УДК 343.231

 

 

КОНСТРУКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ ДЛЯЩЕГОСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

В.Г. Шумихин
Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и прокурорского надзора
Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

Рассматривается определение длящегося преступления в теории. Выявляются конструктивные признаки длящегося преступления. Предлагается понятие длящегося преступления. Анализируется позиция судебной практики на определение конкретных преступлений в качестве длящихся. Налоговые преступления как длящиеся преступления.

Ключевые слова: уголовное право; преступление; длящееся преступление; конструктивные признаки; понятие длящегося преступления


Дискуссионным вопросом современной теории и практики применения уголовного закона остается решение вопроса об отнесении тех или иных преступлений к числу длящихся. Первопричина таких разногласий коренится в отсутствии разработанного понятия длящегося преступления, его признаков.

В теории уголовного права были даны различные определения длящегося преступления. Н.С. Таганцев определял длящееся преступление как преступное состояние, деяние раз совершившееся и непрерывно повторяющееся до наступления какого-либо противоположного события [9, с. 351]. В этом определении подмечено главное, что длящееся преступное деяние осуществляется непрерывно на стадии оконченного преступления и образует по сути преступное состояние.

В.Н. Кудрявцев определял основу длящегося преступления как не выполняемую лицом правовую обязанность, возникшую в связи с его поступком [5, с. 265]. Подобный подход к определению длящегося преступления разделяют и другие известные ученые [7, с. 368]. Данный подход основан на определении длящегося преступления, которое дал Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 24 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям»: действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования [8, с. 5]. Н.Ф. Кузнецова, справедливо критикуя такое узкое определение длящегося преступления, указывает на малофункциональность признака неисполнения обязанности в понятии длящегося преступления. Она полагает необходимым сделать акцент в этой дефиниции на том, что на стадии оконченного преступления оно продолжает совершаться, как бы растягивая во времени преступное последствие [6, с. 309–310]. В этом определении правильно подчеркнут признак непрерывности осуществления преступного деяния, однако ошибочно, на наш взгляд, говорить о растягивании во времени преступных последствий, поскольку все длящиеся преступления имеют конструкцию формального состава преступления, не включающего преступные последствия.

В рамках системы континентального уголовного права можно отследить общие подходы к определению длящегося преступления. Профессор К.Роксин из ФРГ относит к длящимся деяния, при которых деликт не заканчивается осуществлением состава деяния, но длящийся деликтной волей субъекта деликт столь долго продолжается, сколь сохраняется созданное им противоправное состояние (Zustand) [4, с. 289]. По смыслу статьи 56 Уголовного кодекса Голландии «непрерывные действия» существуют там, где действия, являющиеся результатом одного решения преступника, приравниваются к действиям одинакового характера и должны оцениваться по одной норме [10, с. 77–78]. В этих определениях указан такой характерный субъективный признак длящегося преступления, как цель преступного деяния субъекта.

Во всех определениях длящегося преступления есть один общий признак – непрерывность осуществления преступления на стадии оконченного преступления. Однако этого признака недостаточно для отчетливого понимания, какое преступление относится к длящимся преступлениям? Первым признаком длящегося преступления выступает непрерывность негативного воздействия на объект преступления. Общественные отношения, поставленные под охрану, непрерывно нарушаются в течение всего времени осуществления длящегося преступления. Так, при совершении незаконного хранения огнестрельного оружия с момента его начала и до момента его окончания происходит деформация отношений общественной безопасности, эти отношения подвергаются непрерывному преступному воздействию.

Вторым признаком длящегося преступления выступает непрерывность осуществления преступного действия или бездействия, которая образует своеобразное преступное состояние. Так, при незаконном хранении огнестрельного оружия это преступное поведение осуществляется субъектом непрерывно и вне зависимости от того, чем занят субъект: находится он в отъезде, отдыхает, пребывает в состоянии сна, сидит за праздничным столом, выполняет производственные функции и т.д. Непрерывность преступного действия или бездействия длится до момента его смерти, деятельного раскаяния, пресечения преступления правоохранительными органами.

Третьим признаком длящегося преступления является субъективный признак – это цель действий преступника. Субъективная сторона длящегося преступления характеризуется только виной в форме прямого умысла, поскольку все составы длящихся преступлений, как отмечалось выше, имеют конструкцию формального состава. Причем прямой умысел преступника всегда формируется конкретной целью преступника, которая может быть указана или не указана прямо в диспозиции статьи Особенной части уголовного закона. Например, при незаконном хранении огнестрельного оружия субъект осознает общественно опасный характер этих действий и имеет цель осуществлять неразрешенное хранение огнестрельного оружия, что и формирует волевой момент вины – желание незаконно хранить оружие. Длящееся преступление, таким образом, характеризуется субъективным признаком – целью лица осуществлять непрерывно преступное деяние.

Данные три признака позволяют достаточно обоснованно классифицировать преступления, относящиеся к длящимся. На основе этих конструктивных признаков можно сформулировать понятие длящегося преступления. Длящееся преступление – это деяние, непрерывно посягающее на объект уголовно-правовой охраны путем непрерывного его осуществления субъектом на стадии оконченного преступления и с целью непрерывного его совершения.

К длящимся преступлениям следует отнести похищение человека, предусмотренное в ст. 126 УК РФ. Похищение человека – это захват, перемещение и лишение его свободы. Действия преступников, удерживающих похищенного, являются осуществляемым непрерывно похищением в течение более или менее продолжительного времени до момента его добровольного освобождения самими преступниками или пресечения их преступных действий самим потерпевшим или другими лицами. Личная свобода потерпевшего, как объект этого преступления, непрерывно нарушается в течение осуществления преступных действий. Целью действий преступников является удержание потерпевшего, изъятого из привычной среды обитания, т.е. его похищение.

По этим же критериям можно проанализировать спорный вопрос об отнесении к длящимся преступлениям побега из места лишения свободы, ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ). Э.Т. Борисов отмечал, что интересы правосудия, нарушаемые побегом, продолжают нарушаться последующим уклонением от отбывания наказания [1, с. 61]. Оконченный побег из места лишения свободы нарушает интересы правосудия, они непрерывно нарушаются с момента окончания побега и последующего нахождения субъекта вне места лишения свободы, так как приговор суда об отбывании лишения свободы не исполняется. Побег непрерывно до момента явки с повинной, смерти субъекта или его пресечения правоохранительными органами нарушает интересы правосудия. Побег есть непрерывно совершаемое деяние, начатое с момента оставления места лишения свободы. Суть деяния, называемого побегом, заключается в уклонении от исполнения приговора суда о назначении и отбытии наказания в виде лишения свободы. Побег как одна из форм уклонения от отбывания наказания в виде лишения свободы есть определенное состояние – нахождение «в бегах». Третий признак длящегося преступления – цель на совершение непрерывного деяния – также характерен для побега из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи. Осужденный к лишению свободы совершает это преступление и осуществляет его непрерывно с одной целью – находиться на свободе и не отбывать наказание по приговору суда.

Российская судебная практика определяет длящееся преступление с позиций указанного постановления Пленума Верховного Суда СССР 1929 г. Так, в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в том же ключе дано определение длящегося административного правонарушения: длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом. Пленум указал, что невыполнение предусмотренной названными правовыми актами обязанности к установленному сроку свидетельствует о том, что административное правонарушение не является длящимся [2, с. 4]. Последнее разъяснение, на наш взгляд, не корректно. Во-первых, невыполнение определенных действий, в том числе и правовой обязанности к определенному сроку, свидетельствует только о том, что правонарушение следует считать оконченным. Во-вторых, дальнейшее неисполнение обязанностей после указанного срока будет свидетельствовать о непрерывно осуществляемом правонарушении на стадии оконченного. Следовательно, невыполнение правовой обязанности к определенному сроку не исключает отнесения таких к числу длящихся. В этом контексте представляется возможным рассматривать проблемы квалификации налоговых преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК РФ. Анализ положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. №64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» позволяет сделать вывод о явной противоречивости его разъяснений. Так, в постановлении нет четкого разъяснения – следует ли считать данные преступления длящимися. С другой стороны, Пленум прямо указал на три признака, характеризующих последние как таковые. Во-первых, Пленум в п. 1 и 3 постановления указал, что данные преступления непрерывно воздействуют на объект уголовно-правовой охраны, вызывая вред в виде непоступления денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации [3, с. 18]. Во-вторых, Пленум подчеркнул, что с объективной стороны уклонение от уплаты налогов и сборов есть умышленное невыполнение конституционной обязанности платить установленные налоги и сборы. При этом возникает «состояние неуплаты» с момента их фактической неуплаты в срок, установленный налоговым законодательством [3, с. 18]. Наконец и третий признак длящегося преступления указан в п. 8 постановления Пленума: целью этих преступлений является полная или частичная неуплата налога или сбора [3, с. 19]. Признание уклонение от уплаты налогов и сборов с физического лица или организаций длящимися преступлениями, как нам представляется, позволяет и более справедливо разрешать вопросы об исчислении давностных сроков. Сроки давности привлечения к уголовной ответственности за эти преступления соответственно будут исчисляться с момента их обнаружения, а не со дня неуплаты налогов и сборов.

Таким образом, три конструктивных признака определяют длящееся преступление как деяние: во-первых, непрерывно нарушающее общественное отношение, охраняемое уголовным законом; во-вторых, осуществляемое непрерывно на стадии оконченного преступления, в-третьих, целью субъекта является непрерывное его совершение.

 

Библиографический список

1.      Борисов Э.Т. Квалификация продолжаемых и длящихся преступлений, совершенных на территории нескольких союзных республик // Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения / Краснояр. гос. ун-т. Красноярск. 1985.

2.      Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. №6.

3.      Бюллетень Верховного Суда РФ 2007. №3.

4.      Жалинский А.Е. Современное немецкое уголовное право. М.: ТК «Велби», изд-во «Проспект», 2004.

5.      Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: «Юристъ», 1999.

6.      Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений». М.: Изд-во МГУ, 2007.

7.      Наумов А.В. Российское уголовное право: курс лекций. Т. 1: Общая часть. М.: Юрид. лит., 2004.

8.      Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Юрид. лит., 1997.

9.      Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Тула: Автограф, 2001. Т. 1.

10.  Уголовный кодекс Голландии / науч. ред. проф. Б.В. Волженкин. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2000.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.