающим в себе элементы договора купли-продажи энергии с условиями об оказании возмездных услуг по передаче энергии и иных неразрывно связанных с процессом энергоснабжения услуг энергоснабжающей организацией, правовая сущность которых схожа с агентскими отношениями [4, c. 6].

Тем не менее наиболее правильным предполагается считать оформление отношений по теплоснабжению населения с помощью двух договорных конструкций: договора теплоснабжения между теплоснабжающей организацией и потребителем (в качестве которого выступает ТСЖ, управляющая организация), а также договора оказания коммунальных услуг, по которому население (жильцы многоквартирных домов) получают коммунальную услугу в виде отопления от исполнителя (ТСЖ, управляющей компании). Дополнительным аргументом в пользу данного утверждения можно считать обязанность абонента обеспечивать безопасность системы потребления энергии. Это является не только обязанностью потребителя, но и одним из основных принципов организации отношений в сфере теплоснабжения [31, c. 5]. Обеспечение данного принципа предусмотрено ст. 3 ФЗ «О теплоснабжении». Принципы рассматриваются учеными как основание системы норм энергетического права, центральным понятием, стержневым началом все системы энергетических законов [38, c. 74]. Наряду с данным принципом выделяются также следующие: гарантии обеспечения энергоснабжения, централизованное принятие решений по основным вопросам государственного регулирования в области энергетики, приоритетность энергетики в экономике страны, предсказуемость государственной политики в области энергетики, энергосбережение и рациональное, экономическое и эффективное использование энергии и другие [24, c. 158].

Характеризуя договор теплоснабжения, следует также отметить такую особенность, как публичность договора. Договор энергоснабжения отнесен п. 1 ст. 426 ГК РФ к разряду публичных договоров, т.е. к договорам, заключаемым коммерческой организацией и устанавливающим ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится [6, c. 70–71]. Обязанность заключения договора снабжения энергией основывается также на том, что энергоснабжающие организации являются субъектами естественных монополий. В связи с этим отказ от заключения договора возможен только в случае, если энергоснабжающая организация докажет невозможность отпуска товара.

Публичность договора снабжения тепловой энергией выражается в ряде специфических характеристик. Во-первых, одним из субъектов договора должна выступать коммерческая организация. В качестве контрагента может быть как физическое, так и юридическое лицо, которое в данной договорной связи является потребителем товаров, работ, услуг. В случае договора энергоснабжения контрагент выступает в качестве абонента энергии.

Во-вторых, предметом публичного договора должны выступать обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, по сути составляющие содержание именно той деятельности, которая по своему характеру должна осуществляться коммерческой организацией в отношении каждого, кто к ней обратится.

Каким же образом влияет на установление договорных отношений по снабжению тепловой энергией публичность данного договорного отношения? Нормы законодательства, в частности ст. 426 ГК РФ, позволяют сделать вывод о четырех видах правовых последствий публичности договора.

Во-первых, теплоснабжающая организация обязана заключить договор с каждым, кто к ней обратится. Она не вправе по своему усмотрению выбирать контрагента, а также решать вопрос о заключении договора. «Однако это ограничивает, а не исключает действие принципа свободы договора» [7, c. 146]. Договор, в котором полностью исключается действие указанного принципа, гражданско-правовым быть не может.

Действительно, снабжающая организация не может по своему усмотрению отказаться от заключения договора при возможности его заключения. Но она может отказаться, если возможность предоставить потребителю товар отсутствует.

Причинами отказа в заключении договора теплоснабжения, согласно положениям ст. 421, части первой ст. 426 и части второй ст. 539 ГК РФ, являются: отсутствие возможности подать энергию через присоединенную сеть ввиду отсутствия у потребителя отвечающего установленным техническим требованиям теплопринимающего устройства, присоединенного к сетям теплоснабжающей организации; отсутствие у потребителя отвечающего техническим требованиям необходимого оборудования, в том числе средств учета потребляемой энергии. Подобные нормы содержит и ст. 4 Федерального закона «О естественных монополиях» [28], согласно которой услуги по передаче электрической и тепловой энергии рассматриваются как сфера деятельности субъектов естественных монополий. В соответствии со ст. 8 данного закона субъекты естественных монополий не вправе отказываться от заключения договора с отдельными потребителями на производство (реализацию) товаров, в отношении которых применяется регулирование в соответствии с настоящим законом, при наличии у субъекта естественной монополии возможности произвести такие товары. В других случаях отказ коммерческой организации от заключения договора снабжения тепловой энергией будет рассматриваться как необоснованное уклонение от заключения договора.

При необоснованном уклонении теплоснабжающей организации от заключения договора она может быть понуждена к заключению договора в обязательном порядке (ст. 445 ГК РФ). В случае необоснованного отказа энергоснабжающей организации от заключения договора на поставку энергии ее абонент вправе обратиться за защитой своих прав в суд. При этом потребитель вправе требовать взыскания убытков, вызванных данным обстоятельством. Следует отметить, что бремя доказывания отсутствия возможности подать потребителю соответствующий вид энергии возложено в соответствии с постановлением Пленума ВС РФ и ВАС РФ №6/8 от 1 июля 1996 г. на энергоснабжающую организацию.

Во-вторых, снабжающие организации, являющиеся субъектами публичного договора, не вправе оказывать предпочтение кому-либо из абонентов, обратившихся к ней.

В-третьих, условия публичного договора должны быть одинаковыми для всех потребителей. Исключение составляют случаи, когда законами или иными нормативными правовыми актами установлено предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. По договору энергоснабжения этот вопрос решается путем государственного или муниципального регулирования тарифов, а также установления различных тарифов для физических и юридических лиц.

В-четвертых, споры, возникающие в связи с заключением публичных договоров, должны разрешаться в судебном порядке, независимо от наличия на то согласия обеих сторон. Однако обратиться в суд может только потребитель энергии. По решению суда договор может быть заключен в принудительном порядке в случае необоснованного уклонения энергоснабжающей организации.

В связи с тем, что договор теплоснабжения признан публичным, к нему применяются правила заключения договора в обязательном порядке (ст. 445 ГК РФ). Согласно этой статьи возможны две ситуации: первая – когда снабжающая организация выступает в роли лица, получившего предложение заключить договор; вторая – когда она сама направляет контрагенту предложение о его заключении. Более подробно вопрос заключения договора снабжения тепловой энергии будет рассмотрен далее в третьем параграфе второй главы.

Таким образом, договор теплоснабжения опосредует экономические отношения по производству и передаче тепловой энергии, являясь разновидностью договора энергоснабжения, при этом обладает определенными сходствами и отличиями с договором купли-продажи. Что же касается отношений по снабжению населения теплом, существует, как правило, два вида правоотношений: отношения по снабжению тепловой энергией, оформляемые договором теплоснабжения (между теплоснабжающей организацией и потребителем – ТСЖ или управляющей организацией) и отношения по предоставлению отопления, оформляемые договором оказания коммунальных услуг (между потребителем-гражданином и ТСЖ или управляющей организацией).

 

Библиографический список

  1. Агарков М.М. Подряд: текст и комментарии к ст. 220–235 Гражданского кодекса РСФСР. М.: Право и жизнь, 1924. 44 c.

  2. Андреева Л. Энергоснабжению – четкое правовое регулирование // Рос. юстиция. 2001. №8. С. 37.

  3. Андреева Л.В. Продажа товаров: руководство по подготовке и заключению договоров. М.: ИНФРА-М, 1997. 176 с.

  4. Бальжиров Б.В. Современная конструкция договора энергоснабжения // Юрист. 2013. №2. С. 6.

  5. Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственных договорах. Минск: Наука и техника, 1967. 260 с.

  6. Брагинский М.И. Применение статьи 426 Гражданского кодекса РФ // Право и экономика. 2001. № 9. С. 70–71

  7. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 2000. Кн. 2: Договоры о передаче имущества. 800 с.

  8. Брауде И.Л. Договор подряда // Отдельные виды обязательств. М.: Госюриздат, 1954. 360 с.

  9. Витрянский В.В. Договор купли-продажи и его отдельные виды. М.: Статут, 1999. 283 с.

  10. Витрянский В.В. Договор энергоснабжения и структура договорных связей по реализации и приобретению электроэнергии // Хозяйство и право. 2005. №3. С. 34–49.

  11. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: науч.-практ. коммент. / отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. М., 1996. 976 с.

  12. Гражданское право зарубежных стран: учеб. пособие. М., 2002.

  13. Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право; курс лекций / отв. ред. О.Н. Садиков. М.: БЕК, 1997. 704 с.

  14. Гражданское право / под ред. В.В. Залесского. М.: МТК «Восточный экспресс», 1998. Ч. 2: Обязательственное право. 656 с.

  15. Гражданское право: учебник; в 2 т. // отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М.: ВолтерсКлувер, 2008. Т. II, полутом I. 683 с.

  16. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: ИНФРА-М, 2000. 974 с.

  17. Елисеев И.В. Реформа электроэнергетики РФ и договор энергоснабжения // Тр. по гражд. праву: К 75-летию Ю.К. Толстого. М.: ПРОСПЕКТ, ТК «Велби», 2003. С. 59–72.

  18. Завидов Б.Д. Договоры посреднических услуг. М., 1997. С. 5–7.

  19. Иоффе О.С. Избранные труды: в 4 т. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. Т. 3: Обязательственное право. 837 с.

  20. Калмыков Ю.Х. Правовое регулирование хозяйственных отношений (Вопросы гражданского законодательства). Саратов, 1982. 204 с.

  21. Ковальчук В.В. К вопросу о поставках тепловой энергии и отоплении при теплоснабжении – товар или услуга? URL: www.rosteplo.ru

  22. Корнеев С.М. Договор о снабжении электроэнергией между социалистическими организациями. М.: Госюриздат, 1956. 107 с.

  23. Корнеев С.М. Договор о снабжении электроэнергией между социалистическими организациями: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1953. 15 с.

  24. Лахно П.Г. Принципы энергетического законодательства. Энергетика и право. М.: Юрист, 2008.

  25. Нестолий В.Г. Договор энергоснабжения – самостоятельный институт гражданского права // Сибир. юрид. вестник. 2003. №3. С. 26–31.

  26. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ: постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 г. №6/8 // Вестник ВАС РФ. 1996. №9.

  27. Огиренко Е.Б. Договор снабжения электрической энергией в предпринимательской сфере Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2005. 23 с.

  28. О естественных монополиях: Федер. закон Рос. Федерации от 17 авг. 1995 г. (ред. от 30.12.2012) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1995. №34, ст. 3426.

  29. О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах: постановление Правительства Рос. Федерации от 6 июня 2011 г. (ред. от 19.09.2013 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. №22, ст. 3168.

  30. О теплоснабжении: Федер. закон Рос. Федерации от 27 июля 2010 г. №190 (ред. от 02.07.2013 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. №31, ст. 4159.

  31. Романова В.В. Особенности принципов энергетического права // Рос. юстиция. 2013. №4. С. 5–8.

  32. Садиков О.Н. Правовые вопросы газоснабжения. М.: Госюриздат, 1961. 188 с.

  33. Свирков С.А. Договорные обязательства в электроэнергетике. М.: Статут, 2006.

  34. Сейнароев Б.М. Правовые вопросы договора на снабжение электроэнергией предприятий и организаций. Алма-Ата: Казахстан, 1975. 120 с.

  35. Филиппова М.К. Договор снабжения электрической и тепловой энергией: вопросы правового регулирования // Журнал рос. права. 1998. №10/11. С. 156–164.

  36. Чигир В.Ф. Правовая природа договоров жилищно-коммунального обслуживания // Гражд. право и сфера обслуживания: межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1984. С. 100–106.

  37. Шафир А.М. Энергоснабжение предприятий: правовые вопросы. М.: Юрид. лит., 1990. 142 с.

  38. Яковлев В.Ф., Лахно П.Г. Энергетическое право как комплексная отрасль права России. Энергетическое право России и Германии: сравнительно-правовое исследование / под ред. П.Г. Лахно. М.: Юрист, 2011.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.