УДК 352.075

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕСТНЫХ СУДОВ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Л.Ю. Мхитарян

Доцент кафедры теории и истории государства и права
Пермский институт экономики и финансов
614068, г. Пермь, ул. Екатерининская, 141
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы учреждения совестного суда как проявления особой формы суда «по совести». Анализируется правовое, философское значение моральной категории «совесть». Особое внимание уделено специфике организации совестного суда на территории Пермской губернии. Актуальность данного исследования обусловлено тем, что исследования относительно деятельности Пермского совестного суда до настоящего времени отсутствовали.

Автор отмечает, что образцом для создания совестного суда в России послужил английский суд. Совестный суд Пермской губернии считался инстанцией, равной палатам уголовного и гражданского суда, Верхним судам и губернским магистратам. Совестный суд должен был приниматься за любые дела, где применение закона могло бы привести к несправедливости.

Делается вывод о преждевременности создания судебных органов с неопределенной юрисдикцией, основой которых служили нравственные начала.


Ключевые слова: совестный суд; совесть; Пермская губерния; судоустройство; примирение сторон

 

Появление в отечественном законодательстве такой нравственной категории, как добросовестность, вызвало немало как положительных, так и отрицательных мнений. Ключевым в этом правовом институте является понятие «совесть». Будучи основой нравственного сознания, совесть оказывает влияние на всю систему общечеловеческих ценностей: справедливость, равенство, достоинство.

Понятие «совесть» исследовалось как философами, начиная с античности, так и представителями других наук. Так, И. Кант трактовал совесть как «сознание внутреннего судилища» [17, с. 35]. В этимологии эквивалентом «совестно» выступает «стыдно» у А. Преображенского [25]. В качестве правовой категории В. В. Сорокин определяет совесть «как специфическую способность нравственного суждения, с помощью которой человек в каждом конкретном случае определяет, что делать и как поступить» [29, с. 3].

Согласно толковому словарю В. Даля, совесть – «внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзыва­ется одобрение или осуждение каждого по­ступка; способность распознавать качество поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее от лжи и зла; неволь­ная любовь к добру и к истине» [10, с. 257].

Русское слово «совесть», по мнению Т.Л. Мигуновой, является эквивалентом английского «conscience» [21, с. 228]. Иной точки зрения придерживается М.В. Пименова: рассмотрев способы вербализации концептуальных метафор совести, она утверждает, что это слово не имеет прямых аналогов в иностранных языках, а в английской языковой картине мира совесть подменяется понятиями честности, правды, стыда [24, с. 167].

Одним из проявлений понятия «совесть» в дореволюционной России являлся совестный суд, появившийся в отечественной судебной системе благодаря Екатерине II, в «Учреждениях для управления губерний Всероссийской империи» [32]. Стремление человека к моральному и нравственному самоконтролю, ответственности за все, что происходит вокруг, объясняет пристальное внимание к этому судебному органу как дореволюционных [2; 4; 5; 11; 28; 31], так и современных [3; 14; 21] исследователей. Исследования относительно деятельности Пермского совестного суда до настоящего времени отсутствовали. Единственное упоминание об этом органе, среди прочих губернских учреждений, содержится в работе пермского краеведа XIXвека А.А. Дмитриева, давшего краткие сведения о лицах, возглавлявших его [12].

Рассуждая о причинах появления совестного суда в российской судебной системе, исследователь XIXвека Г. Барац считал совестный суд «странной смесью узаконений малороссийских и английских, приправленной несколькими афоризмами латинского и итальянского происхождения» [2, с. 3]. Под «малороссийскими узаконениями» Г. Барац имеет в виду официальный свод «прав, по которым судится малороссийский народ», составленный в 1743 г. в городе Глухов. В своей работе исследователь последовательно доказывает факты заимствования статей «Учреждения о губерниях» из источников малороссийского свода законов, посвященных так называемому третейскому суду, а также копирование английского суда справедливости [2, с. 13].

Современные исследователи, в частности Н.Н. Ефремова [13] и С.В. Лонская [20], в организации совестного суда отмечают несомненное влияние идей С.Е. Десницкого, который, получив английское воспитание, использовал английские и шотландские образцы, перенеся их на русскую почву. «Образцом для создания совестного суда, – утверждает Н.Н. Ефремова, – послужил английский суд канцлера (HighCourtofChancery), иначе – суд справедливости (Courtofequity)» [15].

В Англии совестные суды были известны еще с норманских времен; им были подсудны три категории дел:

  1. обман, т.е. недобросовестный договор в ущерб одной из договаривающихся сторон, если обиженный не может быть защищен обыкновенным судом;

  2. правонарушение вследствие случайности;

  3. нарушение верности и доверия (иски по наследству) [33, с. 236].

Таким образом, вводя институт совестного суда в российскую судебную систему, Екатерина Великая задумывала его не только как орган правосудия, но и как орган естественной справедливости.

Согласно «Учреждениям для управления губерний Всероссийской империи», совестный суд относился к специальным судебным органам, обладавшим исключительной компетенцией по рассмотрению определенной категории дел [16]. Он был создан «в видах милосердия», и неоднозначно оценивался современниками: так, по утверждению Н. Гартунга, он являлся «эксцепциональным учреждением с совершенно неопределенной юрисдикцией» [5, с. 199]; напротив, Н.В. Гоголь высоко оценивал создание этого органа, считая его верхом «человеколюбия, мудрости и познанья душевного» [8, с. 199].

Совестный суд считался инстанцией, равной палатам уголовного и гражданского суда, верхним судам и губернским магистратам. Это свидетельствовало о значимости данного органа в системе губернских судебных учреждений. Вышестоящей инстанцией считались Высший совестный суд (который не действовал на постоянной основе), Сенат, император. Соответственно, кроме вышеперечисленных органов, совестный суд ни от кого указов не получал и ни к кому другому рапортов и доношений не посылал. Совестный суд мог получать предложения от начальника губернии и губернского правления и посылать к ним уведомления. Со всеми остальными присутственными местами совестный суд сносился сообщениями.

Суд учреждался в каждой губернии и состоял из одного назначаемого совестного судьи и шести заседателей, избиравшихся по два от каждого сословия (дворян, горожан и селян). Кандидаты на должность совестного судьи выбирались судебным органом и утверждались губернатором. Судья должен был отвечать следующим характеристикам: «способный, совестный, рассудительный, справедливый и беспорочный человек» [32, ст. 395]. Заседатели, избираемые на трехлетний срок, могли участвовать только в тех заседаниях, где разрешались дела сословий, которому они принадлежат. Их избирали из людей добросовестных, «законы знающих и учение имеющих» [32, ст. 396]. Следует согласиться с Т.Л. Мигуновой, что появление в судебной системе России совестных судов свидетельствовало о попытке Екатерины выйти за пределы сословных судов и создать некое подобие общегражданского, всесословного правосудия [22, с. 17].

Однако в Пермской губернии, равно как в Вятской и Архангельской, из-за небольшой численности дворян совестный судья с двумя заседателями определялся от правительства [28, с. 110; 11, с. 66]. Вот что писали историки о создании суда в Перми в 1781 году: «В новом городе нет ни купечества, ни мещанства как представителей городских сословий, и потребовалось выслать в качестве кандидатов на эти должности 16 купцов и мещан из Кунгура, 12 – из Соликамска, 6 – из Чердыни. Эти иногородние купцы и мещане и вошли в первый Пермский городовой магистрат, Совестный суд и иные выборные городские учреждения» [1, с. 49].

Первыми чиновниками Пермского совестного суда стали: выборные заседатели Николай Удников (купец из Чердыни) и Резанов (из Кунгура); членами суда, назначенными Правительством: судья – коллежский советник Андрей Орлов, дворянскими заседателями – секунд-майор Петр Глотов и капитан Илья Мыльников [12, с. 38, 41]. Как верно отметил А. Дмитриев, едва ли можно было ожидать от людей, оторванных от места их постоянного жительства, должного отношения к своим обязанностям [12, с. 38].

В Перми совестный суд был открыт одновременно с прочими присутственными местами: палатами казенной, уголовной, гражданской, приказом общественного призрения, верхним земским судом, губернским магистратом, верхней расправой и уездным судом, о чем в своем рапорте в столицу сообщил генерал-губернатор Пермский и Тобольский Евгений Петрович Кашкин 20 октября 1781 г. [18]. Тем не менее в архивных документах Государственного архива Пермского края указано, что совестный суд был создан в Перми только в 1816 г. [6].

Совестный суд должен был приниматься за любые дела, где применение закона могло бы привести к несправедливости. При вынесении решений судьи руководствовались не только нормами закона, но и принимали во внимание:

«1. человеколюбие вообще;

2. почтение к особе ближняго, яко человеку;

3. отвращение от угнетения или притеснения человечества, и для того совестный суд никогда судьбы ничьей да не отяготит, но вверяется оному совестный разбор и осторожное и милосердное окончание дел, ему порученных» [32, ст. 397].

Этот судебный орган решал как гражданские, так и уголовные дела. Из уголовных дел под юрисдикцию совестного суда попадали следующие: по преступлениям безумных, малолетних и несовершеннолетних; дела о бродягах малолетних и несовершеннолетних, а также о бродягах глухонемых; о незаконном содержании в тюрьме (более трех дней без допроса); дела о колдовстве, «поелику в оных заключались глупость, обман и невежество» [32, ст. 399]; об оскорблении детьми родителей, без различия возраста, пола и состояния; дела, касавшиеся преступников, «кои иногда более по несчастному приключению или по стечению обстоятельств впали в преступление» [32, ст. 399]. Из гражданских подлежали рассмотрению дела, решавшиеся в примирительном порядке (в основном между родителями и детьми) по имуществу и всякого рода интересным искам, а также дела, вверенные по обоюдному добровольному согласию тяжущихся. Причем дела между родителями и детьми могли быть рассмотрены только в этом суде.

Известный историк А. Градовский, в целом довольно критично относившийся к совестному суду, отмечал одну положительную функцию этого органа: всякий, кто содержался в тюрьме свыше трех дней без объявления причин, мог обратиться с жалобой в совестный суд, который, по получении прошения, посылал повеление о представлении обвиняемого с прописанием причин [9]. Впрочем, это правило не действовало, если арестованный обвинялся в оскорблении Его Величества, государственной измене, убийстве, воровстве или разбое. Повеление суда должно было быть исполнено в течение суток и в поверстный срок, полагая 25 верст в день. За неповиновение приказам совестного судьи следовал крупный штраф – до 300 руб. Если совестный суд усматривал, что лицо содержится не по обвинению в приписываемых преступлениях, то выносил решение об освобождении его на поруки. Таким образом, в комментируемых нормах наиболее ярко проявляется стремление императрицы к личной безопасности каждого подданного, продекларированное в ст. 395 «Учреждений…»

Совестный суд принимался за рассмотрение иска либо по предложению губернского правления, либо по сообщению другого места, либо по прошению и иску [32, ст. 398]. Тем самым совестный суд значительно снимал нагрузку с других судебных, а также административных учреждений.

Процедура примирения в совестном суде выглядела следующим образом. На первом этапе суд требовал от сторон примирения. Если стороны отказывались, то к делу привлекались посредники, которые изыскивали средство к примирению сторон. Наконец, если процедура примирения не удавалась и посредникам, суд предлагал решение «как примирить без разорения, без тяжбы, без спора, ссоры или ябеды истца и ответчика». Если стороны отвергали мнение совестного суда, то «совестный суд истцу и ответчику объявит, что совестному суду до той их распри уже дела нет, а пошли бы, куда по законам надлежит» [32, ст. 400]. «Оный суд, – писал И. Наумов, – не решит дел без согласия тяжущихся: он только убеждает их к окончанию их дела по совести. Совестный суд отличается тем от прочих судов, что в нем уважается не обряд письменный, или форма, но существо дела» [23, с. 6]. Таким образом, был законодательно закреплен институт судебных посредников. Примирительная функция совестного суда явилась предтечей создания мировых судебных установлений, появившихся в России только благодаря реформам Александра II.

Апелляционной инстанцией по замыслу Екатерины должен был стать Вышний совестный суд, однако этим мечтам не суждено было сбыться: приговор совестного суда поступал на утверждение начальнику губернии. Все решения по делам о дворянах или малолетних преступниках передавались на ревизию в сенат еще до приведения приговора в исполнение [30]. Таким образом, апелляция на решение совестного суда была возможна лишь по уголовным делам.

Заседания совестного суда проводились не реже трех раз в год, а дополнительно – «когда дело есть».

К сожалению, в архивах не сохранились материалы о деятельности совестного суда времен Екатерины. Остается лишь согласиться с утверждением В. Ключевского, что за все царствование Екатерины не насчитать и десятка дел, решенных во всех совестных судах надлежащим образом [19, с. 305].

С приходом на российский престол Павла, с 1797 года совестные суды были закрыты, однако по прошествии краткого периода, с 1802 года, их деятельность была восстановлена. В Перми совестный суд возобновил свою деятельность в соответствии с именным указом от 21 января 1816 г. «Об учреждении в Пермской губернии Совестного суда» [26, с. 270].

Безрезультатность работы совестных судов привела во второй четверти девятнадцатого века к их упадку, сокращению и фактическому прекращению деятельности. Самодержавно-крепостническая действительность не оставляла места для таких высоких качеств, как человеколюбие, «почтение к особе ближнего» и прочих высоких устоев. Это вызвало полное упразднение совестных судов задолго до судебной реформы.

Совестный суд был ликвидирован на основании высочайше утвержденного мнения Государственного Совета «О штатах совестных судов» [27, с. 434–436] от 23 июня 1852 г. Функции этого судебного органа были переданы губернской палате уголовного и гражданского суда.

Подводя итог деятельности совестных судов на территории Пермской губернии, можно сделать следующие выводы. Совестный суд являлся специальным судебным органом, обладавшим особой организацией: по своему составу совестный суд являлся всесословным правительственным местом. Царское правительство, учитывая специфику региона, позволяло формировать этот орган на территории Пермской губернии особым образом, отличавшимся от общероссийского порядка. Компетенция совестного суда была особенной: споры между родителями и детьми могли решаться только в этом судебном органе. Процессуальные нормы, которыми руководствовался суд при принятии решения, также выделяли его из системы судебных учреждений, созданных в соответствии с «Учреждениями для губерний»: суд принимал во внимание не только нормы закона, но и «естественную справедливость».

 

Библиографический список

  1. Агафонова Н.Н., Белавин А.М., Крыласова Н.Б., Суслов А.Б., Нечаев М.Г. Страницы истории земли Пермской / под ред. А.М. Белавина. Пермь: Книжный мир, 1997. Ч. 2: Прикамье в XVIII–XX вв. 336 с.

  2. Барац Г. Очерк происхождения и постепенного затем упразднения в России совестных судов и суда по совести // Журнал гражд. и уголов. права / Изд. С.-Петерб. юрид. об-ва. СПб.: Тип. Правительствующего Сената, 1893. Кн. 3. С. 1–40.

  3. Вердиян Г.В. Добросовестность как общий принцип права: монография. М.: ЮРКОМПАНИ, 2013 248 с.

  4. Витт В. Уголовно-правовая доктрина Наказа в ее отношении к западно-европейской территории и к русской действительности. М.: Сенат. тип., 1909. С. 11–118.

  5. Гартунг Н. История уголовного судопроизводства и судоустройства Франции, Англии, Германии и России. СПб.: Тип. Э. Арнгольда, 1868. 206 с.

  6. Государственный архив Пермского края. Ф. 178. Оп. 1. Предисловие.

  7. Государственный архив Пермского края. Ф. 178. Оп. 1. Д. 37.

  8. Гоголь Н.В. Выбранные места из переписки с друзьями. СПб.: Азбука-классика, 2008. 320 с.

  9. Градовский А. Начала русского государственного права. СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1883. Т. III. URL: http://constitution.garant.ru/science-work/pre-revolutionar/3988988/chapter/50/ (дата обращения: 19.07.2012).

  10. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. СПб.: Диамант, 1996.

  11. Дегай П. Учебная книга российского гражданского судоустройства и судебного делопроизводства. СПб.: Тип. Фишера, 1847. 186 с.

  12. Дмитриев А.А. Очерки из истории губернского города Перми. Пермь: Тип. П.Ф. Каменского. 1889. 363 с.

  13. Ефремова Н.Н. Изменения в судебной системе России во второй половине XVIII в. (Аспекты английского влияния) // Историко-правовые исследования: Россия и Англия. М., 1990.

  14. Ефремова Н.Н. Судоустройство России в XVIII – первой половине XIX вв. М.: Наука, 1993. 122 с.

  15. Ефремова Н.Н. Эволюция отечественного правосудия (судебные реформы XVIII – XIX вв.) // Право. 2008. №2. С. 34–50. [Журнал Высшей школы экономики].

  16. Захаров В.В. Специальные гражданские суды в России в первой половине XIX столетия // Рос. судья. 2008. №8. С. 36–39.

  17. Кант И. Метафизика нравов. М., 2002.

  18. Кашин А. Открытие города Перми и Пермской губернии // Перм. губерн. ведомости. 1864. №16.

  19. Ключевский В.О. Русская история: полный курс лекций; в 3 кн. М., 1995. Кн. 3. 559 с.

  20. Лонская С.В. Мировая юстиция императорской России: идеи и аналоги (XVIII – первая половина XIX века) // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. 2009. Вып. 9. С. 25–33.

  21. Мигунова Т.Л. Учреждение совестного суда в России // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2008. №3. С. 228–233.

  22. Мигунова Т.Л. Административно-судебная и правовая реформы Екатерины Великой (историко-правовой аспект): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Владимир, 2008. 50 с.

  23. Наумов И. Мои мысли о совестном суде. СПб., 1830.

  24. Пименова М.В. Концептуальные правовые метафоры совести в русском и английском языках // Гуманитарный вектор. 2012. №4(32). С. 160–169.

  25. Преображенский А. Этимологический словарь русского языка. М., 1910–1914. Т. II. 420 с.

  26. ПСЗ РИ. СПб., 1830. Т. 33. С. 270 // ГАПК. ФПИ №13458.

  27. ПСЗ – 2. СПб., 1830–1884. Т. 27, отд. I, №26396.

  28. Рождественский Н. Руководство к российским законам. 4-е изд., доп. СПб.: Тип. Э. Праца, 1851. 716 с.

  29. Сорокин В.В. Совесть как правовая категория // Гражданин и право. 2009. №9. С. 3–7.

  30. Тебиев Б.К. Правительствующий Сенат и сенаторские ревизии в России 1711–1917 гг.: очерки истории // Экономика и право. 2005. №4. С. 77–93.

  31. Троцин К. История судебных учреждений в России. СПб.: Тип. Э. Веймара. 1851.

  32. Учреждения для управления губерний Всероссийской империи. №14392, 7 ноября 1775 г. // ПСЗ Российской империи. Собр. 1-е. Т. 20: 1775-1780. СПб., 1830.

  33. Фишель Э. Государственный строй Англии. СПб.: Изд. книгопродавца – типографа М.О. Вольфа, 1862.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.