УДК 349.3:355

 

 

ОСНОВАНИЯ ПОСТУПЛЕНИЯ НА ВОЕННУЮ СЛУЖБУ КАК КРИТЕРИЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ ПО СОЦИАЛЬНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

Н.В. Антипьева
Кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры социального права
Омский государственный университет. 644065, г. Омск, ул. 50 лет Профсоюзов, д. 100

В статье проводится анализ оснований для поступления на военную службу с точки зрения дифференциации правового регулирования отношений по социальному обеспечению военнослужащих.

Ключевые слова: военная служба; социальное обеспечение; дифференциация правового регулирования

 

Согласно п. 2 ст. 2 Федерального закона от 6 марта 1998 г. «О воинской обязанности и военной службе» [8] (далее – Закон о воинской обязанности) прохождение военной службы осуществляется по призыву и по контракту. Конституционные основы военно-служебной деятельности нашли отражение в ст. 59 Конституции РФ, закрепляющей, что защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина РФ.

Призыв на военную службу и прохождение военной службы по призыву являются формами реализации воинской обязанности граждан РФ. Прохождение военной службы по контракту традиционно признается формой реализации конституционного права на труд. Основание для поступления на военную службу часто используется в качестве критерия дифференциации правового регулирования отношений по социальному обеспечению военнослужащих. Такой подход законодателя объясняется различиями между военной службой по призыву и по контракту, которые представляют значительный интерес с точки зрения научного анализа.

Согласно Федеральному закону от 27 мая 2003 г. «О системе государственной службы в Российской Федерации» [10] (далее – Закон о системе государственной службы) федеральная государственная служба представляет собой профессиональную служебную деятельность граждан по обеспечению исполнения полномочий РФ, а также полномочий федеральных государственных органов и лиц, замещающих государственные должности РФ (ст. 4). Что касается военной службы, то она есть вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на воинских должностях или не на воинских должностях в случаях и на условиях, предусмотренных федеральными законами и (или) нормативными правовыми актами Президента РФ, в Вооруженных силах РФ, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства. Таким гражданам присваиваются воинские звания (ст. 6). Кроме того, определение понятия «военная служба» содержится также в п. 1 ст. 2 Закона о воинской обязанности, предусматривающем, что военная служба – это особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами, не имеющими гражданства (подданства) иностранного государства, в Вооруженных силах РФ, а также во внутренних войсках МВД РФ, в войсках гражданской обороны (другие войска), инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти (воинские формирования), службе внешней разведки РФ, органах федеральной службы безопасности, федеральном органе специальной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ (органы), воинских подразделениях федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях, а гражданами, имеющими гражданство (подданство) иностранного государства, и иностранными гражданами – в Вооруженных силах РФ, других войсках и воинских формированиях.

Федеральным государственным служащим признается гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета (п. 1 ст. 10 Закона о системе государственной службы). Анализируя понятийный аппарат Закона о системе государственной службы, А.В. Кудашкин подчеркивает, что среди военнослужащих к «федеральным государственным служащим предлагается относить только военнослужащих, поступающих на военную службу в добровольном порядке (по контракту), поскольку критерием отнесения является получение денежного содержания, что не является характерным признаком для военнослужащих, проходящих службу по призыву». «Следуя предлагаемой логике, можно находиться на государственной службе и не являться государственным служащим» [7, с. 5].

Изучение законодательства свидетельствует, что обязанности лиц, проходящих военную службу по призыву и по контракту, во многом унифицированы. Это указывает на значительную общность в правовом положении военнослужащих независимо от основания возникновения военно-служебных отношений. В целом сделанный вывод подтверждает и п. 1 ст. 10 Федерального закона от 27 мая 1998 г. «О статусе военнослужащих» [11] (далее – Закон о статусе военнослужащих), где установлено, что право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы. В тексте ст. 10 Закона о статусе военнослужащих в частности закреплено, что характер служебной деятельности и перемещение по службе военнослужащих из числа призывников определяются их квалификацией и служебной необходимостью (п. 2 ст. 10).

В анализируемой плоскости сравнение военной службы по призыву и по контракту целесообразно проводить в двух направлениях. Во-первых, в рамках институтов, сформировавшихся в процессе регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений: трудовой договор; рабочее время и время отдыха; оплата труда; нормирование труда; гарантии и компенсации; дисциплина труда; профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации работников; охрана труда; материальная ответственность сторон трудового договора. Во-вторых, посредством изучения особенностей социальных рисков, распространяющихся на военнослужащих из числа призывников и контрактников.

Анализ прохождения военной службы по призыву и по контракту в рамках всех перечисленных институтов трудового права, которые в данном случае можно использовать в качестве определенной модели правового регулирования отношений в связи с несамостоятельным трудом, может быть предметом специального развернутого научного исследования. Ведь объем подлежащего рассмотрению нормативного материала весьма значителен.

В частности, характеризуя институт трудового договора,  Л.Ю. Бугров выявил в нем следующие подынституты: «Общие положения о трудовых договорах», «Заключение трудового договора», «Изменение трудового договора», «Прекращение трудового договора», «Особенности специальных договоров» [3, с. 426–427].

В правовых актах, регламентирующих военно-служебные отношения, также можно выделить нормы, характеризующие содержание военно-служебных контрактов (фактически, это общие положения о таких контрактах), порядок их заключения; порядок изменения военно-служебных отношений (перевод военнослужащих, зачисление военнослужащих в распоряжение командира). Важно подчеркнуть, что в Законе о воинской обязанности (ст. 45) и Положении о порядке прохождения военной службы (ст. 18) вполне сформировались нормы о приостановлении военной службы. В трудовом праве институт приостановления трудового договора находится в стадии формирования, так как «отчетливое формальное признание нового подинститута в Трудовом кодексе РФ пока не свершилось. Он в России пока констатируется лишь на доктринальном уровне» [17, с. 427]. Относительно рассматрниваемых социальных связей существуют и правила увольнения с военной службы. Классификация оснований  увольнения с военной службы сопоставима с основаниями прекращения трудового договора, предусмотренными Трудовым кодексом РФ. Как подчеркивает Л.Ю. Бугров, «в зависимости от волевого критерия первоначально все основания для прекращения трудового договора (родовое понятие) делятся на два вида: во-первых, зависящие от воли субъектов права и, во-вторых, на такие, которые от воли субъектов права не зависят» [2, с. 227]. Содержание ст. 51 Закона о воинской обязанности свидетельствует: в наиболее общем виде основания увольнения с военной службы также могут быть разграничены с учетом названного критерия.

Правда военно-служебное законодательство не содержит аналогов институту специальных трудовых договоров, поскольку условия контракта о прохождении военной службы для всех военнослужащих являются одинаковыми. Исключение составляет предусмотренное Положением о порядке прохождения военной службы [13] правило о том, что руководитель федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, вправе указать в типовой форме контракта конкретные права и обязанности военнослужащих, предусмотренные законодательством РФ и обусловленные особенностями их военной службы.

И тем не менее институт трудового договора, являющийся центральным в трудовом праве, существенно отличается от института контракта о прохождении военной службы. В отличие от трудового договора такой контракт не предполагает для сторон возможности включить в его текст условия, отличающиеся от тех, что установлены законом. А прохождение военной службы по призыву в принципе не связано с заключением договоров. Надо учитывать и то обстоятельство, что законодательство о военной службе содержит правила назначения на ту или иную воинскую должность, осуществления переводов, прекращения военно-служебных отношений для лиц, проходящих военную службу, независимо от оснований поступления на нее. Так, в развитие п. 2 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих в Положении о порядке прохождения военной службы сказано, что назначение военнослужащего на воинскую должность производится в случае, если он отвечает требованиям, предъявляемым к данной воинской должности. При этом учитываются уровень профессиональной подготовки военнослужащего, его психологические качества, состояние здоровья и иные обстоятельства, предусмотренные Положением о порядке прохождения военной службы. Назначение военнослужащих на воинские должности должно обеспечивать использование их труда по основной или однопрофильной военно-учетной специальности и с учетом имеющегося опыта служебной деятельности (п. 5, 6 ст. 11). Эти требования распространяются на лиц, проходящих военную службу как по контракту, так и по призыву. При необходимости использования труда военнослужащих на должностях по новой для них военно-учетной специальности назначению на эти должности, как правило, должна предшествовать соответствующая переподготовка.

Законодательство о статусе военнослужащих предусматривает и ряд различий в регулировании военно-служебной деятельности военнослужащих, проходящих службу по призыву и по контракту. К примеру, на основании подпункта «е» п. 10 ст. 11 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, признанный военно-врачебной комиссией по состоянию здоровья годным к военной службе или годным к военной службе с незначительными ограничениями, но не годным к военной службе по избранной военно-учетной специальности, назначается с его согласия на другую воинскую должность, обязанности по которой он может исполнять с учетом состояния здоровья, или увольняется с военной службы. Исключение предусмотрено для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву: их согласия для назначения на другую воинскую должность в данном случае не требуется.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по призыву, переводится к новому месту военной службы без его согласия. Иначе регулируется перевод военнослужащих из числа контрактников. В п. 2 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы закреплено, что военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность. Такой перевод по общему правилу производится без его согласия. Исключение составляют следующие случаи: 1) невозможность прохождения военной службы в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии; 2) невозможность проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии; 3) необходимость постоянного ухода за проживающими отдельно отцом, матерью, родным братом, родной сестрой, дедушкой, бабушкой или усыновителем, не находящимися на полном государственном обеспечении и нуждающимися в соответствии с заключением органа государственной службы медико-социальной экспертизы по их месту жительства в постоянном постороннем уходе (помощи, надзоре).

Перевод военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к новому месту военной службы в порядке продвижения по службе с назначением на высшую воинскую должность всегда производится с его согласия (п. 3 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы). Назначение военнослужащего-контрактника на низшую воинскую должность возможно как с его согласия (в связи с организационно-штатными мероприятиями – при невозможности назначения военнослужащего на высшую или равную воинскую должность, по состоянию здоровья в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии), так и без такового (в порядке дисциплинарного взыскания).

Много отличий между правовым регулированием отношений по поводу труда работников и отношений по поводу военной службы имеется и в других институтах. Служебное время для военнослужащих из числа призывников и контрактников устанавливается неодинаково. Продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, по общему правилу, не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени. Продолжительность служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, определяется распорядком дня воинской части в соответствии с требованиями общевоинских уставов. При этом указанным военнослужащим ежедневно, за исключением случаев, определяемых общевоинскими уставами, предоставляется не менее 8 часов для сна и 2 часов для личных потребностей (п. 1, 2 ст. 11 Закона о статусе военнослужащих).

По-разному регламентированы отношения по реализации военнослужащими права на отдых. Согласно п. 5 ст. 11 Закона о статусе военнослужащих лицам, проходящим военную службу по контракту, ежегодно предоставляется основной отпуск, длительность которого зависит от общей продолжительности военной службы в льготном исчислении и составляет от 30 до 45 суток. Гражданам, проходящим военную службу по призыву, основной отпуск не предоставляется, что обусловлено сокращением срока службы до 1 года. Ранее военная служба по призыву длилась 2 года, поэтому в ст. 11 Закона о статусе военнослужащих предусматривалось, что военнослужащим из числа призывников предоставляется один основной отпуск следующей продолжительности: 1) на воинских должностях, для которых штатом предусмотрены воинские звания солдат и матросов, – 20 суток; 2) на воинских должностях, для которых штатом предусмотрены воинские звания сержантов и старшин, – 30 суток.

Оплата воинского труда лиц, проходящих военную службу по контракту, производится на основании ст. 12 Закона о статусе военнослужащих посредством выплаты им денежного довольствия, состоящего из месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием, которые составляют оклад месячного денежного содержания военнослужащих, месячных и иных дополнительных выплат. Выплата денежного довольствия военнослужащим из числа призывников, также осуществляющаяся на основании ст. 12 Закона о статусе военнослужащих, не является формой оплаты по труду. Это форма реализации принципа полного материального обеспечения лиц, состоящих на военной службе. Можно сказать, что указанный принцип лежит в основе надлежащего функционирования Вооруженных сил РФ и выражается в предоставлении военнослужащим различных видов обеспечения. Согласно устоявшейся в науке точке зрения,это позволяет обеспечить гражданам надлежащие условия службы. По общему правилу, к числу форм реализации принципа полного материального обеспечения военнослужащих относят продовольственное, медицинское, вещевое, жилищное обеспечение и т.д. [6, с. 263–298]. Для граждан, проходящих военную службу по призыву, этот принцип понимается более широко и включает в себя обеспечение почтовыми услугами, квалифицированной юридической помощью, а также предоставление денежных средств на проезд в общественном транспорте и, как было отмечено, выплату денежного довольствия.

Институты материальной и дисциплинарной ответственности в трудовом и военном законодательстве имеют как значительное сходство, так и существенные отличия. Как дисциплинарную, так и материальную ответственность военнослужащие несут независимо от основания возникновения военно-служебных отношений. В то же время существуют некоторые различия, касающиеся видов дисциплинарных взысканий, применяемых к различным категориям военнослужащих, правил определения уровня материальной ответственности и порядка взыскания соответствующих сумм. Однако эти различия не являются определяющими.

Закон о статусе военнослужащих выделяет три группы служебных обязанностей: общие, должностные и специальные. Значительных различий между служебными обязанностями  у военнослужащих из числа призывников и контрактников нет. Существующая дифференциация непосредственно несением службы не обусловлена, так как проявляется лишь в регулировании отношений, связанных со службой и сопутствующих ей. Обратившись к Уставу внутренней службы Вооруженных сил РФ [19], можно выявить различия, касающиеся размещения военнослужащих (ст. 165–168); определения продолжительности служебного времени (ст. 219); выезда за пределы гарнизона, увольнения из расположения полка (ст. 239, 240) и т.д. Аналогичные примеры можно найти и в иных правовых актах.

Завершая анализ в части военной службы как специфического труда, надо заметить следующее. В содержании п. 1 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих не указано, что конституционное право на труд реализуется посредством прохождения военной службы лишь лицами, поступившими на нее по контракту. Как обоснованно подчеркивает Л.Ю. Бугров, «нельзя игнорировать того факта, что любая военная служба не может еще и не рассматриваться с позиций права на труд» [1, с. 77]. Это свидетельствует о том, что сущность военной службы по призыву нуждается в более глубоком теоретическом осмыслении.

Теперь целесообразно обратиться к социально обеспечительной части данного исследования. Как уже было отмечено, сравнение военной службы по призыву и по контракту требует исследования природы социального риска, который распространяется на соответствующие категории военнослужащих. Общим для всех категорий граждан, реализовавших свое право на труд в той или иной форме, является социально-экономический риск возможной утраты трудового дохода вследствие различных причин: наступления временной нетрудоспособности, установления инвалидности, прекращения трудовых или военно-служебных отношений (иной деятельности, рассматриваемой в качестве формы реализации права на труд), рождения и воспитания детей [20, с. 19–21]. М.Ю. Федорова подчеркивает, что социальные риски выступают в качестве оснований для социальной защиты и социального обеспечения. Из ее суждений в частности, вытекает, что термин «социальный риск» в широком смысле слова представляют собой возможность возникновения социально неблагоприятных ситуаций, связанных с необходимостью поддержки гражданина со стороны государства и общества [20, с. 15].

Вместе с тем, анализируя социально-экономический риск, которому подвержены военнослужащие, следует обратить внимание на ряд присущих ему особенностей.

Во-первых, военная служба по призыву и по контракту – вид трудовой деятельности, характеризующийся опасностью для жизни и здоровья осуществляющих его граждан. В п. 2 ст. 1 Закона о статусе военнослужащих закреплено, что на военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита РФ, которые связаны с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни. В силу этого социальный риск повышается и его реализация более вероятна, поэтому гражданам, проходящим военную службу, предоставляются особые социальные гарантии и компенсации.

Характеризуя сущность военно-служебной деятельности, Конституционный Суд РФ подчеркнул, что военная служба, служба в органах внутренних дел РФ, Государственной противопожарной службе, в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, в федеральных органах налоговой полиции (федеральные органы налоговой полиции в настоящее время упразднены), посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним [16]. Применительно к военной службе указанная позиция Конституционного Суда РФ конкретизировалась в соответствующих решениях [14, 15].

Во-вторых, социальный риск у военнослужащих сопряжен с невозможностью полной реализации многих прав в силу наличия прямых ограничений в законодательстве или в результате особенностей развития военно-служебных отношений. Эта черта правового положения военнослужащих также предопределена положениями Закона о статусе военнослужащих, где сказано, что военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными законодательными актами. Такой подход, в целом, является традиционным для отношений в сфере государственной службы. Так, в ст. 17 ФЗ от 27 июля 2004 г. «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» [9] перечислены запреты, связанные с ее прохождением.

Данная особенность военно-служебной деятельности распространяется на всех военнослужащих, независимо от основания поступления на службу. Однако в отношении лиц, проходящих военную службу по призыву и по контракту, она может проявляться по-разному. В отношении военнослужащих из числа призывников количество установленных законом ограничений больше. Это справедливо в отношении реализации права на отдых и свободу передвижения, а также права на образование. Особенностью профессиональной подготовки лиц, проходящих военную службу по контракту, является ограниченность их трудовой мобильности, имеющихся у них возможностей реализации права на труд. Это объясняется тем, что «основным и единственным работодателем на рынке воинского труда выступает государство» [17, с. 104]. В случае увольнения со службы бывшие военнослужащие более уязвимы на рынке труда, чем представители иных профессиональных групп, так как при отсутствии гражданской специальности им сложнее найти работу.

В-третьих, социальный риск, которому подвержены лица, проходящие военную службу по контракту, отражается и на членах их семей. В связи с переводом военнослужащего в другую местность его супруга может лишиться работы без перспектив дальнейшего трудоустройства по имеющейся профессии, а дети будут вынуждены сменить образовательное учреждение. Приобретение жилых помещений в какой-либо местности нередко не только невозможно из-за недостаточного уровня доходов семей военнослужащих, но и нецелесообразно из-за частых переездов. Действующая система социальной защиты населения предусматривает специальные способы компенсации таких рисков. Например, ФЗ от 17 декабря 2001 г. «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» [12] (подпункт 7 п. 1 ст. 11) к числу нестраховых периодов, включаемых в страховой стаж, относится период проживания супругов военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вместе с супругами в местностях, где они не могли трудиться в связи с отсутствием возможности трудоустройства (не более 5 лет в общей сложности).

В-четвертых, заслуживают внимания особенности социального риска, которому подвержены лица, проходящие военную службу по призыву. С одной стороны, нельзя сказать, что на них распространяется риск утраты трудового дохода, поскольку в период исполнения воинской обязанности в форме прохождения военной службы по призыву граждане такого дохода не имеют. С другой стороны, в период прохождения военной службы по призыву существует вероятность повреждения здоровья гражданина, что в дальнейшем может препятствовать его трудоустройству и получению трудового дохода в будущем. Похожий вывод сделан Д.А. Сторожуком при исследовании рисков, связанных с функционированием рынка труда, в отношении лиц, которые до признания их безработными не получали трудового дохода. Такие граждане, не имея заработка, не подвергаются риску его утраты; тем не менее невозможность получения трудового дохода для них признается основанием для социальной защиты в связи с безработицей [18, с. 14, 17]. К тому же, как полагает М.Ю. Федорова, в качестве социального риска не всегда выступают случаи материальной необеспеченности [20, с. 15 и далее]. Данный факт подчеркивает в своих работах М.О. Буянова [4, с. 23; 5, с. 13]. Д.А. Сторожук констатировал, что при рассмотрении социального риска как риска материальной необеспеченности в результате утраты трудового дохода «не учитываются, во-первых, случаи материальной необеспеченности, не характеризующиеся утратой заработка или несением дополнительных расходов, например, при признании впервые ищущего работу гражданина безработным, а во-вторых, возможность наступления иных по своему характеру последствий» [18, с. 11].

Таким образом, целью государственного социального обеспечения военнослужащих является предоставление наиболее полной компенсации и предупреждение социального риска для данной категории граждан и их семей. В этом направлении для военнослужащих (как призывников, так и контрактников) предусмотрены различные виды социального обеспечения, а именно: 1) медицинская помощь и санаторно-курортное лечение; 2) материальное обеспечение в связи с временной или постоянной утратой трудоспособности (потерей кормильца членами семей военнослужащих); 3) дополнительное материальное обеспечение в связи с необходимостью компенсации отдельных расходов: государственная помощь в связи с рождением и воспитанием детей; включаемые в состав денежного довольствия или устанавливаемые обособленно выплаты, связанные с реформированием законодательства о льготах (ежемесячная надбавка за сложность, напряженность и специальный режим военной службы), либо необходимостью гарантировать реализацию некоторых прав лиц, проходящих военную службу (компенсация на проезд к месту отпуска); 4) осуществление жилищного обеспечения (в том числе членов семей погибших военнослужащих); 5) социальные предоставления для лиц, проходивших службу по контракту и уволенных с военной службы: пособия, предусмотренные для материального обеспечения граждан, увольняемых со службы по льготным основаниям (к их числу традиционно относят увольнение по состоянию здоровья, в связи с организационно-штатными мероприятиями или вследствие достижения предельного возраста пребывания на службе), меры социальной адаптации военнослужащих-контрактников, в том числе, гарантии реализации права на труд в новых условиях. В данную группу также можно включить мероприятия, направленные на обеспечение получения профессионального образования гражданами, проходившими военную службу по призыву.

Однако объем социальных предоставлений, предусмотренных для лиц, проходящих военную службу по призыву, определяется несколько иначе, чем для лиц, проходящих службу по контракту. Военнослужащие из числа призывников не приобретают правомочий, аналогичных предоставляющимся контрактникам прав на санаторно-курортное лечение и жилищное обеспечение. Иначе формируются права призывников в сфере образования, а также в связи с увольнением со службы. При этом более развернутым является материальное обеспечение этих лиц в период службы, так как им обеспечивается возможность осуществления бесплатных почтовых отправлений, гарантируется предоставление средств для оплаты проезда в общественном транспорте и др. Это объясняется различиями в правовой природе службы по призыву и по контракту, а также краткосрочностью призывной службы, продолжительность которой, как уже говорилось, с 1 января 2008 г. составляет один год. Поскольку право на получение значительной части предоставлений в системе государственного социального обеспечения связано с определенной законом продолжительностью военной службы, у лиц, проходящих службу по призыву, такие права не успевают сформироваться.

С точки зрения истории развития законодательства о статусе военнослужащих и теоретических традиций отрасли права социального обеспечения к числу основных элементов данной системы следует отнести виды социального обеспечения, предусмотренные на случай утраты трудоспособности и потери кормильца. В первую очередь, это медицинская помощь (включая санаторное лечение), сохранение денежного довольствия на период болезни, пенсии по инвалидности и по случаю потери кормильца. Дополнительное социальное обеспечение военнослужащих включает в себя материальное обеспечение в связи с необходимостью компенсации военнослужащим отдельных расходов, социальное обеспечение лиц, увольняемых с военной службы, в том числе жилищное обеспечение указанных лиц.

Основные виды социального обеспечения, как правило, предоставляются гражданам, проходящим (проходившим) военную службу как по призыву, так и по контракту. Дополнительное социальное обеспечение военнослужащих из числа призывников часто имеет значительные особенности или сокращено по объему. В частности, жилищные гарантии при увольнении с военной службы им не предоставляются. При этом регулирование отношений  по установлению основных видов социального обеспечения, предназначенных военнослужащим, проходящим военную службу по призыву и по контракту, нередко различается в силу уже отмеченных особенностей призывной службы.

Предпринятый анализ свидетельствует о том, что в правовом регулировании отношений по прохождению военной службы и социальному обеспечению военнослужащих есть дифференциация, связанная с основанием возникновения военно-служебных отношений. Военная служба по контракту представляет собой форму реализации права на труд, в рамках которой соблюдение военнослужащим взятых на себя обязательств приобретает исключительную важность. Военная служба по призыву – это форма реализации воинской обязанности, являющаяся одновременно и видом трудовой деятельности. Этим объясняются и сходства, и различия в правовом регулировании отношений по прохождению военной службы по призыву и по контракту. В законодательстве о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих необходимо более четко определить особенности правовой природы военной службы по призыву и по контракту, сформулировав необходимые нормы, содержащие в себе определения данных понятий и принципы правового регулирования соответствующих положений. Также необходимо определить, можно ли считать лиц, призванных на военную службу, государственными служащими. Представляется, что положительное решение соответствует тому уровню унификации правового статуса военнослужащих, который на сегодняшний день предопределен действующим законодательством.

 

Библиографический список

1. Бугров Л.Ю. Классификация и другие варианты деления оснований для прекращения трудового договора в России и  за ее рубежом // Соврем. законотворчество и правоприменение: тез. докл. междунар. науч.-практ. конф., посвященной 60-летию юрид. фак. Перм. гос. ун-та. Пермь, 2008.

2. Бугров Л.Ю. К проблеме соотношения трудовых договоров и иных договоров о труде (службе) // Теоретические проблемы соврем. труд. права и прав социального обеспечения: международные и национальные аспекты. Вильнюс, 2009.

3. Бугров Л.Ю. Понимание трудового договора в институциональном аспекте // Соврем. состояние рос. законодательства: проблемы и пути совершенствования: тез. докл. междунар. науч.-практ. конф. Пермь, 2009.

4. Буянова М.О. Социальное обслуживание граждан России в условиях рыночной экономики. Теоретико-правовой аспект. М., 2002.

5. Буянова М.О. Социальное обслуживание граждан России в условиях рыночной экономики (теоретико-правовой аспект): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003.

6. Военное право: учебник / под ред. В.Г. Стрекозова, А.В. Кудашкина. М., 2004.

7. Кудашкин А.В. К вопросу о сущности военной службы и ее месте в системе государственной службы // Право в Вооруженных силах. 2003. №8.

8. О воинской обязанности и военной службе: Федер. закон Рос. Федерации от 6 марта 1998 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. №13, ст. 1475.

9. О государственной гражданской службе в Российской Федерации: Федер. закон Рос. Федерации от 27 июля 2004 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. №31, ст. 3215.

10.  О системе государственной службы в Российской Федерации: Федер. закон Рос. Федерации от 27 мая 2003 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. №22, ст. 2063.

11.  О статусе военнослужащих: Федер. закон Рос. Федерации от 27 мая 1998 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. №22, ст. 2331.

12.  О трудовых пенсиях в Российской Федерации: Федер. закон Рос. Федерации от 17 декабря 2001 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. №52 (ч. I), ст. 4920.

13.  Положение о порядке прохождения военной службы: утв. указом Президента Рос. Федерации от 16 сент. 1999 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. №38, ст. 4534.

14.  Постановление Конституционного Суда РФ от 5 апреля 2007 года № 5-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и п. 8 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Государственные жилищные сертификаты» на 2004–2010 годы, входящей в состав федеральной целевой программы «Жилище» на 2002–2010 годы, в связи с жалобами ряда граждан // Вестн. Конституц. Суда Рос. Федерации. 2007. №3.

15.  Постановление Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 года № 9-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Федеральных законов «О федеральном бюджете на 2002 год», «О федеральном бюджете на 2003 год», «О федеральном бюджете на 2004 год» и приложений к ним в связи с запросом группы членов Совета Федерации и жалобой гражданина А.В. Жмаковского // Вестн. Конституц. Суда Рос. Федерации. 2004. №4.

16.  Постановление Конституционного Суда РФ от 26 декабря 2002 г. №17-П по делу о проверке конституционности положения абзаца 2 п. 4 ст. 11 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции» в связи с жалобой гражданина М.А. Будынина // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. №1, ст. 152.

17.  Смелик Р.Г. Воинский труд в системе рыночных отношений: дис. … д-ра экон. наук. Омск, 2005.

18.  Сторожук Д.А. Правовое регулирование социальной защиты безработных в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2005.

19.  Устав внутренней службы Вооруженных сил Российской Федерации: утв. указом Президента Рос. Федерации от 10 нояб. 2007 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2007. №47 (ч. I), ст. 5749.

20.  Федорова М.Ю. Теоретические проблемы правового регулирования социального страхования. Омск, 2003.

 


      

      

 
Пермский Государственный Университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
+7 (342) 2 396 275, +7 963 012 6422
vesturn@yandex.ru
ISSN 1995-4190
(с) Редакционная коллегия, 2011
Выходит 4 раза в год.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33087 от 5 сентября 2008 г.
Перерегистрирован в связи со сменой наименования учредителя.
Свид. о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-53189 от 14 марта 2013 г.

С 19.02.2010 года Журнал включен в Перечень ВАК и в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования)

Учредитель: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пермский государственный национальный исследовательский университет”.