УДК 349.3:349.2

 

 

ПРАВОВАЯ ОХРАНА ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН, ЗАНЯТЫХ ОТДЕЛЬНЫМИ ВИДАМИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Н.А. Соколова
Кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры социального права
Омский государственный университет. 644065, г. Омск, ул. 50 лет Профсоюзов, 100

В статье анализируются отношения, связанные с охраной здоровья граждан отдельных профессиональных категорий, выявляются теоретические и практические проблемы применения законодательства в данной сфере.

Ключевые слова: охрана здоровья; профессиональная деятельность; медицинское освидетельствование (осмотр); медицинские противопоказания

 

Значительное влияние профессиональной деятельности на здоровье человека, а также наличие обратной связи обусловливают существование различных видов правоотношений, связанных с поддержанием приемлемого уровня физического и психического здоровья работников. Указанные отношения носят комплексный характер и регулируются различными отраслями права, среди которых следует назвать трудовое право, медицинское право, право социального обеспечения. От того, насколько нормы указанных отраслей согласованы и отвечают принципам системности, зависит в конечном итоге и эффективность мер, направленных на охрану здоровья представителей различных профессиональных групп.

Наличие специальных механизмом охраны здоровья граждан, занятых отдельными видами профессиональной деятельности, является проявлением принципа дифференциации правового регулирования. Можно предположить, что критериями такой дифференциации выступают несколько обстоятельств. Во-первых, это повышенное негативное воздействие производственных (профессиональных) факторов на здоровье человека. Например, выполнение тяжелых работ и работ с вредными и (или) опасными условиями труда. В данном случае категорию производственных (профессиональных) факторов следуют рассматривать в широком значении, учитывая традиционно выделяемые в науке трудового права объективные и субъектные критерии. Во-вторых, специфические условия профессиональной деятельности, либо сопряженные с возможностью массового распространения инфекционных заболеваний (в организациях общественного питания), либо связанные с использованием источников повышенной опасности (при обеспечении движения транспорта). В-третьих, особое значение отдельных видов деятельности для поддержания правопорядка и защиты интересов общества и государства. К таковым можно отнести военную службу или деятельность, при которой осуществляется допуск к государственной тайне.

Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан [8] (далее – Основы) включают ст. 21, которая названа «Охрана здоровья граждан, занятых отдельными видами профессиональной деятельности». Однако содержание данной статьи не совсем согласуется с ее наименованием. Исходя из легального определения понятия «охрана здоровья граждан» различного рода меры, направленные на охрану здоровья отдельных профессиональных групп, должны включать мероприятия по сохранению и укреплению физического и психического здоровья работников, поддержанию их долголетней активной жизни (в том числе и трудовой), предоставлению им медицинской помощи в случае утраты здоровья.

Тем не менее в ст. 21 Основ, по сути, фрагментарно регламентируются только два аспекта, связанных с охраной здоровья лиц, занятых отдельными видами профессиональной деятельности: проведение медицинских осмотров и установление противопоказаний по состоянию здоровья к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, что свидетельствует о неполноте правового регулирования в данной сфере. Структура рассматриваемой нормы также не может быть признана согласованной. Так, первый абзац статьи посвящен медицинским осмотрам, второй и третий – значению медицинских противопоказаний, а четвертый вновь возвращает нас к вопросам, связанным с проведением медицинских осмотров. Вместе с тем анализ действующего законодательства позволяет выделить несколько блоков правоотношений, обособление которых детерминировано особой связью трудовых (служебных) отношений и отношений по охране здоровья.

К первому блоку следует отнести отношения по проведению обязательных предварительных при поступлении на работу, периодических, внеплановых, а также предрейсовых (предсменных) медицинских освидетельствований (осмотров). Второй блок составляют отношения, связанные с установлением медицинских противопоказаний к осуществлению отдельных видов профессиональной деятельности, их выявлением и влиянием указанных обстоятельств на трудовые правоотношения. Третий блок включает в себя общественные отношения, ядром которых выступает взаимосвязь профессиональной деятельности лица и особого порядка оказания ему медицинской помощи, причем как в течение всего времени осуществления трудовой (служебной) деятельности, так и после ее окончания. Последний сегмент отношений можно классифицировать. Критериями такой классификации будут выступать последствия влияния профессиональной деятельности на порядок оказания медицинской помощи. Во-первых, это может быть специальная организация предоставления медицинской помощи, тесно связанная с социально-правовым положением лица, вытекающим из его особого профессионального статуса. Речь идет о ведомственных системах здравоохранения и отсутствии у военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов статуса застрахованного лица в системе обязательного медицинского страхования. Во-вторых, особенности выполнения определенных видов трудовой деятельности могут обусловливать принятие мер по оказанию работникам специальных видов медицинской помощи, направленных именно на поддержание профессионального здоровья. Например, медицинская реабилитация спасателей.

Последовательное рассмотрение перечисленных выше отношений позволит определить соотношение базовых нормативных актов в данной сфере (Трудового кодекса РФ, Основ), в том числе и между собой, и специальных нормативных источников, которые регулируют определенную сферу деятельности и содержат отдельные положения, направленные на охрану здоровья работников (служащих).

Первая группа правоотношений, связанная с проведением медицинских обследований работников, была на глубоком научном уровне исследована Л.Ю. Бугровым [2]. Несмотря на то, что автор прежде всего уделил внимание первичным медицинским освидетельствованиям, многие выводы данного труда справедливы и для иных видов медицинских освидетельствований. Более того, предпринятый Л.Ю. Бугровым анализ соотношения категорий «медицинский осмотр», «медицинское освидетельствование» имеет существенное значение и для законодательства в сфере охраны здоровья граждан. Поднятые Л.Ю. Бугровым проблемы и выявленные серьезные недостатки трудоправовой концепции медицинских освидетельствований детерминируют дальнейшее развитие научной мысли в данном направлении. Так, значительный интерес представляет соотношение трудового и здравоохранительного законодательства по вопросам проведения медицинских освидетельствований работников.

С точки зрения эффективной реализации трудовых прав важнейшим является вопрос о том, кто подлежит обязательным медицинским освидетельствованиям. Следует поддержать позицию Л.Ю. Бугрова, который настаивает на строгом закреплении перечня таких категорий работников исключительно на уровне федерального законодательства в узком его понимании [2, с. 207]. В то же время и в Основах и в Трудовом кодексе РФ [13] полномочия по решению данного вопроса отнесено к компетенции уполномоченного Правительством РФ федерального органа исполнительной власти. При этом в ст. 213 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что указанный орган определяет вредные и (или) опасные производственные факторы и работы, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и порядок их проведения. В Основах говорится о другом перечне – отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций, работники которых проходят обязательные предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры.

Помимо использования в тексте Основ устаревших формулировок (в частности, в соответствии с современным законодательством категории «предприятия» и «учреждения» охватываются понятием «организации»), такие существенные отличия между нормативными актами законодательного уровня, регулирующими идентичные отношения, недопустимы. Приоритет норм Трудового кодекса РФ в данном случае очевиден, поскольку в ст. 5 данного кодифицированного акта установлено, что нормы трудового права, содержащиеся в иных федеральных законах, должны соответствовать Трудовому кодексу РФ, а в случае противоречий между  Трудовом кодексом РФ и иным федеральным законом, содержащим нормы трудового права, применяется данный Кодекс.

В свете дальнейшего рассмотрения значения медицинских противопоказаний к отдельным видам профессиональной деятельности, необходимо дать оценку нормам действующего законодательства, закрепляющим цели медицинских освидетельствований (осмотров), а по сути определяющим содержание данного юридически значимого действия. С учетом изложенных выше положений, свидетельствующих о главенствующей роли трудового законодательства в этой сфере, анализ положений нормативной базы следует начать со ст. 213 Трудового кодекса РФ.  Как видно из текста частей 1 и 2 данной статьи, медицинские обследования (осмотры) могут проводиться в различных целях в зависимости от категории работников, им подлежащей. Так, при проведении осмотров работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (в том числе на подземных работах), а также на работах, связанных с движением транспорта, ставится задача определения пригодности этих работников для выполнения поручаемой работы и предупреждения профессиональных заболеваний.

При участии в данной процедуре работников организаций пищевой промышленности, общественного питания и торговли, водопроводных сооружений, лечебно-профилактических и детских учреждений, а также некоторых других работодателей ее целью служит охрана здоровья населения, предупреждение возникновения и распространения заболеваний. Здесь уже речь идет не об охране здоровья самих работников, а иных граждан, которые потребляют товары, производимые такими работниками, или пользуются их услугами.

В Основах цели проведения медицинских освидетельствований сформулированы обобщено. В статье 21 Основ сказано, что работники проходят медицинские осмотры в целях охраны здоровья граждан, предупреждения инфекционных и профессиональных заболеваний. Таким образом, вопрос о пригодности (годности) работников к определенной профессиональной деятельности, как элементе отношений по проведению медицинских освидетельствований, в базовом законодательном акте в сфере охраны здоровья граждан не поднимается.

Мероприятия, связанные с оценкой состояния работников, регулируются и подзаконными нормативными актами. Положениями Порядка  проведения предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на вредных работах и на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами, утвержденного приказом Минздравсоцразвития от 16 августа 2004 г. [3], цели таких действий закреплены более развернуто. В указном порядке разграничены цели первичных и периодических медицинских осмотров (обследований). Так, предварительные медицинские осмотры (обследования) проводятся с целью определения соответствия состояния здоровья работника (освидетельствуемого) поручаемой ему работе (ст. 213 Трудового кодекса РФ). При этом ссылка на ст. 213 Трудового кодекса РФ не совсем обоснована, так как в содержании данной нормы ничего не сказано о соответствии здоровья лица, ищущего работу, этой деятельности. Трудовой кодекс РФ говорит о пригодности работников для выполнения поручаемой работы. Такое терминологическое несоответствие не облегчает задачу понимания сути рассматриваемого явления.

Согласно п. 3 указанного выше порядка периодические медицинские осмотры (обследования) проводятся с целью: 1) динамического наблюдения за состоянием здоровья работников, своевременного выявления начальных форм профессиональных заболеваний, ранних признаков воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов на состояние здоровья работников, формирования групп риска; 2) выявления общих заболеваний, являющихся медицинскими противопоказаниями для продолжения работы, связанной с воздействием вредных и (или) опасных производственных факторов; 3) своевременного проведения профилактических и реабилитационных мероприятий, направленных на сохранение здоровья и восстановление трудоспособности работников.

К сожалению, в настоящее время правовая регламентация порядка медицинских освидетельствований иных категорий работников, не занятых на вредных работах и на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами, не осуществляется. Л.Ю. Бугров на основе анализа положений Трудового кодекса РФ выделяет шесть категорий работников, для которых предварительные и периодические осмотры (обследования) являются обязательными: лица в возрасте до 18 лет или привлекаемые для работы в районах Крайнего Севера, спортсмены и др. [2, с. 212–214]. Приведенные примеры свидетельствуют о том, что категории работников, подлежащих медицинским осмотрам, отличаются значительным образом. Это обусловливает и разный объем медицинских мероприятий по оценке состояния их здоровья, в частности необходимость участия в обследованиях врачей различных специальностей. Следует разделить и позицию Л.Ю. Бугрова, который предлагает «во избежание излишней субъективности и во имя обеспечения разумного равенства» нормативно зафиксировать установление критериев состояния здоровья претендентов на получение работы для каждого из случаев обязательного медицинского освидетельствования [2, с. 219].

Возвращаясь к вопросу о цели медицинских освидетельствований, следует рассмотреть проблему соотношения таких категорий, как проведение медицинских освидетельствований (осмотров) и установление противопоказаний по состоянию здоровья к выполнению определенной работы. Как видно из приведенных выше положений приказа Минздравсоцразвития от 16 августа 2004 г., одной из задач периодических медицинских осмотров является выявление общих заболеваний, являющихся медицинскими противопоказаниями для продолжения работы. Означает ли это, что в рамках первичных освидетельствований такие цели не ставятся? Для ответа на этот вопрос необходимо дать правовую оценку таких понятий, как «пригодность (годность) работника к выполняемой работе» (терминология Трудового кодекса РФ) и «соответствие состояния здоровья работника (освидетельствуемого) поручаемой ему работе» (терминология приказа Минздравсоцразвития от 16 августа 2004 г.). Видимо, их необходимо рассматривать в качестве синонимичных. Подчеркнем еще один важный момент. В рамках периодического медицинского осмотра (освидетельствования) выявляются только общие заболевания, являющиеся противопоказаниями к работе. Можно предположить, что это обусловлено наличием специального порядка установления профессиональных заболеваний.

Итак, включает ли понятие годности претендента на работу такую составляющую, как отсутствие противопоказаний к работе? С позиции здравого смысла на данный вопрос следует ответить положительно. Однако действующее законодательство не всегда связывает эти элементы. Л.Ю. Бугров указывает, что нельзя считать указанием на обязательное медицинское освидетельствование конструкции, подобные, например, фрагменту ст. 298 ТК РФ: при установлении ограничений на работы вахтовым методом предусмотрено, что к таким работам не допускаются лица, имеющие противопоказания к выполнению работ в соответствии с медицинским заключением [2, с. 212]. Можно привести и другой пример. Так, при наличии перечня заболеваний, препятствующих осуществлению полномочий судьи, нормы закона РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» говорят только о предварительном медицинском освидетельствовании (ст. 4.1) [11].  Однако, думается, при установлении действующим законодательством медицинских противопоказаний (перечня заболеваний, как общих, так и профессиональных, наличие которых препятствует выполнению профессиональных обязанностей) необходимо обязать лицо, занятое определенной профессиональной деятельностью, проходить предварительные и периодические медицинские освидетельствования. Не вызывает сомнений тот факт, что наличие заболевания, препятствующего работе, может быть зафиксировано и вне рамок медицинских осмотров, но в таком случае у работника не возникает обязанности предоставить эти сведения работодателю.

В статье 21 Основ сказано,  что перечень медицинских противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, устанавливается федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения и пересматривается не реже одного раза в пять лет. В настоящее время постановлением Правительства РФ от 28 апреля 1993 г. [12] утвержден перечень медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. Данный перечень носит общий характер. Но в специальных правовых актах можно встретить и иные перечни заболеваний, препятствующих определенной профессиональной деятельности. Например, постановлением Правительства РФ от 1 марта 1997 г. [6] утвержден Перечень медицинских противопоказаний для работников объектов использования атомной энергии. Существует  и Перечень медицинских противопоказаний для осуществления работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну (приказ Минздрава РФ от 16 марта 1999 г. [5]).

Основы также содержат положения, в соответствии с которыми гражданин может быть временно (на срок не более пяти лет и с правом последующего переосвидетельствования) или постоянно признан не пригодным по состоянию здоровья к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. Такое решение принимается на основании заключения медико-социальной экспертизы в соответствии с перечнем медицинских противопоказаний и может быть обжаловано в суд.

Указанные нормы еще больше затрудняют понимание значения выводов медицинского освидетельствования. Можно предположить, что в результате данного мероприятия у работника были выявлены  медицинские противопоказания к работе. Тогда в соответствии со ст. 76 Трудового кодекса РФ при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором, работодатель имеет право отстранить работника от работы на весь период времени до устранения обстоятельств, явившихся основанием для отстранения от работы или недопущения к работе. Но можно ли рассматривать, с учетом ст. 21 Основ, выводы медицинского освидетельствования в качестве достаточного основания для отстранения от работы? Действующее законодательство однозначного вывода сделать не позволяет.

Важность скорейшего устранения недостатков правовой регламентации в данной области трудно переоценить, ведь необходимость установления истинного состояния здоровья работника (служащего) отвечает не только интересам охраны его здоровья, но и в ряде случаев требуется для обеспечения безопасности общества и государства.

Как уже говорилось выше, осуществление определенной профессиональной деятельности может оказывать существенное влияние на порядок оказания медицинской помощи, что выражается либо в особой организации системы доступа к медицинским услугам и их финансирования, либо в оказании специальных, профессионально-обусловленных видов медицинской помощи.

Так, представители правоохранительной и военной службы, а также лица, занимающие государственные должности, не являются застрахованными в системе обязательного медицинского страхования. В связи с этим порядок оказания медицинской помощи данным профессиональным категориям существенно отличается от общеустановленного. Особенности предоставления медицинской помощи военнослужащим и сотрудникам правоохранительных органов заключаются в том, что данные лица получают медицинскую помощь в учреждениях ведомственных систем здравоохранения. В случае невозможности получить необходимую медицинскую помощь в ведомственных учреждениях здравоохранения военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов вправе обратиться в государственные и муниципальные медицинские организации с последующей компенсацией их расходов за счет средств федеральных органов власти, где предусмотрена соответствующая служба. Указанные нормы в отношении лиц, проходящих военную службу, установлены в Основах и Федеральном законе от 27 мая 1998 г. «О статусе военнослужащих» [10]. Как известно, нормативного акта, определяющего основы правоохранительной службы, в настоящее время нет и особенности правового статуса сотрудников правоохранительных органов закрепляются в актах о конкретных видах службы (службы в милиции, таможенных органах, наркоконтроля и т.д.).

Н.В. Антипьева, рассматривая вопросы медицинского обслуживания военнослужащих, отмечает, что в настоящее время лица, проходящие военную службу, нуждаются в расширении гарантий оказания им медицинской помощи, которую необходимо рассматривать как предоставление военнослужащим бесплатно за счет средств федерального бюджета услуг военно-медицинских учреждений (в случаях, установленных законом, – за счет средств иных учреждений государственной и муниципальной системы здравоохранения), а также лекарственного обеспечения при амбулаторном, стационарном и (или) санаторно-курортном лечении, реализации профилактических мероприятий, направленных на предупреждение нарушений здоровья. Автор констатирует необходимость более четкой правовой регламентации  оказания медицинской помощи военнослужащим с учетом специфики военно-служебных отношений [1, с. 75]. В целом эти выводы справедливы и для представителей правоохранительных служб. Однако надо учесть особые правила медицинского обслуживания установлены для судей и  работников прокуратуры. Они имеют право на весь спектр медицинских услуг за счет средств федерального бюджета. При этом данные виды правоохранительных органов не обеспечены ведомственными учреждениями здравоохранения. Оказание помощи судьям и работникам прокуратуры в государственных и муниципальных учреждениях требует правовой регламентации, поскольку оплата медицинской помощи данным профессиональным категориям должна осуществляться на основании специальных норм.

Представители отдельных видов профессиональной деятельности могут рассчитывать на виды медицинской помощи, которые обусловлены специфическими особенностями выполняемой работы и необходимостью сохранения профессионального здоровья.

Например, в ст. 19 Федерального закона от 20 июня 1996 г. «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» [4] сказано, что работники, занятые на тяжелых работах и работах с опасными и (или) вредными условиями труда по добыче (переработке) угля (горючих сланцев), проходят послесменную реабилитацию, а также периодическую, не реже одного раза в два года, медицинскую диспансеризацию; обеспечиваются лечением при заболеваниях, вызванных указанными работами. Послесменная реабилитация – это комплекс мер медико-биологического воздействия на организм работников после рабочей смены в целях восстановления физических или психофизиологических нарушений, вызванных вредными условиями труда. Однако до настоящего времени порядок проведения указанных мероприятий, несмотря на предписание закона, не утвержден. Действующее законодательство специальным образом регулирует и вопросы медицинской реабилитации спасателей [7], под которой понимается комплекс мероприятий, направленных на проведение экспертизы и восстановление здоровья, психофизиологического состояния и профессиональной работоспособности. Медицинская реабилитация спасателей предполагает использование специальных форм и методов профилактики, диагностики и лечения, а также организованного отдыха. Для медицинской реабилитации спасателей могут применяться нетрадиционные методы профилактики, диагностики и лечения, разрешенные Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития.

Интересно, что аналогичные нормы содержатся и в локальных нормативных актах некоторых работодателей. Так, распоряжением от 14 мая 2004 г. «О порядке санаторно-курортного обеспечения и медицинской реабилитации в ОАО «Российские железные дороги», в котором устанавливается порядок организации медицинской реабилитации. Последняя определена как раздел восстановительной медицины, направленный на увеличение функциональных резервов, компенсацию нарушенных функций, вторичную профилактику заболеваний и их осложнений, восстановление сниженных трудовых функций, возвращение дееспособности. С юридической точки зрения такое определение не безупречно хотя бы потому, что в соответствии с российским законодательством установление и лишение дееспособности лица происходит в судебном порядке.

Еще одним довольно распространенным видом медицинской помощи, обеспечиваемым работодателем, является санаторно-курортное лечение. При этом работник может его получить в натуральной форме или рассчитывать на денежную компенсацию расходов, связанных в данным видом лечения. Например, гражданам, занятым на работах с химическим оружием, согласно Федеральному закону от 7 ноября 2000 г. «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием» [9] компенсируются стоимость путевки в санаторно-курортные организации и стоимость проезда до места лечения (туда и обратно) по территории РФ в размере и порядке, устанавливаемых Правительством РФ.

Подводя итог проведенному исследованию, следует сделать вывод о том, что мероприятия по охране здоровья граждан, занятых отдельными видами профессиональной деятельности, являются сложным межотраслевым комплексом. Законодательство в данной сфере представляет собой значительный массив нормативных правовых актов, которые вряд ли можно рассматривать как согласованную систему. Особенно удручает состояние здравоохранительного законодательства, прежде всего Основ, которые крайне фрагментарно регулируют данную сферу. Представляется, что эффективная правовая регламентация таких специфических вопросов как проведение медицинских мероприятий в целях охраны здоровья лиц, осуществляющих отдельные виды профессиональной деятельности, отвечает интересам и работников и работодателей. Еще раз выразим поддержку позиции Л.Ю. Бугрова [2, с. 220], который, также предлагая концептуальные изменения в области медицинских освидетельствований работников, считает необходимым «в эпицентр желаемых решений поставить права каждого человека на труд, на защиту частной жизни, на охрану здоровья и медицинскую помощь».

 

Библиографический список

1. Антипьева Н.В. Медицинская помощь в системе социальной защиты военнослужащих // Вестн. Омск. ун-та. Сер.: Право. 2007. №2 (11).

2. Бугров Л.Ю. Медицинское освидетельствование при заключении трудового договора // Рос. ежегодник трудового права / под ред. Е.Б. Хохлова. СПб., 2008. №4

3. Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и порядка проведения этих осмотров (обследований): приказ Минздравсоцразвития РФ от 16 авг. 2004 г. // Рос. газ. 2004. 16 сентября.

4. О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности: Федер. закон Рос. Федерации от 20 июня 1996 г. //  Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. №26, ст. 3033.

5. О перечне медицинских противопоказаний для осуществления работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну: указание М-ва здравоохранения РФ от 16 марта 1999 г. // Рос. газ. 1999. 17 июня.

6. О перечне медицинских противопоказаний и перечне должностей, на которые распространяются данные противопоказания, а также о требованиях к проведению медицинских осмотров и психофизиологических обследований работников объектов использования атомной энергии: постановление Правительства Рос. Федерации от 1 марта 1997 г.  // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. №10, ст. 1176.

7. О порядке бесплатной медицинской реабилитации спасателей в Российской Федерации: постановление Правительства Рос. Федерации от 31 окт. 1996 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. №46, ст. 5253.

8. Основы законодательства об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. // Ведо­мости Съезда народных депутатов и Верхов. Совета Рос. Федерации. 1993. №33, ст. 1318.

9. О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием: Федер. закон Рос. Федерации от 07 нояб. 2000 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2000. №46, ст. 4538.

10.  О статусе военнослужащих: Федер. закон Рос. Федерации от 27 мая 1998 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. №22, ст. 2331.

11.  О статусе судей в Российской Федерации: закон Рос. Федерации от 26 июня 1992 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1992. №30, ст. 1792.

12.  Перечень медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности: утв. постановлением Правительства Рос. Федерации от 28 апр. 1993 г. // Собр. актов Президента и Правительства Рос. Федерации. 1993. №18, ст. 1602.

13.  Трудовой кодекс Российской Федерации. М., 2009.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.