УДК 342.7:349.6(5)

 

 

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УЧАСТИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНСТИТУТОВ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РЕСПУБЛИКЕ УЗБЕКИСТАН

Р.И. Икрамов
Кандидат юридических наук, декан юридического факультетаНациональный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека.
700174, Республика Узбекистан, г. Ташкент, ул. Фароби, 400

Статья посвящена рассмотрению проблемы участия общественных институтов в обеспечении экологических прав в Республике Узбекистан.


Ключевые слова: экологические права; общественные институты


В результате структурных преобразований, проводимых в Узбекистане, произошли серьезные прогрессивные сдвиги в решении проблем охраны окружающей среды, организации рационального природопользования, воспроизводства природных ресурсов, обеспечения экологической безопасности населения и экологических систем. Весь этот процесс осуществляется в соответствии с национальным экологическим законодательством, общепринятыми нормами и принципами международного экологического права.

Несмотря на это, Узбекистан все же является «хозяином» экологически кризисного региона, состояние которого вызвано высыханием Аральского моря. Кроме того, среди других экологических проблем для Узбекистана наибольшее значение имеют такие факторы, как загрязнение поверхностных и подземных вод; засоление и деградация почв; загрязнение воздуха; накопление твердых отходов; уменьшение биологической продуктивности, сокращение видового разнообразия сообществ и др.

Осознание серьезности экологических проблем и их решение постоянно находится в поле зрения правительства и руководства Республики Узбекистан. Об этом свидетельствует слова Президента Республики Узбекистан о том, что «…население нашей страны оказалось перед лицом глобальной экологической угрозы. Не замечать этого, бездействовать – значит обречь себя на вымирание» [3, с. 99].

Говоря о путях решения экологических проблем в Республике Узбекистан, следует отметить, что они пока являются прерогативой государства, его структур, т.е. основная тяжесть нагрузки в этой сфере приходится на государство. Однако к решению этих проблем все больше привлекаются негосударственные институты, что свидетельствует о повышении роли и значения структур гражданского общества. Данное обстоятельство служит основанием для изменения стереотипов относительно деятельности в сфере охраны окружающей природной среды, поскольку до сих пор преобладала научная доктрина об осуществлении экологических мероприятий только со стороны государства.

Так, проф. О.Л. Дубовик, анализируя конституционные основы охраны окружающей среды, центральной и основной фигурой в этой деятельности видит только государство. По ее мнению, «государство обязано приоритетно направлять на охрану окружающей среды бюджетные средства, обеспечивать вовлечение в нее людских и иных ресурсов, создавать необходимые и достаточные условия деятельности общества и граждан в этой сфере, управлять экологической деятельностью, устанавливать ответственность за экологические правонарушения» [2, с. 184].

Признавая главенствующую роль государства в проведении экологической политики проф. Ш.Х. Файзиев допускает участие в экологической политике индивида, социальной группы, поли­тической партии или общественных организаций. В частности, он пишет: «Когда речь идет об экологической политике, в основном имеется в виду деятельность государства, органов государственного управления, нежели экологическая политика индивида, социальной группы, политической партии или же общественных организаций. Это объясняется тем, что, во-первых, государство является центром политической системы общества, главным действующим лицом, основным субъектом во взаимодействии системы “общество–природа”. Во-вторых, именно государство через органы государственной власти и управления координирует деятельность других субъектов экологической политики» [5, с. 13].

Действительно надо согласиться с тем, что экологическая деятельность приоритетно осуществляется и обеспечивается государством, его механизмами. Особенно экологические права человека и гражданина реализуются, обеспечиваются и защищаются органами государства. При этом основную роль играет судебная (государственная) защита.

Признавая экологическую роль государства, нельзя упускать другой важный момент: в решении экологических проблем важна роль общественных структур, которые динамично развиваются в демократическом правовом государстве и являются ядром гражданского общества в Республике Узбекистан.

Деятельность общественных структур в сфере охраны окружающей среды разнообразна. Однако их деятельность резко отличается от деятельности государствен­ных структур, которые непосредственно занимаются проблемами рационального использования и охраны природных объектов, обеспечением и защитой экологических прав человека, в частности. Они, реализуя соответствующие полномо­чия, могут способствовать принятию необходимого решения государственными органами. Поэтому их экологическая деятельность осуществляется путем использования такого организационно-правового механизма, которое называется участие.

Правовая основа участия как основной организационно-правовой формы деятельности общественных объединений и как юридическая категория определена в Конституции Республики Узбекистан. Так, в статье 58 Конституции Республики Узбекистан установлено: «Государство обеспечивает соблюдение прав и законных интересов общественных объединений, создает им равные правовые возможности для участия в общественной жизни». Статья 60 Конституции Республики Узбекистан гласит: «Политические партии выражают политическую волю различных социальных слоев и групп и через своих избранных демократическим путем представителей участвуют в формировании государственной власти».

Законодательство, в частности ст. 1 закона Республики Узбекистан «О негосударственных некоммерческих организациях», содержит расшифровку юридичес­кой категории участие применительно к негосударственным некоммерческим организациям, которая заключается в том, что они «создаются для защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц, других демократических ценностей, достижения социальных, культурных и образовательных целей, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей, осуществления благотворительной деятельности, в иных общественно полезных целей» [1]. Данное положение раскрывает основной смысл и цель участия общественных институтов в обеспечении экологических прав человека.

Правовая категория «участие» закреплена в различных словосочетаниях в конституциях и законодательстве госу­дарств – членов Европейского союза. При этом в некоторых странах пре­дусмотрено участие всего населения: Греция – «участие граждан в создании, развитии, планирова­нии и расширении городов и жилых районов»; Ирландия – «при принятии экологически значимых решений на всех уровнях по вопросам использования земель, загрязнения вод и воздуха необходимо участие населения»; Финляндия – «каждый может принять участие в процедуре выдачи разрешения путем подачи заявления, выражающего его мнение, в соответствующий разрешитель­ный орган» [4, с. 169].

Участие общественных объединений и других некоммерческих организаций в общественной жизни предусмотрено в законах Республики Узбекистан «Об общественных объединениях в Республике Узбекистан», «О негосударственных некоммерческих организациях», «Об охране природы» и др.

Конституция Республики Узбекистан и специальное законодательство предусматривают участие органов общественности в общественной жизни. Однако, в законодательстве отсутствует конкретное понятие «общественная жизнь». Несмотря на это, из смысла целей создания институтов общественности не трудно определить понятие общественной жизни. Это в первую очередь защита прав и законных интересов физических и юридических лиц (ст. 2 закона Республики Узбекистан «О негосударственных некоммерческих организациях»). Исходя из этого можно заключить, что защита экологических прав человека может являться непосредственным правомочием общественных институтов.

Правовую форму «участие» общественных институтов в общественной жизни необходимо толковать в узком и широком смысле. В узком смысле участие подразумевает формальное полномочие общественных структур, которое не приводит к принятию обязывающего решения. В данном случае общественный институт своим авторитетом или призывами (рекомендациями) может повлиять на процессы по обеспечению или защите экологических прав человека и добиться принятия положительного решения соответствующим государственным органом.

В широком смысле участие общественных структур в общественной жизни означает выполнение ими не только формальной компетенции, но и непосредственной правоустанавливающей функции. Здесь деятельность общественной структуры можно рассматривать как правообеспечительную и правозащитную с одной оговоркой, что она распространяется только на членов или участников общественных организаций. В данном случае она не «добивается принятия нужного (положительного) решения», а самостоятельно принимает его.

Участие общественных структур в широком смысле в процессах обеспечения и защиты экологических прав человека вытекает из положений ст. 2 и 6 закона Республики Узбекистан «О негосударствен­ных некоммерческих организациях» и ст. 12 закона Республики Узбекистан «Об охране природы». Исходя из этого можно определить компетенцию общественных и иных некоммерческих объединений:
разрабатывать пропагандировать и реализовать в установленном порядке программы в области охраны окружаю­щей среды, защищать права и законные интересы граждан в этой области;
за счет собственных и привлеченных средств осуществлять и пропагандиро­вать деятельность в области охраны окружающей среды, воспроизводства природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности;
оказывать содействие органам государствен­ной власти и управления и органам самоуправления граждан в решении вопросов охраны окружающей среды;
обращаться в органы государственной власти и управления, иные организации и к должностным лицам с требованиями о получении своевременной, полной и достоверной информации о состоянии окружающей среды, о мерах по ее охране, об обстоятельствах и фактах хозяйственной и иной деятельности, создающих угрозу окружающей среде, жизни, здоровью и имуществу граждан;
участвовать в установленном порядке в принятии хозяйственных и иных решений, реализация которых может оказать негативное воздействие на окружающую среду, жизнь, здоровье и имущество граждан;
обращаться в органы государственной власти и управления и иные организации с жалобами, заявлениями, исками ипредложениями по вопросам, касающимся охраны окружающей среды, негативного воздействия на окружаю­щую среду, и получать своевременные и обоснованные ответы;
организовывать и проводить в установленном порядке общественную экологическую экспертизу;
подавать в органы государственной власти и управления, суд обращения об отмене решений о проектировании, размещении, строительстве, реконструкции, об эксплуатации объектов, хозяйственная и иная деятельность которых может оказать негативное воздействие на окружающею среду, об ограничении, о приостановлении и прекращении хозяйственной и иной деятельности, оказывающей негативное воздействие на окружающую среду;
подавать в суд иски о возмещении вреда окружающей среде.

Эти организации могут осуществлять и другие полномочия, предусмотренные законодательством.

Наличие широко развитого «общественного» законодательства в Республике Узбекистан и демократическая политическая воля создают условия для увеличения количества общественных и иных некоммерческих организаций, занимающиеся экологическими проблема­ми. Они, обладая юридическим статусом и легитимными полномочиями, имеют сравнительно высокий образовательный и интеллектуальный уровень своих членов, что позволяет лучше разобраться в назревших экологических проблемах, активнее заниматься вопросами защиты экологических прав человека.

Среди институтов экологической общественности можно выделить деятельность традиционных и новых структур. Особенность традиционных организаций состоит в том, что они тесно связаны с государством: учреждены при участии или поддержке органов власти, получили правовой статус и работают в рамках официально утвержденного устава. Их цель – участие в процессах по выработке и реализации государственными органами экологической политики (посредством участия в природоохранных мероприятиях, эколо­гических исследования, разработке экологически чистых технологий, просве­тительстве и т.д.)

Новые (нетрадиционные) обществен­ные (некоммерческие) организа­ции, занимающиеся экологическими проблема­ми, различаются по численности от небольших групп до крупных организаций; по территориальному охвату – от местных до республиканских; по уровню решаемых экологических проблем – от локальных до глобальных; по диапазону видов деятель­ности – от сравнительно узкой специализации до проведения широкого комплекса работ.

Если нормы Конституции Республики Узбекистан и законов «санкционируют» создание и развитие общественных структур, то ст. 12 закона Республики Узбекистан «Об охране природы» в этом вопросе идет еще дальше – закрепляет право жителей на объединение в общественные организации по охране природы. Данное право граждан позволяет добровольно объединяться для защиты экологических и связанных с ними других интересов. Это означает, что жители могут создавать общественные объединения без предварительной санкции органов государственной власти и управления, на условиях соблюдения их уставов. Однако законодательство предусматривает государственную регистрацию общественных объединений, в результате чего они приобретают права юридического лица. Вступать в такие объединения, кроме физических лиц, могут и юридические лица – другие общественные организации.

Среди правовых основ деятельности общественных институтов особую роль играет нормы о государственной поддержке этих образований. Государство не только заинтересовано в правовом регулировании деятельности общественных институтов, но и устанавливает юридические гарантии, направленные на поддержание их социально-политической роли, на достижение предусмотренных уставом целей и задач. В этом плане особо надо отметить действие закона Республики Узбекистан «О гарантиях деятельности негосударственных некоммерческих организаций».

Таким образом, в Республике Узбекистан создана достаточная правовая база для развития общественных экологических институтов, гарантированы их права и заинтересованное взаимодействие с государственным органами. Все это, в свою очередь, указывает на наличие соответствующих правовых, организационных и других условий для реализации и обеспечения экологических прав человека.

 

Библиографический список

1.      Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан. Ташкент, 1999. №5. Ст. 115.

2.      Дубовик О.Л. Экологическое право: учебник. 3-е изд. М.: Проспект, 2010. С. 184.

3.      Каримов И.А. По пути безопасности и стабильного развития. Ташкент, 1998. С. 99.

4.      Третьякова А.А. Экологические права граждан: основы правового регулирова­ния на общеевропейском и националь­ном уровнях в государствах — членах Европейского союза // Экологическое право России на рубеже ХХ1 века / под ред. А.К. Голиченкова М.: ЗЕРЦАЛО, 2000. С. 169.

5.      Файзиев Ш.Х. Теоретические проблемы правового обеспечения экологической политики Республики Узбекистан: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Ташкент. 2004. С. 13.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.