УДК 342.734

 

 

КОНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПРАВА НА ТРУД В ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ

Д.М. Худолей
Кандидат юридических наук, ассистент кафедры конституционного и финансового права
Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

Анализируются различные трактовки права на труд в зарубежных государствах, определены их достоинства и недостатки. Предложено считать право на труд комплексным конституционным правом. Определена природа свободы труда, важнейшего права в сложной структуре права на труд.

Ключевые слова: право на труд; свобода труда; конституционное закрепление права на труд

 

Право на труд как конституционное право граждан появилось сравнительно недавно. Принято считать, что право на труд конституировалось в конституциях третьей волны, т.е. после окончания Второй мировой войны [5, с. 34]. Заметим, что в Советском Союзе это право было возведено в ранг конституционных гораздо раньше, но это обусловливалось внутренними причинами. Страны Европы, Латинской Америки пришли к осознанию необходимости конституционного закрепления права на труд в середине двадцатого века. Безусловно, решающую роль в этом сыграла Вторая мировая война, крушение фашизма, праволиберальной идеологии, воспринятой во многих странах мира. В Европе в указанный период времени левые и левоцентристские партии стали активно бороться за места в парламенте. В отдельных странах они даже стали правящими. Так, Консервативная партия Великобритании, возглавляемая У. Черчиллем, сенсационно проиграла послевоенные парламентские выборы. Избиратели передали свои голоса не Черчиллю, который привел страну к победе над Германией, а лейбористам, предложившим программу социального преобразования Великобритании.

В целом, если проанализировать конституции зарубежных государств, можно назвать следующие подходы к пониманию категории права на труд. Во-первых, право на труд как конституционное право не существует. В конституции о нем не говорится, поскольку считается, что право трудиться входит в состав права заниматься экономической деятельностью (США, Япония) [4, c. 156]. Во-вторых, право на труд понимается как абсолютное право, т.е. как свобода труда. Так, п. XIII ст. 5 Конституции Федеративной республики Бразилии предусматривает право каждого свободно осуществлять любой труд, занятие или профессию в соответствии с профессиональными квалификациями, установленными законом. Подобное понимание права на труд характерно для большинства государств Центральной и Восточной Европы, некоторых стран Латинской Америки (Румыния, Хорватия, Венгрия, Албания, Мексика и др.) [4, c. 160; 2, с. 56]. В-третьих, право на труд является относительным правом, адресованным к государству. Оно понимается как право на получение гарантированной работы. Подобное понимание права на труд было закреплено в Конституции СССР 1936 г. В настоящее время подобная трактовка права на труд в «чистом виде» практически не встречается даже в социалистических государствах, так как данное право в этих странах объявляется одновременно и обязанностью гражданина (КНДР, Китай) [4, c. 158]. В четвертых, право на труд является неким принципом конституционного устройства государства, имеющим сложную природу. Это может выражаться в том, что право на труд одновременно является и обязанностью гражданина трудиться (Италия, Испания, Греция). Однако обязанность трудиться – это моральная обязанность, поскольку за ее неисполнение не наступает какая-либо юридическая ответственность. При этом само право на труд провозглашается принципом конституционного строя. Так, в статье 1 Конституции Италии 1947 г. установлено: Италия – демократическая республика, основанная на труде. Указанный принцип государственного устройства конкретизируется в целом комплексе конкретных конституционных прав человека (право на свободу труда, право на безопасные условия труда, право на отдых, право на справедливую оплату труда, право на получение пособия по безработице, право образовывать профсоюз, право на забастовку и пр.). В целом, указанный принцип государственного устройства конкретизируются более чем в десяти статьях конституции Италии.

Право на труд, таким образом, не является субъективным правом человека. Следовательно, гражданин лишен права требовать от государства предоставления ему работы [7, c. 392]. Подобный подход воспринят во многих государствах Европы (Испания, Греция и др.). В целом, как думается, можно признать, что указанный подход воспринят и в России [5, с. 68].

Первый подход – самый либеральный из всех. Неудивительно, что он воспринят в Америке, Японии и некоторых других крупных буржуазных государствах. Эта концепция основывается также на отрицании самостоятельности трудового права как отрасли права и вряд ли может рассматриваться в качестве истинной в условиях глобального финансово-экономического кризиса. И в Америке, и в Японии провозглашается ряд социальных гарантий, признается в том числе право на забастовку, устанавливается запрет принудительного труда. Однако эти права не являются конституционными, они закрепляются отдельными законами. История XX в. и особенно последние события XXI в. доказали несостоятельность традиционной либеральной концепции государства как «ночного сторожа», не вмешивающего в социальные отношения.

Второй и четвертый подходы близки между собой, но есть и некоторые существенные отличия. Согласно второй концепции, право на труд – это «голое» право, фактически лишенное каких-либо социальных гарантий. Право на труд фактически сводится к запрету на принудительный труд, не более. Четвертый же подход связан с активным участием государства в решении социальных проблем населения. Однако и в том, и в другом случае гражданин лишен права обратиться к государству и потребовать предоставления ему гарантированного рабочего места.

Третий подход на первый взгляд предоставляет данное право гражданину. В социалистических государствах нередко оно реализовывалось системой распределения выпускников учебных заведений. Нетрудно заметить, что при этом нарушается принцип свободы труда. Так, введение системы распределения во Франции пару лет назад привело к студенческим волнениям. Французские студенты посчитали, что для них лучше остаться безработными после окончания вуза и получать пособие, чем отправиться работать фактически на кабальных условиях за многие километры от родного дома. Действительно, вмешавшись в процесс найма на работу, государство вынудило работодателей снизить заработную плату в несколько раз для бывших студентов, что привело к нарушению такого права человека, как права на справедливые условия труда и принципа справедливости в трудовом праве вообще («равная оплата за равный труд»).

Понятно, что ответ на вопрос, чем является право на труд, связан, во многом с теми или иными идеологическими убеждениями. Однако, думается, четвертый подход более обоснован, хотя вряд ли право на труд может выступать в качестве некой моральной обязанностью. Идея моральных обязанностей, лишена юридического смысла и является нонсенсом с точки зрения профессионального юриста, убежденного, что нет прав без корреспондирующих обязанностей. Если за неисполнение обязанности не возникает права привлечь нарушителя к юридической ответственности, то это не обязанность. Да, возможно труд является неким моральным долгом каждого человека, однако необходимо ли об этом напоминать в конституции? Для этого есть семья и школа. Об обязанности трудиться написано в Евангелии («кто не работает, тот не ест» [1, с. 248]). Нет необходимости включать эти положения в конституцию светского государства, объявившего свободу совести, вероисповедания и идеологий.

Право на труд видится комплексным правомочием гражданина, включающим в себя ряд иных прав (право на свободу труда, право на безопасные условия труда, право на справедливые условия труда и др.). Большая часть перечисленных прав являются относительными и адресованы государству, на которое возложена обязанность их соблюдать.

Свобода труда – это абсолютное право, оно адресовано к неопределенному кругу лиц (равно как право собственности, право на жизнь и иные конституционные права человека и гражданина). Будучи абсолютным правом, это право имеет приоритетное значение в поле прочих прав, которые составляют содержание комплексного права на труд. Свобода труда, таким образом, является одним из основных прав человека, неотъемлемых и неотчуждаемых по своей природе, так же, как и свобода слова, свобода мысли, свобода передвижения и др. Человек, лишенный свободы труда, превращается в крепостного, раба, фактически он утрачивает человеческое достоинство и становится «говорящим орудием». Этот вывод вытекает из анализа положений ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах человека 1966 г., провозгласившего свободу труда [6]. По мнению материалиста, сущность человека заключена в его способности трудиться. Как считает идеалист, сущностный признак каждого человек – это его свобода. Изложенный нами подход на природу права на труд и свободу труда, таким образом, должен устроить и материалиста, и идеалиста.

 

Библиографический список

1. Второе послание фессалоникийцам святого апостола Павла // Новый завет. М., 2000.

2. Конституции государств Центральной и Восточной Европы / отв. ред. Н.В. Варламова. М., 1997.

3. Конституции зарубежных государств / сост. В.В. Маклаков. М., 1999.

4. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Часть общая: Конституционное (государственное) право и его основные институты / отв.  ред. Б.А. Страшун. М., 2000. Т. 1–2.

5. Конституционное право зарубежных стран / отв.  ред. В.В. Чиркин. М., 1997.

6. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // Бюллетень Верх. Суда РФ. 1994. №12.

7. Elvares Conde E. Curso de Derecho Constitutional. Madrid, 1992.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.