УДК 347.122

 

 

ИЗМЕНЕНИЕ СУБЪЕКТА В ПРАВООТНОШЕНИИ

 

Д.В. Носов
Аспирант кафедры теории и истории государства и права
Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

В статье рассматриваются вопросы изменения правоотношений в различных отраслях права. В теории права случаи изменения субъекта правоотношения путем его замены предлагается именовать термином «правопреемство», хорошо известным теории гражданского права.

Ключевые слова: правоотношение; изменение правоотношений; субъект правоотношения; правопреемство


Понятие правоотношения является одним из основных и одним из самых сложных в юридической науке. В этой связи интересно замечание философа Л.А. Мусаеляна: «Природа правовых отношений, их онтологический статус и сущностное отличие от всех других общественных отношений является, как представляется, “узким местом” современной юриспруденции» [15, с. 195]. Таким образом, изучение «узких мест» и есть задача современной теории права. Таким узким местом являются случаи изменения правоотношений.

В теории права существует множество точек зрения на сущность и природу правоотношения. Правоотношение, так же как и субъективное право, может иметь не одно, а несколько определений. Каждая из разработанных в науке концепций по-своему раскрывает юридическую сущность данного правового явления. В последнее время проблеме правоотношений в теории права уделяется недостаточно внимания. Практически совсем не затрагивается вопрос о динамике правоотношения, возможности его трансформации. Изучение субъектов, объектов и содержания правоотношений чаще всего происходит в статике, т.е. тогда, когда все элементы правоотношения находятся в неизменном состоянии. Однако правоотношение не может все время находиться в неизменном состоянии. Потребности правовой жизни приводят к тому, что правоотношение должно меняться, трансформироваться. Следовательно, нужно изучать не только статику, но и динамику правоотношения.

В теории права сложились различные концепции правоотношения, которые можно свести к трем основным. Во-первых, одни ученые сводят суть правоотношений к общественным отношениям, урегулированным нормами соответствующей отрасли права [16, с. 39; 11, с.111; 7, с. 41; 17, с. 444]. Во-вторых, есть концепции, которые сводят правоотношения к связи между субъектами правоотношения, проявляющейся в существовании взаимных субъективных прав и юридических обязанностей [2, с. 330; 6, с. 160; 29, с. 198; 27, с. 61; 23, с. 220]. Третьи ученые соединяют указанные определения правоотношений и приходят к выводу, что правоотношением является урегулированное правовыми нормами общественное отношение, возникающее в определенной сфере, характеризующееся наличием взаимных прав и обязанностей, охраняемых государством [25, с. 7]. В юриспруденции существуют и иные определения понятия правоотношения [26, с. 3–113].

Сведение сути правоотношения к урегулированным нормами права общественным отношениям не позволяет обосновать существование правоотношений в рамках публичного и процессуального права. В этом случае правильно пишет В.П. Реутов: «Если применительно к семейным отношениям не будет большой ошибкой считать правоотношениями те из них, которые урегулированы нормами права, то такое определение применительно к процессуальным отношениям звучит явно натянуто, ибо составляет возможность признавать существование неких отношений в сфере уголовного (а также гражданско-процессуально­го, арбитражно-процессуаль­ного – Д.Н.) судопроизводства, не урегулированных нормами права. Но таких, как известно, не бывает» [18, с. 9].

В связи с указанным считаем, что следует согласиться с мнением В.П. Реутова о том, что все указанные определения правоотношения имеют право на существование и продолжают сохранять свою ценность [18, с. 9]. При этом определение правоотношения как связи между субъектами правоотношения, проявляющейся в существовании взаимных субъективных прав и юридических обязанностей, видимо, является наиболее приемлемым. Такое определение позволяет выявить сущность правоотношения, проявляющуюся в юридической связи его субъектов по поводу объекта, выражающейся в его содержании. Эта юридическая связь устанавливается в отношении каждого объекта правоотношения. При этом эта юридическая связь под воздействием определенных юридических фактов может либо изменяться (и тогда речь пойдет об изменении правоотношения) или же прекращаться (в этом случае речь пойдет о прекращении правоотношения).

Нельзя забывать, что правоотношение в своем движении может проходить либо два этапа (возникновение и прекращение) – простой тип развития фактической основы внутри правоотношения [9, с. 109], либо три этапа (возникновение, изменение и прекращение) – сложный тип развития фактической основы внутри правоотношения [9, с. 109].

При этом необходимо согласиться с В.Б.Исаковым, что «изменение правоотношения и возникновение правоотношения вновь имеет различные юридические последствия» [9, с. 110]. Знание о правоизменяющих юридических фактах и изменении правоотношения очень важно. Такой вывод можно сделать из того, что многие субъективные права и юридические обязанности обладают свойством следования за основным правоотношением, являются дополнительными к основным правоотношениям и зависят от них. В случае прекращения основного правоотношения происходит и прекращение дополнительного. При изменении основного правоотношения таких последствий нет. Изменение правоотношения ведет к сохранению той юридической защиты, которая существовала в отношении первоначального правоотношения. Именно этим можно объяснить, например, сохранение ограниченных вещных прав на вещь при ее передаче от одного лица к другому (п. 3 ст. 216 ГК РФ), включение лица в гражданский или арбитражный процесс в случаях, установленных законодательством Российской Федерации в качестве процессуального правопреемника (ст. 44 ГПК РФ и ст. 48 АПК РФ), вступление в уголовный процесс нового потерпевшего (п. 8. ст. 42 УПК РФ), сохранение всех прав и обязанностей реорганизованного органа государственной власти (органа местного самоуправления).

Я.М. Магазинер писал: «Правоотношение может измениться, оставаясь тем же правоотношением, т.е. не становясь новым правоотношением. … Если можно менять, например, субъектов или объект, не разрушая самого правоотношения, то нет необходимости переделывать все правоотношение, а можно сохранить его в целом, меняя лишь его части» [14, с. 226, 229].

О возможности изменения правоотношений и о механизмах такого изменения в юридической литературе написано немного. Чаще всего в работах по теории правоотношений пишут только о том, что правоотношение может возникать, изменяться и прекращаться. Однако все-таки можно говорить о том, что теория изменения правоотношений сложилась. В итоге можно выделить четыре концепции изменения правоотношения, которые исходят из того, какой элемент правоотношения меняется.

Первая концепция отрицает возможность изменения правоотношения. По мнению С.Б. Култышева, «категория “изменение правоотношения” не может быть признана однопорядковой по значению с категориями “возникновение” и “прекращение” правоотношения, а ее употребление носит условно-традиционный характер, являясь устойчивой терминологической традицией. Изменение в любом элементе … правоотношения следует рассматривать как прекращение первоначального правоотношения и возникновение относительно самостоятельного нового правоотношения» [13, с. 14].

По-видимому, С.Б. Култышев не прав, так как он не обращает внимания на нормы законодательства Российской Федерации. Как пример можно привести нормы главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) – «Перемена лиц в обязательстве». Обязательство – то же правоотношение, но при перемене лиц оно меняется. Случаи же прекращения обязательства установлены в отдельной гл. 26 ГК РФ. В главе 24 ГК РФ ничего не говорится о прекращении первоначального правоотношения. Кроме того, среди способов защиты как гражданских, так и жилищных прав ст. 12 ГК РФ и п. 3 ст. 11 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ) установлен такой способ их защиты, как прекращение или изменение правоотношения, что прямо говорит о возможности изменения правоотношения. В итоге возникает естественный вопрос – как правоотношение изменяется?

Согласно второй концепцией – изменение правоотношения заключается в изменении элементов, его образующих [30]. В соответствии с указанной позицией в правоотношении может изменяться любой элемент состава правоотношения (объект, субъект или содержание правоотношения).

Считаем, что такая позиция не совсем четко определяет элементы, которые могут изменяться в правоотношении. Вопросы возникают при характеристике объекта правоотношения в случае его изменения. По нашему мнению, при изменении или замене объекта в правоотношении происходит прекращение старого правоотношения и возникновение нового.

Такой же позиции придерживается и М.А. Рожкова, которая пишет: «Прекращение существующего обязательства и возникновение на его месте нового обязательства (с новым содержанием) может повлечь замена объекта (предмета) обязательства; изменение лишь характеристик объекта обязательства не имеет самостоятельного значения и не прекращает обязательственное правоотношение, а только изменяет его содержание» [21, с. 79].

Действительно, ведь первоначально правоотношение возникает по поводу конкретного объекта (вещи или действия), но в случае если меняется объект, то здесь интерес в старом объекте исчезает и возникает интерес субъекта в новом объекте (это уже другой объект). В качестве примера прекращения правоотношения при изменении его объекта можно привести институт новации (ст. 414 ГК РФ) и отступного (ст. 409 ГК РФ). При новации происходит замена предмета (объекта) или способа исполнения правоотношения, но в этом случае в соответствии с прямым указанием закона старое правоотношение прекращается и на его месте возникает новое, никак не связанное со старым, правоотношение.

Я.М. Магазинер в работе «Общая теория права на основе советского законодательства» писал, что «изменение в объекте отношения не влечет за собой прекращения отношения, если речь идет об увеличении или уменьшении одного и того же предмета или одних и тех же услуг или периода времени, в течение которого они оказываются. Например, правоотношение не изменяется, если предметом его была поставка определенного количества вещей, которое затем уменьшено или увеличено, или же объектом его был наем на известный срок, который потом был сокращен или увеличен. Но если изменяется существо объекта или предмета правоотношения, то прежнее правоотношение прекращается и возникает новое; например, если изменяется проданный предмет и его цена, то налицо новое правоотношение, а старое прекратилось» [14, с. 226–227]. Однако такое изменение объекта, о котором писал Я.М. Магазинер, не есть изменение самого объекта, это есть лишь изменение содержания правоотношения, т.е. времени, места, способа, количества и т.д. исполнения правоотношения.

Итак, считаем, что концепция о возможности изменения правоотношения при изменении элементов, его образующих, не совсем точно отражает суть рассматриваемого явления.

Третья концепция изменения правоотношений заключается в том, что изменение правоотношения может происходить только при изменении его содержания [4, с. 167]. Однако при такой трактовке не понятно, что происходит с правоотношением при изменении его субъекта без изменения содержания.

Последняя, четвертая, концепция заключается в том, что изменение правоотношения может идти по линии изменения как его содержания, так и (или) его субъектов [28, с. 6; 3, с. 346; 21, с. 79].

В любом правоотношении должно быть не менее двух субъектов, так как отдельный индивид не может находиться в правоотношении с самим собой. Следовательно, одновременно на основании определенных юридических фактов может измениться весь состав субъектов соответствующего правоотношения, как на активной, так и на пассивной стороне.

В юридической литературе высказана мысль о том, что с точки зрения субъектного состава все правоотношения делятся на два типа. В правоотношениях одного типа участвует определенное управомоченное лицо и противостоящее ему определенное обязанное лицо. Таковы, например, налоговые правоотношения, участниками которых являются налогоплательщик и государство в лице соответствующих финансовых органов. В правоотношениях другого типа определена только личность управомоченного при отсутствии такой же определенности на стороне обязанных лиц. Таковы, например, правоотношения собственности, участниками которых являются сам собственник как носитель прав и противостоящие ему все другие лица как носители обязанности [10, с. 212]. Первые из указанных правоотношений получили название «относительные правоотношения», вторые – «абсолютные правоотношения» [5, с. 39–50; 24, с. 74–80]. Здесь необходимо отметить, что в юридической литературе общепризнанно выделение общих правоотношений и конкретных правоотношений как особого вида правоотношений [17, с. 444–459]. Считаем, что необходимо согласиться со справедливым мнением, выраженным В.П. Реутовым. о том, что правоотношения, называемые абсолютными, и общерегулятивные – это в сущности явления одного порядка [20, с. 82]. В подтверждение указанной мысли высказывался и Н.Н. Вопленко, по мнению которого абсолютные правоотношения – это и есть общерегулятивные, а относительные – не что иное, как конкретные. Удвоение наименований одних и тех же явлений стало возможным в результате недопонимания между цивилистами и представителями общей теории права и специфического консерватизма отраслевой юридической науки по отношению к общеправовым понятиям [6, с. 42]. В.П. Реутов с сожалением отмечает, что такое недопонимание и консерватизм присущи не только цивилистике, но и другим областям юридической науки [19, с. 166].

В связи с указанным, по-видимому, под общерегулятивными правоотношениями необходимо понимать абсолютные правоотношения, а под конкретными правоотношениями – относительные. И те и другие, по нашему мнению, могут изменяться как по линии субъектного состава, так и по линии изменения его содержания. Причем общерегулятивные правоотношения чаще всего встречаются в нормах публичного права, тогда как конкретные – в нормах частного права. Однако нельзя говорить, что конкретных правоотношений нет в конституционном праве и, наоборот, общерегулятивных – в рамках частного права. Выделение тех или иных типов правоотношений в рамках частного или публичного права зависит от конкретных целей исследования, но невозможно отрицать тот факт, что в рамках конституционного права больше правоотношений, носящих общерегулятивный характер, а в рамках, например, семейного или трудового права больше конкретных правоотношений.

Точка зрения о том, что в правоотношении могут изменяться как содержание, так и его субъекты, нам кажется наиболее приемлемой. При изменении только содержания правоотношения происходит изменение субъективных прав и юридических обязанностей субъектов каждого конкретного правоотношения (например, меняется место, время, сроки исполнения и др.), при изменении же субъекта – явление правопреемства.

На сегодняшний день понятие «изменение субъекта правоотношения» не получило необходимого для его определения термина. Но при этом, по нашему мнению, изменение субъекта правоотношения путем его замены уже давно известно юридической науке. Ведь именно в изменении (замене) субъекта правоотношения заключается сущность такого явления, как правопреемство. Для более точного отражения этого понятия рассмотрим явление правопреемства.

Представители цивилистической науки под правопреемством в основном понимают «переход» прав и обязанностей от одного субъекта к другому [28, с. 6; 8, с. 96–104; 22]. Однако такая позиция не совсем точно отражает сущность этого явления, так как оно присутствует не только в рамках гражданского права, но и в рамках иных отраслей права.

Так, Ю.А.Крылова отмечает: «Специфика правовой категории “правопреемство” определяется прежде всего тем, что сам термин “правопреемство” достаточно широко употребляется в отечественной юридической литературе при освещении различных институтов не только гражданского, но и других отраслей права – конституционного (государственного), административного, финансового, а также международного. Столь широкая распространенность, видимо, и повлияла на существование различных теорий как по определению самого понятия правопреемство, так и по определению его видов» [12, с. 103]. Таким образом, теория права должна рассматривать явление правопреемства в связи с тем, что оно встречается во многих отраслях права.

Замена субъекта в правоотношении возможна практически во всех отраслях права. Например, субъектами конституционного права выступают Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, административно-территориальные образования, иные коллективные субъекты (народ, этносы, меньшинства, юридические лица), граждане и иные физические лица. Часть из указанных субъектов конституционного правоотношения может заменяться в правоотношении на другой субъект. Возможность такого изменения (замены) прямо законодательно установлена в соответствии с Федеральным конституционным законом от 17 декабря 2001 г. №6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» путем слияния двух или более субъектов Российской Федерации в один, единый субъект (например, объединение Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в единый Пермский край). В этом случае происходит замена субъекта во всех правоотношениях, проявляющаяся в переходе всех прав и обязанностей ранее существовавших субъектов Российской Федерации к вновь созданным, при этом все права и обязанности таких субъектов продолжает осуществлять вновь созданный субъект Российской Федерации.

На существование явления правопреемства в административном праве обращает внимание и Ю.А. Тихомиров, который в качестве одного из аспектов преемственности в административном праве рассматривает правопреемство при реорганизации органов государственной власти [1, с. 92–93].

Замена субъекта правоотношения может происходить и в рамках информационного права. Так, в соответствии со п. 7 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных» в случае смерти субъекта персональных данных согласие на обработку персональных данных дают в письменной форме наследники субъекта персональных данных, если такое согласие не было дано субъектом персональных данных при его жизни. В этом случае опять же в правоотношении по предоставлению персональных данных происходит замена субъекта такого правоотношения его правопреемником.

В рамках муниципального права в связи с особенностью указанной отрасли права, замена субъекта в правоотношении происходит при изменении статуса субъекта (преобразовании городских округов, муниципальных районов, городских и сельских поселений), происходящем в соответствии со ст. 13 Федерального закона от 6 октября 2003 г. №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Наиболее четко изменение правоотношения путем изменения его субъекта проявляется в гражданском праве. Случаев, когда происходит изменение правоотношений путем изменения его субъекта, существует огромное количество. В качестве примеров таких случаев можно отметить институты реорганизации юридических лиц, наследования, перехода права собственности, цессии и др. Случаи изменения правоотношений путем изменения его субъектов можно найти и в иных отраслях права России.

Таким образом, можно предложить свое видение понятия «изменение субъекта правоотношения»: это явление правопреемства, давно изученное в науке гражданского права, но не применявшегося для иных отраслей права.

Исходя из анализа действующего законодательства, по-видимому, понятие «правопреемство» должно обозначать изменение субъектного состава правоотношения, при котором в порядке производного приобретения субъективных прав и (или) юридических обязанностей происходит их переход от одного лица (правопредшественника) к другому (правопреемнику). При правопреемстве происходит изменение субъекта (одной из сторон) правоотношения в форме его замены на другого субъекта, что влечет за собой изменение (но не прекращение) всего правоотношения.

Итак, мы видим, что термин «правопреемство» не совсем точно отражает тот смысл, который в него вкладывается на сегодняшний день, однако в связи с тем, что он (термин) прочно вошел в юридический язык, считаем, что нет смысла от него отказываться. Необходимо лишь наполнить этот термин новым содержанием, что и было сделано в рамках предложенного нами определения правопреемства.

Таким образом, изучение явления изменения субъекта в правоотношении и, соответственно, явления правопреемства в теории права и в отраслях системы права России является важным для конструирования общих закономерностей развития (динамики) правоотношений в различных отраслях права.

 

Библиографический список

1.      Административное право и процесс: полный курс / Ю.А. Тихомиров. М.: Изд-во Тихомирова М.Ю., 2008. 2-е изд., доп. и дораб.

2.      Алексеев С.С. Общая теория права: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК «Велби», Изд-во «Проспект», 2008.

3.      Алексеев С.С. Проблемы теории права: курс лекций: в 2 т. Свердловск, 1972.

4.      Басин Ю.Г. Вопросы советского жилищного права. Алма-Ата, 1963.

5.      Бондарев А.С. Социальная природа и соотношение общих (статусных) и конкретных (статусно-ролевых) правоотношений в жизни общества // Ленингр. юрид. журнал. 2009. №1.

6.      Вопленко Н.Н. Правовые отношения: понятие и классификация // Ленингр. юрид. журнал. 2004. №1.

7.      Безуглов А.А., Беломестных Л.Л. Конституционное право России. М., 2004.

8.      Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. 2-е изд., перераб и доп. М.: «Лекс-Книга», 2002.

9.      Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1980.

10.  Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М.: Гос. изд-во юрид. лит., 1961.

11.  Крассов О.К. Земельное право. М., 2005.

12.  Крылова Ю.А. Проблемы правопреемства при реорганизации юридических лиц // Вестн. Перм. ун-та. Юрид. науки. 2009. №2.

13.  Култышев С.Б. Распоряжение требованиями посредством уступки: автореф дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2006.

14.  Магазинер Я.М. Избранные труды по общей теории права / отв. ред. проф. А.К. Кравцов. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006.

15.  Мусаелян Л.А. Рецензия на книгу А.С.Бондарева «Правовая антикультура в правовом пространстве общества» // Ленингр. юрид. журнал. 2007, №3.

16.  Муратова С.А. Семейное право. М., 2006.

17.  Радько Т.Н. Теория государства и права. 2-е изд. М.: Проспект, 2009.

18.  Реутов В.П. Вопросы теории правоотношений в отраслевой юридической литературе // Проблемы развития юрид. науки и рос. законодательства: тез. докл. юбилейной науч. конф., посвящ. 90-летию Перм. гос. ун-та и юрид. фак. (11–12 окт. 2006 г.) / Перм. ун-т. Пермь, 2007.

19.  Реутов В.П. Правоотношения в трудовом праве и их место в системе правоотношений // Государство, право, общество: пути гармонизации взаимоотношений: сб науч. тр.: в 2 ч. / Перм. ун-т. Пермь, 2006. Ч. 1.

20.  Реутов В.П. Функциональная природа системы права. / Перм. гос. ун-т. Пермь, 2002.

21.  Рожкова М.А. Судебный акт и динамика обязательства. М.: Статут, 2003.

22.  Степанов Д.И. Правопреемство при реорганизации в форме выделения // Вестн. Высш. арбитраж. суда Рос. Федерации. 2002. №7

23.  Теория государства и права: учебник / отв. ред. В.Д. Перевалов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2009.

24.   Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1959.

25.  Уголовный процесс / под ред. В.М. Лебедева. М., 2003.

26.  Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974.

27.  Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М.: Статут, 2004.

28.  Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962.

29.  Юридический словарь. 2-е изд. / под ред. П.И. Кудрявцева. М.: Гос. изд-во юрид. лит., 1956.

30.  Юртаева-Ривель М.А. Изменение обязательств по советскому гражданскому праву: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 1975.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.