УДК 347.241.1

 

 

КОРПОРАТИВНО-ЛОКАЛЬНОЕ НОРМОТВОРЧЕСТВО В ПРАВОВОМ МЕХАНИЗМЕ РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ

Р.В. Чикулаев
Кандидат экономических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса
Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

Раскрываются основные принципы разработки, принятия, а также роль и значение нормативных правовых актов локального характера в деятельности субъектов рынка ценных бумаг, анализируется корпоративное нормотворчество как элемент механизма правового регулирования рынка ценных бумаг.

Ключевые слова: корпоративные; локальные правовые акты; ценные бумаги; механизм правового регулирования


Современная экономическая ситуация и обусловленные ею новые тенденции развития права актуализировали проблему приведения нормативной базы рынка ценных бумаг в надлежащее состояние. О таковом в первую очередь свидетельствуют: непротиворечивость, соответствие однопорядковых актов друг другу и взаимная соподчиненность актов разного порядка внутри нормативной базы, а также внешне проявляемая адекватность этой базы ключевым принципам российского конституционного и международного права, другим действующим законам.

Несмотря на то, что нормативно-правовая база о финансовых рынках и отношениях, порождаемых оборотом ценных бумаг, постоянно анализируется в современной юридической науке, вопросы корпоративного нормотворчества как методического элемента правового регулирования и место локальных правовых актов в этой системе норм права пока остаются по большей части вне поля зрения ученых. Между тем локальные правовые акты давно и прочно заняли свое место в системе правовых источников, из чего следует, что и корпоративное нормотворчество отвечает всем признакам правотворческой функции.

Для подтверждения этой мысли обратимся к действующим правовым источникам. Весь массив правовых актов, имеющих отношение к вопросу (т.е. своего рода «законодательство о законодательстве»), можно разделить на три группы:

1) акты общего регулирования. Как правило, относятся к источникам конституционного и административного права и определяют правила построения нормативно-правовой системы страны в целом. Так, Конституция Российской Федерации [5] устанавливает в рассматриваемом аспекте федеративное устройство и следующие ему правотворческие функции Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований, разграничение предметов ведения, систему правовых актов российского государства, обязательность опубликования законодательных актов. Общие положения о принятии и действии федеральных законов, законов субъектов Федерации и подзаконных актов (указов Президента, постановлений и распоряжений Правительства Российской Федерации) установлены в статьях 15, 71–73, 76, 90, 104–108, 115 Конституции. Общий порядок легитимации, в том числе опубликования, законов, актов Президента и Правительства Российской Федерации, а также нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти установлен соответствующими источниками [9]. Понятия актов локального характера эти источники не содержат;

2) акты частноправового регулирования. Определяют порядок регулирования, в том числе с использованием локальных норм, в частноправовых, гражданских отношениях. Так, Гражданский кодекс Российской Федерации [3] в ст. 7 предусматривает возможность издания правовых актов, содержащих нормы гражданского права, в виде федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, постановлений (но не распоряжений) Правительства Российской Федерации, органов исполнительной власти. В части шестой указанной статьи Кодекс дает обобщающее название «иные правовые акты» для актов Президента и Правительства Российской Федерации. Следовательно, исходя из легального толкования именно и исключительно такие источники могут именоваться иными правовыми актами (но не локальные акты организаций, как считали некоторые специалисты). Категория иных правовых актов упоминается в целом ряде важнейших норм Гражданского кодекса: в статьях 8, 49, 53, 63, 96, 97, 98, 120, 136, 137, 154, 159, 160, 164, 184, 190, 202, 209, 218, 262, 269, 272, 295, 297, 299, 308, 311, 313, 314, 315, 316, 320, 321, 322, 365, 388, 393, 395, 396, 399, 406, 407 и др. Лишь в статье 53 Гражданский кодекс дает право на существование одному из видов локальных правовых актов организации, при этом несущему функцию необходимого признака юридического лица, – учредительным документам;

3) акты специального регулирования. К их числу относятся как федеральные законы, регламентирующие конкретный порядок того или иного вида экономической деятельности, так и подзаконные акты. Скорее всего такие источники являются единственно устанавливающими правовые основания для существования, в том числе принятия, введения в действие и использования в целях регулирования соответствующих отношений внутренних (локальных) актов организаций.

Постараемся сформулировать общее определение. Под локальным (внутренним) правовым (нормативным) актом организации можно понимать формализованный в виде документа источник, содержащий совокупность взаимосвязанных норм, определяющих правила осуществления отдельных видов деятельности, процессов, решения вопросов профессионального характера, непосредственно относящихся к предмету деятельности организации, принятый уполномоченным органом организации на основании или в соответствии с указанием федерального закона или подзаконного акта, либо объективно необходимый для осуществления основной деятельности организации, не противоречащий действующему законодательству. Процесс принятия, отмены, изменения, введения в действие локальных актов на уровне отдельной организации можно назвать локальным (корпоративным, внутриорганизационным, внутрихозяйственным) нормотворчеством.

Конкретная форма локального правового акта устанавливается либо законом (подзаконным, иным правовым актом), либо организацией самостоятельно. Такими формами могут быть: устав, положение, приказ, регламент, указание, методика, инструкция, порядок, предписание, наставление и др. Правовое основание для издания локального акта также может быть обязательным (предусмотренным законом или иным правовым актом) либо инициативным (по решению органа управления юридического лица).

Корпоративное основание локального нормативного акта различается по организационно правовой форме издающей организации. Могут быть выделены: акты юридических лиц (коммерческих, некоммерческих, в зависимости от конкретной правовой формы, в том числе изданных, например, обществом с ограниченной ответственностью, акционерным обществом и т.п.), акты объединений юридических лиц (ассоциаций, союзов, саморегулируемых организаций), акты индивидуальных предпринимателей (которые в порядке исключения можно включить в рассматриваемую совокупность в силу установленного ст. 23 Гражданского кодекса принципа распространения на предпринимателей правил для юридических лиц).

Наконец, локальные правовые акты могут различаться по признаку принявшего органа: принятые высшим органом управления организации (общее собрание участников, акционеров, совет некоммерческой организации и т.п.), принятые исполнительным органом, иным органом (например, ревизионной комиссией), уполномочены работником организации (к примеру, руководителем подразделения).

При выделении локальных актов по признаку принявшего органа уместно отметить особенность, весьма характерную для организаций финансового рынка. Могут существовать локальные источники «двойного издания», т.е. издаваемые организацией по согласованию с уполномоченным регулирующим, как правило, государственным органом (первый случай) либо издаваемые уполномоченным государственным органом или, что также возможно с учетом современных тенденций, – саморегулируемой организацией и распространяемые на конкретные хозяйствующие субъекты (второй случай). Эта особенность характерна для кредитных организаций, профессиональных участников рынка ценных бумаг, управляющих компаний инвестиционных и негосударственных пенсионных фондов (примером могут служить Правила внутреннего контроля, Правила противодействия легализации преступных доходов).

Объективно весь массив локальных правовых актов можно классифицировать и по иным основаниям, например по отраслям и содержанию регулируемых отношений (корпоративно-правовые, трудоправовые и др.), по кругу лиц, на которых они распространяются (на всю организацию, на отдельных работников), по времени действия (ограниченные во времени, не ограниченные, разовые, периодически применяемые), по содержанию регламентации деятельности (отдельных подразделений, например положение о юридическом отделе, либо отдельных хозяйственных процессов, например положение о документообороте).

Как видно, локальные нормативные акты отвечают общим теоретико-правовым признакам правовых актов, что еще раз указывает на объективность их наличия в природе, говорит о праве на существование такой категории и необходимости определения места локальных актов в механизме правового регулирования хозяйственной деятельности соответствующих организаций (отраслей).

Научная категория механизма правового регулирования нашла свое достойное место в системе общетеоретических категорий права в общем и права гражданского в частности. Наиболее полно она была разработана выдающимся российским правоведом С.С. Алексеевым [1]. Так, по мнению С.С. Алексеева, механизм правового регулирования определяется как взятая в единстве система правовых средств, с помощью которой регулируются общественные отношения. Таким образом, эта система правовых средств, сквозь призму высокого уровня научного обобщения, не регулирует отношения «впрямую», «грубо», но служит и инструментом, и основой, и средством достижения главной цели существования права – справедливой урегулированности жизненных ситуаций. Найдется ли в этой системе место локальным правовым актам? Мы полагаем ответ на этот вопрос положительным. Нормы локальных актов также интегрированы в материю права, как и нормы государственных законов, и служат не только структурным элементом, но и рабочим звеном инструментальной части механизма правового регулирования, тем проявлением «децентрализованного регулирования», о котором говорил С.С. Алексеев.

Сосредоточиваясь на системе правового регулирования отношений на рынке ценных бумаг и финансовых рынках, можно заключить, что юридическая и логическая взаимосвязь между федеральным, региональным и корпоративно-локальным уровнями правотворчества не только обусловливает комплексный характер такого регулирования, но и сказывается на состоянии нормативно-правового и методического обеспечения субъектов финансового рынка. При этом корпоративно-локальный уровень правового регулирования деятельности на финансовых рынках представляется не менее важным, чем федеральное, региональное и ведомственное регулирование.

Многообразие локального нормотворчества проявляется, например, и в таком его делении по признаку правотворческого субъекта, как принятие актов на этапе выпуска ценных бумаг (акты эмитентов) и на этапе обращение финансовых инструментов (акты профессиональных участников рынка ценных бумаг, саморегулируемых организаций).

В Гражданском кодексе и законах о хозяйственных обществах содержится большое количество диспозитивных норм, и определяющее значение в правовом регулировании тех или иных отношений в этом случае имеет усмотрение самой коммерческой организации в лице компетентных органов управления. Значит, корпоративно-локальное нормотворчество обнаруживает свое значение еще и как практическая реализация доктринально-цивилистического принципа диспозитивности, ведущей роли управомоченного субъекта в регулировании соответствующих отношений в сфере выпуска и обращения ценных бумаг как гражданско-правовых объектов, вещей особого рода. Так, в отдельных статьях Федерального закона «Об акционерных обществах» (подп. 19 п. 1 ст. 48; п. 5 ст. 49; п. 3 ст. 52; п. 4 ст. 53; подп. 13 п. 1 ст. 65; п. 1, 3 ст. 68; п. 1, 2 ст. 70; п. 2 ст. 85; п. 1 ст. 89) содержатся отсылки к внутренним документам общества, регулирующим образование и организацию деятельности органов управления и контроля общества. И если до принятия указанного Закона лишь отдельные хозяйственные общества руководствовались в своей деятельности внутренними документами, то в настоящее время в целом ряде случаев их отсутствие ставит в юридически ущербное положение как само общество, так и его участников и даже других субъектов, вступающих в определенные правоотношения с ним. Например, отсутствие внутреннего документа о реализации акционерами закрытого акционерного общества преимущественного права приобретения акций, продаваемых другими акционерами, может поставить в сложное положение как акционеров: продавца и потенциальных покупателей акций, само общество, так и третьих лиц, заинтересованных в приобретении акций.

В юридической литературе внутренние документы известны как локальные правовые нормы (акты), под которыми обычно понимают правила, устанавливаемые и действующие в рамках предприятий, учреждений, организаций [4]. Локальные правовые нормы являются внутриорганизационными [6, с. 160]. Эта особенность в целом характерна только для данной разновидности юридических правил. Эти нормы, как и всякие другие нормы права, применяются неоднократно, адресованы персонально неопределенному (а иногда – определенному) кругу субъектов, подкрепляются силой административного принуждения. Действие локальных норм по кругу лиц ограничено, как правило, работниками организации, где они приняты. Обычно они вступают в силу с момента принятия. Территориально сфера их действия не имеет таких четких границ [2, с. 29–34].

Приведенные выше данные позволяют сделать вывод о том, что в действующем российском законодательстве отсутствует специальное правовое регулирование локально-нормотворческой работы и типов локальных актов. Это может указывать на определенный пробел в праве и обозначить перспективные направления научных исследований. Вместе с этим законодательно установлены отдельные понятия. Так, подпункт 8 пункта 2 статьи 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» определяет внутренние документы общества как документы, регулирующие внутреннюю деятельность общества [7]. В свою очередь, подпункт 19 пункта 1 статьи 48 Федерального закона «Об акционерных обществах» говорит о внутренних документах уже как о документах, регулирующих деятельность органов общества [8]. Наконец, в статье 5 Трудового кодекса РФ говорится о локальных нормативных актах как о документах, содержащих нормы трудового права [10]. Как видно, правовое единство в вопросе понятия внутреннего (локального) нормативного документа отсутствует. Основываясь на действующих нормах можно сделать вывод, что под понятия локальных нормативных актов и внутренних документов организации практически тождественны. Понятием «внутренние документы» законодатель чаще оперирует в корпоративно-правовых отношениях, а понятием «локальные нормативные акты» – в трудовых отношениях. Это не исключает возможности существования локального нормативного акта организации и по иным, кроме трудовых, отношениям, в том числе с признаками внутреннего документа хозяйственного общества. В таких условиях определенность в понятии внутреннего (нормативного) документа должна достигаться самой организацией в процессе внутренней правовой работы. В частности, можно предложить для практического использования и такое определение локального нормативного (правового) акта: это документ, принятый уполномоченным органом, имеющий юридическую форму, и содержащий совокупность правовых норм, регулирующих те или иные вопросы деятельности организации и ее работников, рассчитанный на неоднократное применение, имеющий сферу действия во времени, в пространстве и по кругу лиц, не противоречащий правовым актам Российской Федерации.

В зависимости от формы правового воздействия, направленной на установление сферы локального регулирования внутренних правоотношений, содержащиеся в правовых актах локальные нормы можно подразделить на: а) императивные, б) дозволительные, в) рекомендательные, г) смешанные. Под императивными локальными нормами следует понимать нормы, содержащие запрет или предписание. К дозволительным локальным нормам следует относить правовые нормы, предоставляющие субъектам локального нормотворчества возможность регулировать свое поведение. Рекомендательные локальные нормы устанавливают формы желательного поведения субъектов нормотворчества. Смешанные нормы отвечают признакам каких-либо или всех из трех предыдущих либо могут иметь какой-то иной характер, например общих отправных установлений, поощрений за правомерное поведение без конкретизации запретов и ответственности и т.п.

Иногда внутриорганизационные нормативы порождаются и другими правотворческими органами, не относящимися к субъектам локального правового воздействия, но и не нацеленные на непосредственное регулирование. Такие признаки, к примеру, можно усмотреть в разъяснениях, рекомендательных, методических документах, предполагающих применение по желанию объекта воздействия или ситуационно.

Особую категорию вопросов составляют вопросы локально-правового регулирования в так называемых «холдингах», т.е. группах юридических лиц, являющихся аффилированными или взаимозависимыми на основе норм корпоративного, антимонопольного или банковского законодательства, либо состоящих из основного и дочерних (зависимых) обществ. С учетом отсутствия правовой регламентации деятельности холдингов в России в правовом вакууме остается и локально-правовая работа. На практике в большинстве случаев вопросы локального нормотворчества в холдинге решает головная (управляющая и т.п.) компания, которая разрабатывает для иных входящих в холдинг организаций проекты локальных нормативных актов. Такие акты не могут являться юридически обязательными для каждой конкретной организации, если не будут приняты уполномоченным органом управления такой организации, хотя бы и все организации имели общих собственников. По этой причине правовые акты для «нижестоящих» организаций – членов холдинга должны либо тиражироваться и утверждаться уполномоченным органом управления каждой организации, либо утверждаться иными не столь устойчивыми с правовой точки зрения методами (различными соглашениями и т.п.).

Трудность состоит и в том, что для некоторых документов, прямо предусмотренных в законодательстве (например, по трудовым отношениям) установлен специальный правовой режим. Такие документы не могут вступить в силу иначе как «традиционными» методами, т.е. посредством приказа исполнительного органа или решения коллегиального органа управления. Пути решения этих проблем могут наметиться в случае появления специального законодательства о холдингах, обсуждаемого в течение ряда последних лет.

В некоторых случаях нормативные акты «вышестоящих» организаций создают определенный правовой режим, общий для «нижестоящих» юридических лиц. В локальных же актах «нижестоящих» юридических лиц закрепляются не общие положения, принципы регулирования тех или иных видов общественных отношений, а соответствующие условиям деятельности отдельных предприятий конкретные правовые формы различных видов производственных отношений. Эти правовые формы создаются главным образом посредством детализации применительно к видовым особенностям внутриорганизационных отношений в локальных нормах общих правил «вышестоящих» организаций. В тех случаях когда детализация невозможна из-за отсутствия общих норм права, субъекты локального правотворчества принимают необходимые нормативные решения исходя из общих принципов права.

Анализ современных научных разработок и имеющейся практики развития финансовых рынков показывает, что основные проблемные блоки, свойственные правовому обеспечению в ходе корпоративного нормотворчества, можно условно подразделить на пять групп, связанных: 1) с реорганизационными процедурами и созданием холдинговых структур взаимозависимых лиц (особенно вопросы распределения имущества, прав и обязательств); 2) с формированием договорно-правовых отношений; 3) с организацией юридической работы на предприятии как таковой; 4) с правовым обеспечением трудовых отношений как имеющих большую специфику; 5) с внутренним регулированием профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

В качестве иллюстрации конкретно-практической реализации юридико-теоретических положений о локальных нормах и актах кратко охарактеризуем четвертый и пятый блоки.

Так, управление персоналом в компаниях-профессиональных участниках рынка ценных бумаг (четвертый блок) приобретает сегодня повышенное значение в силу обширности данной категории норм, их значимости для эффективной работы на финансовом рынке, серьезного ужесточения юридического контроля и ответственности в трудоправовых отношениях. Поэтому основными локальными актами в сфере этих отношений должны быть:

а) уставы (положения) организации, определяющие порядок избрания (выборов) на должность, по конкурсу на замещение должностей и назначения на должность или утверждения в ней (ст. 16–19 Трудового кодекса Российской Федерации, далее – ТК РФ), регулирующие вопросы возникновения трудовых правоотношений;

б) коллективный договор и положение о порядке его разработки и заключения в целях регулирования отношений социального партнерства;

в) штатное расписание (ст. 57 ТК РФ), правила внутреннего трудового распорядка и локальные нормативные акты о трудовой функции работника (ст. 68 ТК РФ), о защите персональных данных (ст. 86–88 ТК РФ), положение о комиссии по трудовым спорам (ст. 384 ТК РФ);

г) правила внутреннего трудового распорядка (ст. 91, 94 и др. ТК РФ), перечень должностей работников с ненормированным рабочим днем (ст. 101 ТК РФ), графики сменности, скользящие графики (ст. 100, 102 ТК РФ), документы о разделении рабочего дня на части (ст. 105 ТК РФ);

д) документы об индексации заработной платы (ст. 134 ТК РФ), об оплате и стимулировании, пересмотре норм труда (ст. 135, 144, 162 ТК РФ);

е) документы о формах профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации работников;

ж) положение об аттестации рабочих мест (ст. 212 ТК РФ), о комиссиях по охране труда (ст. 218 ТК РФ), инструкции по охране труда (ст. 212 ТК РФ), профилактике профзаболеваний, травматизма и пр.

Как правило у организаций финансового рынка, традиционно ведущих деятельность в поле усиленного юридического контроля, требующего наиболее высокой юридической квалификации, локальные акты по трудовой функции не отличаются высоким качеством. Это связано в первую очередь с негативным воздействием со стороны руководства или собственников организаций, однако задачу необходимо решать, в том числе на законодательном уровне.

Внутреннее регулирование деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг (пятый блок) может служить темой для отдельного исследования. В силу многих причин эта деятельность в России регулируется с применением особых методов правового воздействия, значительным числом законов и подзаконных актов, в режиме «сочетания» методов пруденциального надзора и жесткого административного контроля (не устраняющего, впрочем, правовую почву для нарушений в силу пробельности и противоречивости законодательства). Есть все основания говорить о «специфически-специальном» правовом регулировании профессиональных видов деятельности: брокерской, дилерской, депозитарной, клиринговой, по управлению ценными бумагами, по учету прав владельцев ценных бумаг, по организации торговли на рынке ценных бумаг, а также деятельности, которую можно назвать «обеспечительно-сопутствующей»: это функции саморегулируемых организаций, финансовых консультантов, номинальных держателей, ипотечных агентов, гарантов, управляющих компаний инвестиционных фондов и специализированных регистраторов, депозитариев, оценщиков.

Из обязательных и (или) необходимых для обеспечения правомерности деятельности на финансовом рынке и защиты прав инвесторов локальных актов профессиональных участников рынка ценных бумаг можно назвать: положения по видам деятельности (о брокерской, дилекрской, депозитарной деятельности), документы об отдельных процессах, обусловленных конкретным видом деятельности (например, положение о порядке совершения маржинальных сделок и сделок с отсрочкой платежа, перечень ценных бумаг, принимаемых в качестве залога для брокера, перечень аффилированных лиц для фондовой биржи), правила внутреннего контроля (общие и направленные на противодействие манипулированию ценами, использованию служебной информации, предотвращение легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма, перечень подозрительных сделок), перечни информации, подлежащей раскрытию инвесторам, порядок представления специализированной отчетности, положение о порядке информационного взаимодействия подразделений друг с другом и с регулирующими органами, положение о коммерческой тайне, положение о документообороте и хранении документов, положение о юридической работе, положения об операционных подразделениях и подразделениях контроля).

Сделаем ряд выводов.

Во-первых, локальное нормотворчество субъектов финансового рынка является не частным случаем юридической или технической работы конкретной организации, а необходимым звеном механизма правового регулирования рынка ценных бумаг, средством достижения его правомерности и соблюдения баланса частных и публичных интересов в современных правовых и экономических условиях.

Во-вторых, уровень корпоративного (локального) нормотворчества на финансовом рынке в настоящее время находится в не вполне удовлетворительном состоянии. Несмотря на многочисленность внутренних актов, их качество часто не соответствует потребностям рынка, создает условия для злоупотреблений в финансовых организациях. Большой вклад в решение этих проблем вносит законотворческая и методическая деятельность саморегулируемых организаций, прежде всего Национальной ассоциации участников фондового рынка, миссия которой состоит в совершенствовании правового регулирования российского рынка ценных бумаг, обеспечении условий для профессиональной деятельности участников фондового рынка России, установлении правил и стандартов проведения операций с ценными бумагами, защите интересов инвесторов.

В-третьих, фрагментарность и низкое качество локально-нормотворческого процесса во многом обусловлено двумя основными факторами: неудовлетворительным состоянием правовой работы в организациях финансового рынка и недостаточной разработанностью отраслевых норм, регулирующих отношения в рамках корпоративных структур финансового рынка, включая пробелы в гражданском законодательстве в отношении регламентации оборота ценных бумаг как базового вещного элемента, порождающего юридический интерес к инициализации отношений по обороту этих объектов гражданских прав.

 

Библиографический список

1.      Алексеев С.С. Общая теория права: 2 т. М., 1981–1982. Т. 2; Его же. Право: азбука-теория-философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999.

2.      Архипов С.И. Понятие и юридическая природа локальных норм права // Правоведение. 1987. №1.

3.      Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. I // Рос. газета. 1994. 8 дек.

4.      Иделиович Л.Л. Локальные нормы советского трудового права и внедрение научной организации труда на промышленном предприятии: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1973; Самигуллин В.К. Локальные нормы в советском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1975.

5.      Конституция Российской Федерации // Рос.газета. 2009. 21 янв.

6.       Меренкова Л.К. Роль юридической службы в обеспечении законности правовых норм, разрабатываемых предприятием // Проблемы совершенствования Гражданского процессуального кодекса РСФСР: науч. тр. / Свердл. юрид. ин-т. 1975. Вып. 40.

7.       Об обществах с ограниченной ответственностью: Федер. закон Рос. Федерации от 8 февр. 1998 г. №14-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. №7, ст. 785.

8.      Об акционерных обществах: Федер. закон Рос. Федерации от 26 дек. 1995 г. №208-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. №1, ст. 1.

9.      О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания: Федер. закон от 14 июня 1994 г. №5-ФЗ // Рос. газета. 1994. 15 июня; О порядке опубликования и вступления в силу актов президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти: указ Президента Рос. Федерации от 23 мая 1996 г. №763 // Рос. газета. 1996. 28 мая.

10.   Трудовой кодекс Российской Федерации // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. №1, ч. 1, ст. 3.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.