УДК 349.2

 

 

НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СООТНОШЕНИЯ ЭКОНОМИКИ ТРУДА И ТРУДОВОГО ПРАВА

А.С. Бородин
Аспирант кафедры трудового права и права социального обеспечения
Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

В статье рассматриваются основные закономерности соотношения экономики труда и трудового права. Приводятся дефиниции понятий «экономика труда» и «трудовое право». Предпринята попытка рассмотреть соотношение экономики труда и трудового права через диалектику содержания и формы.

Ключевые слова: экономика труда; трудовое право; правоотношение


В экономической литературе существуют различные подходы к определению понятия «экономика труда».

Наука экономики труда сформировалась на западе, в России это сравнительно молодое направление. Поэтому понятие «экономика труда» получило наиболее подробную характеристике именно в западной литературе.

Как свидетельствует анализ специальной литературы, среди ученых и практиков нет не только единого представления и позиции о сущности и содержании экономики труда, но и не определены общие подходы к решению этой теоретико-методологической проблемы. Думается, стоит согласиться с мнением Н.А. Волгина, что для определения понятия «экономика труда» необходимо» дать дефиниции понятиям «экономика» и «труд» [36, c. 54].

Научные словари определяют экономику как «совокупность отраслей страны…» [19, c. 48], «совокупность производственных отношений…» [15, c. 87], «систему экономических наук, изучающих экономические отношения в обществе» [17, c. 159], «науку о хозяйстве, способах его ведения людьми, отношениях между людьми в процессе производства и обмена товаров, закономерностях протекания хозяйственных процессов» [20, c. 65] и т.д.

Иногда экономику понимают слишком узко, сводят к отдельным сферам или секторам хозяйствования, изолированным процессам и явлениям (например, совокупности предприятий, финансов, налоговой политики, ценообразования и т.д.). Такой теоретический подход к экономике нельзя исключать. Однако и для преувеличения его методологической верности нет оснований.

С точки зрения В.И. Кушлина и Н.А. Волгина, под экономикой в широком воспроизводственном плане целесообразно понимать динамичную общественно организованную систему хозяйствования, обеспечивающую процесс производства, распределения, обмена и потребления общественно полезных материальных благ и услуг [7, c. 713].

В научной литературе справедливо отмечается, что труд является базовой категорией как для экономики труда, так и для трудового права.

Думается, нельзя не согласиться с мнением А.В. Куренного, считающего, что человеческое общество не может существовать без применения его членами своих способностей к труду [30, c. 19].

Ф. Энгельс указывал, что труд «… есть первое основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека» [39, c. 134].

Как отмечал Н.Г. Александров, в труде находит свое выражение особое, специфическое воздействие человека на природу. Отличительный призрак труда заключается в том, что результат воздействия заранее осознается деятелем в качестве цели, с которой деятель и сообразует способ и характер своих действий. Ученый считал, что именно благодаря труду люди отделили себя от животного мира, научаясь все более и более господствовать над природой, налагать на нее печать своей воли. Труд всегда является волевой, целесообразной деятельностью, направленной на создание тех или иных потребительских ценностей [1, c. 5].

«… В процессе труда, – указывал К. Маркс, – деятельность человека при помощи средства труда производит заранее намеченное изменение предмета труда» [13, c. 173].

С позиций научной философии труд является важнейшим проявлением человеческой сущности, основным способом и средством существования человека, единством всеобщего, особенного и единичного. Т.С. Васильевой отмечается, что во всеобщем плане труд выступает как наивысшая форма материальной активности, высший способ движения и развития человека, в особенном плане труд есть конкретный процесс преобразования природы и человека и так как этот процесс осуществляется индивидом, труд всегда индивидуален [4, c. 196].

С точки зрения А.Л. Мазина, труд – это целесообразная деятельность людей по созданию материальных и духовных благ, необходимых для удовлетворения потребностей каждого индивида и общества в целом [12, c. 21].

Н.А. Волгин дает следующее определение понятия «труд»: процесс сознательной целесообразной деятельности людей, с помощью которой они видоизменяют предметы природы и приспосабливают их для удовлетворения своих потребностей [37, c. 55].

С точки зрения Е.Б. Хохлова, труд является процессом взаимодействия человека и окружающего его мира, при котором человек воздействует на окружающий мир, желая получить известную пользу, использует для этого какие-то приспособления (орудия труда) и, следовательно, вступает с тем, на что он воздействует (предмет труда), в определенные отношения [33, c. 20]. Указанные отношения, которые характеризуют способ (или совокупность способов, приемов) воздействия человека на природу, в литературе принято называть технологическими.

Г.Э. Слезингер определяет труд как сознательную целенаправленную деятельность по созданию материальных и духовных благ, необходимых для удовлетворения потребностей каждого индивидуума и общества в целом [23, c. 13].

Л.С. Таль отмечал, что «для того чтобы материальная вещь проявляла свою способность удовлетворять человеческим потребностям, свою полезность, необходимо то или иное внешнее на нее воздействие, которое может исходить от любого лица. Рабочею силой человека управляет только его воля и разум; в них он проявляет свою духовную личность. Его труд играет в народном хозяйстве роль творческого фактора и самостоятельного источника благ» [24, c. 168].

В экономической литературе труд принято рассматривать как систему, обладающую следующими свойствами: целостностью, эмерджентностью, целенаправленностью, иерархичностью, самоорганизацией, адаптивностью, делимостью и интегрированностью [37, c. 81].

Таким образом, понятие труд выступает одновременно как философская, экономическая и правовая категория. При этом в предмет экономике труда и трудового права входят не все разновидности труда, а только такая его разновидность, как наемный труд.

В литературе по экономике труда при характеристике наемного труда используют понятие «рабочая сила».

А.Б. Докторович отмечает, что под рабочей силой следует понимать физические и умственные способности к труду, которыми обладает человек и которые он применяет, когда нужно произвести материальные и духовные блага [37, c. 75].

Некоторые экономисты предлагают использовать термин «функционирующая рабочая сила», отмечая, что для работодателя важна реализация трудовых возможностей работника, поскольку один и тот же потенциал работника может быть реализован (или не реализован) по-разному в зависимости от продуктивности его труда, мотивации [12, c. 32].

При характеристике наемного труда А.В. Кузьменко отмечает, что данный вид труда является несамостоятельным, так как осуществляется в интересах работодателя и под его руководством, но в то же время это труд юридически свободного человека [11, c. 85–86].

Думается, стоит согласиться с Е.Б. Хохловым, что принцип при реализации принципа свободы труда появляется множество лично свободных людей, обладающих способностями к труду и готовых этот труд предоставить. Таким образом, можно условно говорить о существовании рынка труда, при котором спрос на труд предъявляют работодатели, а предложение труда – работники [35, c. 27].

Представляется, что концепция о рынке труда, несмотря на критику в литературе [10, c. 30], адекватно отражает реально складывающиеся экономические процессы. При этом стоит отметить, что формулировки, используемые в экономической литературе при характеристике рынка труда, с юридической точки зрения неприемлемы. Так, Р. Дж. Эренберг и Р.С. Смит отмечают, что «рынок труда состоит из всех тех, кто покупает и продает труд» [38, c.32]. А.Л. Мазин говорит о возможности аренды рабочей силы на рынке труда [12, c. 32]. Представляется, что такие понятия из сферы гражданского права, как купля-продажа и аренда, к характеристике рынка труда с юридической точки зрения не подходят.

По мнению Р. Дж. Эренберга, Р.С. Смита, экономика труда – это область экономики, исследующая организацию и функционирование рынка труда, решения настоящих и будущих участников этого рынка, государственную политику, которая связана с занятостью и оплатой труда [38, c. 3]. Таким образом, по мнению данных авторов, экономика труда изучает различные аспекты функционирования рынка труда и в первую очередь – поведение работодателей и работников в ответ на действие общих стимулов в виде заработной платы, цен, прибыли и неденежных факторов в области трудовых взаимоотношений, например условий труда.

В российской литературе экономика труда определяется с несколько иных позиций. С точки зрения А.Л. Мазина, экономика труда представляет собой область экономики, исследующая организацию и функционирование рынка труда, решения настоящих и будущих участников этого рынка, государственную политику, которая связана с занятостью и оплатой труда [12, c. 16]. Л.П. Владимирова считает, что под экономикой труда следует понимать социально-экономические отношения, складывающиеся в процессе труда под воздействием разных факторов [5, c. 7]. С точки зрения А.И. Рофе, экономика труда представляет собой часть экономической науки, которая изучает закономерности и экономическую эффективность трудовых процессов [18, c. 7]. С позиции Н.А. Волгина, экономика труда – это динамичная общественно-организованная система, в которой происходит процесс воспроизводства рабочей силы: ее производство – формирование (подготовка, обучение, повышение квалификации работников и т.д.), распределение, обмен и потребление – использование, а также обеспечиваются условия и процесс взаимодействия работника, средств и предметов труда [37, c. 56].

Определив понятие «экономика труда», следующим шагом считаем целесообразным дать дефиницию понятию «трудовое право».

В юридической литературе, и отечественной, и зарубежной, нет единого подхода к определению понятия права, а тем более однозначного о нем представления. Спектр мнений здесь достаточно широк и разнообразен. Помимо множества других причин он зачастую обусловливается различным представлением о степени влияния традиционных идей естественного права на современные теории права, противоречивыми подходами правоведов к разрешению проблем соотношения в его понятии и содержании общечеловеческого и общенационального, с одной стороны, и классового – с другой.

Особенно ярко данное обстоятельство проявляется при анализе отечественной литературы по теории государства права. Если сравнить определения понятия права и подходы к его изучению, характерные для советского периода, с определениями понятия права и подходами к его познанию в постсоветский период, то можно сделать вывод, что первые основаны на строго классовых постулатах, на представлении о праве как о средстве, орудии в руках господствующего класса, вторые же, отвергая классовость, апеллируют к общечеловеческим ценностям и интересам.

В рамках классового подхода дает определение понятия права Л.С. Явич, утверждавший, что оно представляет собой систему нормативно-обязательного регулирования поведения людей, поддерживаемую государством и выражающую материально обусловленную волю господствующих классов [40, c. 111].

С.С. Алексеев дает следующее определение понятию «право»: «Право – это социально-классовый, нормативный регулятор, который выражает и призван обеспечить возведенную в закон государственную волю экономически господствующего класса и который воплощен в системе общеобязательных, формально определенных норм, действующей через субъективные права и обязанности и поддерживаемой силой государственного принуждения» [2, c. 80].

В качестве примера внеклассового подхода к определению понятия права можно привести определение В.Н. Хропанюка, считающего, что право – это система общеобязательных правил поведения, которые устанавливаются и охраняются государством, выражают общие и индивидуальные интересы населения страны и выступают государственным регулятором общественных отношений [36, c. 142].

Целесообразно остановиться на определении понятия «право», данном М.И. Байтиным, в котором удачно «соединились» приведенные выше подходы: «Право есть система общеобязательных, формально определенных норм, которые выражают государственную волю, ее общечеловеческий и классовый характер; издаются или санкционируются государством и охраняются от нарушений, наряду с мерами воспитания и убеждения, возможностью государственного принуждения; являются властно-официальным регулятором общественных отношений» [25, c. 145].

Теперь обратимся к дефиниции понятия «трудовое право».

Р.З. Лившиц отмечал, что трудовое право представляет собой отрасль права, регулирующую имущественные, управленческие и охранительные правоотношения в труде [31, c. 18–19]. С точки зрения Ю.П. Орловского, трудовое право представляет собой систему правовых норм, устанавливающих трудовые права и гарантии их реализации [32, c. 8].

Полагаем, что соотношение экономики труда и трудового права необходимо рассматривать как диалектику содержания и формы.

Диалектика формы и содержания была детально проанализирована в научной философии. Так, лидер пермской философской школы В.В. Орлов отмечает, что содержание – это элементы, из которых состоит вещь, явление, а форма – совокупность связей между ними или, иначе, организация или структура вещи, явления [14, c. 100]. Как отмечает ученый, содержание и форма находятся в единстве, определяющую роль в котором играет содержание. Примат содержания перед формой объясняется тем, что форма, структура, или совокупность связей между элементами, есть выражение природы этих элементов, ибо элементы вступают в связи друг с другом, образуя тем самым форму, или структуру. Между тем определяемая содержанием форма обладает относительной самостоятельностью и активностью. Источником этой относительной самостоятельности является то, что связи между элементами зависят не только от природы элемента, вступающего в связь, но и от природы других элементов, от совокупной природы элементов содержания, благодаря чему форма приобретает некоторую независимость и активность. В процессе развития содержание и форма находятся в сложном взаимодействии, в котором содержание играет в конечном счете определяющую роль. При этом форма никогда полностью не соответствует содержанию, она всегда в той или иной мере отстает от него, является более консервативной, чем содержание. Противоречие между формой и содержанием периодически разрешается путем приведения формы в большее соответствие содержанию, однако никогда не может быть преодолено полностью. Выражая основные тенденции содержания, форма может опережать в своем развитии отдельные консервативные элементы содержания [14, c. 100–101].

С точки зрения Е.Б. Хохлова, в самом общем виде регулирование правом общественного отношения можно определить как юридическую конкретизацию (уточнение) социальной связи на основе и в качестве реализации объективно существующих общественных интересов [33, c. 83–84].

В.Д. Перевалов дает следующее определение понятия «правоотношение»: «Возникающая на основе норм права общественная связь, участники которой имеют субъективные права и юридические обязанности, обеспеченные государством» [23, c. 220]. Сходное определение правоотношения предлагает и С.С. Алексеев [2, c. 328].

Думается, стоит согласиться с С.С. Алексеевым в том, что правоотношения являются составной, необходимой частью всей системы общественных связей, существующих в обществе. Ценны и следующие суждения С.С. Алексеева. По своей социальной природе правоотношения представляют собой надстроечные явления, обусловленные в своем существовании и развитии экономическим базисом общества. Надстроечные потому, что, выступая как связи между лицами через их права и обязанности, правоотношения опосредуют государственную волю, закрепленную в юридических нормах. Так же, как и нормы права, они играют функционально-организующую, управленческую роль – роль звена, связывающего общественные отношения в единый слаженный организм, причем такой, который сопряжен с обеспечением определенной свободы, активности участников общественных отношений. В форму правоотношений облекаются самые разнообразные социальные связи, в том числе экономико-технические, организационные и др. [2, c. 334–335].

Стоит согласиться с мнением Р.Г. Губенко, утверждавшего, что правоотношение «является отражением, “снятой формой” реальных общественных отношений, устанавливающей правовую связь между его субъектами» [8, c. 113].

Можно согласиться с С.С. Алексеевым и в том, что отправным, исходным при формировании правоотношений являются реальные, фактические отношения – экономические, политические и иные [2, c. 335].

Нужно разделить мнение Р.О. Халфиной, которая пишет: «Правоотношение, будучи реализацией нормы, представляет собой вместе с тем и конкретное общественное отношение, облеченное в юридическую форму. Сочетание указанных моментов – ключ к пониманию места правоотношения в системе правового регулирования» [34, c. 36].

С.С. Алексеев утверждает, что в области экономической жизни правоотношения входят в юридическую надстройку как форма реальных отношений собственности, экономического обмена и др., причем правоотношения в силу единства юридической формы и материального содержания являются здесь своего рода связующим звеном между базисом и надстройкой. Правоотношения включаются в механизмы осуществления экономических законов, непосредственно вплетаются в ткань экономической жизни; через правоотношения активная энергия права по закономерной по явлениям правой действительности цепочке обратной связи (юридические нормы – правоотношения – их материальное содержание) переходит в систему реальных, фактических отношений, передается ей, организуя и упорядочивая эти отношения [2, c. 335].

Думается, стоит согласиться с мнением Л.Я. Гинцбурга, полагающего, что правоотношения представляют собой явления, производные от права, ведь «в современном государственно-организованном обществе с разветвленной системой законодательства найти отношения целиком, “фактически” абсолютно не затронутые правом и вместе с тем допускающие по своей природе правовое регулирование, вообще невозможно» [6, c. 118].

С.С. Алексеев отмечал, что если отправными, исходными в генезисе правоотношений являются реальные, фактические отношения, то непосредственным источником и решающим фактором, вызывающим к жизни данную правовую связь, являются в сложившейся юридической системе действующие юридические нормы [2, c. 336].

И. Сабо высказал мнение о том, что первоначально на базе реальных, фактических отношений сразу же, без норм возникают «преюдициальные» правоотношения [21, c. 97].

Можно согласиться с мнением Ю.Г. Ткаченко, писавшего, что правоотношение – «обязательное средство в механизме правового регулирования, т.е. если этот механизм приводится в действие, то он не может миновать стадию правоотношения» [27, c. 74].

С.С. Алексеев отмечает, что те общественные отношения, которые условно именуются реальными, фактическими, имеют для правоотношения с точки зрения генезиса отправное, исходное значение. С функциональной же стороны, т.е. с точки зрения функционирования права, и в особенности обратной связи между юридическими и фактическими явлениями, подход должен быть другой, учитывающий активную роль правовой формы. Правоотношение в известном роде выступает средством правового воздействия, а фактическое отношение – предметом правового регулирования, т.е. той областью социальных явлений, на которую воздействует право [2, c. 340].

В действительности резкого водораздела между правовыми и фактическими отношениями не существует. Так, Ю.К. Толстой отмечал, что общественное отношение – предмет правового регулирования – возникает в такой среде, в которой оно иначе, как в форме правоотношения, появиться не может. Правовая энергия, излучаемая нормой права, охватывает общественное отношение в тот самый момент, когда оно образуется [28, c. 33–34].

Как отмечает С.С. Алексеев, многие правоотношения, и прежде всего выражающие статическую функцию права (т.е. отношения пассивного типа), с момента своего возникновения и на протяжении всего своего существования нераздельны с фактическими отношениями [2, c. 340]. Ученый отмечает активную роль правовой формы, которая притягивает к себе фактическое материальное содержание, т.е. лица совершают те действия, которые они обязаны совершать. Возникнув без определенного фактического (материального) содержания, юридическая форма затем обретает это содержание (совершаются положительные действия), и тем самым достигается цель правового регулирования – складываются в полном объеме фактические отношения, которых раньше не было [2, c. 341].

С.Ю. Головина считает, что правоотношение определяет конкретное поведение участвующих в нем сторон, вносит элемент урегулированности в общественную жизнь, обладает определенными юридическими свойствами и имеет под собой социально-экономическое обоснование [29, c. 96]. Автором отмечается, что юридическая специфика любых существующих правоотношений заключается в том, что их участники могут быть только субъектами права, они возникают на основе предусматривающих их правовых норм, в основе их возникновения лежат определенные юридические факты, в рамках правоотношений возникает специфическая связь сторон, характеризующаяся их взаимными правами и обязанностями, в том, что правоотношения охраняются и гарантируются государством [29, c. 96].

С.Ю. Головина видит, что трудовое правоотношение существует в неразрывном единстве с основанием его возникновения – трудовым договором [29, c. 103].

Е.Б. Хохлов дает следующее определение трудового правоотношения: выраженное в юридической форме общественно-трудовое отношение, в рамках которого одно лицо (работник) реализует свою способность к труду в пользу и под руководством другого лица (работодатель) за вознаграждение [33, c. 105].

Трудовые правоотношения находятся в постоянной динамике. А.И. Процевский в связи с этим отмечал: «Процесс возникновения, изменения и прекращения общественных отношений, составляющих предмет трудового права как системы, – это последовательная смена состояний подсистем (отдельных видов отношений) в его рамках под воздействием внутренних и внешних условий» [16, c. 27].

В литературе принято выделять имущественный (экономический) и неимущественный элементы трудового правоотношения. Так, С.А. Иванов, Р.З. Лившиц и Ю.П. Орловский подчеркивали материальный характер общественно-трудовых отношений и констатировали, что в трудовых отношениях важнейшее значение имеет имущественный элемент. Кроме того, данные ученые выделяли организационный (управленческий) элемент в составе правоотношения, например установление работодателем правил внутреннего трудового распорядка и подчинение им работниками. Однако указанные исследователи отмечали, что сочетание имущественных и организационных элементов не исчерпывает содержания трудовых отношений. В них входят также и личные неимущественные отношения, связанные с трудом [9, c. 78, 95, 97, 181].

Справедливо также утверждение профессора М.И. Бару, который считал, что «во всех случаях и все субъекты трудовых правоотношений наряду с имущественными правами приобретают и неимущественные права, подлежащие охране и защите от всякого их нарушения. В сущности, речь идет о моральных стимулах к труду» [3, c. 111].

Думается, стоит согласиться с мнением С.Ю. Головиной, утверждающей, что трудовое правоотношение состоит из двух равнозначных элементов – имущественного и неимущественного, которые сосуществуют в определенном единстве и обеспечивают в одном случае участнику правоотношения материальный интерес, а в другом случае – интерес моральный. При этом имущественный обеспечивает регулирование возмездной функции наемного труда, а неимущественный элемент регулирует личностные взаимоотношения сторон трудового договора и обеспечивает защиту специфических нематериальных благ, присущих сфере наемного труда [29, c. 106].

При этом выделение элементов в составе трудового правоотношения не лишает его органически присущей целостности. Так, В.Н. Скобелкин отмечает: «… трудовое правоотношение неделимо. Выделение из него того или иного элемента означает прекращение самого правоотношения. Одни элементы не могут существовать изолированно от других» [22, c. 90].

 

Библиографический список

1.      Александров Н.Г. Трудовое правоотношение. М., 2009.

2.      Алексеев С.С. Общая теория права. М., 2008.

3.      Бару М.И. Охрана трудовой чести по советскому законодательству. М., 1966.

4.      Васильева Т.С., В.В. Орлов. Социальная философия. Пермь, 2007.

5.      Владимирова Л.П. Экономика труда. М., 2002.

6.      Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение. М., 1977.

7.      Государственное регулирование рыночной экономики / под ред. В.И. Кушлина, Н.А. Волгина. М., 2000.

8.      Губенко Р.Г. Советский народ – субъект конституционных правоотношений // Сов. государство и право. 1980. №10.

9.      Иванов С.А., Лившиц Р.З., Орловский Ю.П. Советское трудовое право: вопросы теории. М., 1978.

10.   Коршунова Т.Ю., Нуртдинова А.Ф. Трудовой договор в современных условиях: к вопросу о найме труда // Государство и право. 1994. №2.

11.   Кузьменко А.В. Предмет трудового права России. М., 2005.

12.   Мазин А.Л. Экономика труда. М., 2009.

13.   Маркс К. Капитал. М.,1983. Т. 1.

14.   Орлов В.В. Основы философии. Ч. 1: Общая философия. Пермь, 2001.

15.   Политическая экономия: словарь / под ред. О.И. Ожерельева и др. М., 1990.

16.   Процевский А.И. Предмет советского трудового права. М., 1979.

17.   Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.б. Современный экономический словарь. М., 1997.

18.   Рофе А.И. Экономика труда. М., 2010.

19.  Рыночная экономика: словарь / под ред. Г.Я. Кипермана. М., 1995.

20.   Рыночная экономика: словарь-справочник. М. 1993.

21.   Сабо И. Основы теории права. М., 1974.

22.   Скобелкин В.Н. Трудовые правоотношения. М., 1999.

23.   Слезингер Г.Е. Труд в условиях рыночной экономики. М., 1996.

24.   Таль Л.С. Трудовой договор: цивилистическое исследование. Ч. 1: Общие учения. Ярославль, 1913.

25.   Теория государства и права / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2003.

26.   Теория государства и права / под ред. В.Д. Перевалова. М., 2004.

27.   Ткаченко Ю.Г. Методологические основы теории правоотношений. М., 1977.

28.   Толстой Ю.К. Еще раз о правоотношении // Правоведение. 1969. № 1.

29.  Трудовое право России / под ред. С.Ю. Головиной, М.В. Молодцова. М., 2008.

30.   Трудовое право России / под ред. А.М. Куренного. М., 2006.

31.   Трудовое право России / под ред. Р.З. Лившица, Ю.П. Орловского. М., 2000.

32.   Трудовое право / под ред. Ю.П. Орловского, А.Ф. Нуртдиновой. М., 2008.

33.   Трудовое право России / под общ. ред. Е.Б. Хохлова, В.А. Сафонова. М., 2000.

34.   Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974.

35.   Хохлов Е.Б. Правовое регулирование труда в современных условиях: проблемы теории и практики: автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. СПб., 1992.

36.   Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1993.

37.   Экономика труда: рыночные и социальные аспекты / под ред. Н.А. Волгина. М, 2010.

38.   Эренберг Р.Дж., Смит Р. Современная экономика труда. Теория и государственная политика. М., 1996.

39.   Энгельс Ф. Диалектика природы. М., 1946.

40.   Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.